С. Сулига, С. Балакин // Броненосцы типа "Полтава"

Вооружение

В 1893 г. проектное вооружение решили изменить, установив ору­дия новых систем: 305-мм с длиной ствола 40 калибров системы Обуховского завода образца 1892 г. и 152-мм с длиной ствола 46 калибров си­стемы Канэ образца 1892 г. Новые орудия обеспечивали высокую на­чальную скорость полета снаряда (а значит, большую дальность стрельбы и лучшую бронепробиваемость), были скорострельнее и стре­ляли бездымным порохом. По­скольку орудия 152/45 были более чем вдвое легче орудий 203/35 (то же касалось и снарядов), оказалось возможным установить, дополни­тельно четыре орудия — на главной палубе между основаниями борто­вых башен. Такое вооружение де­лало русские броненосцы сильней­шими в мире. К сожалению, это пре­восходство сохранялось недолго, да и то лишь на бумаге. В1894 г. Англия, обеспокоенная ростом морских сил Франции и России, приступила к строительству девяти мощных бро­неносцев типа «Маджестик» боль­шего размера и с аналогичным воо­ружением (четыре 305/35, по двенад­цать 152/40 и 76-мм орудий). Эти ко­рабли начали вступать в строй с 1895 г., а достраивавшиеся русские бро­неносцы ждали своих орудий до 1897 - 1899 гг., когда такое вооруже­ние стало уже стандартным.

Башенные установки ГК для «Пол­тавы» и «Севастополя» были зака­заны Металлическому заводу по цене 189 500 руб. со сборкой на ме­сте, а для «Петропавловска» — Обуховскому заводу, по тем же черте­жам. Когда выяснилось, что «Петро­павловск» войдет в отрой раньше других, а Обуховский завод не успе­вает изготовить заказ в срок, то ре­шили собирать на нем установки Ме­таллического завода, предназначав­шиеся для «Севастополя». На по­следний соответственно поставили башни Обуховского завода. Оконча­тельная стоимость со сборкой соста­вила 193 340 руб, на одну башенную установку..

По первоначальному проекту бро­невая защита башни ГК весила 446 т, но из-за требования Морского техни­ческого комитета (МТК) экономить вес конструкцию установки изме­нили, после чего вес брони с под­кладкой составил 328 т, а всей башни без орудий — 496 т. Установки имели угол обстрела 270 град., угол возвы­шения орудий —15 град., гидравли­ческие приводы наводки и заряжа­ния и электрическую подачу боеза­паса. Заряжались орудия при фикси­рованном угле возвышения, но при любом положении башни, что вы­годно отличало эти корабли от ино­странных современников (на первых «маджестиках» 305-мм орудия могли заряжаться только при положении стволов вдоль диаметральной пло­скости корабля). Однако это преиму­щество русских установок своди­лось на нет плохой конструкцией замка, не позволявшей в большин­стве случаев уложиться в контрак­тную скорострельность один вы­стрел в 1,5 минуты. Открытие и за­крытие замка занимало 14с (при руч­ном заряжании еще больше), причем требовалось строго горизонтальное положение орудия, а не тот угол воз­вышения, при котором оно заряжа­лось. Это вместе с требованием МТК обеспечить возможность заряжания и выстрела одним человеком (совер­шенно ненужным на корабле с экипа­жем 650 человек) привело к тому, что на производство даже неприцель­ного выстрела из 305-мм орудия тре­бовалось 2 — 2,5 минуты — почти вдвое больше, чём на иностранных кораблях того времени. Стремление ускорить процесс заряжания могло привести к печальным результатам. Так, на имевшем такие же пушки ГК «Сисое Великом» 15 марта 1897 г. во время учебных стрельб у о.Крит из-за неплотно закрытого замка левого орудия произошел взрыв в кормовой башне. Силой взрыва расколотая надвое крыша башни была перебро­шена на носовой мостик, а из башен­ной прислуги и людей, находившихся рядом с ней на верхней палубе, 33 че­ловека были убиты или тяжело ра­нены. Из-за спешки с отправкой «Пе­тропавловска» на Дальний Восток испытания его башенных установок ограничили проверкой возможности их вращения после всех контроль­ных выстрелов. На артиллерийских испытаниях «Полтавы» в июне 1900 г. после выстрелов усиленными заря­дами (170 кг) башни перестали пово­рачиваться - из-за слабых крепле­ний вращающиеся части установки ударялись о неподвижную броню барбета, и в конце концов поворот­ная платформа осела на барбет. По­ложение было критическим — гото­вящийся уйти в заграничное плава­ние броненосец оказался без глав­ного оружия. В экстренном порядке решили срезать сверху на 76 мм броню барбета и усилить подкрепле­ния башен. Часть работ на «Полтаве» и «Севастополе» произвели до их ухода на Дальний Восток, а осталь­ные, включая все на «Петропавлов­ске», по разработанному в январе 1901 г. Металлическим заводом проекту следовало сделать уже во Владивостоке и Порт-Артуре. Таким образом, вся экономия веса, достиг­нутая на стадии проектирования по требованию МТК, была с избытком поглощена весом подкреплений. Вместе с тем начальнику эскадры Ти­хого океана было предписано «не производить из 12" (то есть 305-мм.-С.С.) броненосцев «Полтава», «Сева­стополь», «Сисой Великий» и «Петро­павловск» стрельбы залпами». После установки всех положенных под­креплений стрельба разрешалась «в бою при всяких условиях, а в мирное время стрельбу залпами и боевыми засадами при углах снижений произ­водить лишь в крайних случаях. Башни 152-мм орудий для этих кораблей проектировал и изготавливал Обуховский завод. Их особенностью был поворотный стол круглой формы, а не эллиптической, как на всех последующих аналогичных установках. Углы обстрела бортовых башен были 125 — 135 градусов (но­совые 0 — 135, кормовые 45 —180), а батарейных 152-мм орудий —100 гра­дусов (по 50 от траверза). Угол воз­вышения стволов равнялся 15 — 18 градусам, снижения — 5 градусам. Приводы поворота башен и подачи боезапаса были электрические и ручные, подъема и опускания ство­лов - ручные. Первоначально для 152/45 орудий Канэ предполагалось иметь унитарный патрон, но для удобства заряжания, которое произ­водилось вручную, заряд отделили от снаряда, оставив первый в латун­ной гильзе. Использование зарядов в гильзах, а не в шелковых картузах, как ранее, повышало взрыво- и пожаробезопасность боезапаса, а также скорострельность орудия за счет отказа от продувки ствола сжа­тым воздухом после каждого вы­стрела.

