ПРИКАЗ Коменданта Крепости Порт-Артур 27 февраля 1904 года. № 185

ПРИКАЗ

Коменданта Крепости Порт-Артур

27 февраля 1904 года.

№ 185

В ночь с 25-го на 26-е число японская эскадра в составе 14 больших судов и нескольких миноносцев снова подошла к Артуру. В 11 часов 35 минут ночи начались минные атаки и длились до утра; по сведениям, наш миноносец под командой лейтенанта Карцова утопил один японский миноносец. Когда рассвело, что было около 6 часов, в море против крепости можно было различить по поверхности белый пар; в сильный бинокль видно было, что у этой точки держатся 4 миноносца; тогда ясно стало, что это 4 миноносца противника; они по очереди то подходили к нашему миноносцу, то отходили, видимо, предлагая сдаться, но, как и следовало ожидать, командир миноносца не принимал подобных предложений. Около 7 часов из гавани вышел Новик, а за ним катер, и когда катер подошел к Новику, на этом последнем поднялся флаг вице-адмирала Макарова. В это время батарея № 2 открыла огонь. Крейсер Новик пошел спасать миноносцы; вслед за ним вышел и Баян. Несмотря на огонь с Новика и с батарей, не удалось спасти миноносец Стерегущий и он погиб героем. По нашим судам, по городу, по крепости противник в 7 ¾ часов открыл огонь; снаряды ложились довольно удачно, но вреда не нанесли. Противник подался за Ляоташан и принял новую тактику: спрятавшись за массивом гор, открыл бомбардировку, не жалея снарядов; по подсчету мичмана Флейшера, находящегося на Ляоташанском маяке, неприятель выпустил с 7 ¾ часов до 1 ¼ часу дня 154 снаряда, до этого, вероятно, не менее 100, итого около 250 снарядов; видимо, богатый неприятель или дядюшка у него богатый. Снаряды сыпались на батареи Тигрового хвоста, в западный бассейн, на Электрический утес, Золотую гору и в Новый город; площади поражения были огромные. Как только суда противника выдвигались из-за угла Ляоташаня, Электрический утес тотчас открывал огонь и одна бомба угодила в носовую часть их броненосца. В 1 ¼ часа дня противник пошел на уход, разумеется, несолоно хлебавши, так как те повреждения, которые он проделал в 3-4 домах Нового города и несколько осколков в Старом, из коих один лег на дворе дома наместника, не искупят потраченных снарядов; а дух войска и флота они не поколеблят, а только закалят и поднимут. Японцы, видимо, сердятся, но делаются все осторожнее и осторожнее. После бомбардировки на верках крепости и в городе оказались следующие потери: на Золотой горе (батарея № 13) ранен в правую ногу канонир Максим Андреев, контужены: лейтенант флота Вахтин и младший фейерверкер Василий Агишев. На Электрическом утесе (батарея № 15) легко ранен канонир Станислав Гонсовский, на батарее № 12 контужен молодой солдат Михаил Катаев. В 27-м Восточно-Сибирском стрелковом полку обозный рядовой Петр Кучеренко ранен и стрелок Федор Гаврилов контужен в руку. В Новом и Старом городе убиты: частный поверенный Сидорский, жена подполковника баронесса Франк, смертельно ранена девица Валевич, ныне умершая; контужен полицмейстер Тауц, ранен кучер купца Суворова Домин, убит один китаец и пять ранено. Молодцы – стрелки, артиллеристы, саперы, казаки и морские команды, бывшие при обороне крепости, вели себя по обыкновению с постоянным невозмутимым спокойствием и геройством, да и привыкли уже. Прошу во всех частях отслужить молебствие за дарованное господом Богом отражение атаки и бомбардировки, людям выдать перед обедом ½ чарки водки. Искренне благодарю начальника 7-й бригады генерала Кондратенко, начальника крепостной артиллерии генерала Белого, генерала Рознатовского, все время бывшего со мной на Электрическом утесе, начальника инженерного крепостного управления полковника Григоренко, начальника штаба крепости подполковника Хвостова и начальника штаба 7-й бригады подполковника Науменко , всех командиров полков, батальонных, ротных командиров, офицеров-моряков, бывших на бухтах и батареях; всех офицеров частей войск, управлений и бывших при мне; благодарю крепостного интенданта ветеринарного врача Вениаминова за то, что, несмотря на сильную бомбардировку, не прекращали и под снарядами свою деятельность по осмотру и приему скота. Благодарю врачей перевязочных пунктов; благодарю чинов полиции, начиная с полицмейстера Тауца и его помощника штабс-капитана Гласона. Истинным молодцам артиллеристам, стрелкам, морским командам, саперам, и казакам – «Ура» и сердечное спасибо. Теперь вы все обстрелянный боевой народ и с вами все легче вынесется. С божьей помощью, несмотря на все хитрости и фокусы японцев, вы своим духом и стойкостью задавите их.

И.д. Коменданта Крепости

генерал-лейтенант Стессель.

 
Реклама:::


   Яндекс цитирования Rambler's Top100