Чилийский заказ

Арсений Малов


История наиболее «экзотических» броненосцев британского флота «Свифтшур» («Swiftsure») и «Трайемф» («Triumph») восходит к 1901 году, когда отношения между Чили и Аргентиной из-за пограничного спора стали особенно напряженными. В то время чилийский флот располагал устаревшим броненосцем «Капитан Прат» и двумя достаточно современными броненосными крейсерами «Эсмеральда» и «О'Хиггинс». Аргентина же имела четыре мощных броненосных крейсера итальянской постройки серии «Гарибальди» и, кроме того, заказала еще два таких корабля - «Морено» и «Ривадавия». Тогда для достижения паритета чилийцы решили построить два броненосца. Последние специально предназначались для борьбы с аргентинскими броненосными крейсерами и должны были превосходить их по всем характеристикам, в том числе и по скорости. Купить готовые корабли, удовлетворявшие таким требованиям, представлялось нереальным, и потому их надо было строить по специальному проекту.

В то время в Чили находился на отдыхе известный английский кораблестроитель сэр Эдвард Рид, имевший дружеские отношения с рядом офицеров флота этой страны и ранее содействовавший в постройке чилийских кораблей на английских верфях. С ним вошел в контакт вице-адмирал Моунт, бывший президент Чили, возглавлявший тогда чилийский флот. Моунт при переговорах с Ридом не упоминал какие-либо из существовавших проектов в качестве прототипа. Он выдвинул лишь следующие общие пожелания: 1. Водоизмещение, по возможности, в пределах 11 000 т(Все веса в статье в «длинных» английских тоннах). 2. Размерения корпуса должны позволять докование в большом двойном ремонтном плавучем доке в Талькауано. 3. Скорость хода не менее 19 узлов. 4. Вооружение - четыре 254-мм (10") орудия в носовой и кормовой двухорудийных башнях, а также минимум десять, предпочтительнее двенадцать 190-мм (7,5") орудий, в том числе четыре над верхней палубой. Это необычное для броненосца, по своему составу, вооружение было выбрано из соображений противодействия аргентинским крейсерам, имевшим большую площадь бортового бронирования. Считалось, что на боевых дистанциях 254-мм орудие пробьет любую броню (пояс + скос палубы, башни и т.д.) этих крейсеров, а 190-мм орудие будет, по крайней мере, пробивать поясную броню, имевшую в пределах цитадели 152-мм толщину. Позже Рид писал о своем желании разместить всю 190-мм артиллерию в башнях или барбетных установках на верхней палубе - для придания им большего возвышения над водой. Однако эта идея так и осталась не реализованной, прежде всего по соображениям остойчивости.

Вскоре после возвращения в Англию Рид получил от чилийцев заказ на увеличение числа 190-мм орудий до 14. На основе пожеланий чилийской стороны он подготовил предварительный проект. С целью быстрейшей постройки было желательно, чтобы фирма-строитель могла изготовить корабль полностью, с машинами и артиллерией. Поэтому были выбраны традиционные поставщики чилийского флота: «Армстронг» и «Виккерс». Представители обеих фирм встретились в офисе Рида для обсуждения деталей проекта и требуемых изменений предварительного варианта. Окончательные проекты были составлены главными кораблестроителями «Виккерса» и «Армстронга» и в общем почти не отличались друг от друга. Официальный контракт на постройку броненосцев, получивших названия «Конститусьон» («Constitucion») и «Либертад» («Libertad»), заключили 26 февраля 1902 г. Основные тактико-технические элементы чилийских кораблей были следующими. Нормальное водоизмещение - 11 728 т. Размерения: длина между перпендикулярами - 132,89 м; ширина - 21,64 м; осадка средняя - 7,51 м. Вооружение: четыре 254-мм и четырнадцать 190-мм орудий, четырнадцать 14-фунтовых и четыре 6-фунтовые противоминные пушки, четыре пулемета, три подводных 457-мм торпедных аппарата. Бронирование: главный пояс 178-76 мм, траверзы 254- 152 мм, казематы 178 мм, боевая рубка 280 мм, палуба 38-25 мм, скосы палубы 76 мм. Мощность машин - 12 500 инд. л.с., скорость хода - 19 узлов. Запас угля: нормальный - 800 т, максимальный - 2000 т. Весовые составляющие: корпус - 4630 т, машины - 1020 т, броня - 3074 т.

Аргентина в ответ на строительство этих кораблей заказала в Италии два более крупных 15000-тонных броненосца и заключила соглашение о покупке семи эсминцев. Однако обе страны испытывали значительные финансовые трудности, что заставило их пойти на переговоры. Вопрос о границе был урегулирован дипломатическим путем. А в декабре 1902 г. было подписано соглашение об ограничении морских вооружений, согласно которому обе страны отказывались от строившихся за границей кораблей. В результате для только что спущенных на воду «Конститусьона» и «Либертада» чилийцам пришлось искать новых покупателей...

