Рапорт Командира эскадренного миноносца «Лейтенант Бураков» — Временно И.Д. Командующего эскадрой Тихого океана Контр-Адмиралу Витгефту. 25 Июня 1904 г. № 375

OCR - Сергей aka Россiя


342

Рапорт Командира эскадренного миноносца «Лейтенант Бураков» — Временно И.Д. Командующего эскадрой Тихого океана Контр-Адмиралу Витгефту.

25 Июня 1904 г.

№ 375.

15 сего июня 1904 года, во исполнение секретного предписания Вашего Превосходительства от того-же числа за № 69 *), приняв указанных в упомянутом предписании лиц, в 4 часа дня снялся со швартовов и пошел в Голубиную бухту. Простояв в бухте до 8 часов вечера, снялся с якоря для следования по назначению. Погода вначале довольно свежая, по мере удаления миноносца к N постепенно стихала и заменялась пасмурностью с мелким дождем. Около 4 часов утра, при сильном дожде, подошел вполне благополучно к мысу Товер-Гил, где и стал на якорь. В течение всей ночи, по пути, кроме нескольких джонок, ничего подозрительного не встречал. Высаженные на берег у мыса Товер-Гил командированные офицеры, в сопровождении китайского переводчика, по прошествии около часа времени вернулись обратно на миноносец и донесли, что все китайские фанзы в ближайшей деревне покинуты, рыболовные сети с другим скарбом брошены, и что по всем признакам местность эта оставлена русскими войсками. На основании этих показаний, немедленно снялся с якоря и взял курс к плавучему Инкоускому маяку. Погода все время стояла туманная, с сильным дождем; берегов совершенно не видно. Подойдя к месту предполагаемого маяка по счислению и не видя его, который, как оказалось впоследствии, действительно снят вместе с другими знаками ограждения на фарватере, пошел по направлению к бару малым ходом, бросил лот. Глубины вначале совершенно согласовывались с ожидаемыми, затем быстро уменьшились до 15-16 фут., почему предположил, что подходил к бару.

До момента малой воды оставалось еще более 2 часов. В исходе 8 часа утра неожиданно получили глубину 9 и 8 фут, почему машинами был дан задний ход. Как только миноносец тронулся назад, глубина уменьшилась до 7 фут; очевидно, сильным течением миноносец прижало еще к более мелкому месту. В виду продолжавшегося отлива, решил попытаться во чтобы то ни стало сойти на большую глубину, тем более, зная, что таковая глубина находится недалеко от миноносца и в направлении по компасу известном. Приблизительно через час работы машинами, миноносцу удалось пройти линию 7 ф. глубины, после чего глубина быстро возросла до 3 сажен; в виду продолжавшейся пасмурности и дождя, скрывших берега, стал на якорь. Командированных офицеров с вооруженными гребцами отправил на шлюпке к берегу. В 2 часа дня погода разъяснилась, открылись берега, почему, определившись по береговым предметам, снялся с якоря и пошел к бару. Место предшествующей стоянки оказалось значительно севернее (5 миль) и несколько западнее бара.

В 4 часу дня, пройдя бар, пошел по фарватеру и, обойдя коммерческие пароходы, стал на якорь не доходя форта, в ожидании лоцмана, каковой должен был быть прислан согласно условию, заключенному с офицерами, отправившимся утром на шлюпке. В 6 часов вечера прибыл на катере лоцман, под проводкой которого миноносец вошел в реку, где и стал на якорь против лодки «Сивуч». В ночь с 16-го на 17-е июня получил из Мукдена от капитана 1 ранга Эбергарда шифрованную депешу с запросом, когда предполагаю выйти в море, на что шифрованной-же депешей ответил, что нуждаюсь в полной чистке холодильников (оказались засоренными во время работы машин на мели), почему думаю выйти 18 июня к вечеру.

