Рапорт Временно И. Д. Командующего эскадрой Тихого океана – Наместнику Е. И. В. 21 Июля 1904 г. № 103

OCR - Сергей aka Россiя


363

Рапорт Временно И. Д. Командующего эскадрой Тихого океана – Наместнику Е. И. В. 21 Июля 1904 г. № 103.


Доношу Вашему Высокопревосходительству о дальнейшей деятельности эскадры в дополнение прежних рапортов.
1  июня. Тралили проход до 6 миль. Штаб крепости просил ввиду наступления японцев обстрелять бухту Меланхэ. Послал «Новик» и 11 миноносцев, ввиду появления 15 неприятельских. «Новик» стрелял по берегу, а миноносцы отогнали подошедшие японские миноносцы за Кеп. По сообщению штаба крепости, стрельба «Новика» задерживала японцев.
Взорвали 2 мины.
Взяли еще 2 джонки с провизией.
Послал минный катер с охотниками в Меланхэ.
2 июня. Из Мукдена через Чифу прибыл лейтенант Данилов и ординарец наместника князя Урусов.
Минный катер дошел только до Сикау, где увидел 2 неприятельских миноносца в то время, как задерживал джонку для опроса, почему повернул назад, взяв с собой 2 китайцев с джонки.
Взорвано 5 японских мин на рейде. 2 миноносца с 2 плотиками на буксире поставили 20 мин против Голубиной для защиты от бомбардировки флотом наших позиций на Волчьих горах и Голубиной бухте.
Послал «Лейтенант Бураков» в Товерхилю с лейтенантом Лепко и штабс-капитаном Одинцовым для доставки бумаг и телеграмм.
Вытралили 2 мины. Поставили на место на «Ретвизан» 12-дюймовые орудия в носовую башню.
3 июня. Послал «Амур» ставить мины в Инчензы для защиты левого нашего фланга от обстрела, — но в тралах миноносцев, шедших перед ним до Ляутешана, взорвалось 3 мины и вблизи его четвертая, от которой потекли фланцы паровых труб, а около Голубиной он коснулся близ берега какого-то предмета и получил пробоину, почему вернулся. Подходя к бону, действуя только одной машиной, навалил на бон и запутал винт, почему там остался стоять на ночь.
Один из миноносцев при маневрировании навалил на «Новика» и получил пробоину в середине, но вошел в гавань, где накренился и начал чиниться; обещают в 5 дней работу кончить.
Минный катер, посланный ночью в Меланхэ, сел на мель в Тахэ; снят без повреждений. Миноносцы, конвоировавшие «Амур», увидя близ идущий норвежский пароход, арестовали его, потому что в бумагах было сказано, что он идет из Моджи. Пароход был пустой, привели его в бухту Белый Волк и потом отпустили, выведя в Голубиную.
С Ляотишаня сообщили, что в 14 милях видно было 2 миноносца, затем взрыв на одном из них и затем был виден только один.
Получил от генерала Фока записку с изложением его взглядов. Копия выписки из нее послана была ранее для указания взгляда на флот*.
Затралили две группы мин в разных местах рейда. На «Севастополе» поставили обратно в носовую башню 12-дюймовую пушку на деревянных клиньях, без возможности из нее стрелять.
4 июня. «Амур», распутавшись, вошел в гавань.
Вчера и сегодня японские суда освещали прожекторами, находясь в 8-12 милях, и стреляли, но по ком - не видно.
«Лейтенант Бураков» вернулся благополучно, привезя телеграммы, почему собрал флагманов и командиров и познакомил их с полученными известиями и приказаниями.
Ездил на лодку «Гиляк» поздравить с днем взятия Таку. Обед участникам был на лодке. Георгиевским кавалерам Таку дано по рублю.
В затраленных группах мин было 17 штук.
Начал готовить пароход «Богатырь» под заградитель.
На «Победу» спешно ставлю орудия, которые снял с «Амура» и миноносцев в ремонте и с берега, — всего семь 75-мм. и три 6”.
5 июня. По просьбе военных для обстрела Сикау и Маланхе послал «Гремящий», «Отважный» и «Новик». Адмирал Лощинский находил опасным выход ввиду мин и присутствия на горизонте неприятельских судов. Приказал идти под берегом с тралами у миноносцев. У Крестовой горы в тралах миноносцев взорвалось четрые мины, почему отряд стал на якорь и спросил дальнейших приказаний. Послал идти дальше и стрелять по высоте № 150, что и сделали с лодок. Вечером все вернулись благополучно. По сообщению военных, при приближении к берегу наших лодок японские войска отступали.
Неприятельские 2 крейсера и миноносцы подошли ближе, но огня не открыли.
Согласно ходу работ у «Победы», возвращение орудий и полной воды, выход может быть выполнен 9 или 10 июня.
