Головной броненосный крейсер "Баян"

Р.М. Мельников

Судостроение. Л: "Судостроение", 1980, №6

Материал подготовил Георгий Шишов




"Баян" стал родоначальником самой многочисленной в русском флоте серии броненосных крейсеров; кроме того, - это первый корабль, в заданиях на проектирование которого чисто крейсерские воззрения уступили место требованиям службы при броненосной эскадре. В соответствии с заданием на проектирование, разработанным в мае 1897 г. специалистами Морского министерства с участием выдающихся адмиралов (включая С. О. Макарова) и руководителей МТК, корабль предназначался для крейсирования в более ограниченных районах в зависимости от местонахождения главных сил флота; при необходимости он должен был "действовать в бою в связи с эскадренными броненосцами" (I]. Крейсер заказывался по судостроительной программе 1896-1902 гг., принятой в июле 1895 г.

Большая загрузка отечественных верфей явилась причиной размещения этого заказа во Франции на заводе "Форж и Шантье". Причем французы предложили сразу несколько вариантов 'проектов, но ни один из них не удовлетворил МТК. Не нашлось достойного образца среди английских и германских крейсеров такого типа. Поэтому было принято решение разработать проект, "ни в каком случае" не выходя из пределов водоизмещения "Дианы" (6630 т), а также "более уравновесить боевые качества" по сравнению с чилийским крейсером "Эсмеральда": улучшить броневую защиту орудий за счет незначительного уменьшения артиллерии, толщины бортовой брони и скорости. Это задание на проектирование пришлось дополнить перед отправкой во Францию в июне 1897 г. по указанию управляющего Морским министерством: вместо ранее предполагавшихся щитов предписывалось применить для 203-мм орудий броневые башни, обеспечить высоту броневого пояса не менее 16% от ширины корпуса, а для гарантии заданной дальности плавания увеличить полный запас угля до 150% от нормального. Однако удовлетворение всех этих требований привело к значительному увеличению проектного водоизмещения, доходившего до 7550 и 7800 т. Чтобы снизить его на 800 т предполагалось уменьшить запасы угля, ширину корпуса, протяженность и толщину броневого пояса, траверзов, а также верхнего и нижнего казематов. Не удовлетворил МТК и переработанный к марту 1898 г. проект; отмечалась, в частности, недостаточная скорострельность 203-мм орудий в башнях (подъем зарядника вместо 10-15 занимал 30-40 с), которую следовало довести не менее чем до двух выстрелов в минуту. К этому времени окончательно определился и состав артиллерийского вооружения: два 203-мм, восемь 152-мм и двадцать 75-мм орудий, не считая мелких [I].

Новые замечания МТК об усилении форштевня, переборок и настила второго дна, продлении кожухов дымовых труб, установке более мощных водоотливных средств с электроприводами и т. д. грозили увеличить нагрузку в общей сложности еще почти на 200 т. Чтобы сохранить водоизмещение в пределах 7800 т, приняли решение отказаться хотя бы от обшивки корпуса крейсера деревом и медью (I]. Наконец в июне 1898 г. проект был окончательно одобрен и состоялось подписание контракта на постройку. Основные проектные элементы и характеристики корабля: длина между перпендикулярами 135, ширина на миделе по конструктивной грузовой ватерлинии 17,3, "глубина трюма от киля до прямой бимсов верхней палубы" 11,6, осадка при полной нагрузке 6,7 м, соответствующее водоизмещение (не считая 160-тонного запаса пресной воды в двойном дне для питания котлов) 7802 т; масса корпуса "с полным внутренним устройством и принадлежностями" 4838 т, причем на артиллерию отводилось 558, а на минное вооружение 44, энергетическую установку 1390, запасы топлива 750 т; суммарная мощность двух паровых машин вертикального типа 16500 л. с., скорость 21 уз.

Подробности заказа приводились в десяти обстоятельно разработанных спецификациях по корпусу, бронированию, механизмам, вооружению и т. д., особо оговаривались пределы метацентрической высоты, составлявшей при нормальном водоизмещении 1,07 м (высший предел 1,33), при перегрузке (270 т угля и 165 т воды) - 1,13 м, "после израсходования угля, провизии и боевых запасов" (водоизмещение 6819 т)- 0,86 м. Броневой пояс по ватерлинии (общая высота 1,8 м) состоял из 52 плит трапециевидной формы толщиной в средней части 200/100 мм, у оконечностей толщина уменьшалась до 100/70; верхняя кромка плит (по всей длине корабля) возвышалась над ватерлинией на 0,6 м, их масса 430 т. Второй броневой пояс состоял из плит толщиной 60 мм, установленных на двухслойной рубашке из 10-мм листов; вровень с верхней кромкой пояса по ватерлинии поверх двух слоев палубного настила (10-мм листы) укладывались плиты броневой палубы толщиной 30 мм. Стены башен имели толщину 150, крыши-30 мм, боевая рубка защищалась двумя слоями плит толщиной 160 мм и высотой 1,6 м. Плиты вертикальной брони заказывались из цементованной, палубные-из "самой мягкой стали". Общая масса брони составляла 1450 т.