18 июня командир лодки «Сивуч» получил телеграмму из Мукдена, ожидать прибытия адъютанта Наместника Е.И.В. на Дальнем Востоке. В 3 часа дня прибыл капитан 2 ранга Поликарпов и сдал мне секретные бумаги и приказы для передачи Морскому начальству в Порт-Артуре. Вместе с этим, капитан 2 ранга Поликарпов словесно сообщил мне о нижеследующем: 1) что кроме 6 знаков Военного ордена, пожалованных команде лодке «Бобр», Наместник Е. И. В. Полагает возможным допустить представление еще 6-10 человек, наиболее отличившихся, по усмотрению командира лодки, к награждению означенным знаком, о чем мною и было сообщено капитану 2 ранга Шельтинга. 2) В донесения о действиях паровых катеров при охране нашего правого фланга Кинь-чжоуской позиции не указано, с каких судов были эти катера, и с каких судов была прислуга, почему в Штабе Наместника является затруднение, кто, именно надлежит награждению, как офицеры, так и команда и 3) капитан 2 ранга Лебедев не награжден за отражение 2-й атаки брандеров, за неполучением на то представления.

В 6 ½ часов вечера, 18 июня, начал сниматься с якорей, но семафором с «Сивуча» получил приказание ждать распоряжений, почему, отдав 2-й якорь, отпустил лоцмана, так как позже сниматься с якоря являлось, по словам лоцмана, не безопасным для благополучного прохождения бара. Задержание миноносца, как оказалось, было вызвано получением на телеграфе новых шифрованных депеш в Порт-Артур. Вечером, того-же 18 числа, получил от градоначальника копию шифрованной телеграммы от нашего вице-консула в Чифу г. Тидемана с известием, что прорыв нашего миноносца в Инкоу там известен, и что если миноносец еще не вернулся, то японцы будут сторожить его на обратном пути. Заявив на другой день, 19 июня, утром, начальнику лоцманов, что в виду полной неопределенности для моего выхода из Инкоу, я прошу каждый день к 5 часам вечера присылать ко мне лоцмана, при чем каждый день будет уплачиваться, как за состоявшийся выход, я решил уйти в тот-же день. 19-го числа.

В этот же день, вверенного мне миноносца мичман Колчак почувствовал себя больным, почему я обратился за медицинскую помощью на лодку «Сивуч». Прибывший врач нашел сильную припухлость в горле и железах, при значительно повышенной температуре (39), и констатировал острою форму ангины, препятствующую даже при самом благоприятном течении болезни нести какую-либо службу в течении по крайней мере 6 дней, в чем дал соответствующее письменное заявление. Представив означенное заявление при рапорте командиру лодки «Сивуч», я вместе с сим просил о списании мичмана Колчака на лодку «Сивуч» и о замене его другим офицером, на что и получил согласие. Мичман Колчак был перевезен на лодку, а вместо него прибыл с «Сивуча» мичман Борис Тягин.

Приняв лоцмана и командированных офицеров, в 6 ½ часов вечера снялся с якорей и пошел к выходу. Так как высланного катера за бар для принятия лоцмана не было, ибо предварительное заявление о такой посылке могло обнаружить заблаговременно мой уход, я, пройдя форт, спустил на проходивший катер лоцмана и, руководствуясь компасом и указаниями мичмана Тягина, хорошо знавшего фарватер, в 8 часов вечера благополучно перешел бар и начал счисление. В исходе 3-го часа ночи, находясь мористее острова Iron и недоходя его миль 8-10, увидел справа и впереди несколько раз огонь, а затем усиленную сигнализацию между 2 судами. Расстояние до них полагаю в 3-4 мили; суда шли контр-курсами с миноносцем, что было видно по изменяющимся пеленгам. Оставив их значительно позади траверза, взял курс к берегу, между островами Iron и Reef, и в 4 часа утра бросил якорь в Голубиной бухте. Спустив офицеров с депешами и бумагами на берег, снялся в 5 ½ часов с якоря для следования в Артур, куда в 7 часов утра благополучно прибыл и ошвартовился в восточном бассейне. При осмотре винтов с воды обнаружено погнутие лопастей.

О всем вышеизложенном Вашему Превосходительству доношу.

Подписал: Лейтенант Долгобородов.

--

*) Означенного предписания в делах Архива войны не имеется.

 
Реклама:::
Ямобур с гидравлическим www.gidromolot.tradicia-k.ru.

   Яндекс цитирования Rambler's Top100