С. Сулига, С. Балакин // Броненосцы типа "Полтава"

Бронирование

На броневую защиту этих кораблей приходилось от 2800 до 2900 т (ука­зываются разные цифры, что, по-видимому, связано с различной толщи­ной брони главного пояса на головном и последующих кораблях), или около 26% нормального водоизмещения.

Это был средний показатель. Напри­мер, у английских броненосцев (и япо­нских, строившихся в Англии) на броню приходилось от 30 до 33,5%.

Главный броневой пояс по ватерли­нии имел длину 73,15 м и высоту 2,29 м, из которых при нормальной осадке под водой находилось 1,39 м. Средняя часть длиной 46,2 м (от шп.32 до 70) имела толщину 406 мм (на «Полтаве» и «Севастополе» 368 мм), на 1,23 м от верхней кромки. В районе барбетов башен ГК (шп.20 - 32 и 70 - 80) тол­щина пояса на такой же высоте была 305 мм (на «Полтаве» и «Севастополе» 254 мм). К нижней кромке толщина пояса везде уменьшалась вдвое. С концов главный пояс закрывался траверзными переборками толщиной 229 (носовая) и 203 мм (кормовая).

Выше главного проходил 127-мм пояс длиной около 50 м и высотой тоже 2,29 м, который закрывался с концов наклонными к ДП переборками той же толщины, доходящими до барбетов ГК. Эти переборки уже не были сплош­ными, имея с каждого борта по двери. Толщина броневой палубы, проходя­щей по верхней кромке главного пояса, составляла 51 мм, а в оконечно­стях, где не было бортовой брони, па­луба была сводчатой (карапасной) с толщиной 63 мм в средней части и 76 мм на скосах и проходила ниже ВЛ.

Вертикальные стенки башен и бар­бетов ГК имели толщину 254 мм, бор­товых башен и барбетов—127 мм; крыши башен — 51 и 25 мм соответ­ственно. Боевая рубка была защи­щена 229-мм плитами.

Четыре 152-мм орудия, появив­шиеся на главной палубе после изме­нения состава вооружения, оказались без брони. Но с началом войны 1904 г. на всех трех кораблях борта между 152-мм башнями от главной до верх­ней палубы защитили полудюймо­выми листами железа общей толщи­ной 75 мм. Насколько эта мера была достаточной, выяснить не удалось из-за отсутствия за всю войну в эти места попаданий. На «Петропавловске» до­полнительно устроили заполненные углем железные ящики, проходившие от кромки борта до нижнего края пор­тов этих орудий. Такая защита оказа­лась вполне эффективной, хотя и слишком тяжелой [8].

Броня на этих кораблях отличалась не только по толщине, но и по качеству. По первоначальному проекту предпо­лагалось вертикальное бронирование производить сталежелезными пли­тами (так называемая броня «ком­паунд»), а бронепалубу изготовить из никелевой стали. Но вскоре появилась цельностальная броня с добавками хрома или никеля, броня, закаленная по способу Гарвея, и наконец в 1894 — 1895 гг.— броня, закаленная по спо­собу Круппа, превосходившая по прочности все остальные. Есте­ственно, это не осталось вне поля зре­ния русских кораблестроителей, и от применения сталежелезных плит отка­зались. Согласно «Отчету по Морскому ведомству за 1897 — 1900 гг.» на Виф­леемском заводе («Бетлехем айрон компани», США) было закуплено 550 т брони для «Севастополя» и 605 т для «Петропавловска» по цене 485,55 руб. за тонну. Для «Полтавы» приобрели 764 т брони на заводе Круппа (1018,6 руб. за т) и 610 т у фирмы «Деллинген» (1055,64 руб. за т). Выполненные авто­ром расчеты весовых составляющих бронирования этих броненосцев (см. табл.2) показали, что купленной брони хватало только на полный главный пояс, стены башен и барбетов ГК для «Полтавы» и на центральные участки пояса для «Петропавловска» (406 — 203 мм) и «Севастополя» (368 - 184 мм). Остальная броня, очевидно, была изготовлена на Ижорском заводе, ко­торый с 1895 г. перешел на выпуск сталеникелевых броневых плит. Практи­чески все справочные издания того времени указывают, что эти броне­носцы имели гарвеевскую броню (иногда следует уточнение — «в основ­ном»), хотя на самом деле первыми русскими кораблями с отечественной гарвеевской броней стали броненосцы типа «Пересвет» постройки 1895-1902 гг. Правильнее считать, что «Пе­тропавловск» и «Севастополь» имели сталеникелевую броню, за исключе­нием средней части главного пояса на последнем, которая состояла из гарвеевских плит. 406-мм сталеникелевую плиту для «Петропавловска» (размер 3,66x2,29 м, вес 22,88 т) 1.07.1895 г. подвергли обстрелу на Охтинском по­лигоне из 229-мм 30-калиберного ору­дия бронебойными снарядами Путиловского завода, которые выпуска­лись с различной скоростью. Мера со­противляемости брони тогда опреде­лялась по выстрелу, при котором сна­ряд только-только пробивал плиту и застревал в деревянном срубе. Именно таким оказался третий из пяти выстрелов (вес снаряда 446,25 рус. фунтов = 179 кг, скорость при ударе 531 м/с). Расчеты показали, что данная плита эквивалентна 546 мм железа (показатель сопротивляемости k = 546/406 = 1,345).

