Рапорт Заведующего 1 отрядом эскадренных миноносцев Начальнику эскадры Тихого океана. 4 Февраля 1904 года №83

OCR – Андрей Борисович Панкрашкин

Согласно полученному мною приказанию от Вашего Превосходительства, 30 Января с.г. на миноносце "Выносливый", сопровождаемый миноносцем "Грозовой", вышел на внешний рейд, где ожидал пароход "Сибиряк", который подошел в 8 1/2 часов. Дав ему приказание ожидать меня в пяти милях мористее южного входа в заливе Талиенван, пошел впереди 16-ти узловым ходом, имея "Грозовой" на правом траверзе в 3-х кабельтовах.

Около 11 часов, проходя середину южного входа в залив в расстоянии 5 миль, с миноносца "Грозовой" уведомили меня семафором, что видна плавающая сферическая мина. Тотчас-же повернул и расстрелял мину, которая взорвалась. Из предосторожности, при дальнейшем плавании уменьшил ход до 8 узлов, удалился от берега и расставил людей по борту, для наблюдения за могущими встретиться минами. В 12 часов вошел в залив между островами сев. и южн. Сан-Шан-Тао. Идя серединой залива, у о-ва южный Сан-Шан-Тао был усмотрен у самого берега крейсер "Боярин", стоящий у южной его оконечности. По плану, данному мне, минного заграждения, "Боярин" находился около 2-й линии заграждения, а потому подойти к нему считал невозможным, без предварительного исследования подхода к нему, и повернул обратно в море. Затем подошел к о-ву с восточной стороны и высадился на берег у карантина. Взяв с собой лейтенанта Овандера, помощника инженер-механика Блинова, по 3 вооруженных нижних чина с каждого миноносца и парусинную шлюпку, на которой, перейдя на другую сторону о-ва, переехал на "Боярин" для его осмотра.

Миноносцам поручил идти за "Сибиряком" и вернуться с ним к месту моей высадки. Крейсер "Боярин" нашли стоящим на мели, правым бортом вдоль берега в расстоянии от 5 до 10 саж., с небольшим креном на левый борт. Крейсер слегка покачивало. На берегу лежали выкинутые шлюпки: баркас и два вельбота; у борта крейсера держался моторный катер без машины. Обмер глубины вокруг крейсера показал: углубление форштевня 16", глубина по лоту 11"; у бакового 120мм. орудия с левого борта 17", с правого 10 1/2"; с правой стороны у кат балки 12"; у шкафутных 120мм. орудий справа 12", слева 18"; у шканечных орудий справа 18", слева 21"; за кормой 27 фут. Этот обмер, произведенный в малую воду, показал, что крейсер стоял, приткнувшись к мели носом и частью правого борта, что давало возможность предполагать, что он может быть во время полной воды отнесен от берега, почему отдал якорь, не стопоря каната, дав ему возможность по мере натяжения травиться; ошвартовить же крейсер к берегу с той же целью не дать ему сойти с мели в полную воду - не представляло никакой возможности за отсутствием какого либо места, где можно было бы укрепить швартовы.

Внутренний осмотр показал, что кормовая часть до машинной переборки совершенно свободна от воды; незначительное количество воды на палубе кормовой минной батареи с левого борта попадает исключительно из трубы яблочного шарнира левого минного аппарата. Левая машина свободна от воды; вода имеется только в трюме, ниже площадок, как результат пропуска воды через продольную машинную переборку исключительно через отверстия для проводников и трубопровода. Сама переборка держит хорошо. Правая машина залита водой до днищ цилиндров. Корридор между машинами, мастерская, помещение динамо-машин и опреснителя от воды свободны. Котельные отделения залиты водой до верхних решеток. Палуба над котельными отделениями залита водой, более к левому борту; глубина воды настолько незначительна, что несколько брошенных на палубу малых чемоданов дали возможность по ним пройти в отделение беспроволочного телеграфа, которое было совершенно сухо, и в спасательный выход одного из котельных отделений (1 или 2). Носовые помещения впереди непроницаемой переборки котельного отделения совершенно свободно от воды. Броневые люки, водонепронецаемые двери и глухие крышки иллюминаторов задраены хорошо. Видимых повреждений частей главных и вспомогательных механизмов в осмотренных помещений нет. Такое состояние свободных от воды частей крейсера и полная крепость обоих бортов и броневой палубы давали основание предполагать, что крейсер будет иметь еще достаточный запас плавучести, чтобы, по снятии с мели, откачивая его пароходами, подвести необходимое количество пластырей, исследовав предварительно водолазами размер пробоины.

Осмотр был кончен в начале 6-го часа, почему в этот день приступить к каким бы то ни было работам считал поздно, а потому вернулся со всеми к месту высадки и переехал на ожидавшие меня миноносцы. Командир миноносца "Выносливый" доложил мне, "Сибиряка" не нашел в назначенном месте, а открыл его у самого берега вблизи мыса W Entry P около начала линии заграждения, почему, вызывая его, он не решился идти дальше о-ва Wedge, но "Сибиряк" почему-то не подходил. Видя, что время возвращаться, он повернул и пошел к месту рандеву. При следовании к "Сибиряку", в 3 - 4 милях против южной оконечности о-ва южный Сан-Шан-Тао, встретил свободно плавающую мину, которую утопил выстрелами. Идя обратно, также была встречена мина (третья), которую расстрелять не рискнул, опасаясь привлечь внимание показавшихся в S части горизонта дымков.

