Крейсер "Россия"

Р. М. Мельников
Судостроение. Л: "Судостроение", 1980. №1

Материал подготовил: Георгий Шишов




Второй крейсер типа «Рюрик» согласно указанию управляющего Морским министерством адмирала Н. М. Чихачева от 22 августа 1892 г. должен был отличаться от прототипа лишь более полным бронированием — за счет уменьшения толщины пояса по ватерлинии с 254 до 203 мм предлагалось ввести второй броневой пояс, а для защиты носовых и кормовых батарей — броневые траверзы. Однако на самом деле изменения оказались более существенными.

Эскизный проект, разработанный МТК к концу ноября 1892 г., предусматривал увеличение водоизмещения до 12 000 т полной длины (с тараном) и между перпендикулярами до 136,2 и 129,2 м соответственно, ширины до 21,3 м, мощности механизмов до 14 500 л. с. Возраставшая полная вместимость угольных ям (2246 т) должна была при скорости 9 уз. обеспечить 6720-мильную дальность плавания. Число и калибр орудий не менялись, но для их защиты вводились верхний (102-мм) и нижний (127-мм) броневые казематы. Разработанные МТК «теоретические и практические чертежи» крейсера были одобрены с некоторыми изменениями в апреле 1893 г., но в течение еще почти целого года специалисты Балтийского завода трижды перерабатывали весь проект из-за новых изменений [1]. В итоге длина между перпендикулярами составила 141,4, ширина с обшивкой 20,9, осадка на ровный киль 7,93 м, водоизмещение 12195 т, из которых на корпус с дельными вещами и рангоутом приходилось около 40%, на броню около 17,5, на механизмы с котлами и водой 16,5, топливо 14,5, артиллерию 6,3% и т. д.

Но и на этом изменения не закончились. Вместо шести 120-мм пушек в ноябре 1893 г., когда крейсер уже получил название «Россия», решили установить четыре 152-мм, а летом 1895 г. их заменили двенадцатью орудиями нового, только что вводившегося 75-мм калибра. Остальное вооружение составили шестнадцать 152-мм патронных пушек Канэ; четыре более дальнобойных, чем на «Рюрике», сорокапятикалиберных 203-мм орудия, а также двадцать 47- и шестнадцать 37-мм одноствольных пушек Гочкиса и два 64-мм орудия Барановского. Все пять торпедных аппаратов (от кормового отказались) оставались надводными. Исчезло предполагавшееся вначале парусное вооружение (560 м2), а благодаря наличию трех винтов решили, несмотря на большее водоизмещение, ограничиться такими же якорями, как и на прототипе. По сравнению с теоретическим чертежом изменился вид форштевня, который для экономии средств решили отлить по сохранившейся модели 31-тонного штевня «Рюрика». Возросла мощность динамомашин напряжением 100 В — четыре боевых мощностью по 64 и две по 34 кВт «для работы при обыкновенных условиях судовой жизни» [1].

В пожаробезопасном отношении шагом вперед следует считать широкую замену дерева металлом в зашивках, переборках и каютных щитах жилых помещений. Вместо верхних деревянных устанавливались стальные рубки, но мебель, несмотря на уже состоявшееся решение МТК о ее замене на всех кораблях флота, осталась деревянной в связи с тем, что заказ уже начал выполняться. По-новому осуществлялось и крепление вант к мачтам — бугелями с обухами и такелажными скобами. Основное же новшество заключалось в применении заказанных во Франции водотрубных котлов Бельвиля и вспомогательной машины малой мощности (2500 л. с., или 1838 кВт) для экономического 10-узлового хода (предложение об использовании такой машины С. О. Макаров внес еще несколько лет назад, основываясь на опыте плаваний «Витязя»); предполагалось, что дальность плавания при нормальном (1750 т) и полном (2540 т) запасах угля составит соответственно около 5100 и 7300 миль. Под двумя главными машинами (диаметр цилиндров низкого давления 2,57 м) вертикального типа суммарной мощностью 14 500 л. с. (10 662 кВт) полная скорость должна была составить 19 уз [1]. Для корабля заказывались минные и паровые катера длиной соответственно 13,7 и 10,4 м, 20-весельные баркасы, 14-весельные легкие катера, 6-весельные ялы, вельботы и другие гребные суда [1].

Торжественная закладка крейсера состоялась 20 мая 1895 г. Постройка велась под наблюдением корабельного инженера Н. Е. Титова. Спуск на воду 30 апреля следующего года самого большого за всю историю Балтийского завода корабля (спусковая масса 4800 т) потребовал временного подкрепления корпуса в местах посадки на полозья и дополнительных деревянных задержников в придачу к обычным пеньковым. Так как в октябре «Россию» планировалось отправить в заграничное плавание, спешно велись достроечные работы. Важнейшей среди них стала установка броневых плит: тридцати 203-мм, десяти 152-мм и четырнадцати 127-мм по ватерлинии; восьми 127-мм для бортового прикрытия машин выше жилой палубы; восемнадцати 127 и 178-мм для траверзов (броневое прикрытие элеваторов, котельных и переднего машинного кожуха имело толщину 76 мм). «Россия» существенно отличалась от «Рюрика» наличием броневых 38-мм полупереборок, шедших от бортов между орудиями на батарейной палубе и предназначавшихся для локализации разрушительного действия взрывов вражеских снарядов, а также увеличенной вдвое толщиной (305-мм) брони боевой рубки. Лучшего качества оказалась и новая гарвеевская броня, часть которой (около 690 т) поставил американский завод Карнеги [2]. 127-мм плиты траверзов были сталеникелевые, остальные — стальные [3].