23.11.1895 г. там же испытывалась 368-мм гарвеированная сталеникелевая плита из партии, предназначенной для «Севастополя» (размер 3,66x2,29 м, вес 21,4 т). Поскольку уже стояли морозы, для достоверности испыта­ний плиту пришлось более суток по­догревать. Для этого построили подо­бие сарая, одну из стен которого обра­зовал сруб с закрепленной плитой. Внутри сарая три чугунные печки, установленные на расстоянии 0,75 м от поверхности плиты и отапливаемые коксом, поддерживали температуру +45 градусов Цельсия. Перед стрель­бой температура у поверхности плиты была плюс 20 - 25 градусов при тем­пературе воздуха минус 4. Снаряды перед выстрелом подогревали в воде до температуры около +15 градусов. Всего было произведено по три вы­стрела 229- и 152-мм стальными бро­небойными снарядами Путиловского завода, причем первые ударяли по нормали, а вторые, выпускаемые из нового орудия системы Канэ с боль­шой начальной скоростью, под углом 5 градусов к нормали. Результаты для снарядов одного калибра были сход­ными: все снаряды разбились, а их го­ловные части вварились в плиту, об­разовав всего одну трещину. Опреде­лить сопротивляемость плиты по пра­вилам не удалось, и за основу был взят пятый выстрел (229-мм снаряд весом 178 кг, скорость при ударе 588 м/с), когда снаряд прошел в плиту наиболее глубоко. Расчеты показали сопротивляемость, эквивалентную 635 мм железа (к=1,72). Таким обра­зом, 368-мм гарвеированная плита оказалась в 1,16 раза прочнее 406-мм негарвеированной. При равной же толщине это преимущество возра­стало до 1,3 раза.

Что касается крупповской брони «Полтавы», из которой был набран главный пояс, то ее сопротивляе­мость была еще выше. Первые же об­разцы брони, закаленной по способу Круппа, оказались в 2,3 — 2,9 раза прочнее железной.

28.10.96 г. на Охтинском полигоне произвели обстрел контрольной бро­невой плиты главного пояса «Полтавы» толщиной 254 мм и размером 2,44x4,27 м. Снаряд Пермского завода весом 48,12 кг, выпущенный из 203-мм пушки при уменьшенном заряде (скорость при ударе 758 м/с), пробил плиту и, разбившись, засел в деревянном срубе. К сожалению, сомнительность этих данных, взятых из уже упомяну­того «Отчета...» (203-мм снаряд весил 88, но никак не 48 кг), не позволяет оценить истинную сопротивляемость этой брони стандартным снарядам того времени на принятых дистанциях боя. Если же предположить ошибку и принять вес снаряда 88 кг, то при под­счете по формуле Жакоб-де Мара по­лучаем сопротивляемость, эквивален­тную 618 мм железа (k=2,43, то есть близко к результатам аналогичных обстрелов крупповских плит). Зато ка­чество брони барбетов ГК на «Пол­таве», которая, судя по цене, должна была быть наилучшей на корабле, до­велось проверить самым неожидан­ным образом. После испытаний ар­тиллерии ГК в июне 1900 г. выясни­лась необходимость срезать верхние 76 мм каждого барбета. Учитывая твердость цементированной брони, решили применить кислородную резку силами Обуховского сталели­тейного завода. Но в связи с отправ­кой броненосца на Дальний Восток был дорог каждый час, и рабочие Ме­таллического завода, находившиеся на «Полтаве», решили ночью, до при­хода мастеровых-обуховцев, попро­бовать, в чем проявляется преслову­тая «цементация». Каково же было их удивление, когда плита барбета под­далась сверлу! В одну ночь вручную «трещотками» вся необходимая броня толщиной 254 мм была отсверлена. Комментарии здесь излишни.

