Заявление К1р. Бейли по поводу Чемульпинского боя

Proceedings of the United States Naval Institute
Volume XXX, No.2, June 1904, Whole No. 110

Материал прислал Евгений Скибинский
Перевод русской версии Евгений Скибинский



Данный документ - это версия сугубо для печати, а не рапорт по команде.
Евгений Скибинский

Заявление К1р. Бейли по поводу Чемульпинского боя.


В отношении боя между русскими кораблями "Варяг" и "Кореец" с японским флотом, я имею заявить следующее:

К1р. Руднев говорит, что вынос раненых на носилках оказался невозможным; сами носильщики получали ранения во время транспортировки, и всего пять человек в были конце-концов доставлены к доктору на боевой перевязочный пункт внизу. Доктор говорит, что из этих пяти двое были уже почти мертвы когда их принесли. На "Варяге" проводились занятия с матросами по "оказанию первой помощи"; перевязочные пакеты находились повсеместно и доктор говорит, что таким образом удалось спасти несколько жизней. Русские матросы замечательно переносят операции.

Во время боя, на верхней палубе "Варяга" было занято 150 человек, и почти все убитые и раненые были из числа этих 150, что составило 28% убитыми и 45% ранеными. Следует также не забывать об отсутствии у артиллерии крейсера щитов, вследствии чего расчёты оказались практически неприкрытыми, а также о том, что японцы использовали в основном шрапнель, судя по пробоинам в шлюпках, трубах, и т.д. В машине всё было спокойно, как на учебных стрельбах. В одной из кочегарок (всего их пять, без продольной переборки) вода поднялась до топок котлов, но не пошла в остальные кочегарки. Считается, что она влилась через пробоину на ватерлинии, полученную в тот момент когда "Варяг" накренился и уменьшил ход во время поворота.

Во время получения "Варягом" наибольших повреждений - т.е., пока дистанция до неприятеля оставалась неизменной а ход малым во время поворота - на крейсере могли действовать всего четыре орудия (это мне рассказал старший офицер, находящийся в данный момент на моём судне). Одно 12-ти фунтовое орудие было отброшено через всю палубу с левого борта на правый. Одна из патронных беседок загорелась на палубе, и занялась так быстро, что двое матросов получили смертельные ожоги, и труп одного из них - в горящей одежде - свалился в шахту элеватора. Всего же пожаров было пять, из них четыре были успешно потушены с помощью пожарных магистралей, а пятый (вызванный снарядом разорвавшимся в провизионке и давший такой дым, что потребовалось открыть иллюминаторы) также скорее всего был бы потушен не затони судно так скоро.

Дистанция измерялась офицером на полубаке и передавалась к орудиям с устройства на марсе, но оба матроса на марсе были тяжело ранены - у одного из них нога была так прижата загнувшимся куском марсового ограждения, что для его освобождения потребовалось отрезать часть плоти на его ноге. Доктор был на перевязочном пункте внизу; артиллерийский, минный и штурманский офицеры находились в боевой рубке вместе с рулевым и матросом у машинного телеграфа, а старший офицер бегал по верхней и жилой палобам организуя тушение пожаров, помогая с подачей боезапаса и т.д. Командир стоял возле входа в боевую рубку, и во время боя, когда его горнист и ординарец следовавшиe за ним повсюду находились по обе стороны от него между самой боевой рубкой и входным экраном, прилетевшими осколками разорвавшегося снаряда убило горниста и ординарца а самому командиру оцарапало щёку.

В боевой рубке никто не был ранен. Повреждения сигнальных фалов были минимальными; фор-стеньга была рассечена, а верхние фалы перебиты, в результате упал один из боевых флагов крейсера. Палубы были заблаговременно политы водой. Внутренняя связь работала нормально, но после повреждения рулевого управления на палубе было так шумно а офицеры до того оглохли, что переговорная труба на ручной штурвал оказалась бесполезной и крейсер управлялся машинами вплоть до выхода из боя. Причину повреждения рулевого управления определить трудно, но большинство согласно во мнении, что тяги, идущие к рулевой машине были прострелены, и все приводы - паровой, электрический и гидравлический - были перебиты одновременно. Так как телемотор имеет всего одну тягу, подобное утверждение выглядит правдоподобно. Шлюпки были посечены осколками, кроме парового катера, который находился на рострах по правому борту в носу; он практически не пострадал и уже введён в строй японцами.