В конце октября 1896 г. крейсер вышел в Кронштадт, однако разыгравшийся шторм снес его на отмель у Большого Кронштадтского рейда. Для снятия корабля пришлось прорывать канал на мелководье и промывать грунт из-под днища землесосами, на что ушло более полутора месяцев. Стальной корпус не пострадал и по свидетельству комиссии мог прослужить еще тридцать лет, но сорванные во многих местах медная и деревянная обшивки требовали серьезного ремонта в доке [1]. Лишь 28 мая 1897 г. крейсер смог отправиться в Англию на международные торжества по случаю 60-летия царствования королевы Виктории. В Портсмуте, на Спитхедском рейде, «Россия» представляла русский флот, став, как в свое время и «Рюрик» в Киле, предметом всеобщего внимания. Интересны наблюдения участвовавшего в походе корабельного инженера А. И. Моисеева о том, что на осмотренных им в Портсмуте английских, японском и французском кораблях «деревянные поделки устранены в меньшей мере, чем, например, на «России» [1]. Он отмечал также, что крейсер на обратном пути при боковом ветре 4—6 баллов выдержал в Северном море значительную качку (до 12 размахов в минуту при крене от 8 до 11"), «причем качка получалась плавная. При скорости до 15,5 уз вода у форштевня приподнималась на 0,6—0,9 м, а в удалений от него примерно на расстоянии 6—9 м образовывалась незначительная волна, исчезавшая к середине корпуса корабля. «Работа же главных машин, с которыми сделаны оба перехода, совершенно была незаметна, крейсер как бы стоял на месте» [2].

После возвращения в Кронштадт корабль испытывался на полном 18—20-узловом ходу, при котором «в середине судна тоже не замечалось никаких колебаний корпуса, и только в носу и корме ощущалось незначительное дрожание» [1]. О «более, чем удовлетворительных» результатах испытаний, проводившихся в Кронштадте, говорилось в официальном отчете по Морскому ведомству за 1897—1900 гг. [4]. Две главные бортовые машины развили суммарную мощность 15 523 л. с. (11 414 кВт, более чем на 1000 л. с., или 735 кВт, выше контрактной); из десяти пробегов, сделанных 18 июля 1897 г. при водоизмещении 12 576 т и отключенной вспомогательной машине (кстати, ее мощность оказалась на 406 л. с., или 300 кВт, больше предполагавшейся) средняя скорость корабля составила 19,74 уз [1]. Диаметр циркуляции крейсера не превышал восьми его длин (примерно 1160 м).

В октябре 1897 г. «Россия» взяла курс на Дальний Восток, прибыв 26 февраля следующего года в Нагасаки. Она несла службу в составе эскадры Тихого океана. В конце сентября 1902 г. «Россия» участвовала в первом длительном пробеге отряда крейсеров полным ходом ;[1], причем ее средняя скорость на 545-мильном пути составила 17,9 уз.

Уже во время русско-японской войны «Россия» 1 августа 1904 г., под флагом контр-адмирала К. П. Иессена возглавила отряд крейсеров в неравном бою с японской эскадрой, пытаясь вместе с «Громобоем» выручить потерявший ход «Рюрик». Лишь после полученных тяжких повреждений и выхода из строя нескольких орудий корабль с боем отошел во Владивосток. Одновременно с ремонтом устранялись некоторые конструктивные изъяны, выявленные в бою. Установка на верхней палубе шести новых бортовых и перенос на палубу полубака и юта двух концевых орудий позволили усилить бортовой залп на пять 152-мм пушек, общее число которых достигло 22 [2]. В мае 1905 г. «Россия» в составе отряда крейсировала в районе Сангарского пролива (интересно, что для наблюдения с воздуха был использован змейковый аэростат). Было потоплено несколько вражеских шхун, но встреча с японским флотом, стянувшим все силы в ожиданий подхода с юга эскадры 3. П. Рожественского, так и не состоялась. После подписания в сентябре 1905 г. Портсмутского мира «Россия» в сопровождении крейсера «Богатырь», миноносцев «Бравый» и «Грозный» встретилась у берегов Кореи с японским отрядом («Ивате», «Нийтака», «Оборо», «Акебоно») для уточнения условий мирного договора на море [5].

26 марта 1906 г. «Россия» после почти 10-летнего заграничного плавания вместе с «Громобоем» (кстати, третьим кораблем, построенным по типу «Рюрика» и также существенно отличавшимся от прототипа) возвратилась на родину. В том же году рабочие Балтийского завода приступили к ремонту крейсера: они демонтировали машину экономического хода и на ее месте оборудовали мастерскую, капитально отремонтировали две главные машины и котлы [6]. Ремонтные работы завершились лишь в 1909 г.

