С. Сулига, С. Балакин // Броненосцы типа "Полтава"

Проектирование и постройка

Программа ускоренного развития Балтийского флота на 1890 —1895 гг., разработанная Морским министер­ством в связи с быстрым ростом флота Германии, предусматривала постройку 10 броненосцев, трех бро­неносных крейсеров, трех канонер­ских лодок и 50 миноносцев. Из-за сокращения ассигнований полно­стью выполнить этот второй этап грандиозной 20-летней корабле­строительной программы, принятой в 1881 г., не удалось — ни по объему, ни по срокам. Всего на отпущенные средства российские верфи смогли сдать флоту эскадренные броне­носцы «Петропавловск», «Полтава», «Севастополь» и «Сисой Великий», три броненосца береговой обороны типа «Адмирал Ушаков», броненос­ный крейсер «Рюрик» и 28 минных (торпедных) кораблей. Интересной особенностью было то, что эти ко­рабли строились не против какого-то определенного противника на кон­кретном театре, как это было, напри­мер, с программой 1898 г., названной «для нужд Дальнего Востока». Все четыре эскадренных броненосца должны были составить ядро мор­ских сил на Балтике, главным про­тивником которых стал германский флот, броненосцы береговой обо­роны проектировались для действий против Швеции, а крейсер «Рюрик», по всем статьям превосходивший своих предшественников в этом классе, предназначался для дей­ствий в океанах как «истребитель британской морской торговли». По­стройка кораблей программы 1890 г. по времени совпала со значитель­ным прогрессом в военном корабле­строении: появились новые меха­низмы и приборы, броня, орудия и боеприпасы. Все это, естественно, сказалось на действиях русских ко­раблестроителей. Накопив опыт за годы создания «флота образцов», когда корабли строились единич­ными экземплярами (исключение со­ставили 4 черноморских броненосца типа «Чесма» постройки 1885 — 1896 гг.), они приступили к проектирова­нию серийных кораблей с учетом по­следних достижений науки и техники. При разработке технического зада­ния учитывалось то обстоятельство, что в случае обострения отношений с Китаем или Японией новым броне­носцам предстояло быстро перейти на Дальний Восток. Для этого требо­валось обеспечить им большую дальность плавания и хорошую мо­реходность. Поэтому за прототип был взят броненосец «Император Ни­колай I», предназначенный для дей­ствий на океанских театрах и имевший высокий надводный борт, проек­тную дальность плавания 4500 миль при 1000-тонном запасе угля, пол­ный броневой пояс по ватерлинии (ВЛ) и вооружение главного калибра (ГК) из двух 305-мм орудий в носовой башне. За счет увеличения водоиз­мещения до 10 500 т требовалось до­вести дальность плавания до 7000 миль и установить в корме вторую башню ГК — поскольку расположе­ние орудий в двух концевых башнях полнее отвечало тактическим взгля­дам того времени и утвердилось уже почти на всех флотах. Опыт первых мореходных броненосцев показал, что стоящие в батарее на главной па­лубе (ГП) орудия вспомогательного (среднего) калибра — на «Николае I» это были 229-мм и 152-мм— в откры­том море можно использовать только в самую тихую погоду. При малейшем волнении их вместе с прислугой прямо-таки заливало водой через от­крытые при стрельбе ставни боль­ших орудийных портов. Впрочем, и при закрытии последних обеспечить герметичность было практически не­возможно из-за трудности выбора уплотняющего материала, стойкого к морской воде и большим перепадам температур — от холодов северных вод до тропиков.

Поэтому в эскизном проекте «бро­неносного корабля в 10 960 тонн во­доизмещения», подготовленном в ян­варе 1891 г. и утвержденном главным инспектором кораблестроения Н.А. Самойловым 21 мая (даты по старому стилю), предпочли расположить 203-мм орудия вспомогательного ка­либра на верхней палубе в спарен­ных барбетных установках, которые уже однажды применили на броне­носном крейсере «Адмирал Нахимов» постройки 1884 — 1888 гг. Проект предусматривал дальность плава­ния 5600 миль с запасом угля 1320т и вооружение из четырех 305-мм и восьми 203-мм орудий с длиной ствола 35 калибров, которые распо­лагались на верхней палубе соответ­ственно в двух концевых и четырех бортовых барбетных установках, прикрытых сверху конусообразными броневыми щитами.