Технические данные русских орудий

Орудие, мм/кал.

Вес ствола, т;
снаряда, кг;

заряда, кг
Нач. скорость,
м/с
Дальность
стрельбы,
каб.
Скорострельность,
выстр./мин.
Пробитие
брони*, мм
с 3 км; с 5 км

305/40

43; 331,3; 106

792

69,9

0,3-0,7

387;305

152/45

5,8; 41,3; 12,9

792

52,4

2-5

152;114

47/43,5

0,3; 1,5;.?

701

30,0

13-20

37/22,8

0,03:0,5 ; ?

442

17.0

10-19

* для крупповской цементированной брони

Палубные установки имели много недостатков и при стрельбе на боль­ших углах возвышения часто выхо­дили из строя (особенно их подъем­ные дуги и компрессоры). К этим не­достаткам у башенных установок, имевших такие же станки, но без ме­ханизмов поворота, добавлялись множество лишних блокировок в по­даче, ненадежность электромагни­тов, реле, контактов и т.п. В бою из-за непрерывных поломок, для устране­ния которых привлекались люди из машинной команды, средняя скоро­стрельность 152-мм орудий падала до 1 выстрела в минуту.

Новое противоминное вооружение составляли 12 (на «Петропавловске» 10) 47-мм и 28 37-мм орудий системы Гочкиса образца 1896 г. Такое воору­жение считалось достаточным, учи­тывая небольшие размеры минонос­цев того времени. 47-мм скоро­стрелки стояли по шесть на борт: по бокам боевой рубки (на «Петропа­вловске» здесь стояли десантные 63,5-мм пушки на корабельных ла­фетах), по бокам носовой трубы и грот-мачты (все шесть на спардеке), перед якорными кат-балками и кор­мовым балконом (на главной палубе) и в самой корме под балконом. Де­сять 37-мм орудий находились на боевом марсе, шесть на навесном мостике, четыре в корме на главной палубе и шесть в корме на нижней па­лубе. Еще два 37-мм орудия предна­значались для минных катеров. Во время войны 1904 — 1905 гг. стоящие слишком близко к воде орудия ниж­ней палубы были сняты. Часть из них перенесли на кормовой балкон, спардек или навесной мостик, а остальные передали на береговые позиции Порт-Артура. Для вооруже­ния десантных партий имелось по две пушки 63,5-мм/19 кал. системы Барановского, которые могли уста­навливаться на корабельном или ко­лесном лафете, вести огонь со шлю­пок.

Минное вооружение состояло из 6 минных (торпедных) аппаратов: че­тырех надводных 381-мм Металлического завода образца 1889 г. на нижней палубе (2 неподвижных в оконечностях без всякой защиты и 2 бортовых на поворотных станках за броней 127-мм пояса чуть сзади грот-мачты с углами обстрела 35 гра­дусов в нос и 45 в корму) и двух под­водных неподвижных калибром 457 мм производства завода Лесснера образца 1892 г., установленных пе­ред носовой башней с наклоном на­зад от траверза на 10 градусов (на «Севастополе» 12). Высота располо­жения надводных и углубление под­водных аппаратов на кораблях не­сколько отличались (на 8 — 30 см). 381-мм торпеды образца 1894 г. имели вес 462,2 кг, заряд 81,8 кг, ско­рость хода до 26,75 уз. и дальность хода от 3 до 7 кабельтовых, а 457-мм образца 1892 г. весили 507 кг и имели максимальную скорость 25 уз. В мин­ном погребе под отделением подвод­ных торпедных аппаратов хранились 50 сфероконических мин загражде­ния, предназначенных для поста­новки с катеров и шлюпок. Корабли несли по два минных катера водоиз­мещением 6,5 и 6,8 т и скоростью хода 9,6 и 9,2 уз. Каждый катер воо­ружался аппаратом для метательных мин (торпеда без винтов, двигав­шаяся только за счет инерции после выстрела) и 37-мм пушкой.

Все погреба боезапаса, за исклю­чением погребов с небольшим коли­чеством 152-мм снарядов и зарядов под бортовыми башнями, были рас­положены вокруг оснований башен ГК вне бортовой брони. На каждое 305-мм орудие приходилось по 58 снарядов, на каждое 152-мм ору­дие — по 200. Такое сосредоточение большого количества взрывчатки в непосредственной близости от бор­тов и днища при подрыве на мине или попадании торпеды могло привести к детонации боезапаса (что и случи­лось с «Петропавловском» 31 марта 1904 г.).

 
Реклама:::

nalivnye-poly.ru полимерные полы для паркингов;шиномонтаж московский район

   Яндекс цитирования Rambler's Top100