Рапорт Временно Командующего эскадренным миноносцем «Боевой» – Временно Заведующему I отрядом эскадренных миноносцев Лейтенанту Максимову. 17 Июля 1904 г. № 421

OCR - Сергей aka Россiя


412

Рапорт Временно Командующего эскадренным миноносцем «Боевой» – Временно Заведующему I отрядом эскадренных миноносцев Лейтенанту Максимову. 17 Июля 1904 г. № 421.

10 июля, около 7 часов вечера, на порученном мне миноносце, вышел из Порт-Артура совместно с эскадренными миноносцами «Лейтенант Бураков» и «Грозовой» на дежурство в бухту Тахэ, где и стал на якорь, на О от наблюдательного поста, в 1½ кабельтовых от берега. На S от меня, в ½ кабельтове, стал миноносец «Грозовой», на NO, в ¾ кабельтова – «Лейтенант Бураков».
Ночь была мглистая, на горизонте был туман, дул легкий О. До 1½ часа ночи была луна, которая заходила в это время таким образом, что наши миноносцы, если смотреть от Лунвантана, вероятно, довольно хорошо проектировались на фоне ее зари, тогда как берег бухты к Лунвантану был темен и неотчетлив, и сам Лунвантан был задернут мглой. Прожектора еще не светили.
Около 1 часа 20 мин. пополуночи показался на SO, на далеком расстоянии, силуэт, похожий на миноносец, который вскоре исчез и больше не появлялся.
Около 1 часу 45 мин. я услышал громкий шум на воде и увидел по обе стороны миноносца идущие по поверхности 2 мины Уайтхеда; в то же время «Лейтенант Бураков» начал стрелять, и я приказал открыть огонь по мелькнувшим почти прямо по носу вспышкам и велел рубить тросовый конец от якоря. Тотчас за этим, у «Лейтенанта Буракова» показался высокий черный столб дыма и послышался взрыв, но затем «Бураков», как казалось, оставался в прежнем положении и продолжал стрелять. Вслед за взрывом «Буракова» я увидел саженях в 20 от себя идущую под углом градусов в 20 – 25 к левому борту, по самой поверхности, мину. Так как конец еще не был обрублен, да и в машине не успели бы дать хода, то избежать удара мины не было, очевидно, никакой возможности. Взрыв последовал почти в ту же секунду. Миноносец сильно встряхнулся, раздался шум, мостик окутало сначала дымом, затем водяными брызгами, после чего бросившимся из передних котлов паром закрыло остальную часть миноносца, начиная от передней трубы. Не зная, что происходит позади нее, я скомандовал спустить шлюпки, а команде одеть пояса. Миноносец начало быстро кренить на правый борт. Спустившись на палубу и миновав облако пара, вырывавшегося из передней кочегарки, я увидел мичмана Дудорова, энергично распоряжавшегося спасением людей, выкинутых взрывом за борт, и отысканием места пробоины, и приказал готовить пластыри. Люди – человек 6, находившиеся за бортом, в числе их и судовой механик, частью выбрались сами, частью были приняты на четверку очень быстро.
Густая темнота, неистовство пара и ослепляющие и оглушающие орудийные выстрелы почти лишали способности ориентироваться, так что крен на правый борт вызвал даже вначале предположение, что пробоина также с этого борта; но вскоре же обнаружено было огромное разрушение с левой стороны, против передней кочегарки, куда и подведены были два пластыря, но, как тут же выяснилось, бесполезно. Вообще характер пробоины не удалось определить до рассвета, так как передняя кочегарка, когда только стала доступна, оказалась наполненной водой; естественное при этом желание выкачивать из нее воду, не могло быть удовлетворено, так как труба пожарной помпы оказалась исковерканной, тоже самое с эжектором, добираясь до крана которого, обнаружили труп кочегара Николая Филиппова, зажатого между обрывками труб и сваренного там. Крен на правый борт, образовавшийся, повидимому, от высыпавшегося из левой ямы угля, удалось исправить, градусов до 6, перенесением тяжестей на левую сторону. Вскоре показалась незначительная течь в подшхиперской, соседней с передней кочегаркой, но для выкачивания прибывающей воды оказалось довольно одного брандспойта.
Между тем стрельба из 75 мм. пушки и 47 мм. правого борта не прекращалась ни на минуту. Как комендоры, так и подача оставались на своих местах и делали свое дело спокойно и сосредоточено. Поэтому не было беспорядочной стрельбы, а целились внимательно по мелькавшим в лучах береговых прожекторов силуэтам и по вспышкам неприятельских выстрелов. Я был на мостике, когда комендор 75 мм. орудия Рыжков обратил мое внимание на ракеты, пускаемые в направлении на SO от нас, и в их отблесках я увидел 2 миноносца, один очень близко от другого, при чем от заднего шел огромный столб пара; по убеждению того же комендора, передний брал его на буксир. Немедленный залп по этим миноносцам был также, видимо, удачен, и дальнейшей стрельбе по ним сильно помог береговой прожектор. Неприятельские снаряды ложились за нами и впереди; всплески от них были такие же, как от 75 мм. снарядов. Таким образом, бой велся, я думаю, в продолжении одного часа. С миноносца было сделано 42 выстрела из 75 мм. орудия (из них 3 до взрыва) и 89 из 47 мм. Неприятелем было выпущено в самом начале, я думаю, мин 8; из их же снарядов ни один в миноносец не попал. Неприятеля видели в SO направлении, в числе нескольких миноносцев, из которых 3 или 4 были эскадренные, остальных, мелькавших в лучах, распознать не удалось. Узнав, что переборку между машиной и передним кочегарным отделением начало выпучивать, я отошел задним ходом ближе к берегу и стал на якорь в расстоянии полукабельтова от него, где и оставался до ухода в Порт-Артур. По проверке людей, все оказались налицо, кроме кочегара Филиппова, и ни раненых, ни обожженных не было. Кочегар Филиппов погиб при исполнении долга, спускаясь бо боевой тревоге в кочегарку, где должен был находиться согласно расписания. Он еще не успел снять руку с комингса люка, когда его зажало разорванными взрывом паровыми трубами и сварило бросившимся паром. Извлечь его труп из люка удалось лишь по приходе в Артур, распилив сжимавшие его трубы.