Распределение брони броненосца «Полтава»

Главный броневой пояс по ВЛ (с двух бортов) - 763 т

(в том числе средняя часть максимальной толщины - 552 т)

Носовая и кормовая траверзные переборки - 50+56 = 106 т

Верхний пояс с переборками - 303 т

Плоская часть бронепалубы -  599 т

Сводчатая бронепалуба в оконечностях - 156 т

Башни и барбеты 305-мм орудий - 2 х 150 + 2 х 159 = 618 т

Башни и барбеты 152-мм орудий - 4 х 41 + 4 х 29 = 280 т

Боевая рубка - 27 т

ИТОГО: 2852 т

(в английских тоннах - 2807 т)

Конечно, толщина бортового пояса на «Полтаве» была взята с большим запасом. 368-мм крупповскую броню не имел ни один дредноут времен первой мировой войны, а во второй мировой войне лишь считанные лин­коры несли по ВЛ более толстые, чем на «Полтаве», плиты. До первой миро­вой войны толщина крупповской брони на больших кораблях не пре­вышала 250 мм, а современный «Пол­таве» английский «Маджестик» имел 229-мм пояс из гарвеевских плит, считаясь отлично защищенным. Правда, последний имел за поясом еще и 102-мм скос броневой палубы.

Но хотя на «Полтаве» был пояс из крупповской брони, не пробиваемой уже с 15 кабельтовых никаким сна­рядом того времени, этот корабль не мог считаться хорошо защищенным.

Оставались небронированные око­нечности, очень слабые траверзные переборки главного пояса и верхний пояс из брони не самого лучшего ка­чества. Впрочем, в войну 1904-1905 гг. эта защита оказалась доста­точной: сказывалось резкое возра­стание дистанции боя и тяготение японцев не к бронебойным, а к фу­гасным снарядам. Однако в брониро­вании русских кораблей выявились и серьезные конструктивные недо­статки. Как показал опыт войны, гри­бовидная крыша боевой рубки, свес которой выходил за стены, улавли­вала осколки близко взорвавшихся снарядов и направляла их внутрь рубки через неоправданно широкие (305 мм) смотровые щели. При этом толщина стен рубки уже не имела большого значения: залетавшие через щели осколки выводили из строя всех, кто управлял кораблем в бою. Принятые на русском флоте по французскому примеру закрытые вращающиеся над ВП эллиптические башни с вертикальными стенками и выпуклой крышей также оказались очень уязвимыми. Они имели огром­ные, ничем не прикрытые передние амбразуры, слабое крепление крыши башни к стенкам и отдельных криволинейных плит стенок между собой. В большой зазор между ниж­ней кромкой башни и верхней палу­бой легко проникали осколки снаря­дов, разрушавшие металлический мамеринец и заклинивавшие пово­ротную платформу. Особенно по­страдали от этого броненосцы 2-й Тихоокеанской эскадры в Цусим­ском бою, тогда как на кораблях Порт-Артурской эскадры с началом войны металлические мамеринцы были благоразумно сняты. Принятые же тогда на японском флоте башни английского образца, развившиеся из башенноподобного щита над не­подвижным барбетом, не имели этих недостатков. Их плоские, простые в изготовлении и надежные в крепле­нии между собой броневые плиты стен и крыши были установлены под рациональными углами наклона, что увеличивало эффективную толщину брони. Поворотная платформа с ору­диями и защитой вращалась внутри мощно защищенного барбета, высту­павшего над верхней палубой, что практически исключало ее заклини­вание осколками. Бронирование ба­шен среднего калибра также имело конструктивный недостаток. Правда, их нижняя кромка защищалась от осколков металлическим кольцом большего, чем башня, диаметра, установленным на верхней палубе. Но броневое прикрытие податочной трубы (барбет) состояло не из сплошного цилиндра, а из двух: верх­него, большего диаметра, укреплен­ного под башней на верхней палубе, и нижнего, с меньшим диаметром, иду­щего от этой палубы до броневой. Этим сэкономили вес податочной трубы, но в результате верхнее кольцо, прикрепленное к палубе только уголками, могло сместиться не только при попадании снаряда, но даже при близком разрыве.

 
Реклама:::
Где заказать осетинские пироги kylinarium.ru/menu/pies/.

   Яндекс цитирования Rambler's Top100