Простояв ночь на якоре в бухточке, где высаживался, с рассветом 31 Января пошел, соединенно с "Грозовым", малым ходом, имея самое тщательное наблюдение из опасения встретить плавающие мины. Крейсер "Боярин" видел на том же месте и в том же положении. Придя в Дальний в 8 1/2 часов утра, послал сейчас же портовый катер привести вдоль берега "Сибиряк", которого, при проходе заливом, видел у того же мыса West Entry P. В Дальнем через портовое начальство получил в свое распоряжение пароход "Инкоу", 4 пластыря и водолазов с аппаратом. Узнав, что команда транспорта "Енисей" еще находится в Дальнем, потребовал, чтобы мне выслали сто человек команды различных специальностей с двумя офицерами. Команду эту разместил на пароходах "Инкоу" и "Сибиряк". С этими двумя пароходами и двумя портовыми катерами предполагал сейчас же идти в Карантинную бухту, откуда думал отправить команду сухим путем к "Боярину", а паровыми катерами произвести траление того пути, по которому должны были подойти к крейсеру водоотливные пароходы.

Начавшийся с рассветом SO, к 10 часам перешел в шторм, разведя громадное волнение. Начавшаяся снежная пурга не позволяла ничего различать далее полукабельтова. При таком состоянии погоды не считал возможным выйти для работ к "Боярину". И так как к 4-м часам дня погода не улучшилась, то команде "Енисея" приказал вернуться обратно в казармы с тем, чтобы она вернулась опять на пароходы на другой день к 6 1/2 часам утра.

Около 5 часов дня был услышан взрыв, который, как мне сообщил и.д. градоначальника г. Дальнего, произошел от выбрашенной на берег в глубине бухты Виктория мины, где кроме того была найдена еще одна не взорвавшаяся мина. В ту же ночь около 3 часов утра было слышно еще несколько последовательных взрывов. К рассвету 1 Февраля ветер стих и погода разъяснилась. Поэтому в 8 часов утра вышел на миноносце "Выносливый" с двумя вышеназванными пароходами и портовым катером в Карантинную бухту, оставив "Грозовой" в Дальнем пополнить запас угля. Приближаясь к о-ву Сан-Шан-Тао, крейсера "Боярин" на прежнем месте не усмотрел. Подойдя к Карантинной бухте, пересел на портовый катер и пошел, держась возможно ближе берега, к месту, где стоял "Боярин", а судам приказал держаться около прохода между о-ва южный и северный Сан-Шан-Тао. Обойдя бухту и не найдя никаких признаков крейсера, кроме шлюпок, выброшенных на берег, о которых упоминал раньше и еще одной, найденной лежащей на берегу в следующей бухте. Возвращаясь, подошли к пристани в Карантинной гавани. Дав с портового катера лейтенанту Овандеру китайца, знающего русский язык, поручил ему опросить китайцев, живущих около места стоянки крейсера, а шхипера портового катера послал на маяк опросить там его прислугу. Возвратившийся лейтенант Овандер доложил, что китайцы рассказали, что они видели крейсер на прежнем месте до наступления темноты, причем его сильно раскачивало и било о камни. Ночью же они слышали несколько взрывов, а утром крейсера уже не было.

Полагаю, что во время ночной полной воды крейсер SO штормом сорвало с мели и он вытравил канат до жвака-галса и, разворачиваясь во время перемены течения, задел за начало 2 линии заграждения, которая, по словам старшего офицера транспорта "Енисей" лейтенанта Дрешера, были поставлены севернее предположенной по плану, и начало ее было от одного до лвух кабельтовов от места, где стоял "Боярин". Предположение это подтверждается слышанными ночью взрывами, как вахтенными начальниками на миноносцах, так и показаниями китайцев. Закончив опрос, вернулся на миноносец и в это время пришел артиллерийский пароход "Богатырь", присланный Вашим Превосходительством с командой крейсера "Боярин" и частью его офицеров и команды в мое распоряжение. Приказав всем судам идти в Дальний, последовал туда и в два часа встал там на якорь за молом. Находя более безопасным возвращение команды по железной дороге, разрешил командиру "Боярина" отправить ее этим путем в Порт-Артур. Пароходам, по требованию командира Порт-Артура, сообщенному по телефону, приказал выйти с рассветом 2 Февраля. В 4 1/2 часа на минном крейсере "Всадник" прибыл контр-адмирал Лощинский.

С рассветом 2 Февраля снялся с якоря и с миноносцам "Грозовой" проследовал в Порт-Артур, куда прибыл в 10 1/2 часов утра, встретив по пути два миноносца 2-го отряда и миноносцы "Бдительный" и "Лейтенант Бураков".

Подписал: Капитан 1-го ранга Матусевич.

 
Реклама:::


   Яндекс цитирования Rambler's Top100