С. Сулига, С. Балакин // Броненосцы типа "Полтава"

Послевоенная судьба «Полтавы»

Лежавший на грунте внутренней га­вани Порт-Артура броненосец «Полтава» японцы подняли 8 июля 1905 г. (н.ст.) и уже 21 июля зачислили в состав своего флота под названием «Танго». В 1907 г. после исправления корпуса лишенный артиллерии и части механизмов корабль отбуксировали в Японию на верфь Майдзуру. В ходе ре­монта и модернизации на нем устано­вили 16 новых котлов типа Миябара (по японским данным), кормовой шпиль, заменили часть поврежденных и от­сутствующих орудий орудиями систем Армстронга, сняли надводные торпед­ные аппараты, изменили трубы, вентиляционные дефлекторы, мачты. На главной палубе в носу и на спардеке установили по четыре 76-мм орудия. Фотографии броненосца периода 1909—1919 гг. показывают в конце­вых башнях 305-мм орудия англий­ского образца с характерным утолще­нием у дульного среза, хотя докумен­тальное подтверждение такого пере­вооружения пока не найдено. В 1909 г. «Танго» вошел в строй как броненосец береговой обороны 1 -го класса, но од­новременно служил учебным кораб­лем для строевых матросов и комендо­ров. Экипаж корабля был увеличен до 750 человек.

Когда началась первая мировая война, основные силы русского флота оказались заперты на Балтике и в Чер­ном море. Для действий в океанах Мор­ской генеральный штаб (МГШ) распо­лагал только крейсерами Сибирской флотилии — «Аскольдом» и «Жемчу­гом», из которых последний погиб уже 15(28).10.1914 г.

В 1915 г. англичане и французы на­чали так называемую Дарданелльскую операцию. Поскольку здесь затрагива­лись интересы России, давно лелеяв­шей мечту о захвате черноморских проливов, МГШ считал абсолютно не­обходимым присутствие в составе со­юзных эскадр русских кораблей. Кроме того, большое значение приоб­рели морские перевозки военных гру­зов и войск между Россией и ее союз­никами, которые могли вестись только через северные порты Архангельск и Романовск (Мурманск). Необходимо было защищать эти коммуникации от немецких надводных рейдеров и под­лодок.

В этих условиях правительство Рос­сии не нашло ничего лучшего, как об­ратиться к Японии с просьбой продать захваченные в прошлую войну свои же корабли. Японцы согласились уступить только самые старые, уже выве­денные из состава активного флота. Купленные за 15,5 млн. рублей «Танго», «Сагами» (бывший «Пересвет») и «Соя» (бывший «Варяг») 21 марта 1916 г. при­были во Владивосток, а на следующий день состоялась их официальная пе­редача России. «Пересвету» и «Варягу» вернули их прежние названия, но, по­скольку имя «Полтава» уже носил бал­тийский дредноут, броненосец «Танго» был переименован в «Чесму» с зачис­лением его в состав Черноморского флота. Тем самым выражалась на­дежда, что «Чесма» вместе с союзни­ками пройдет из Средиземного моря в Черное, что до сих пор не удавалось ни одному русскому военному кораблю. 24 марта в соответствии с новой клас­сификацией «Чесма» стала числиться линейным кораблем, а «Пересвет» и «Варяг» — крейсерами.

Эти корабли образовали Отдельный отряд судов особого назначения под командованием контр-адмирала А.И. Бестужева-Рюмина (флаг на «Пере­свете»). 30 мая «Чесма» вышла в море для испытания машин и артиллерии, а уже 19 июня вместе с «Варягом» («Пе­ресвет» после аварии на камнях в бухте Патрокл находился в ремонте) отправилась в поход. Проходя ежедне­вно по 250 миль, корабли попутно про­водили артиллерийские учения и сов­местные маневры, длившиеся иногда по нескольку часов. В Гонконге (26.06-7.07), Сингапуре (13-18.07), Коломбо (25.07 — 4.08), порту Виктория на Сейшельских островах (11 — 21.08) «Чесма» и «Варяг» пополняли запасы угля, воды и провизии, проводили ра­боты, которые не успели закончить во Владивостоке.

