Записка С. О. Макарова от 16 января 1903 г.

Записка С. О. Макарова о недостатках в боевой организации балтийского флота, принципах комплектования флота личным составом и его обучения в связи с проектом 20-летней программы судостроения.

16 января 1903 г.

Сканирование и редактирование -
Валерий Лычёв




Недостаток офицеров и нижних чинов с каждым годом ощущается все более и более. Принимаемые меры, по-видимому, оказываются недостаточными; так, в минувшем году принято на флот новобранцев в 1/2 раза больше, чем в предыдущие годы, тем не менее, нижних чинов недоставало. В нынешнем году предполагается для Балтийского флота взять 7000 новобранцев. Так что даже, несмотря на большое число судов в Тихом океане, помещение в Кронштадте окажется недостаточным.

Если бы недостаток офицеров и нижних чинов являлся вследствие значительного усиления флота, то тогда было бы совершенно понятно; но увеличение боевого флота далеко не идет в той мере, в какой возрастает потребность в офицерах и нижних чинах. Происходит это оттого, что одновременно с постройкой боевых судов идет постройка или приспособление судов для целей учебных.

Можно сказать, что вся организация Балтийского флота приспособлена к обучению специалистов и кадет Морского корпуса; боевой эскадры нет. Бывшая в прежнее время броненосная эскадра создана была для боевой цели; но мало-помалу учебные потребности стали преобладать, и броненосная эскадра переименована была в Практическую. Число судов Практической эскадры постепенно уменьшалось, и теперь эта эскадра по своему размеру уступает как отряду Морского корпуса, так и Учебноар-тиллерийскому отряду.

В настоящем году в Балтийском море в плавании находится следующее число судов... [пропуск в документе]

Можно ли признать такую организацию Балтийского флота рациональной?

Балтийский флот назначается для военных действий в Балтийском море, и когда будет объявлена война, то флоту придется исполнять некоторые стратегические задания.

В той организации, в какой он находится теперь, он никаких стратегических задач исполнить не может, ибо для исполнения всякой задачи требуется прежде всего единоначалие, а такового в Балтийском плавающем флоте, безусловно, не существует. Каждый отряд работает независимо для своей специальной цели, и общей связи между плавающими в Балтийском море судами не имеется.

Если начнется война, то нужно прежде всего переформировать весь Балтийский флот и дать ему некоторое хотя время свыкнуться с новой организацией. Без такой предосторожности флот не будет представлять из себя ничего дельного, и даже исполнение простых задач будет делом чрезвычайно трудным.

Рассмотрим, в какой степени возможно образовать из Балтийского флота боевую эскадру с специальным назначением быть в полной готовности для боя, и чтобы вместе с тем не остановилось подготовление специалистов.

Для этой цели надо уменьшить до минимума все учебные отряды. Посмотрим, каким образом это можно сделать.

Отряд Морского корпуса может быть уменьшен прежде всего тем, что последний выпуск производить в офицеры, как это практиковалось до 1882 г., к празднику святой Пасхи, так чтобы вновь выпущенные офицеры могли получить месячный отпуск и поспеть, если не к началу вооружения, то во всяком случае к началу кампании Часть из них по производстве отправится на эскадру Тихого океана, а те, которых они сменят, поспеют к началу учебного сезона в специальных школах и Морской академии.

Младшая гардемаринская рота может быть расписана в описные и съемочные партии, и там они не только что научатся настоящей съемочной работе, усвоив себе необходимые приемы от людей опытных, но и, кроме того, своей работой они помогут делу. Офицеры съемки, разумеется, будут говорить, что от кадет помощи ждать нельзя, ибо эти люди безответственны, и это будет так, если при поступлении к описи они будут чувствовать свою полную независимость от тех офицеров, с которыми им придется иметь дело.

Но если переход в следующий класс будет поставлен в зависимость от аттестата, который получил он от начальника съемки, то каждый из кадет отнесется серьезно к делу.