6 июня. Личный состав лодок, миноносцев, тралящих катеров сбился с ног ежедневными выходами и охранной службой, но ничего нельзя поделать, надо довести до выхода все траление до конца, постановку минного заграждения, также и охранную службу днем и ночью. На больших судах спешно идет погрузка угля и запасов.
В виду 2 крейсера I класса, 2-II класса, канонерка и 14 миноносцев. Вытралили еще 2 мины. «Богатырь» послал в Голубиную, чтобы с рассветом поставить против Инчензы 30 мин с приспособленных временных 3 стрел, а пока ему готовится все, чтобы поставить часть приспособлений и рельс с «Амура» для дальнейших постановок.
На время постановки поднял на «Богатыре» военный флаг и назначил заведующим лейтенанта Волкова - хорошего офицера с минного транспорта «Амур».
Разрешил вторые и последние 400000 рублей золотого фонда тратить, больше денег нет.
7 июня. «Богатырь» поставил благополучно мины у Инчензы — 30 штук под конвоем «Стройного» и «Сильного».
Хотел выйти, чтобы не успели заградить вытраленного, но «Победа» не готова и полная вода к вечеру, так что эскадре ночевать на рейде.
Пришли три джонки для городских надобностей с углем.
Проход протралили до 7 миль, хотя все время в виду тралящего каравана держатся японские миноносцы и крейсера. С «Победы» отняли кессон, но есть течь; приказал так оставить и яму, где была пробоина, загрузить углем.
8 июня. Ночью видели на рейде с батарей какие-то катера, но посланные из Белого Волка минные катера ничего не увидели и дежурные миноносцы, стоявшие там, также.
Со стороны Лунвантаня подходило 3 японских миноносца, но в Тахэ их не видали. Днем на горизонте 4 крейсера и отряд миноносцев.
С батарей и охранных судов не стреляли, так как ничего не заметили.
С берега генерал-майор Белый разрешил снять четыре 75-мм. и два 6” орудия, а также четыре 47-мм. для «Победы».
Командир «Победы» капитана 1 ранга Зацаренный захворал тропической лихорадкой, почему приказал временно капитану 1 ранга Сарнавскому принять командование «Победой», а капитану 2 ранга Иванову, командиру «Амура», — крейсером «Паллада». Предлагал капитану 1 ранга Алексееву, но тот по болезни отказался.
Получена через Пекин с французского парохода телеграмма № 2002 *).
Собрал флагманов и командиров и познакомил с телеграммой; обсудили разные вопросы построений и действий эскадры ночью, при отражении атак и действий сигналами.
Миноносцам 1 -го отряда и 2 минным крейсерам дал осмотреться.
9 июня. Ночью японцы делали разведку и заграждение рейдов. Приказал: 1) все места стоянки на рейде протралить; 2) выставить для пробы часть учебных мин, плавающих на поверхности, для указания пути прохода и 3) к 3 часам 30 мин. быть всей эскадре готовой к выходу. Принял все возможное, чтобы выход эскадры держался в секрете, но на деле весь город говорил и знал приближенный день, так как спешную погрузку, снятие кессонов, постановку орудий нельзя было скрыть, а также момент высокой воды и приготовления в порту для вывода судов.
Весь день усиленное движение на горизонте и у острова Кеп японских сторожевых судов и миноносцев.
В 6 часов вечера к тралящему каравану стали подходить 8 японских миноносцев; им навстречу пошли охранная лодка «Гремящий» и 4 миноносца, открыв огонь. По сообщению с берега, один снаряд попал японскому миноносцу в корму и он был отведен на буксире со всеми отошедшими миноносцами. Для охраны рейда в море вышел 1-й отряд миноносцев в числе 8-ми.
С моря пришли две джонки с провизией; с третьей японские миноносцы ее сняли, причем пустили несколько снарядов в джонку, повредив ей нос.
В 10 часов ночи в море была слышна усиленная стрельба, а в 12 ч.  ночи из бухты Тахэ, куда пришли миноносцы 1-го отряда, донесли, что был бой между нашими и японскими миноносцами, причем «Боевой» получил 2 пробоины с повреждением паровых труб и «Выносливый» одну. «Боевой» выведен из строя, дойдя до рейда под одной машиной. Имеет 2 легко раненых офицера лейт. Елисеева и Смирнова, и 2 нижних чина. Ремонт «Выносливого» до вечера завершился, а «Боевого» — несколько недель.
10 июня. Выход и возвращение эскадры изложены в рапорте Вашему высокопревосходительству за № 66 от 17 сего июня **).
Насколько неправильны были мои действия — виновен я один; личный же состав вел себя безукоризненно, хотя каждый из них знал, что его ждет ежеминутная возможность гибели от мины, несмотря на все принятые меры траления.
