Описание дел мореходной канонерской лодки «Кореец» 26-го и 27-го января 1904 года

Беляев

Правка и редактирование - Г.А. Шишов


Русско-японская война 1904-1905 гг. Действия флота. Документы. Отдел III. 1-я Тихоокеанская эскадра. Книга первая. Действия на Южном морском театре войны. Выпуск 1-й. Период Командования флотом Вице-Адмирала Старк. Издание Исторической комиссии по описанию действий флота в войну 1904-1905 г.г. при Морском Генеральном Штабе. СПб, 1911, с. 154-161

Получив от русского посланника в Сеуле секретные пакеты на имя Наместника ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА на Дальнем Востоке и разрешение старшего на рейде в 3 часа 40 минут дня 26 Января сего года снялся с якоря и пошел из Чемульпо в Порт-Артур.

В кранцах имел заряды для первых выстрелов. Погода была тихая, горизонт закрыт мглою.

Через четверть часа открыл по носу японскую эскадру, о чем сделал соответствующий сигнал на крейсер I ранга «Варяг», оставшийся на якоре в Чемульпо.

Эскадра шла в двух кильватерных колоннах, прикрывая три транспорта. В правой колонне были крейсера II класса «Chiyoda», «Naniva», крейсер типа «Akashi» и «Asama». в левой колонне были 4 миноносца. Расстояние между колоннами было около 2-3 кабельтовое.

За островом Iodolmi виднелось еще несколько судов, которых за мглою не мог разобрать. Когда сблизился с японцами, миноносцы их, по сигналу с крейсера «Asama», изменили курс влево настолько, что я не мог не войти между обоих колонн.

Бортовые орудия японских крейсеров были без чехлов, направлены по траверзу и прислуга стояла по орудиям. Аппараты же миноносцев были под чехлами. От линии крейсеров проходил в расстоянии 1 -172 кабельтова. Когда я подходил к траверзу второго крейсера, концевой крейсер «Asama» застопорил машину и повернул ко мне лагом, направив на меня орудия; миноносцы же, повернув за мною, атаковали меня с обеих бортов, попарно.

Видя намерение японцев не допустить меня к выходу в море, - но находясь в пределах нейтрального рейда и принимая во внимание положение «Варяга», стоявшего на рейде без паров, а также не подозревая об открытии неприязненных действий японцами, решил до последней возможности огня не открывать, а, повернув на рейд, присоединиться к «Варягу».

Во время этого поворота лодки, миноносец, бывший на ее левом траверзе, выпустил в меня первую мину, прошедшую в 4-5 саженях за кормою лодки; это было в 4 часа 35 минут дня.

Тотчас была пробита боевая тревога, через 2 минуты батарея готова, и лодка легла на курс к якорному месту. В 4 часа 40 минут была выпушена в меня вторая мина, прошедшая, так же как и первая; вслед за второй выпушена третья мина в правый борт; эта последняя, не дойдя до борта около трех саженей, по неизвестной причине, показав винты, затонула.

После второй мины пробита «короткая тревога» и «открыть огонь»; но в виду вялости атаки и приближения к иностранным судам, стоящим на рейде, пробил «перестать стрелять». Во время этого сигнала, - из правой кормовой 37 мм скорострельной пушки было сделано два выстрела; прислуга же остальных орудий с громадным самообладанием продолжала наводку заряженных орудий на миноносцы.

В конце атаки один из миноносцев, обогнав лодку с правой стороны ее, начал сближаться с ней, с намерением атаковать; я направился на него, решив таранить, но миноносец положил лево на борт и, описав циркуляцию, оказался за кормой лодки, не выпустив мины.

В 4 часа 55 минут дня стал на якорь под кормой крейсера «Варяг». На рейде уже находились японские крейсера «Chioda», «Akashi» и «Naniva». Крейсер «Asama» на якорное место не приходил. В 5 часов 10 минут три японских транспорта и четыре миноносца стали на рейде.

По приходу на рейд, явился с докладом о происшедшем к командиру крейсера 1-го ранга «Варяг», от которого получил приказание быть готовым ко всем случайностям.

Оставался всю ночь в полной боевой готовности.

С наступлением темноты японские миноносцы, стоявшие в 2 кабельтовых к О от лодки, направили свои аппараты в ее борт.

Начиная с 7 часов 20 минут вечера, японцы при помощи местных, мелких пароходов и барж свозили десант на пристань г. Чемульпо, освещенную кострами. В 2 часа утра 27 Января японский миноносец ушел в море. В 4 часа 50 минут утра пришел с моря японский миноносец, и было слышно, как с него передавались голосом на японские крейсера какие-то приказания.

В 5 часов 15 минут утра два японских транспорта ушли в море.

В 7 часов 45 минут утра ушла в море японская эскадра, но «Chiyoda» остался на якоре.

В 8 часов 30 минут утра ушел в море последний японский транспорт.

В течение ночи, по сведениям с берега, высажено в Чемульпо 3000 человек десанта.

В 8 часов 30 минут утра, по сигналу, отправился на крейсер I ранга «Варяг».