Должно быть, по "Варягу" было выпущено большое количество шрапнели (судя по круглым пробоинам) но не много лиддитных снарядов, так как случаев отравления газами не наблюдалось. Раненые очень страдают от кусков одежды попавших в раны, доктора продолжают эти куски удалять и сейчас. Многие имели раны с отверстиями размером с диаметр мизинца и глубиной от 1/4 до 1/2 дюйма, но без всяких посторонних обьектов, как то - железа и т.д., и без ожогов по краям раны. - United Service Gazette.

 




Captain Bayly's Report on the Battle of Chemulpo.

In connection with the engagement between the Russian ships Variag and Korietz and the Japanese fleet, I beg to enclose the following remarks:

Captain Roudneff states that the carrying away of the wounded on stretchers became impossible; several men were carrying them when shot down, and only five men altogether were brought to the doctor below the water line, while of these five the doctor of the Variag says two were practically dead when they arrived. They have held classes on board the Variag to instruct the men in "first aid"; bags of bandages had been served out, and the doctor says that some lives thus saved by being thus treated. The Russian sailors bear their operations wonderfully well.

There were 150 men employed on the Variag's upper deck during the action, and nearly all the killed and wounded were out of these 150, which is 28 per cent killed, 45 per cent wounded. It must not be forgotten that, having no gun shields, her guns' crews were practically unprotected and that shrapnel shell were largely used, to judge by the holes in the boats, funnels, etc. All was quiet in the engine room, as though they had been at target practice. In one stokehold (they have five with no fore and aft bulkhead) the water came up to the floor of the furnaces, but did not get into the other stokeholds. It is believed to have come through a hole made in Variag's water-line when she was inclined and traveling at a reduced speed while turning.

While suffering her severest punishment - i. e., when she was turning thus keeping the range constant and her speed reduced - she had only four guns (I am told by her commander, who is living with me) that were not temporarily disabled. One 12-pounder was knocked clean across the deck from port to starboard. One set of cartridges caught fire on deck and burned so rapidly that two men were burnt to death, the body of one falling down the ammunition hoist with the clothes on fire. There were five fires altogether, of which four were successfully combated by the fire mains, and the fifth (which was caused by a shell bursting in the flour-tank and which caused such a smoke that the scuttles had to be opened) would probably have been put out had not the ship sunk.

The range was taken by an officer on the forecastle and shown to the guns by an instrument in the top, but both men in the top were seriously wounded, one having his leg so nipped by a portion of the fractured steel of which the top is made that they had to cut some of the flesh of his leg away so as to extract him. The doctor was below the water-line; the gunnery, torpedo and navigating lieutenants, together with the helmsman and a man for working the engine-room telegraphs, were in the conning tower, the commander was running from place to place on the upper and main decks to stop fires, assist supply ammunition, etc. The captain stood near the entrance of the conning tower, and during the action, when his bugler and orderly who followed him about were on either side of him between the conning tower and its entrance screen, some pieces of a bursting shell arrived, killed the bugler and orderly and bruised the captain on the cheek.

None in the conning tower were hurt. Very few signal halyards were shot away; her fore topsail yard was shot in two, and her peak halyards were cut, bringing down one of her ensigns. The decks were wetted before going into action. All communications worked well, but after the steering gear was damaged the noise on deck was so great and the officers on deck were so deaf with the noise that the voice tube to the hand-wheel was of little service and the ship was steered with the propellers until out of action. The cause of the accident to the steering gear is very obscure, but the consensus of opinion is that the rods leading to the steering engine were shot through, all the connections, steam and electric and hydraulic, being cut through at the same time. Being only one rod as far as the telemotor, that would easily be the case were they not duplicated. The boats were riddled with holes except a steam pinnace, which was hoisted to davits on the starboard side forward; she was practically untouched, and has since been salved by the Japanese.

A very great deal of shrapnel must have been fired at the Variag, judging by the round holes, and not much lyddite, for there seems to have been no inconvenience from poisonous gases. Much trouble has been caused to the wounded on account of the pieces of cloth that are constantly being extracted. Many men are wounded with punctures, holes about as large as the top of the little finger and from 1/4 inch to 1/2 inch deep, but with no foreign substance, such as iron, etc., being present in the wound, and no sign of scorching round the mouth of the wound. - United Service Gazette.
 
Реклама:::
Персональный сайт ростов.

   Яндекс цитирования Rambler's Top100