Нашу молодежь легко заставить работать, надо только, чтобы они видели, что результаты их работ приносят пользу. Но если приходится делать такую съемку, результаты которой потом сотрут за ненадобностью, то самый серьезный человек отнесется к такой работе без должного внимания.

Кадеты 1 и 2 роты могут быть расписаны по боевым судам эскадры. Чем раньше молодой человек увидит действительную службу, тем лучше.

Корпусные суда специально приспособлены для учебных целей, и служба на них по необходимости до некоторой степени отклоняется'от службы боевых судов. Молодому человеку, желающему быть полезным офицером, необходимо показывать настоящие боевые суда, а не специально учебные. Надо, чтобы он с юных лет привыкал к действительной службе и участвовал бы в работе по подготовлению судов к бою. На боевом судне он приобретет больше полезных познаний, чем на судне учебном. И перед глазами в течение лета он будет видеть не педагогов, в руках которых он находится целую зиму, а людей, работающих по подготовке флота к бою.

Из приведенного выше видно, что, собственно, в корпусной эскадре никакой надобности не имеется. Крейсера «Пожарский» и «Рында» могут нести боевую службу, а из трех учебных судов — «Воин», «Моряк» и «Верный» — одно без комплекта команды и офицеров, а лишь с одним шкипером и несколькими матросами должно служить при боевой эскадре, как тендер для парусных и рангоутных учений как кадет, так и молодых матросов.

Артиллерийский отряд также возрастает с каждым годом; и теперь принято считать, что без специального полного курса на Артиллерийском отряде невозможно получить хорошего комендора. Я с этим совершенно не согласен. И нахожу, что теоретическое и, вернее, классное образование надо производить в специальных классах в зимнее время.

Что же касается практических занятий по стрельбе из судовой артиллерии и упражнений с десантной артиллерией, то это лучше всего делать с боевых судов, причем каждый комендор должен пройти практический курс стрельбы на своем собственном судне.

Комендоры, подготовленные для судов, плавающих в дальних морях, должны быть направлены по своим судам весной по окончании занятий в классе и пройти курс стрельбы на своих судах.

Люди, которых они сменят, поспеют осенью быть уволенными в запас вместе со всеми остальными.

Увлечение школами так велико, что создана специальная школа для строевых квартирмейстеров.

При распределении новобранцев часть их идет в специальные школы, а часть в школы строевых квартирмейстеров. Первые из них строевыми унтерофицерами не будут, тогда как вторые все будут строевыми квартирмейстерами и будут начальниками над остальными, которые останутся в звании рядовых.

Для пользы службы надо, чтобы производство в квартирмейстеры делалось за службу, а не за науду, тогда как при теперешней организации в унтер-офицеры производят за науку. Принцип совершенно неверный и в служебном отношении вредный. Кроме того, унтер-офицер учится на одном судне, а поступает унтер-офицером на другое, которое он совершенно не знает. По этой причине в первое же время он не может иметь должного авторитета между рядовыми, что точно так же вредно в служебном отношении.

Раз школы получили преобладающее значение, то являются уже такие ненормальные явления, которые решительно ничем объяснены быть не могут. Так, например: имеются специальные суда для обучения машинистов и кочегаров; и нижние чины, предназначенные для машинной команды броненосца «Петр Великий», в нынешнее лето плавают на броненосце «Не тронь меня». Я вполне уверен, что им было бы гораздо полезнее плавать на своем собственном корабле, но условия службы таковы, что их назначили плавать на броненосец «Не тронь меня», имеющий старую горизонтальную машину и никаких современных приспособлений.

Каждая школа старается выговорить себе как можно больше прав, так, например: школа писарей выхлопотала себе, что ни один человек не может быть произведен в писаря, не пройдя 3-месячного курса в школе.

Между новобранцами часто встречаются на льготных 4-летних правах, которых не зачисляют в школы минеров и комендоров вследствие краткости срока их службы. Люди эти по окончании строевого учения для новобранцев могли бы быть в апреле произведены в писаря. Но существующие правила требуют, чтобы они поступили в школу на 3 месяца. Школа откроется лишь в октябре, и, следовательно, раньше 1 января их не выпустят.