В 9 часов 30 минут утра крейсер «Chiyoda», по возвращении с берега своего катера, ушел в море.

В 9 3/4 часа утра, возвратясь на лодку, объявил, что Япония начала враждебные действия, а также объявил и содержание письма японского адмирала к командирам иностранных судов; в нем предъявлялось к русским судам требование выйти в море до 12 часов дня; если же это не будет исполнено, - предлагалось военным судам других наций покинуть рейд к 4 часам дня, так как японцы будут тогда атаковывать русских на рейде. Командир крейсера I ранга «Варяг» решил сделать попытку обеими судами прорваться.

После этого я приказал немедленно готовиться к решительному бою. Тогда было выброшено за борт все лишнее дерево, люки, трапы, входные рубки, гик, гафеля, стеньги; убран весь лишний такелаж и вообще все, что могло дать пищу огню. Машину защитил от осколков боевыми решетками, а выше их сетками из 1 д. стального троса, положив на эти сетки медные решетки, снятые с выброшенных за борт светлых люков.

Осмотрены и задраены все водонепроницаемые двери, горловины и люки. Изготовлен пластырь и опробованы все имеемые пожарные средства, которыми в последующем бою поливались палубы.

В присутствии комиссии сожжены секретные карты, а также секретные приказы и шифр.

Чтобы лодка ни в коем случае не могла достаться врагу, обе крюйт-камеры приготовили к взрыву. В 10 часов 30 минут дан команде обед. В 11 часов 20 минут дня, по сигналу, переданному семафором с крейсера I ранга «Варяг», снялся при полном штиле с якоря и вступил ему в кильватер.

Офицеры и команда военных судов всех наций провожали идущих в бой нашим гимном и долго несмолкаемым «ура».

По съемке с якоря, тотчас же поставил команду во фронт, простил все штрафы и поздравил с началом войны и вступлением в первый бой. В ответ раздалось восторженное «ура» офицеров и команды.

Воодушевление охватило неудержимо всех, до последнего матроса и было настолько могуче, что даже вольнонаемный повар Криштофенко, отказавшийся перед съемкой с якоря съехать на берег, просил выдать ему ружье. В бою был у кормовой подачи.

За островом Iodolmi с утра ожидала японская эскадра из шести крейсеров с 8 миноносцами.

Снявшись в кильватер «Варягу», вскоре я обошел его и шел некоторое время впереди, пока он не обогнал меня.

Расстояние между судами держалось от 1 до 1,5 кабельтова.

В 11 3/4 часа дня, когда отошел от якорного места на 4 мили, японцы открыли огонь с расстояния 45 кабельтовов.

Японская эскадра находилась в 3 милях за островом lodolmi в строю пеленга на курсе, приблизительно, SSO и прикрывала северные выходы в море.

Порядок судов, начиная с S-a: «Naniva», «Takashiho», «Niitaka», «Akashi», «Chiyoda» и «Asama». Восемь миноносцев укрывались за крейсерами. После наших первых выстрелов, «Niitaka» переменил место и стал головным впереди крейсера «Naniva».

Далее к югу за North Watcher виднелось еще несколько судов. Отвечая японцам, открыл огонь из правого 8 дм погонного орудия, направляя его по «Asama» и «Takashiho». Стрелял фугасными бомбами.

Когда первый наш снаряд дал большой недолет, прицелы поставил на предельную дистанцию, но все-таки получались недолеты; в виду чего временно прекратил огонь. Но вскоре открыл его из правого 8 дм и кормового 6 дм орудий.

Когда был замечен взрыв около кормовой башни крейсера «Asama»,- команда приветствовала громким «ура» эту первую удачу. Кроме того, был замечен взрыв и на четвертом, по порядку строя, японском крейсере.

Снаряды неприятеля, кроме трех недолетов, давали по мне перелеты.

Неприятель стрелял также фугасными снарядами, снаряженными, по-видимому лидитом; большинство их разрывалось при падении. Одним из множества осколков, сыпавшихся вокруг лодки, пробито таранное отделение на 1 фут выше ватерлинии.

В 12 часов 15 минут дня на «Варяге» под усиленным огнем неприятеля вспыхнуло два одновременных пожара. В это время огонь неприятеля достиг наивысшего напряжения, а перелеты снарядов заметно уменьшились в дальности и они уже разрывались вблизи лодки. Около 12 часов 15 минут дня, когда «Варяг», имея заметный крен, поднял (П.) и начал поворачивать вправо с уменьшенным ходом, я изменил курс влево и, избегая соствориться, по отношению к неприятелю, с «Варягом», уменьшил ход и описал циркуляцию в 270 градусов влево. Когда «Варяг» повернул на рейд, следовал за ним, дав полный ход - и прикрывал его, сначала огнем левого 8 дм. и кормового 6 дм. орудий, а потом только кормовым огнем. Из 9 фун. пушек в бою было сделано три выстрела, но вследствие недолетов, стрельбу из этих орудий прекратил.

Японская эскадра преследовала нас, при чем расстояние до нее уменьшалось до 30 кабельтовое и падение снарядов лодки наблюдалось около борта крейсеров.