Такое расположение среднего ка­либра, дающее орудиям возмож­ность вести огонь в свежую погоду и лучшие углы обстрела, тогда приме­няли редко. В основном из-за опасе­ния, что поднятие центра тяжести корабля снизит остойчивость. Впер­вые «рискнули» на чилийском бро­неносце французской постройки «Капитан Пратт» (спущен в 1891 г., 6901 т, четыре орудия 240-мм/35 кал. и восемь 120-мм/45кал.). Затем сами французы, до этого использо­вавшие одноорудийные башни для главного и среднего калибров, при­менили в виде эксперимента двухорудийные башни 140-мм скоростре­лок на «Жюригюберри» — одном из броненосцев серии «Шарль Мартель». За ними и американцы, стре­мясь иметь в пределах ограничен­ного водоизмещения как можно больше вооружения, на своих пер­вых броненосцах 1-го класса типа «Орегон» установили спаренные ба­шенные установки 203-мм орудий на надстройке.

Остальное вооружение по проекту составляли десять 47-мм (по пять на борт на ГП — по одной в оконечно­стях и три между бортовыми барбе­тами), восемь 37-мм (на марсах) ору­дий, а также шесть минных (торпед­ных) аппаратов калибра 381 мм (по три на борт — один подводный и два надводных без защиты) и 50 сферо­конических мин заграждения.

Броневая защита, как и на «Нико­лае I», состояла из полного пояса по ВЛ с максимальной толщиной 406 мм в районе машинно-котельных от­делений (МКО), но выше бортовой брони не было. С появлением скоро­стрельных орудий и фугасных сна­рядов такая схема защиты стала уже недостаточной для броненосца 1-го класса. При пересмотре концепции бронирования за основу взяли проектируемый чуть ранее «Сисой Великий», защита которого в общем была заимствована у английских ко­раблей типа «Ройял Соверин», счи­тавшихся сильнейшими в мире. Ан­глийская схема защиты предусма­тривала на большей части длины корпуса толстый броневой пояс по ВЛ, закрытый траверзными пере­борками, а выше него — более тон­кий пояс с угольными бункерами и хорошим разделением на отсеки за ним. Броневая палуба при этом пло­ской частью лежала на верхней кромке главного пояса, а в оконе­чностях имела сводчатую форму, проходя ниже ВЛ от траверзных пе­реборок к штевням для подкрепле­ния тарана и защиты руля. Прогресс артиллерии заставил и барбетные установки с относительно легкими щитами заменить на хорошо брони­рованные башни.

При выборе типа и конфигурации энергетической установки для но­вых кораблей ориентировались на близкий по водоизмещению новый черноморский броненосец «Георгий Победоносец», который имел две вертикальные паровые машины тройного расширения мощностью по 5300 л.с. и 16 цилиндрических кот­лов. Скорость по проекту ожидалась 17 узлов.

7 мая 1892 г. на двух петербург­ских верфях состоялась закладка сразу четырех броненосцев. На тор­жественной церемонии присутство­вали титулованные особы, включая императорскую чету, цесаревича Николая Александровича и вели­кого князя Алексея Александро­вича, руководившего тогда Морским ведомством. Фактически же эти ко­рабли, одновременно с «Сисоем Ве­ликим» зачисленные в списки флота 21 декабря 1891 г., к моменту офици­альной закладки уже по два-три ме­сяца находились в постройке. Пер­воначально они относились к броне­носным кораблям, но приказом по Морскому ведомству от 1.02.1892 г. в соответствии с новой классифика­цией их причислили к классу эскад­ренных броненосцев. Названия но­вые корабли получили в честь горо­дов, в сражениях у которых была приумножена боевая слава России. Имя «Полтава» в русском флоте до этого носили четыре парусных ли­нейных корабля, начиная с петров­ской «Полтавы» постройки 1709 — 1712 гг. Названия в честь городов Севастополь и Петропавловск, про­славившихся в Крымской войне, до этого носили только два первых рус­ских мореходных броненосца (бро­неносных фрегата), исключенные из списков 11.10.1886 и 4.01.1892 г. соответственно.

Данные о постройке

Название

Верфь

Строители

Начало работ

Спуск

Полтава

Новое адмиралтейство (новый эллинг)

корабельные инженеры Янковский Н.И., Леонтьев И.Е.