Ошибка тут в том, что существует излишнее увлечение школами. При составлении программ постановили, что для производства в писаря необходимо знать правило..., тогда как учиться этому в классе совершенно излишне. Надо, чтобы человек умел писать, а остальному, что должен знать писарь, последний научится на службе без всяких классов.

Во всех флотах принято, что корабли достраиваются вполне теми заводами*, на которых производится постройка, и что в руки моряков поступают суда вполне законченные. Система эта вполне рациональна, и результат подтверждает, что она исполнима и практична. Завод, на руках которого остается судно для его полного окончания, знает о своей ответственности и принимает все меры, чтобы судно удалось и вышло из рук его законченное по всем частям. Имея это в виду, завод предвидит ход работ заранее и заранее подготовляет все детали.

В иных условиях находится дело у нас. Завод строит корпус и машину, но затем лишь по поступлении командира начинается разработка разных деталей. Если командир бывал раньше на постройках судов и если он обладает необходимой сноровкой в проектировании, то дело до некоторой степени спорится, но если командир неопытен в постройке новых судов, что бывает весьма часто, то некоторое устройство является непрактичным. Приходится или оставить его, как оно есть, мирясь с теми неудобствами, какие оказались, или же переделать вновь. При постройке корвета «Витязь» я несколько раз просил инженера, чтобы он проектировал уборку якоря, так как я чувствовал себя в этом деле неопытным, но строитель, поставив кат- и фиш-балки, откладывал проектирование, пока я не вынужден был сам указать форму подушки, места рустова и пертуленя, а также и якорной машинки. Когда все это было окончено, то якорь можно было убирать и крепить попоходному, но если бы мне пришлось то же самое устройство проектировать второй раз, то я разместил бы все эти вещи гораздо лучше, а опытный инженер сделал бы и того лучше.

Взгляды командиров могут быть очень различны, и заводу легче самому проектировать хорошо, чем делать по указанию командира. Относительно различия взглядов командиров существует характеристичный рассказ. Командир одного из судов в Кронштадте просил бывшего капитана над портом покойного адмирала Всеволожского снять рундуки в командном помещении, доказывая, весьма красноречиво, какие от того получатся выгоды. Адмирал Всеволожский положил следующую добродушную резолюцию: «Рундуки снять, но спрятать на случай новый командир будет столь же красноречиво доказывать необходимость их».

Так, например, я, считая корвет «Витязь» сильно перегруженным на нос, снял фиш-балки, которые весили около ста пудов, и оставил их на берегу, сдав для хранения. Якорь убирал сейталями, поданными с фокмачты. По возвращении моем из трехлетнего плавания я сдал корвет ныне покойному капитану 1 ранга Энгельму, объяснив ему, что фиш-балки спрятаны, ибо я без них мог обходиться. Энгельм был, однако же, другого мнения и велел фиш-балки из порта принять и поставить на свои места.

Вышеприведенный случай не повел ни к каким переделкам, но можно бы было привести множество примеров, где разность взглядов командиров вызывает расходы казны и замедление в постройке судна.

Приходится иногда слышать, что вновь назначенный командир рассказывает с удовольствием, что ему удалось выхлопотать для своего судна еще четыре скорострельные пушки. Если пушки для судна нужны, то их следовало дать без всяких хлопот командира, а если судно уже имеет всю артиллерию, которая для него предназначена, то командиру надо было отказать; между тем это сделать не так легко: командир хлопочет с самой благой целью, и нет такого начальника, который бы хладнокровно отклонил просьбу командира, желающего добра своему судну. Четыре скорострельные пушки поставить нетрудно, но на боевом судне все уголки уже чем-нибудь заняты, и нельзя прибавить ни одной вещицы, не вызвав при этом передвижения других.