В сентябре 1912 г. «Россия» с учениками школ строевых унтер-офицеров и юнг отправилась в учебное плавание в Атлантику с заходом на Канарские, Виргинские и другие острова. После возвращения в марте следующего года крейсер вместе с «Олегом» и «Авророй» совершил поход в Копенгаген, участвовал в торжествах в Кронштадте по случаю открытия памятника адмиралу С. О. Макарову. В сентябре «Россия» вновь вышла в учебное плавание в Атлантику и Карибское море. В январе 1914 г. корабль попал в сильный шторм, когда порывы ветра достигали 11 баллов, высота волн — 14 м, а размахи бортовой качки — 36°. Но крейсер, по донесению командира, лишь дважды зачерпнул бортами, а на полубак во время всего 10-суточного штормового перехода до Азорских островов (около 2400 миль) лишь изредка попадали гребни волн. В марте 1914 г. крейсер совершал плавание в Средиземном море.

В период первой мировой войны «Россия» была флагманским кораблем второй бригады балтийских крейсеров. В январе 1915 г. на долю ее экипажа выпала самая сложная часть по выполнению тщательно спланированной русским командованием минно-заградительной операции. На скрытно выставленных вместе с «Богатырем» и «Олегом» минах на пути следования германского флота из Кильской и Мекленбургской бухт в Балтийском море 11 дней спустя подорвались крейсера «Аугсбург» и «Газелле» [8]. В октябре 1915 г. число 203-мм орудий на «России» увеличили до шести, а 152-мм уменьшили до четырнадцати; вместо 75-мм и других мелких пушек установили две 47-миллиметровки и три пулемета. По сравнению с 1905 г. изменилось к 1915 г. вооружение и однотипного «Громобоя»: вместо четырех 203-мм, двадцати двух 152-мм, девятнадцати 75-мм, шести 47-мм, двух 37-мм, двух 64-мм и четырех пулеметов было установлено шесть 203-мм и двадцать 152-мм орудий, а также два пулемета [2].

Еще в 1913—1914 гг. на «России» действовала подпольная большевистская организация под руководством Т. И. Ульянцева, возглавившего в 1915 г. главный судовой коллектив Кронштадтской военной организации РСДРП(б), впоследствии члена Центробалта, активного участника Октябрьского вооруженного восстания и гражданской войны. В апреле 1917 г. легальная большевистская организация крейсера насчитывала 50 человек. В июле судовой комитет поддержал резолюцию о передаче власти Советам, а в сентябре экипаж поднял на корабле красный флаг и присоединился к требованию 19 флотских команд об объявлении Российской Федеративной Демократической Республики, Став инициаторами резолюции протеста против решения Временного правительства об аресте В. И. Ленина, моряки заявили, что всеми силами будут защищать своих вождей и проводить в жизнь лозунги «Вся власть Советам» и «Да здравствует диктатура пролетариата» [9]. В 1918 г. «Россия» входила в состав резервного отряда морских сил Кронштадта. Многие матросы крейсера, героическая служба которого закончилась в 1922 г., ушли добровольцами на фронты гражданской войны.

ЛИТЕРАТУРА

1. Судостроение, 1979, № 12, с. 62.
2. ЦГАВМФ, ф. 421, оп. 1, д. 1140, л. 7-27, 46, 63, 90, 115, 128, 149, 152, 156; ф. 421, оп. 8, д. 144, л. 187; ф. 421, оп. 8, д. 146, л. 414-440; ф. 467, оп. 1, д. 473, л. 81; ф. 417, оп. 1, д. 2988, л. 278, ф. 523, оп. 1, д. 16, л. 137а; ф. 401, оп. 4, д. 87, л. 2.
3. Отчет по Морскому ведомству за 1894-1896 гг. СПб., 1898, с. 62.
4. Судовой список российского имперского флота, 1914 г. СПб., 1914, с. 14.
5. Отчеты по Морскому министерству (ведомству) за 1897—1900, 1906—1909; 1914 гг. (с. 257, 40), СПб., 1902, 1911, 1915.
6. Егорьев В. Е. Операции Владивостокских крейсеров в русско-японскую войну 1904—1905 гг. М.—Л., Военмориздат, 1939, с. 264.
7. Флот в мировой войне, т. 1, М., Воениздат, 1964, с. 135.
8. Балтийские моряки в подготовке и проведении Великой Октябрьской социалистической революции (Сборник документов). М.-Л. Изд-во АН СССР, 1957, с. 64, 267, 337.
9. Мордвинов Р. Н. Курсом «Авроры». М., Воениздат, 1962, с. 182.
 
Реклама:::

ВЫВОД ИЗ ЗАПОЯ В МОСКВЕ КРУГЛОСУТОЧНО;Повышение квалификации для лицензии МЧС;Г Владивосток недвижимость продажа тут

   Яндекс цитирования Rambler's Top100