Работы на верфи в Ла Сейн (близ Тулона) начались в конце 1898 г. Наблюдающим за постройкой крейсера и заказанного вместе с ним броненосца был назначен капитан 1 ранга И. К. Григорович, наблюдающим по корпусу-корабельный инженер, младший судостроитель (по тогдашней иерархии это соответствовало чину подполковника) К. П. Боклевский, впоследствии профессор, первый декан кораблестроительного факультета Петербургского политехнического института; его помощником назначили корабельного инженера И. А. Гаврилова, наблюдающим по механизмам - инженера-механика Д. А. Голова. В начале января, когда на стапеле полностью выставили листы горизонтального и вертикального килей', крейсер получил название "Баян" в память парусно-винтового корвета 60-х гг. Однако официальная закладка "Баяна" и "Цесаревича" (такое название получил броненосец) состоялась 26 июня 1899 г. [I]. Вместо января 1900 г. по контракту крейсер спустили на воду 30 мая. Как обычно практиковалось в те времена, рабочие чертежи выполнялись в процессе постройки. чем объясняются довольно частые отступления от проектных решений. Так и на "Баяне" отказались от первоначально одобренной МТК новой системы втяжных якорей Марелля и вернулись к более привычной, хотя и очень неудобной "бортовой вертикальной укладке" якорей Мартина со штоком. Из-за неуверенности в эффективности нефтяного отопления решили не приспосабливать угольные ямы под хранилища для нефти. Несколько раз переделывались чертежи мачт, удлинявшихся для увеличения дальности сигнализации, менялись боевые марсы и система подачи на них боеприпасов. По требованию К. П. Боклевского усилили переборки бортовых угольных ям, обнаружившие при испытании стрелку прогиба до 70 мм [I]. "Из-за крайне плохой и неточной работы" пришлось забраковать заказанные в Англии якорь-цепи, плохо шла поставка броневых плит. "Отсутствие брони останавливает многие работы по внутреннему устройству крейсера",-докладывал в июне 1900 г. его командир капитан 1 ранга А. Р. Родионов. Задерживался и выпуск главных машин: одну из них (правую) собрали после ряда браковок при испытаниях деталей в марсельских мастерских завода "Форж и Шантье" лишь в ноябре 1900 г. и, как отмечал командир корабля, "далеко не в том законченном виде, в каком бывают машины в наших мастерских перед установкой их на суда". Левая машина собиралась там же и "с такою же медлительностью, как и правая" [I].

Тем временем на крейсере шел монтаж брони орудийных башен и оснований под 152-мм орудия, устанавливались доставленные из России торпедные 'аппараты (один в носу, два по бортам). В Париже на заводе "Сотер и Харле" завершалось изготовление пародинамомашин, а на заводе Бреге- электродвигателей водоотливных насосов. К числу новшеств относился гидравлический привод для управления золотниками паровой рулевой машины; параллельно монтировался электрический привод к румпелю. Такое дублирование с использованием иного рода энергии повышало живучесть этого одного из важнейших корабельных устройств. В отличие от обычно применявшихся винтов со съемными лопастями винты для "Баяна" отливали заодно со ступицей.

Во время первых же заводских испытаний корабля выявилась заметная вибрация корпуса; устранить ее помог заведующий Опытовым бассейном Морского министерства штабс-капитан по адмиралтейству А. Н. Крылов, возвращавшийся из Алжира после плавания на "Аскольде". Алексей Николаевич сконструировал прибор для записи вибрации, ставший незаменимым подспорьем для корабельного инженера И. А. Гаврилова, который отвечал за корпусные работы. Ознакомившись с принятой на крейсере оригинальной системой пустых бортовых отсеков, позволявшей без затопления других отделений устранять значительные крены (до 15°) и дифференты, А. Н. Крылов предложил применить принцип заполнения водой противоположных отсеков в качестве главного средства выравнивания корабля, используй б случае необходимости и отсеки, занятые грузами или оборудованием. Эта идея, впоследствии развитая Крыловым, привела к разработке известных "таблиц непотопляемости", которые вместе с предшествовавшими работами С. О. Макарова стали основой теории живучести корабля [2].