Иногда случается, что тот же командир остается все время постройки, но бывает и так, что за время постройки и окончательной отделки судна переменится два — три командира; это до крайности связывает строителей и тормозит дело.

Есть еще одна невыгодная сторона подобного порядка вещей — командир заинтересован условиями ценза и даже материально своевременно начать кампанию даже с судном, не вполне готовым, между тем для успеха работ было бы полезно остаться в гавани. Если даже командир таких высоких нравственных правил, что готов пожертвовать своими интересами, то он от этого воздержится, ибо заинтересованы также все офицеры, которым, может быть, плавания для ценза еще более нужны, чем ему. Пожертвовать своими подчиненными — значит наказать их за то, что они пошли с ним в плавание; на это ни один командир не решится, и строящееся судно выйдет на рейд, хотя это и будет, безусловно, вредно для работ.

Устранить все эти неудобства можно лишь коренной переменой, введя то, что в иностранных флотах дало хорошие результаты, а именно — предоставление заводу заказывать судно вполне без указания служащих.

В 1896 г. я был приглашен заводом Крампа в Филадельфии идти на три дня в море на пробу броненосца «Massachusetts». Броненосец был почти закончен по всем частям, оставалось лишь выкрасить его и приготовить к сдаче как материально, так и на пробах, но на нем не было еще ни командира, ни механика, ни трюмного механика, ни артиллериста, ни минера, хотя вся артиллерия и минная часть стояли на своих местах и судно освещалось электричеством. Проба удалась, машина работала прекрасно, и по возвращении с пробы завод приступил к окраске и приведению судна в благообразный вид, после чего прислан был экипаж судна, который и принял его от строителей полностью. При постройке были лишь приемщики наподобие наших артиллерийских приемщиков. Они наблюдали, чтобы вещи на места ставились доброкачественными, чтобы металл удовлетворял известным требованиям, чтобы в отливках и поковках не было пороков и прочего. На этих приемщиках, однако же, не лежало ответственности за удобство того или другого приспособления, которое оставалось на ответственности завода.

Является вопрос — могут ли наши заводы доводить свои постройки до конца, наподобие того, как это делается за границей. Могут сказать, что у нас нет морского элемента, которым бы завод мог располагать, но я с этим доводом не согласен. Заводы могут пригласить тех же опытных командиров из флота и сумеют материально обставить их так, что они будут довольны своим положением. Каждый завод будет иметь одного постоянного командира, который и будет наблюдать в их интересах за ходом постройки и помогать строителям своим советом, когда это потребуется. Этот же командир будет водить суда на заводские пробы, а также переставлять суда с места на место, когда в этом встречается надобность. При пробных плаваниях завод найдет машинистов и кочегаров у себя; если же на день пробы ему потребуется некоторая прибавка в людях, то такой случайный наряд мог бы быть исполнен от флота, хотя я лично думаю, что заводы и без этого обойдутся.

Во время окончания постройки судна происходит приемка и установка различных орудий и аппаратов, выделываемых специальными заводами. Обыкновенно эта приемка делается командиром и его содержателями, но нет никаких причин — почему бы завод сам не мог принимать и сохранять на судне все принятое. В частных руках вещи сохраннее, чем в казенных, и присутствие военных команд на судне скорее мешает работам, чем помогает. Теперь заводы, рассчитывая на помощь матросов, не вводят в постройку никаких приспособлений для передвижения различных предметов по судну, тогда же они обзаведутся необходимыми приспособлениями, и десять вольных людей больше сделают, чем сто казенных. Работа пойдет успешнее и пачкотни будет меньше.

С.О. Макаров

На документе рукой С. О. Макарова написано: "О недостатке офицеров и команд. Адъютанту штаба. Прошу прочесть и отметить такие замечания, которые не вошли в записку о программе судостроения 1903— 1923 гг. 16 января."

ЦГАВМФ, ф. 17, оп. 2, д. 83, лл. 1—26. Отпуск.
 
Реклама:::


   Яндекс цитирования Rambler's Top100