Броненосцы на продажу

Первоначально броненосцы были предложены на продажу по цене 1100 000 фунтов стерлингов каждый (стоимость постройки «Свифтшура» без вооружения составляла 652 291 фн. ст.). Премьер-министр Великобритании сэр Балфур объявил, что эти корабли не соответствуют требованиям Адмиралтейства, и поэтому их приобретение нежелательно. В то время в покупке чилийских броненосцев были больше всего заинтересованы две страны - Россия и Япония. Дело шло к вооруженному конфликту на Дальнем Востоке. В отсутствие времени для строительства или заказа новых кораблей, приобретение двух находящихся в высокой степени готовности броненосцев было бы для любой из этих стран как нельзя кстати. Еще более весомым аргументом в пользу покупки было желание помешать противоположной стороне сделать то же самое. Чилийское правительство в январе 1903 г. через торговый дом Ротшильдов предложило корабли России, однако управляющий Морским министерством адмирал П.П.Тыртов отказался от их приобретения, ссылаясь на прямое указание царя - строить новые корабли только на русских верфях. Вторично вопрос покупки чилийских броненосцев Россией встал спустя три месяца. На этот раз посредниками выступали итальянцы, но и теперь сделка не состоялась. Причины, по которым российский флот не пополнился бывшими чилийскими броненосцами, крылись как в несоответствии их ТТЭ оперативно-тактическому заданию, выработанному кораблестроительным отделом МТК, так и опасением покупки еще неготовых кораблей, достраивавшихся на верфях союзника Японии - Великобритании. В августе 1903 г. Япония предложила Чили купить оба броненосца за 1 600 000 фн. ст. Однако, по всей видимости, продавцов эта цена не устроила. В ноябре 1903 г. Россия, наконец, обратилась с конкретным предложением купить оба корабля за 1 875 000 фн. ст. Встревоженное правительство Японии, получив сведения о намерениях чилийцев продать броненосцы, обратилось к Великобритании с просьбой помешать сделке. Японцы хотели бы сами купить эти корабли, но в то время у них не было сессии парламента, поэтому существовали трудности с выделением денег на такую покупку. Англичане пошли навстречу. Канцлер казначейства (министр финансов) Остин Чемберлен вынес на рассмотрение правительства Великобритании предложение купить корабли, которые были на 400 000 фн. ст. дешевле, чем броненосцы, строившиеся для английского флота и приобретение которых какой-либо другой страной могло бы нарушить баланс военно-морских сил. Аргументы Чемберлена были приняты. В начале декабря 1903 г. оба «охотника за аргентинскими крейсерами» были приобретены для британского флота. Стоимость «Конститусьона» составила 847 520 фунтов, «Либертад» обошелся в 846 596 фунтов. Кроме того, за вооружение кораблей было отдельно выплачено по 110 000 фн. ст. 7 декабря «Конститусьон» был переименован в «Свифтшур», а «Либертад» - в «Трайемф». Через две недели японский парламент попытался перекупить броненосцы у Великобритании, но правительство Балфура, не желавшее дальнейшего ухудшения отношений с Россией, ответила отказом. Любопытно, что если в отечественной литературе позиция Великобритании в то время оценивается, как однозначно про-японская, то из британских источников следует скорее попытка «усидеть на двух стульях» - сохранить союзнические отношения с Японией и не ухудшить окончательно, а по возможности и улучшить отношения с Россией (что и привело в конечном итоге к образованию Антанты).

Покупка двух броненосцев по чисто политическим соображениям не вызвала восторга ни у британских налогоплательщиков, ни у Адмиралтейства. Так, анонимный корреспондент в статье в «Тайме» в декабре 1903 г. подверг проект уничтожительной критике. По его утверждению, длинные стволы низко расположенных 190-мм орудий будут опускаться в воду даже при сравнительно слабой качке в тихую погоду. При неспокойном море их вообще нельзя будет использовать. Весьма сомнительно, чтобы 190-мм орудия в действительности могли развить приписываемую им скорострельность в 8 выстрелов в минуту. Из-за низкого надводного борта в носу скорость будет резко падать при зарывании в волну. Корреспондент считал, что, хотя броненосный крейсер «Кресси» и оказал заметное влияние на проект, бывшие «чилийцы» хуже прототипа тем, что их машины на 40% слабее, они не обшиты в подводной части медью и не имеют полубака. Возможно, автором статьи был старый оппонент Рида сэр Уильям Уайт.