После прибытия в Аден 27 августа корабли были перекрашены в защит­ный цвет и перешли на несение службы по боевому расписанию. Даль­нейшее продвижение было уже свя­зано с риском атак подводных лодок. 6 сентября оба корабля прибыли в Порт-Саид, откуда их пути разошлись: «Ва­ряг» отправился на Север, а «Чесма» взяла курс на Александрию, чтобы присоединиться к Средиземномор­скому флоту союзников.

С весны 1916 г. Антанта, бесславно свернув Дарданелльскую кампанию, сосредоточила свое внимание на Эгейском море, где теперь проходила граница морской войны на этом театре. Одной из важных задач морских сил являлась поддержка Салоникского фронта, где находились и русские вой­ска. В связи с действиями на этом фронте, целью которых были вывод Болгарии из войны и оттягивание гер­манских войск из Франции, союзники предприняли ряд действий против Греции. Та оставалась нейтральной страной, но в ее армии имели место прогерманские настроения. Это и дало повод Антанте провести демонстра­цию своего флота в Саламинской бухте в сентябре 1916г. Кульминацией ее стал захват и нейтрализация грече­ского флота в начале октября. Опера­цию возглавил командующий фран­цузским Средиземноморским флотом адмирал Дартиж. В его распоряжении, кроме флагманского дредноута «Про­ванс», имелось 4 французских и 1 ан­глийский броненосец, 3 французских и 2 английских крейсера, 2 гидроавиа­носца, 2 минзага, 3 монитора и 15 эс­минцев, не считая мелких судов. Хотя этих сил было больше чем достаточно, для придания акции представитель­ского характера к ним присоединили итальянский крейсер и русский броне­носец «Чесма».

Перед такой армадой греки не ока­зали никакого сопротивления. Часть их кораблей примкнула к союзникам, остальные были разоружены. «Чесма» после этой операции покинула Среди­земноморье — надежд на прорыв в Черное море уже не оставалось, а про­тив австро-венгерского флота Антанта и так имела подавляющее преимуще­ство. Единственным местом, где старый линкор мог оказаться полезным, оставался северный морской театр.

По пути к новому месту службы «Чесма» 22 ноября прибыла в Биркенхэд (Англия), чтобы на верфи Кэммелл Лэрд пройти ремонт своих сильно из­ношенных механизмов. Очевидно, тогда же сняли по четыре 152-мм и 76-мм орудия с главной палубы, а в кор­мовой части спардека и на крыльях на­весного мостика установили четыре зенитки.

3 января 1917 г. «Чесма» бросила якорь в порту Александровск (ныне Полярное) и спустя 5 дней была зачис­лена во флотилию Северного Ледови­того океана. Принять какое-либо уча­стие в боевых действиях линкору не довелось, а когда на флотилии узнали о революции в Петрограде, боевая деятельность уступила место полити­ческой.

В октябре экипаж «Чесмы» перешел на сторону Советской власти, но в марте 1918г. корабль был захвачен бе­логвардейцами и английскими интер­вентами, которые в течение двух лет использовали его на Белом море в ка­честве плавучей тюрьмы.

В марте 1920 г. под натиском насту­павшей Красной Армии белогвар­дейцы и интервенты спешно эвакуировались из Архангельска, бросив все не представлявшие ценности корабли. Бывший линкор «Чесма» был зачислен в состав Беломорской военной флоти­лии, что имело чисто моральный эф­фект. Уже 16 июня следующего года корабль был сдан на хранение в Ар­хангельский порт, а 3 июля 1924 г. его передали в Отдел фондового имуще­ства для разборки на металл.

И все-таки хочется верить, что точка в истории этих броненосцев еще не по­ставлена. До сих пор на дне Желтого моря у китайской военно-морской базы Люйшунь (бывший Порт-Артур) лежат остатки «Петропавловска» и «Севастополя». Планируемая в 1989 г. экспедиция Владивостокского клуба подводного поиска «Восток» по обсле­дованию этих кораблей так и не со­стоялась из-за нежелания китайского правительства разрешить подводные работы рядом с военным объектом. Тем не менее такая возможность не ис­ключается, поскольку Китай плани­рует в скором времени сделать этот район свободной экономической зо­ной и свернуть там все свои военные базы. И тогда в наших военно-морских музеях, возможно, появятся реликвии с этих, безусловно героических, кораб­лей.

 
Реклама:::


   Яндекс цитирования Rambler's Top100