Донесение Начальника охотничьей команды Мичмана Вещицкого

OCR - Сергей aka Россiя


431

Донесение Начальника охотничьей команды Мичмана Вещицкого.

29 июня сего года, в 3 часа пополудни, с вверенной мне командой охотников Квантунгского флотского экипажа, в составе: 1-го фельдфебеля, 4-х строевых квартирмейстеров, 1-го нестроевого квартирмейстера и 114-ти рядовых, выступил по направлению к деревне Ли-тан-гоу; того же числа прибыл в означенную деревню и явился в Штаб отряда полковника Семенова.
30 июня, по приказанию начальника отряда, отправился в распоряжение полковника Бутусова на Зеленые горы.
На Зеленых горах, по приказанию полковника Бутусова, занял участок в передовой цепи, где оставался по 6 июля, ведя все время перестрелку с передовыми японскими частями. 6 июля, по приказанию начальника отряда, перешел в общий резерв, под начальством полковника Вольского, для отдыха команды; находясь в резерве, команда занималась несением аванпостной службы и работами по укреплениям передовых же позиций, причем работа эта велась все время под огнем неприятеля.
13-го, с рассветом, по приказанию начальника отряда, выступил на Зеленые горы для поддержки правого фланга роты штабс-капитана Аверьянова. По его же приказанию оставил Зеленые горы и перешел в распоряжение полковника Петруша, от которого получил приказание пройти на Семафорные горы и занять их. По приказанию полковника Петруша, и под его личным наблюдением, команда перебежками, по одному, без потерь, перешла приток реки Лувантан и отправилась на Семафорные горы. На Семафорных горах я оставил взвод для прикрытия, а с тремя взводами отправился на поддержку охотничьей команды поручика Наседкина. Во время перебежки, по одному, команда потеряла пять человек раненым и одного убитым. По взаимному соглашению с начальником цепи, во избежание обхода неприятелем Семафоных гор, впереди их оставил взвод на кряже, а с оставшимися двумя взводами укрепился на Семафорных горах, вплоть до берега моря.
Утром, 14 июля, неприятель перешел в наступление. К началу наступления, для поддержки моего правого фланга, прибыла полурота запасного батальона. В начале наступление неприятеля на Семафорные горы ограничилось для нас весьма небольшими потерями. Около 9-ти часов утра неприятель, пользуясь высокой кукурозой и складками местности, начал перебежками, по одному, передвигаться к морю, с явным намерением обойти правый фланг. Для защиты правого фланга был послан взвод от стрелковой полуроты и 15 человек матросов на кряж, находящийся позади Семафорной горы и позволяющий обстреливать обходящих фланг японцев. На этом же кряже разместилась другая полурота стрелков. Наступление неприятеля во фланг несколько раз отражалось удачными выстрелами с миноносцев и канонерской лодки, на которую семафором была передана просьба открыть огонь по имеющемуся деревянному строению на отроге Семафорной горы, где засел неприятель. С уходом судов, неприятель, все время не перестававший усиливаться, снова повторил атаки на правый фланг, не решившись приблизиться ближе 600 шагов. Большая убыль людей  ранеными и условия местности не позволяли отделить части людей, чтобы штыковым ударом отбросить неприятеля вниз. В то же время неприятель, воспользовавшись густым кустарником на впереди лежащем кряже, установил там два пулемета, и сильным огнем начал поражать фронт Семафорной горы. Большая убыль людей и усталость команды, вторые сутки находившейся в бою, заставила меня послать донесение с просьбой о подкреплении, но подкрепления я не получил. Хорошо замаскированные пулеметы и их губительный огонь несколько смутил команду, почему стрельба ее стала нервной и менее прицельной. Желая найти местоположение пулеметов, я выдвинулся вперед, где и получил рану, вначале в руку, а при дальнейшем движении был ранен в глаз. Сдав командование фельдфебелю Мосину и дав ему указание, как действовать, я был унесен на перевязочный пункт и по дороге потерял сознание.
Во все время действия люди команды вели себя образцово хорошо; недостатка в охотниках на разведки не было; спокойствие и подъем духа не покидало команду ни на минуту. Все эти качестве особенно достойны похвалы ввиду того, что личный состав команды, за немногими исключениями, состоял из молодых – призыва 1904 года. Фельдфебель и унтер-офицеры оказались на высоте своего призвания, чем заслужили похвалы, как начальника отряда, так и начальников участков.

Подписал: Мичман Вещицкий.
 
Реклама:::
http://magicride.ru/ двухколесный гироскутер из китая купить.

   Яндекс цитирования Rambler's Top100