Критика приобретения продолжалась и в парламенте. Во время обсуждения 6юджета на 1904 год лорд Джордж Гамильтон, бывший первый лорд Адмиралтейства, давал комментарии по поводу способности частных кораблестроительных фирм при равном водоизмещении оснащать свои корабли более сильной артиллерией и мощными машинами, чем на адмиралтейских проектах. Сравнивая «Трайемф» с броненосцем «Дункан»(правильнее «Данкэн» («Duncan»), но мы сохраним более распространенное в отечественной литературе написание этого названия), он отмечал, что последний при большем на 2000 т водоизмещении нес дополнительно 234 т оборудования, 20 т вооружения, 595 т машинной установки, 580 т брони, 100 т угля и 770 т корпуса. Более легкий корпус и машины «Трайемфа» были также менее прочными и надежными. Риду пришлось отвечать на критику статьей, представленной на собрании Общества корабельных инженеров (Institution of Naval Architects) в 1904 году и утверждавшей, что переутяжеление корпуса или машин сверх необходимости не дает никаких преимуществ. Рид представил таблицу, показывающую преимущество своего проекта над «Дунканом», однако оппоненты сразу указали на явную подтасовку фактов. Так, Рид сравнивал залпы половины артиллерии, а не бортовые залпы, в которых участвует весь главный калибр. Были подвергнуты сомнению и фигурировавшие в таблице очень высокие начальные скорости снарядов, которые Риду пришлось впоследствии скорректировать. Уильям Уайт отметил, что из-за 10-дюймового главного калибра корабли можно отнести лишь ко второму классу, а низкое размещение средней артиллерии на главной палубе делает ее бесполезной.

Ряд прозвучавших в то же время утверждений высших должностных лиц о полезности этих кораблей для английского флота явно был ответом на критику по поводу расходов на два не нужных и не соответствующих стандартам Адмиралтейства корабля. Главный кораблестроитель поставил вопрос о необходимых переделках, чтобы хоть как-то привести корабли к английским стандартам. Верфи посетили высокопоставленные морские офицеры, давшие следующие рекомендации: 1. Необходима переделка линий связи между боевой рубкой и 190-мм орудиями. В настоящее время имеются только переговорные трубы. 2. Малокалиберная артиллерия не соответствует принятым в английском флоте типам, поэтому должна быть снята. 3. Казематы средней артиллерии необходимо оснастить стеллажами боеприпаса емкостью 20 выстрелов на орудие и оснастить электрическими элеваторами. 4. Планировка погребов боезапаса отличается от принятой в английском флоте. 5. 190-мм орудия имеют другой тип, чем на строящихся броненосных крейсерах типа «Девоншир» и «Уорриор». Для стандартизации типа снарядов необходимо увеличить их зарядные каморы. Необходимо также обратить внимание на стандартизацию 14- и 12-фунтовых пушек. 6. Необходима модификация шлюпочного оборудования и его расположения.

Переделки не слишком задержали готовность кораблей, и в марте 1904 г. они уже проходили ходовые испытания. Конечно, разнообразные мелочи, прямо не влияющие на боеспособность, обитаемость и т.д., не исправлялись. Так, из-за оставшихся на дверях офицерских гальюнов табличек на испанском языке, эти броненосцы в шутку называли «Оссираdo» («занято») и «Vacante» («свободно»).

Описание конструкции Корпус.

Характерными особенностями этой пары броненосцев стали большее отношение длины к ширине и меньшая осадка, чем на других кораблях британского флота. Чтобы обеспечить достаточную маневренность при длинном корпусе, кормовой дейдвуд на кораблях был срезан и поставлен балансирный руль; в носовой части киль также приподнят больше, чем это было принято в английских проектах. Высота надводного борта в носовой части составляла 6,55 м - меньше, чем на других броненосцах флота Его Величества. Корпус был изготовлен по экспортным стандартам, поэтому имел существенно более легкую постройку. В результате «Свифтшур» долгое время страдал от протечек и нуждался в подкреплении корпуса. Этот недостаток был устранен только к началу Первой мировой войны. «Трайемф» подобных проблем не испытывал.

Корпус был разделен на 170 водонепроницаемых отсеков и имел двойное дно. Длина шпации - 1,21 м.

Водоизмещение: нормальное проектное (после переработки под адмиралтейский стандарт) - 11 800 т, фактическое - 11 740 т («Свифтшур») и 11 985 т («Трайемф»), полное - 13 432 т («Свифтшур») и 13 640 т («Трайемф»).

Размерения: длина между перпендикулярами - 132,89 м, длина по ватерлинии - 140,97 м, наибольшая длина - 144,86 м («Свифтшур») и 146,23 м («Трайемф»); ширина - 21,67 м («Свифтшур»); осадка средняя в грузу - 7,51 м («Свифтшур»), 7,72 м («Трайемф»), осадка в полном грузу - 8,31 м; высота корпуса от киля до верхней палубы - 12,83 м, высота надводного борта при проектной осадке - 6,71 м (нос), 5,18 м (мидель) и, 5,79 м (корма); погружение 53,79 тонны на 1 дюйм осадки.

Бронирование.