Действий 2-х других наших миноносцев, вплоть до рассвета, от нас почти не было видно. Видно было, что «Грозовой» подошел ближе к «Лейтенанту Буракову», оба продолжали стрелять, после чего, казалось, пошли к берегу. Прибывший в начале 4-го часа начальник наблюдательного поста в бухте Тахэ поручик Радем, с поручением от Начальника эскадры (узнать в каком состоянии миноносец) сообщил, что «Грозовой» не взорван, и что он отбуксировал «Лейтенанта Буракова» к берегу. Я просил поручика доложить Адмиралу, что с рассветом могу сам идти в Артур, но прошу прислать портовый барказ на случай, если понадобится откачивать воду, и миноносцы для конвоирования. С рассветом увидел подходящий миноносец «Грозовой», который стал на якорь впереди меня, а саженях в 10 от берега – «Лейтенант Бураков». Когда уже рассвело, увидел, что «Лейтенант Бураков» разламывается посредине и послал к нему свои шлюпки.
Видя в 6-м часу утра надвигающийся от Ляотешана туман, я, не желая подвергать надломленный корпус миноносца сотрясениям от работы машины и винтов, просил командира «Грозового» отвести меня на кормовом буксире в Артур. С этой целью миноносец «Грозовой» и маневрировал, когда появились шедшие из Артура катера и миноносцы, и вы прибыли на порученный мне миноносец.
Сохранение миноносца от дальнейших повреждений, способность его при таких тяжелых условиях вести бой с превосходящим силами противником, а также сохранение в нем полного порядка и спокойствия, я обязан приписать всецело толковой и энергичной распорядительности его личного состава, особенно г.г. офицеров: мичманов Дудорова и Алексеева и младшего инженер-механика Титова, а также выработавшейся на нем ранее действительно боевой организации. Но своим долгом считаю особенно отметить деятельность моего ближайшего помощника мичмана Дудорова. Помимо нравственного влияния, оказанного на нижних чинов его спокойной и находчивой распорядительностью, этот офицер, не отнимая людей от орудий и от своих обязанностей по боевой тревоге, лично руководил спасением людей и подводкой пластыря во время боя, собственноручно остановил хлынувшую в носовое отделение через умывальник воду и своими советами и знанием миноносца, как дольше всех плававший на нем, сильно помогал мне в моих распоряжениях.
Выдающееся поведение и действие нижепоименованных нижних чинов вынуждают меня просить вашего ходатайства о награждении их знаками отличия Военного ордена 3 степени, как уже представленных за прежние отличия к таковой же награде 4 степени:
Рулевого Артемия Лукашева, лихо работавшего везде, где только требовалась помощь, и проявившего при этом личную инициативу и энергичную распорядительность.
Комендора 75 мм. орудия Бориса Рыжкова, своими выстрелами нанесшего, по общему признанию всех находившихся на миноносце, наибольший урон врагу.
4 степени: минн. кварт. 2-й ст. Ивана Горышева, энергично распоряжавшегося при подводке пластырей и массе других встретившихся работ.
Кочегара 1-й ст. Федора Тараданова, первым спустившегося с опасностью для собственной жизни в наполненную паром кочегарку, чтобы открыть кран эжектора.
Хозяина трюмных отсеков 1-й ст. Петра Макеева, отыскавшего течь и распоряжавшегося откачиванием воды.
Машинного кварт. 1-й ст. Ивана Ометова – за особенное усердие и распорядительность.
Рулевого Захара Александрова, моментально переведшего управление на кормовой ручной штурвал.
Комендоров Прохора Митясова и Владимира Чибанова за выдержанную и непрерывную стрельбу по неприятелю и кочегара 1-й ст. Якова Пичугина, находившегося все время в патронном погребе 47 мм. орудий.
Я не перечисляю других чинов, также добросовестно исполнявших второстепенные работы, и своим поведением поддерживавших бодрость духа и соревнование в работе в остальных своих товарищах.
В заключение я хотел бы высказать, в виду постигшего порученный мне миноносец несчастья, что мне горько было бы услышать упрек в недостатке бдительности и серьезного отношения к обстоятельствам нашей службы его личного состава, и я искренне верю, что всякий, бывший в обстановке, подобно той, в которой находился миноносец, припишет это несчастье к поразительной группировке невыгодных для нас обстоятельств, как то: туман, темнота, мглистый берег впереди и зарево луны сзади, и точная известность врагу места стоянки миноносцев на дежурстве.

Подписал: Лейтенант Барон Косинский 2-й.
 
Реклама:::


   Яндекс цитирования Rambler's Top100