Рапорт Начальника эскадры Тихого океана Вице-Адмирала Старк Наместнику Е.И.В. от 6 Февраля 1904 года №628

OCR – Андрей Борисович Панкрашкин

Имею честь представить Вашему Высокопревосходительству, составленный по флагманскому вахтенному журналу и из донесений командиров, отчет о нападении, произведенном в 12-м часу ночи 26 Января японскими миноносцами на вверенную мне эскадру на рейде Порт-Артура. В соответствии с указаниями Вашего Высокопревосходительства о продолжающихся больших военных приготовлениях Японии, на вверенной мне эскадре, стоявшей в числе 16-ти вымпелов на внешнем Артурском рейде по прилагаемой диспозиции мирного времени, с 19 Января были приняты меры к подготовке судов по первому требованию начать военные действия и по охране рейда в ночное время.

Приказом по эскадре 19 Января мною была объявлена инструкция, по которой на рейде два крейсера держались под парами, для выхода в море по первому требованию; два корабля назначались на дежурство по освещению рейда прожекторами для распознавания судов и для постановки приходящих ночью на рейд коммерческих пароходов - по внешнюю сторону эскадры; два миноносца выходили на ночь в море, для наблюдения за ближайшим 10-ти мильным районом вокруг эскадры. Все эти мелкие суда имели, меду прочим, приказание - по одному разу в ночь приближаться к эскадре, для практики в производстве опознавательных сигналов. С 19 Января на эскадре к вечеру прекращалось сообщение с берегом, все суда приготовлялись к отражению минной атаки и все имели артиллерию, за исключением башенных орудий, заряженною, с одной сменой прислуги при орудиях, во всю ночь.

Одновременно с сим, имея указания о преждевременности больших предосторожностей и о возможности мирного исхода политических переговоров, я во избежание столкновений судов и других аварий на рейде, на котором передвигались по ночам пароходы землечерпального каравана и Общества Восточно-Китайской железной дороги, разрешил, по изготовлении судов к отражению минной атаки, иметь штаговые и кормовые огни открытыми; миноносцам же и лодкам, кресеровавшим в море - ходить с отличительными огнями. В таких условиях стояла вверенная мне эскадра в ночь с 26 на 27 Января. В море крейсеровали миноносцы "Бесстрашный" и "Расторопный"; лодка "Гиляк", ожидая в 11 часов вечера выхода лодки "Бобр" на смену, оставалась на якоре. Дежурными под парами были крейсера "Аскольд" и "Диана", дежурными по освещению "Ретвизан" и "Паллада". 26 Января в темную ночь, при полном штиле, вскоре по съезде с "Петропавловска" начальника морского штаба и командира порта, бывших у меня на совещании, в 11 часов 35 минут раздался первый взрыв мины, пущенной с японского миноносца в броненосец "Ретвизан", который немедленно открыл огонь всем левым бортом. Атака была столь неожиданна и так противоречила последним успокоительным известиям, что первое время на моем флагманском броненосце господствовало убеждение, что взрыв у борта броненосца "Ретвизан" произошел случайный и был лишь следствием неосторожного обращения с минным аппаратом на наших же миноносцах, на которых именно в этот день мины были изготовлены к боевому выстрелу. Трудно было поверить, даже после свершившегося факта, такому, несвойственному воинской чести, способу объявления войны. Дальнейшее донесение сигналом с броненосца "Цесаревич" окончательно рассеяло всякое сомнение в намерении японцев вывести из строя большую часть эскадры, до начала военных действий.

Вслед за "Цесаревичем", крейсер "Паллада" сообщил сигналом о полученной им от неприятельской мины пробоине.

Сравнительно позднее извещение с этих двух судов о нападении на них - произошло по отдаленности их от флагманского корабля, на котором был слышен лишь взрыв под "Ретвизаном", стоявшим в трех кабельтовах от "Петропавловска", а равно и вследствии полного прекращения на них электрического освещения, прервавшего и обычную сигнализацию. По донесениям командиров и по числу найденных впоследствии плавающих мин, по судам эскадры было выпущено не менее восьми мин, из которых три достигли цели, две подняты из воды в целости и три найдены на берегу разбитыми. Из тех же донесений видно, что число нападавших миноносцев было не менее четырех, сопоставляя же время встречи нашим сторожевым миноносцем "Бесстрашный" под N берегом четырех миноносцев - с моментом первого взрыва, можно заключить о присутствии другого такого же отряда, не принявшего, однако, участия в атаке. Все атакованные наши суда отражали усмотренные миноносцы из всех скорострельных орудий до 6" включительно. Потери японцев во время атаки определенно выяснить не удалось, но, по свидетельству офицеров и нижних чинов с броненосца "Ретвизан" и крейсера "Паллада", два или три миноносца были потоплены выстрелами крейсера "Паллада" и броненосца "Победа", стоявшего между нашими двумя пострадавшими броненосцами. Сигналами и через посланных офицеров, поврежденные корабли сообщили о своем опасном положении. Дежурные крейсера "Аскольд" и "Диана" по сигналу приблизились к ним для оказания помощи и одновременно из порта были потребованы буксирные пароходы для немедленного ввода их на внутренний рейд.

Для снятия же команд, в случае надобности, потребованы гребные суда. Все распоряжения мои с "Петропавловска" на эскадру, а равно донесения Вашему Высокопревосходительству и переговоры с командиром порта требовали усиленной сигнализации, при одновременной необходимости оберегать флагманский корабль от атаки вследствие чего многие приказания передовались через офицеров на паровых катерах. Во время перехода судов под собственными парами с якорного места на внутренний рейд, со стороны W берега рейда "Цесаревич" вновь подвергался атаке миноносцев, которую отразил своевременно сильным огнем. Дальнейших попыток и передвижения миноносцев не было обнаружено. Крейсер "Паллада", имея всего 4 1/2 градуса крена и пробоину в менее опасном месте, остался на рейде, по необходимости пропустить ранее броненосцы, и стал на якорь ближе к отмелому берегу.

Снявшийся, по готовности паров, через 45 минут после первой атаки, крейсер "Новик" вышел для преследования миноносцев; крейсера же "Боярин", "Диана" и "Аскольд" и потребованные из гавани все миноносцы охраняли до рассвета эскадру, которая с разведенными парами во всех котлах и с поднятыми стеньговыми флагами оставалась на якоре в боевой готовности, допуская возможность скорого нападения неприятельской эскадры. В заключении своего отчета считаю долгом донести, что положение броненосцев "Цесаревич" и "Ретвизан" вскоре после взрывов было настолько критическим, что без проявленной командирами этих броненосцев, их офицерами и командами распорядительности, знания и энергии, оба корабля затонули бы на внешнем рейде на глубине 12 и 19 сажень. Пользуюясь наступившим моментом полной воды, они смело вошли в проход и тем спасли вверенные им суда от гибели. Осмотр одной из найденных мин показал, что японцы стреляли 18-ти футовыми, с зарядами в шесть пудов, минами, снабженными особым приспособлением для прорезания сетей. Клапан потопления был поставлен по боевому, но не открылся и мина осталась на поверхности. Мины были снабжены приборами Обри. При сем прилагаю в копии донесения командиров броненосцев "Ретвизан", "Цесаревич" и крейсера "Паллада".

 
Реклама:::


   Яндекс цитирования Rambler's Top100