Схема бронирования «Трайемфа» отличалась от стандартного для английских броненосцев эры Уайта варианта размещения средней артиллерии в отдельных казематах. Главный пояс состоял из 178-мм плит размером 2,44x1,83 м и защищал машинные и котельные отделения. Верхняя кромка пояса находилась на уровне главной палубы. Высота пояса - 2,44 м, из которых 1,6 м при нормальном водоизмещении должны были находиться ниже ватерлинии. Носовой и кормовой погреба ГК были прикрыты 152-мм плитами. Далее к оконечностям пояс имел продолжение толщиной 76 мм и заканчивался в корме, вскоре за рулем, 76-мм поперечным траверзом. В носовой оконечности пояс имел расширение в подводной части для подкрепления тарана. Толщина поясной брони в самом носу уменьшалась до 63 мм (плюс б мм обшивки). Средняя палуба в пределах цитадели имела 38-мм горизонтальную часть и 76-мм скосы, примыкавшие к нижней кромке пояса. За пределами цитадели палуба была карапасного типа толщиной 76 мм. Над главным поясом находился 178-мм броневой каземат высотой до верхней палубы - той же длины, что и 178-мм главный пояс. Каземат ограничивался примыкавшими к внешней части барбетов угловыми траверзами, имевшими толщину 152 мм между главной и верхней палубой (где они служили стенками 190-мм батареи). Между средней и главной палубами траверзы имели толщину 152 мм прямо напротив барбетов и всего 51 мм в примыкающих к борту частях, через которые траектории возможного попадания в барбет проходили под очень острыми к траверзу углами. Эта хитрость была одной из мер экономии веса, всегда являвшейся большой проблемой при строительстве такого рода кораблей. Батарея сверху закрывалась 25-мм палубой. Внутри батареи имелись 25-мм противоосколочные переборки в диаметральной плоскости, вне дымоходов, и 13-мм переборки с каждой стороны от дымоходов. Орудия в батарее были отгорожены друг от друга четыремя поперечными переборками толщиной тоже в 25 мм. Отдельные казематы 190-мм орудий на верхней палубе имели 178-мм внешние и 76-мм полукруглые задние стенки, а также 25-мм крыши. Толщина барбетов башен главного калибра - 254 мм во внешних и 203 мм во внутренних частях над верхней палубой, однако за броней цитадели их толщина снижалась до 76 мм в боковых частях и до 51 мм - в задней. Это было слабым местом, тщательно скрываемым создателями броненосцев: снаряд мог пробить 25-мм верхнюю палубу и попасть в тонкий барбет с фатальными для корабля последствиями. Этот недостаток частично компенсировался небольшим диаметром самих барбетов (6,91 м) - более чем в полтора раза меньше, чем у 305-мм орудий английских броненосцев. Бронирование башен соответствовало их калибру - 229 мм лоб, 203 мм борта, 76 мм пол, 51 мм крыша и 38 мм колпаки визиров. Однако лобовая плита имела угол наклона всего 20 градусов, против обычных для английских броненосцев 30-35 градусов, и была малоэффективна против снарядов с бронебойными колпачками. Больший наклон плиты потребовал бы увеличения размера и веса башни,- что было неприемлемо по условиям ограниченного заказчиком водоизмещения. Боевая рубка имела 280-мм стенки и 203-мм заднюю часть. Переговорные трубы и кабели были заключены в 203-мм броневую трубу, спускавшуюся до верхней палубы. Угольные бункеры служили дополнительной защитой по бортам за казематом - между средней и главной палубами и ниже средней палубы у котельных отделений.

Броня поставлялась фирмами-строителями броненосцев и испытывалась в присутствии представителей чилийского флота. 78-мм плиты для «Трайемфа» обстреливались 152-мм бронебойными снарядами с дистанции 1000 ярдов (914 м) и прекрасно выдерживали попадания. Английские военно-морские историки сравнивают эти корабли с броненосцами типа «Дункан» - проектом сэра Уильяма Уайта. При том же отношении веса брони (на «Свифтшуре» - примерно 3122 т) к водоизмещению, ее распределение на кораблях Рида считается более рациональным, и потому схема бронирования выглядит удачнее. Однако корабли Уайта имели ряд важных преимуществ. Хотя их цитадель и не доходила до верхней палубы, как на «Свифтшуре», она была существенно длинее (72,54 м против 47,24 м). «Дункан» имел основательное бронирование барбетов, более надежную защиту погребов и лучшее (и по площади, и по толщине) бронирование носовой оконечности, попадания в которую могли быть очень опасными. Последнее подтверждается и гибелью «Ослябя» в Цусиме, и опытом Ютландского боя. Вообще, бронирование «Свифтшура» и «Трайемфа» было достаточным для защиты от бронебойных снарядов калибра 152-203 мм, а частично - даже от 254-мм снарядов аргентинских броненосных крейсеров. Однако для противодействия огню 280-305-мм орудий главного калибра броненосцев Франции, России и Германии оно было слабым. c

Две вертикальные четырехцилиндровые машины тройного расширения прямого действия, размещавшиеся в двух машинных отделениях длиной по 12,8 м, приводили в действие два винта. Диаметры цилиндров машин были следующими: высокого давления - 737 мм, среднего давления - 1194 мм, низкого давления - 1372 мм; ход поршня - 991 мм. Каждый броненосец имел по 12 котлов Ярроу с трубками большого диаметра, установленных в четырех котельных отделениях общей длиной 25,66 м. Котельные отделения размещались квадратом и имели дымоходы, объединенные в две дымовые трубы, более тонкие и широко расставленные, чем на стандартных английских броненосцах. Основные характеристики котлов: рабочее давление пара - 19,7 кг/см2; общая поверхность нагрева - 3486 м2; площадь колосниковых решеток - 61,7 м2; вес одного котла с водой - 34,5 т; число трубок в одном котле - 1008 (средняя длина 2 м).