В 12 часов 45 минут дня, когда лодка приблизилась к нейтральным судам, неприятель огонь прекратил, оставаясь, сам за Iodolmi. Одновременно с ним прекратил огонь и я. «Варяг» стал на якорь на рейде в 1 час дня; а я, согласно разрешения старшего, стал близ о-ва Обсерватории. В 3 часа дня, когда японская эскадра приблизилась к Iodolmi, пробил тревогу; но эскадра далее на рейд не пошла, почему пробил отбой.

В 3 часов 15 минут дня с крейсера «Варяг» прибыл на лодку мичман Балк и передал от своего командира, что команду «Варяга» решено перевезти на нейтральные суда, а крейсер «Варяг» уничтожить. В это же время прибыл капитан парохода О-ва Восточно-Китайской железной дороги «Сунгари», которому я, в силу состоявшегося уже соглашения с агентом этого пароходства, приказал пароход потопить, испортив котлы.

В 3 часа 20 минут собрал офицеров и, сообщив им о решении командира крейсера I ранга «Варяг», предложил, начиная с младшего, высказать свой взгляд о дальнейшем образе действий.

Решение было единогласное: предстоящий через полчаса бой не равен, вызовет напрасное кровопролитие, а может быть и гибель всей команды, при чем мы даже не имеем возможности нанести вреда неприятелю, а потому необходимо команду свезти на нейтральные суда, а лодку взорвать к 4 часам дня.

Согласившись с ними, приказал спустить шлюпки и посадить на них команду, запретив брать с собою вещи, за малостью времени до нападения и за ограниченностью места на шлюпках.

Осмотрены и проверены приспособления к взрыву.

Взрыв был произведен с верхней палубы замыканием гальванического тока, которым воспламенялась перовая трубка, вставленная в пятнадцатиминутный фальшфейер, помещенный в крюйт-камере в промасленную паклю, которую окружали картузы с порохом.

Из числа охотников произвести взрыв, назначил лейтенанта Левицкого, мичмана Бутлерова, младшего инженер-механика Франк, боцмана Софронова, артиллерийского квартирмейстера Ваганова, минного квартирмейстера Емельянова; матросу же Дьячкову и писарю Глазунову приказал сесть в вельбот.

В 3 часа 35 минут дня все шлюпки, за исключением четверки с мичманом Бирилевым (так в документе В.К.), отвалили от борта. В 3 часа 45 минут отвалила четверка с охотниками.

В 4 часа 5 минут дня последовало два взрыва с промежутками 2 или 3 секунды и лодка погрузилась на дно, при чем вся носовая часть была оторвана и перевернулась вверх килем, а кормовая - разорвалась на части; середина судна стала на киль, из воды торчала коронка трубы.

Этим взрывом все тяжелые предметы были сорваны с мест (орудия, установки, боевые фонари и пр.) и далеко отброшены от лодки в воду.

Таблицы опознательных сигналов и сигнальные книги были сожжены заранее в присутствии комиссии.

На гребные суда взяты: два судовых образа, Царская грамота, Высочайше пожалованный серебряный рожок с Георгиевскою лентою, деньги из сундука, вахтенный журнал и денежная отчетность.

Взятые для защиты от японских шлюпок ружья были выброшены за борт при приближении к французскому крейсеру «Pascal», а наши шлюпки, после того как команда вышла на палубу крейсера «Pascal», были прорублены во многих местах, а когда начали тонуть, брошены.

По сведениям с итальянского крейсера «Elba» и по свидетельству лиц, находившихся на катере (крейсера «Talbot»), возвращавшемся во время боя с японской эскадры, неприятель в бою при Iodolmi потерял миноносец, затонувший около японских крейсеров.

По дальнейшим известиям, крейсер «Asama» сильно поврежден: у него подбита кормовая башня и разрушена во многих местах броня; он был введен в док в Японии. Крейсер же «Takashiho», после боя отправленный в Японию для исправления повреждений, затонул в море.

Кроме того, неприятель понес серьезные потери в личном составе. Эти и другие потери неприятеля вызвали угнетенное настроение в японском населении, и празднества и торжества, заранее готовившиеся в Сеуле, Чемульпо, Шанхае и в самой Японии, были отменены.

Как в бою, так и в эти трудные дни, весь личный состав, вверенной мне лодки, начиная со старшего офицера и кончая последним матросом, проявил высокие боевые качества и служил с непоколебимым мужеством и отвагой.

Все исполнили свой долг*.

В бою сделано из 8 дм. орудия-22 выстрела, из 6 дм.-27 и из 9 фунтовой пушки-3 выстрела. Убитых и раненых не было.


Подписал: Капитан 2-го ранга Беляев.

* Список наиболее отличившихся офицеров и нижних чинов при подлинном рапорте.

 
Реклама:::
По материалам: http://www.valencia-today.ru/2875.html.
хамон купить Москва;Ищу грузоперевозки по казахстану http://gruz.spark-logistics.kz;Строите или делаете ремонт: заказать пиротехнику. Заказать пиротехнику - выгодно.

   Яндекс цитирования Rambler's Top100