На завершающих пробегах 14 и 16 октября 1902 г. средняя скорость "Баяна" при осадке 6,5 м превысила 20,9 уз. В начале 1903 г. корабль вышел в свое первое плавание, посетив ряд портов Средиземноморья, а затем прибыл в Кронштадт. 25 июля под командованием нового командира капитана 1 ранга Р. Н. Вирена "Баян" вместе с броненосцем "Ослябя" покинул Кронштадтский рейд. Ночью 3 августа 1903 г. "Баян" прошел Гибралтарский пролив, а 25 августа, соединившись в Поросе с только что прошедшим испытания "Цесаревичем", продолжил путь на Дальний Восток. Напряженность обстановки требовала форсировать боевую подготовку, и корабли, не останавливаясь, вели учебные стрельбы по щитам, буксируемым друг для друга. 6 октября "Бяян" и "Цесаревич" миновали Красное море, 5 ноября прибыли в Сингапур, а две недели спустя-в Порт-Артур, став последним пополнением Порт-Артурской эскадры накануне войны. Усиленная боевая подготовка, начавшаяся еще в пути следования, продолжалась. В декабре корабли были перекрашены в боевой зеленовато-оливковый цвет.

В ночь японского нападения на эскадру 27 января 1904 г. экипаж "Баяна" отметили в числе наиболее отличившихся- он пришел на выручку возвращающемуся из разведки крейсеру "Боярин", а затем на протяжении всего боя действовал впереди нашей эскадры. Сблизившись с отходившими японскими кораблями до 19 кабельтовых и выпустив до 300 снарядов, "Баян" нанес противнику ряд повреждений. Сам же, несмотря на попадание десяти вражеских снарядов и до 350 осколков, не получил серьезных повреждений благодаря броневой защите. Особый героизм в этом бою проявили строевой квартирмейстер Никифор Печерица, который, будучи тяжело раненным, остался часовым у флага, и матрос 1 статьи Павел Адмалкин - после выхода из строя всей прислуги и командира в левом каземате 152-мм орудия , он один продолжал заряжать орудие и вести огонь по врагу [З].

"Баян"-единственный в составе Порт-Артурской эскадры современный, достаточно защищенный и быстроходный крейсер, полностью оправдал свое назначение в период недолгой, но исключительно напряженной боевой службы. В одиночку или во главе отрядов легких крейсеров он не раз смело вступал в бой с превосходящими силами противника, совершал разведочные походы, находился в составе охранения эскадры, прикрывал действия миноносцев и канонерских лодок. Кроме того, "Баян" обеспечивал охрану рейда Порт-Артура, конвоировал транспорты и заградители, обстреливал береговые позиции врага, высылал для обороны крепости десантные отряды. Вот только один из многих примеров смелых действий экипажа, отмеченного благодарностью командующего эскадрой адмирала С. О. Макарова. 31 марта 1904 г. крейсер спешно вышел на выручку миноносца "Страшный". Ведя огонь по приближавшимся крейсерам противника, моряки "Баяна" успели спасти часть команды погибшего "Страшного".

Возвращаясь 14 июля во главе отряда после боя с крейсерами "Ниссин" и "Кассуга", "Баян" подорвался на мине, но благодаря отличной выучке экипажа остался на плаву и своим ходом дошел до гавани. Орудия, снятые на время ремонта крейсера в доке, были установлены на броненосцах "Пересвет" и "Победа", участвовавших в бою 28 июля 1904 г. Планы прорыва во Владивосток после гибели эскадры не осуществились, и "Ваян" погиб под огнем осадных орудий 25 ноября 1904 г. По типу "Баяна", наиболее полно из русских кораблей отвечавшего условиям тактики броненосного флота, было заказано в апреле 1905 г. три новых крейсера. Один из них, построенный в 1907 г. в Новом адмиралтействе в Петербурге, унаследовал имя "Баяна" и приумножил его славу в период первой мировой войны.

ЛИТЕРАТУРА

1. ЦГАВМФ, ф. 421, оп. 8, д. 60, л. 3561, оп. 1, д. 1314, л. 31, 71, 258, 302; ф. 417, оп. 1, д. 1887, л. 4.
2. Крылов А. Н. Воспоминания и очерки. М.-Л., Изд-во АН СССР, 1956.
3. Русско-японская война 1904-1905 гг. Работа исторической комиссии МГШ по описанию действий флота в войну 1904-1905 гг., ч. 1, Спб., 1912, с. 252, 541.
 
Реклама:::

дмитров натяжные потолки цены;перевести wmu в wmr;справка на гостайну

   Яндекс цитирования Rambler's Top100