Проектная суммарная мощность механизмов - 12 500 л.с.; проектная скорость хода - 19 узлов. Машины и котлы для «Трайемфа» были изготовлены фирмой-строителем, на «Свифтшуре» же поставили машины и котлы известной в этой области фирмы «Хамфри Теннан» (HumphrysTennant).

«Свифтшур» и «Трайемф» стали первыми английскими броненосцами, развившими на испытаниях более 20 узлов. Правда, условия прохождения «Трайемфом» предварительных испытаний не соответствовали стандартам Адмиралтейства. На одном из шести пробегов на мерной миле он достиг скорости хода 20,17 узла при 14 000 л.с. «Свифтшур» прошел полную программу испытаний по адмиралтейским стандартам в марте 1904 г..

Данные испытаний «Свифтшура». Средние значения: давление пара в котлах - 17,8 кг/см2; давление пара в машинах 16,1 кг/см2; число оборотов: левая машина - 151,2 об/мин, правая машина - 151,1 об/мин; суммарная мощность - 13 469 инд. л.с.; скорость хода - 20,046 узла. На шестичасовых испытаниях оба корабля показали среднюю скорость 19 узлов. Очень высокие скорости, полученные на предварительных испытаниях, вызвали подозрение по поводу условий, в котоых эти цифры были получены. Трудно сказать, насколько это оправдано, но, повидимому, эти корабли действительно могли развивать 20-узловую скорость в первые годы службы, хотя только при спокойном море и лишь на короткое время,, На больших скоростях броненосцы страдали от сильной вибрации и не могли держать максимальный ход долгое время. Так, на маневрах в 1907 году они показали cреднюю скорость 18 узлов.

Проектный нормальный запас угля на кораблях типа «Свифтшур» составлял _ 800 т, максимальный - достигал 2048 т. Во время испытаний расход топлива оказался очень большим; впоследствии он был вполне умеренным, особенно на экономичной скорости. При мощности машин 10 000 л.с. и скорости хода 18,4 узл. корабли расходовали 10 т в час. Дневной расход угля: при полной мощности машин - 350 т, при 60 процентах мощности - 179 т, при 8-узловой скорости - 50 т. Дальность плавания 6210 миль 10-узловым ходом и 3360 миль 17,6-рловым ходом.

Вооружение кораблей на момент ввода в строй имело следующий состав: четыре 254-мм/45 орудия Mk.VI или УП; четырнадцать 190-ММ/50 орудий Mk.ni или IV; четырнадцать 14-фунтовых противоминных пушек; две 7б-мм противоминных пушки; четыре б фунтовых противоминных пушки; четыре 3 фунтовых салютных пушки; четыре пулемета; два -57-мм подводных торпедных аппарата.

Вооружение изготавливалось фирмами-строителями, и поэтому несколько различалось между собой. Так, главный калибр из четырех 254-мм 45-калиберных орудий был представлен двумя марками (Mk.VI на «Свифтшуре» и Mk.VII на «Трайемфе») и размещался в установках различной конфигурации. Ствол орудия Mk.VII состоял из двух труб, из которых внутренняя на половине своей длины скреплялась несколькими слоями проволоки. Полученная конструкция стягивалась наружной трубой. Главное отличие орудия модели Mk.VI заключалось в том, что проволока накручивалась по всей длине внутренней трубы. За счет этого орудие Mk.VI оказалось более тяжелым - 39,4 т против 30,69 т у Mk.VII. Длина орудий «Свифтшура» составляла 11 877 мм, «Трайемфа» - И 754 мм. Вес 254-мм снаряда для обеих марок орудий - 500 фунтов, заряда - 146,8 фунтов. Пушки Виккерса («Трайемф») имели несколько лучшую баллистику и должны были пробивать 305-мм плиту с 3000 ярдов (2743 м) снарядом весом 227 кг. Армстронговские орудия имели несколько меньшую пробиваемость (292 мм с 3000 ярдов), но зато конструкция башен и затворов на «Свифтшуре» оказалась более удачной: в результате они могли номинально развивать скорострельность до трех выстрелов в минуту, в то время как орудия «Трайемфа» - не более двух (по-видимому, из-за ручного привода винтов затворов). Вообще, за счет меньшего веса снаряда по сравнению с 305-мм орудиями устройство подач было более простым и эффективным. Для каждого орудия имелся свой подъемник боезапаса с верхним отделением для снаряда и нижним - для состоявшего из четырех частей кордитного заряда. При подъеме снаряда в башню он вручную перемещался в промежуточный лоток, из которого затем поступал в зарядный лоток. Последний разворачивался в позицию для заряжания, и снаряд досылался в орудие гидравлическим прибойником, хотя, в случае необходимости, эта операция могла быть произведена вручную. Для каждого броненосца было изготовлено по одному запасному орудию, причем Армстронг изготовил для «Свифтшура» орудие марки Mk.VI*, несколько отличавшееся от Mk.VI конструкцией.