февр.1892

25.10.94

Петропавловск

Галерный островок (новый эллинг)

корабельные инженеры Шведов B.C., Андрущенко Е.П.

19.03.92

28.10.94

Севастополь

Галерный островок (старый эллинг)

корабельные инженеры Андрущенко Е.П., Афанасьев Н.И.

март 1892

20.05.95

Стоимость «Петропавловска» при полном вооружении и снабжении со­ставила 9 225 309 рублей, или 841,72 руб. за тонну проектного водоизме­щения. При сравнении последнего показателя у кораблей русского и иностранных флотов того времени оказывается, что «Петропавловск» был наиболее экономичным в по­стройке, уступая только крейсеру «Рюрик». Правда, следует учитывать искусственное снижение оплаты труда рабочих в 1894 г., что сильно затянуло ввод кораблей в строй.

Вскоре после спуска «Полтавы», «Петропавловска» и «Севастополя» резко изменилась внешнеполитиче­ская обстановка. Япония, победо­носно закончив войну с Китаем, устремилась на Азиатский материк, где ее интересы пересеклись с рос­сийскими. Используя различные дипломатические маневры, а иногда и просто грубую силу, Россия при поддержке Франции и Германии за­ставила японцев отказаться от тер­риториальных претензий к Китаю, в частности, от Ляодунского полуо­строва. А спустя три года часть этого полуострова с военно-морской кре­постью Порт-Артур была передана в 25-летнюю аренду самой России, давно нуждавшейся в незамерзаю­щей базе флота на Тихом океане. Не последнюю роль при этом сыграли 305-мм пушки русских броненосцев «Наварин» и «Сисой Великий», срочно переброшенных под Порт-Артур из Средиземного моря. Полуостров с прилегающими островами под назва­нием Квантунской области вошел в состав Российской империи. На нем началось строительство торгового порта Дальний и железной дороги для связи с метрополией. Япония, еще не имевшая достаточных аргу­ментов в споре с «великим северным соседом» (новейшие японские бро­неносцы «Фудзи» и «Ясима» только недавно прибыли с английских вер­фей и не были готовы к боевым действиям), смирилась с тем, что пло­дами ее победы над одряхлевшей Китайской империей воспользова­лись другие. Но, получив от Китая контрибуцию и англо-американские кредиты, она в условиях националь­ного подъема в стране быстрыми темпами начала наращивать воен­ную мощь для войны с Россией.

Русские морские силы на Дальнем Востоке, несмотря на постоянное присутствие одного-двух броненос­цев из состава Средиземноморской эскадры, оставались преимуще­ственно крейсерскими, поскольку долгие годы были ориентированы на борьбу с английской морской торго­влей. Теперь же, после смены веро­ятного противника и ограничения бу­дущего театра военных действий Желтым и Японским морями, России следовало сосредоточить на Даль­нем Востоке флот, способный вести борьбу не только на коммуникациях, но и за господство на море. Корабли для такого флота, предназначенные для решительного эскадренного боя, были заказаны в рамках программы 1898 г. Но на время ее реализации не­обходимо было укрепить Тихоокеан­скую эскадру из-за угрозы со сто­роны быстро увеличивающегося японского флота. Вывести доста­точно мощную эскадру из закрытого проливами Босфор и Дарданеллы Черного моря было нельзя по дипло­матическим причинам. К тому же за­планированная на 1897 г. операция по захвату Босфора была только от­ложена, а отменять ее вообще рус­ское правительство не собиралось. Поэтому черноморские броненосцы, в основном и спроектированные для прорыва укреплений Босфора, должны были оставаться в постоян­ной готовности. На Балтике из броне­носцев оставались устаревшие «им­ператоры» («Николай I» и «Александр II»), не считая уж совсем старых ко­раблей. Единственный возможный выход заключался в быстрой достройке и отправке к новому месту службы трех броненосцев типа «Пол­тава». Что же представляли собой эти корабли, которые на несколько лет стали ядром русских морских сил на Дальнем Востоке?

 
Реклама:::
резистор пэв-25 со склада в Москве.
заказ эвакуатора;Вызов эвакуатора Энгельс здесь

   Яндекс цитирования Rambler's Top100