11  июня. С Лунвантаня сообщили, что первых из 5 японских миноносцев, шедших в атаку ночью на эскадру, вернулось три, из них один с расстрелянными трубами.
12 июня. После 30-часовой беспрерывной работы выхода, отражения атак и возвращения в Артур дал отдых команде.
13  июня. Пополнили боевые запасы. Приступили к переделке кессона бр. «Ретвизан». Просил генерал-лейтенанта Стесселя созвать совещание о дальнейших действиях.
С утра японцы начали обстреливать крейсерами и миноносцами Сикау и войска. На берегу начали наступление.
В 1 час дня генерал-лейтенант Стессель просил стрелять по бухте за Лун-вантаном, что исполнили посланные ранее в бухту Тахэ лодки «Гремящий», «Отважный», «Бобр», крейсер «Новик» и 12 миноносцев.
Чтобы лучше направить огонь и рассмотреть местность неприятельских позиций, лично пошел на миноносце «Бдительный»97' к бухте Лунвантань, откуда открыл редкий огонь по указанному направлению из 75-мм. орудия. За «Бдительным» снялись лодки, «Новик» и остальные миноносцы и, в виду двух неприятельских крейсеров и 12 миноносцев, которые ближе 60 кабельтовых не подходили, обстреляли берег. После открытия огня, оставив продолжать судами обстреливание берега, вернулся на «Бдительном». К 7 часам все суда вернулись, сделав более 300 выстрелов, причем на пути в полка-бельтовых от «Бобра» взорвалась японская мина и другая недалеко от нее.
Несмотря на обстрел японских позиций с моря, наши войска отступили с своих позиций, так как японцы опять имели перевес в орудиях на берегу.
Генерал-лейтенант Стессель просил с рассветом снова начать обстреливать японские позиции, чтобы задержать наступление.
14  июня. С рассветом послал адмирала Лощинского с лодками «Отважный», «Гремящий», «Гиляком», крейсером «Новик» и 4-мя миноносцами.
«Гиляк», идя по рейду, сделал сигнал: «Вижу 6 японских мин».
Так как японцы больше не двигались вперед, то утром обстреливания берега не было, но г.-л. Стессель просил суда оставить в Тахэ до вечера и с 3-х до 5-ти по его просьбе они обстреливали гору и долину Лунвантань.
Сделано из 9”  — 11 выстрелов, 6” — 30 и 75-мм. — 13 выстрелов.
Сопровождавшие тралящие миноносцы и караван взорвали 8 неприятельских мин, в том числе и часть в бухте Тахэ.
Вечером было заседание под председательством генерал-лейтенанта Стес-селя из всех военных генералов, флагманов и командиров судов. Я выяснил весь ход выхода эскадры, а также все взрывы мин, бывшие на их глазах, и причину возвращения. Военные начальники согласились во многом относительно трудности выхода, хотя некоторые и предлагали делать флоту вылазки крейсерами и броненосцами на каждый дымок или же выходы и входы на рейде для практики броненосцев. Почему решено было в общем: 1) для поддержки позиций высылать канонерки, миноносцы, в крайности — крейсера; 2) готовить флот к выходу и орудия для берега до крайности не снимать; 3) все время продолжать тралить проходы для обстрела бухт Тахэ, Лунвантань, Голубиной и Луизы; 4) разрешать сухопутным батареям ночью открывать огонь по японским миноносцам, не испрашивая каждый раз разрешения; 5) в случае штурма оказать помощь десантом и 6) для запасных орудий выбрать места и сделать платформы, чтобы была возможность их быстро установить на место.
Все согласились, что очистить рейд и держать его чистым для выхода больших судов в любой момент — немыслимо и неисполнимо при имеемых средствах и количестве миноносцев у нас.
Назначенный идти к Товерхилю с донесением и рапортами миноносец «Решительный» оказался без девиации и сдал холодильник:
Адмирал Лощинский заявил, что он совершенно болен и не чувствует себя в силах выходить с лодками, почему предложил ему идти в госпиталь лечиться со спуском своего флага на это время.
15 июня. Ночью японские миноносцы подходили ставить мины, их встретили сильным огнем батареи и дежурный крейсер «Диана», стоявший на внешнем рейде (крейсера ставятся на 3 дня на рейд на дежурство на бочки, поставленные под защитой затопленных пароходов «Шилки», «Бари»). С берега донесли, что один миноносец был потоплен. Лично был на «Гиляке», но потопления не видел.
Днем туман, тралить нельзя.