Башни главного калибра имели гидравлический привод и механизмы заряжания. Заряжание в горизонтальной плоскости осуществлялось при любом угле поворота башни, в вертикальном - при углах возвышения орудий от -3 до +5 градусов. Марка башен «Свифтшура» - ВТ, а «Трайемфа» - BV. Дальность стрельбы при максимальном угле возвышения составляла 14 800 ярдов. Общий боезапас из 360 снарядов распределялся следующим образом: бронебойных с колпачком - 90, бронебойных без колпачка - 126, полу-броненбойных стальных - 144. Запас зарядов: 216 боевых и 144 уменьшенных. Кроме того, в боезапас входили 450 электрических капсюлей.

«Свифтшур» и «Трайемф» были первыми британскими кораблями, вооруженными 190-мм артиллерией (марки Mk.ni на «Свифтшуре» и Mk.IV на «Трайемфе»). Этот калибр рассматривался как один из вариантов средней артиллерии при разработке проекта броненосца «Кинг Эдуард УП» и устанавливался впоследствии на броненосных крейсерах, однако на броненосцах никогда более не применялся. 91-кг снаряд в сочетании с начальной скоростью 848 м/с мог пробивать броню аргентинских крейсеров. Орудия имели проволочную конструкцию (проволока накручивалась на 63% длины Mk.III и 49% длины Mk.IV). В качестве запасных было выпущено по два орудия конструктивно несколько измененных моделей Mk.III* и Mk.IV*. Дальность стрельбы в зависимости от формы снаряда составляла 14 000 - 15 300 ярдов. По спецификации максимальный угол возвышения орудий должен был достигать 15°, но на практике он, по всей видимости, ограничивался 14°. При проектной осадке возвышение осей орудий в батарее должно было равняться 4 м, но на практике из-за перегрузки оно составляло 3,81 м, уменьшаясь в полном грузу до 3 м. В результате, как и предполагал Уайт, длинные стволы черпали воду дульным срезом. Сообщалось, что их практически невозможно использовать при скорости хода более 15 узлов или даже при легком волнении. Кроме того, значительный эффект выброса дульных газов мешал стрельбе соседних орудий и мог вызвать повреждения корпуса, поэтому углы -обстрела батареи пришлось сильно ограничить. Погреба этих и более мелких пушек размещались в оконечностях вне цитадели - довольно далеко от самих орудий, поэтому система подач предусматривала расположенные ниже броневой палубы коридоры, по которым снаряды доставлялись к элеваторам. Общий боезапас в 2100 снарядов распределялся следующим образом: 525 бронебойных с колпачком, 735 бронебойных и 840 полубронебойных.

Противоминное вооружение было более мощным, чем на других британских броненосцах. 14-фунтовые пушки (калибр - 76 мм) располагались на главной палубе в оконечностях (четыре), на верхней палубе и спардеке. Боезапас 14-фунтовых пушек - по 400 выстрелов на ствол. Остальная малокалиберная артиллерия размещалась на спардеке, надстройках и боевых марсах. Торпедные аппараты устанавливались ниже ватерлинии перед носовыми погребами 254-мм снарядов. Боезапас - 9 торпед.

Прочее оборудование. Особенностью «Свифтшура» и «Трайемфа» стали не применявшиеся на других британских кораблях большие шлюпочные Г-образные краны. Они позволяли гораздо быстрее производить спуск и подъем шлюпок, чем .обычные стрелы на мачтах. Шлюпки: один паровой 56-фут. (17,1 м) пинасе (полубаркас), один парусный 36-фут. (11 м) пинасе, один 36-фут. (11 м) паровой катер, три 30-фут. (9,1 м) куттера, один 27-фут. (8,2 м) вельбот, три 30-фут. (9,1 м) гички, две 18-фут. (5,5 м) и одна 16-фут. (4,9 м) шлюпки. Корабли оснащались смешанными якорями: по одному штоковому с каждого борта и одним бесштоковым во втором клюзе левого борта. Это было противоположностью обычной английской схеме с двумя клюзами в правом и одним в левом борту. Пять 762-мм и три 610-мм прожектора давали достаточное освещение в ночное время по любому направлению. Броненосцы также оборудовались радиостанциями «тип 1», позже замененными на «тип 2».

Экипаж в 1906 году на «Свифтшуре» - 729 чел., на «Трайемфе» - 741 чел. Поскольку эти корабли в чилийском флоте должны были выполнять роль флагманов, на них предусмотрели дополнительные помещения для размещения штаба, а в корме оборудовали адмиральский салон с балконом. В то же время, условия обитания нижних чинов оказались хуже, чем на английских кораблях такого ранга. В ходе службы экипаж кораблей постепенно увеличивался. Так, на «Трайемфе» к 1914 году он возрос до 808 чел

Внешние различия. Корабли отличались формой башен главного калибра - в частности, на «Свифтшуре» они имели несколько большую высоту и более сложную конфигурацию. 14-фунтовые пушки на «Трайемфе» размещались открыто, а на «Свифтшуре» они закрывались большими щитами. Носовой орнамент «Свифтшура» был более рельефным и заметным. «Трай-емф» имел небольшие надстройки на крыльях переднего мостика, с пулеметами на их крышах. На «Свифтшуре» дымовые трубы оборудовались более легкими козырьками и имели по одной высокой трубке для выпуска пара, сзади от каждой трубы. На «Трайемфе» эти трубки были более короткими и имелись как спереди, так и сзади от дымовых труб. «Свифтшур» вступил в строй с белым корпусом и окрашенными в желтый цвет трубами и надстройками. «Трайемф» сразу же был окрашен в серый цвет и в 1905-1906 гг. нес по одной красной полосе на каждой дымовой трубе; позже (1907-1908 гг.) полосы стали белыми и располагались посередине трубы. С 1909 г. корабль имел одну полосу в верхней части только задней трубы. У «Свифтшура» полос на трубах никогда не было. Во время Дарданелльской операции (1915 г.) на его носу был нарисован фальшивый бурун, маскировавший истинную скорость корабля при наблюдении с подводной лодки.

Модернизации. За свою карьеру «Свифтшур» и «Трайемф» перенесли множество мелких модернизаций. В 1905- 1906 гг. на прожекторной площадке фок-мачты «Свифтшура» появился небольшой дальномер, а прожектор при этом перенесли на боевой марс. В 1906-1908 гг. оба броненосца оснастили централизованной системой управления огнем. Прожекторная площадка на фок-мачте была временно оборудована как пост артиллерийских наблюдателей, затем (в 1907-1908 гг.) заменена на более крупный постоянный пост. На «Свифтшуре» индикаторы дистанции устанавливались на посту артиллерийских наблюдателей, на «Трайемфе» - один малый дальномер на переднем боевом марсе. 6-фунтовые орудия с марсов сняли, а малоэффективные (из-за низкого расположения) 14-фунтовки с главной палубы переставили по две на носовую и кормовую надстройки. Их орудийные порты в носу были заделаны. Со всех 14-фунтовых орудий «Свифтшура» в 1907-1908 гг. сняли щиты. Несколько ранее (1906-1907 гг.) на обоих кораблях прожектор с грот-мачты был перемещен на крышу штурманской рубки. В 1906 г. на грот-мачту «Свифтшура» добавили антенну радиостанции. Чуть позже, такую же антенну получил и «Трайемф». Семафор с надстройки сняли. С грот-мачты также были сняты два больших рея. В 1908-1909 гг. два прожектора с навесной палубы «Трайемфа» переставили на крыши надстроек на крыльях мостика (вместо пулеметов). На броненосце дополнительно смонтировали еще четыре 610-мм прожектора. В 1908-1909 гг.

На «Свифтшуре» и несколько позже на «Трайемфе» гафель для радиоантенны с грот-мачты был снят, а вместо него, на обе мачты, установлены высокие брам-стеньги, на которые монтировались радиоантенны. В 1910-1911 гг. индикаторы дистанции со «Свифтшура» сняли. Это был первый экспериментальный тип индикаторов, устанавливавшийся также на верхних площадках мачт «Трайемфа» в 1912 г. (сняты перед Первой мировой войной). Прожекторное оборудование «Свифтшура» довели до уровня «Трайемфа»: два прожектора со средней части навесной палубы были перенесены на крылья платформы кормовой надстройки, а также добавлены четыре 610-мм прожектора - один на крышу задней штурманской рубки и три - на верхнюю площадку фок-мачты. В 1912 г. прожекторы с крыш боковых надстроек на мостике «Трайемфа» перенесли на нижние крылья мостика.

В 1914 году со «Свифтшура» сняли противоторпедные сети. Снимались ли сети с «Трайемфа», точно не известно: по крайней мере, корабль имел их в октябре 1914 г. и во время Дарданелльской операции в 1915 г. На «Трайемфе» в 1914 г., во время пребывания в водах Китая, были установлены 6-фунтовые пушки, способные стрелять по воздушным целям. В декабре 1914 г. «Свифтшур» нес две легких пушки (возможно, это были те же 6-фунтовые зенитки) на верхней площадке грот-мачты. Два прожектора с надстройки были перемещены на свои старые позиции - грот-мачту; на 14-фунтовые скорострелки вновь установлены щиты; вокруг мостика и надстройки уложены мешки с песком в качестве противоос-колочной защиты.