На «Бобре», «Отважном», «Гремящем» и «Новике» от стрельбы по берегу повреждены орудия. На «Отважном» и «Гремящем» мелкие исправления — 2-3 дня. На «Новике» пришлось переменить 120-мм. орудие — носовое, так как металл выкрашивается. По осмотре будет поставлено на входную батарею.
В 7 ч. вечера из Голубиной бухты ушел миноносец «Лейтенант Бураков» с донесениями, в том числе рапортом, почему не мог поддержать левый фланг Кин-джоусской позиции судами, с лейтенантом Лепко, князем Гантемуровым и князем Урусовым. Приказал миноносцу, ввиду занятия Сеньючена, в случае занятия местности около Товер-гиля идти в Ньючванг, хотя оттуда и трудно будет выбраться.
Старался держать уход «Буракова» в секрете, но так как это известно было и в военных штабах, то хотя миноносец и вышел со всеми остальными миноносцами утром, — но в городе было известно об его выходе.
Результатом обстреливания берега канонерками, по сообщению штаба, была приостановка наступления японцев.
16  июня. Ночью шторм от 5. С «Дианой» на рейде провозились целую ночь, так как ее сорвало с перлиней и поставило поперек волны на кормовых, но все обошлось благополучно. Туман и дождь днем.
17 июня. Утром туман. После обеда караван пошел тралить в Тахэ под защитой «Бобра», 8 миноносцев и «Всадника». Японские миноносцы подошли и с дальнего расстояния открыли огонь по каравану. «Бобр» и батареи ответили и миноносцы ушли к крейсерам и броненосцу, державшимся на горизонте.
Контр-адмирал Лощинский подал рапорт о болезни и лечении в госпитале.
18  июня. Ночью на 19 июня предполагалось взять обратно горы, взятые неприятелем, и г.-л. Стессель просил обстреливать с моря позиции и не дать с рассветом подойти для обстрела японским судам, — почему в Тахэ послал 8 миноносцев, а 4 миноносцам, «Новику» и 3 лодкам, а также 3 крейсерам иметь пары.
Вечером пришла отмена от г.-л. Стесселя взятия горы.
Тралящий в Тахэ караван вытралил 11 мин, из низ 8 в одной группе и 3 в разных местах, причем одна взорвалась в 5 саженях от «Бурного», отчего получилась течь в котлах.
Десантные батальоны ходили на форты знакомиться с местностью и дорогою на них.
19 июня. Утром вновь пошли десанты по фортам.
Ввиду невозможности стрелять из ружей на Тигровом хвосте, чтобы не мешать работам на рейде, хотел поставить баржу на внутреннем рейде и щиты на берегу против складов угля, где снята откосом гора, что было бы вполне безопасно, но комендант, несмотря на мое разъяснение, не согласился, находя опасным, и люди остались без стрельбы.
Затралили еще 11 мин по дороге в Тахэ и в бухте.
Сухопутные войска начали, наконец, укреплять Дагушань и вести к нему дорогу.
Ездил осматривать наши батареи, — все в порядке; ко всем орудиям 75-мм, не имеющих щитов, приказал таковые сделать из стальных листов, против пуль, шрапнели, а также и осколков.
На рейде в 10 милях от Золотой горы 8 японских миноносцев начали тралить; послал наши, почему японские миноносцы ушли.
На виду 1 броненосец, 2 крейсера II класса и еще 8 миноносцев.
20 июня. Ночью пасмурно, причем подходили два японских миноносца и, несмотря на огонь крейсеров и батарей, подошли полным ходом до 20 каб. и выпустили по «Палладе» 2 мины Уайтхеда, не дошедшие, которые потом понесло по течению; одну расстрелял командор, увидев ее, а другая вскоре затонула сама.
По просьбе генерал-лейтенанта Стесселя послал: «Новик», «Гремящий», «Отважный» и «Бобр», 10 миноносцев обстреливать берег и прогнать японские миноносцы, чтобы не мешали брать обратно гору Лунвантань. После обеда продолжали обстреливать и, по сообщению военных, удачно, но с моря каких-либо результатов не заметно.
Прибыл из Инкоу благополучно миноносец «Бураков», которого я уже считал пропавшим, так как выход его был известен японцам от шпионов не только в Артуре, но и Чифу.
Получена с ним почта.
21 июня. По просьбе вновь обстреливали с судов берег и гору 150, на которой, по донесению штаба крепости, была устроена 6-орудийная батарея из 120-мм. осадных пушек, но выстрелов с этой батареи не было, а также с судов ее не видали и вряд ли она и была. Войска начали наступление, чтобы взять обратно некоторые позиции.
Затралили вновь 11 мин.

 

Подписал: Контр-Адмирал Витгефт.

--
*) См. 4 выпуск, док. 251, стр. 309.
**) См. 4 выпуск, док. 257, стр. 318.

 
Реклама:::


   Яндекс цитирования Rambler's Top100