Во время Дарданелльской операции в 1915 году с «Трайемфа» сняли стеньгу грот-мачты. На «Свифтшуре» восстановили противоторпедные сети, легкие пушки с верхней площадки грот-мачты убрали. Прожекторы с грот-мачты опять были перемещены на заднюю надстройку, крылья мостика укорочены, а брам-стеньги сняты.

Служба

Оба броненосца начали свою кампанию в июне 1904 г. и входили в состав Флота метрополии (Home Reet), а после преобразования организационной структуры британского флота в январе 1905 г. были приписаны к Флоту Канала (Channel Fleet, по английскому названию пролива Ла-Манш). В первый же год службы с ними произошел ряд инцидентов. 17 сентября 1904 г. «Трайемф» был протаранен пароходом «Сайрен». Столкновение произошло на малой скорости, и броненосец отделался легкими повреждениями наружной обшивки. 3 июня 1905 г. в результате неудачного маневрирования «Трайемф» сам протаранил корму «Свифтшура», к счастью, также при небольшой относительной скорости. «Трайемф» получил повреждения носовой оконечности, на его «собрате» нуждались в ремонте винты и корпус в корме, в том числе адмиральский балкон.

Далее до начала Первой мировой войны служба кораблей проходила без происшествий. «Свифтшур» в июне - июле 1906 г. проходил ремонт в Чатеме, а 7 октября 1909 г. был поставлен в резерв в Портсмуте. «Трайемф» ремонтировался в Чатеме в октябре 1908 г.. 6 апреля 1909 г. оба броненосца были переведены в состав Средиземноморского флота. После очередной реорганизации флотов в мае 1912 г., корабли вошли в состав 3-го Флота метрополии (3rd Home fleet), и вскоре их начали готовить к службе в далеких колониях. «Свифтшур» в сентябре 1912-го - марте 1913 гг. ремонтировался в Портсмуте, готовясь к службе в качестве флагмана британского флота в Восточной Индии. «Трайемф» летом 1913 г. проходил аналогичную подготовку в Девонпорте для службы в китайских водах. Пути броненосцев разошлись на полтора года: «Свифтшур» отправился в Индийский океан и Красное море, «Трайемф» в китайские воды и затем находился в резерве в Гонконге до августа 1914 года.

С началом Первой мировой войны «Свифтшур» эскортировал транспорты с индийскими войсками из Бомбея в Аден (сентябрь-ноябрь 1914 г.), а затем, с декабря 1914 г., привлекался к патрулированию зоны Суэцкого канала. Он участвовал в отражении турецкой атаки в районе Кантара, а 28 февраля 1915 г. вошел в состав Дарданелльской эскадры. «Трайемф» сразу же после начала войны был укомплектован в Гонконге экипажами речных канонерских лодок и, частично, личным составом корпуса легкой пехоты герцога Корнуэлльского. б августа он был готов к выходу в море. Броненосец начал свою боевую деятельность с действий против эскадры адмирала Шпее и перехватил один из немецких угольщиков. 23 августа присоединился ко 2-му флоту Японии - для участия в блокаде Циндао. Начиная с 28 сентября, вместе с японскими броненосцами, «Трайемф» приступил к бомбардировке германских укреплений. Опасаясь ответного огня береговых батарей, союзные корабли вели обстрел берега с дистанции 7,5 миль. Это не спасло «Трайемф» от попадания тяжелого (240- или 210-мм) снаряда 14 октября 1914 г., приведшего к гибели одного и ранению двух человек.

После падения Циндао 7 ноября «Трайемф» ушел в Гонконг на ремонт, где находился до января следующего года. На Дальнем Востоке кораблю больше было делать нечего, и в феврале 1915 г. его перевели в Дарданеллы. «Трайемф» принимал участие в первой атаке защищавших вход в пролив фортов 19 февраля. 26 февраля совместно с броненосцами «Альбион» и «Маджестик» с близкой дистанции огнем средней артиллерии подавил форт Седд-эль-Бахр. На следующий день, опять вместе с «Альбионом» и «Маджестиком», он вошел в пролив и вел огонь по внутренним фортам. В компании со «Свифтшу-ром» «Трайемф» 2 марта обстреливал форт Дарданос. 5-9 марта оба броненосца вели огонь по фортам Смирны, а 18 марта участвовали в бомбардировке внутренних фортов и огневой поддержке высадки войск. «Свифтшур» прикрывал вы- садку в Хеллесе и последующие действия, вк

 
Реклама:::

отчетность КИК;болят зубы под под металлокерамикой;наклейки на машины на заказ

   Яндекс цитирования Rambler's Top100