Рапорт Командира эскадренного миноносца «Решительный» — Заведующему II отрядом эскадренных миноносцев Капитану 2 ранга Криницкому. 26 Июля 1904 г. № 749

OCR - Сергей aka Россiя


460

Рапорт Командира эскадренного миноносца «Решительный» — Заведующему II отрядом эскадренных миноносцев Капитану 2 ранга Криницкому. 26 Июля 1904 г. № 749.

Доношу Вашему Высокоблагородию, что сего 22 июля, в 7 ½ часов вечера, с вверенным мне миноносцем вышел из гавани, имея 10 изготовленных сферконических мин, приспособленных к постановке с полозьев особого устройства, по которым каждый якоря и каждая мина, на отдельных салазках, соскальзывают в воду за кормой. На миноносец были взяты еще 8 минеров с «Амура», особенно искусных в деле постановки мин заграждения. С Золотой горы меня уведомили, что от S до SO, на горизонте, видно 2 больших японских судна и 13 миноносцев. Эта причина побуждала меня быть особенно осторожным; я лег на истинный курс SO 44 и шел самым малым ходом, дожидаясь темноты. Особенно увеличивало опасность неискусное и весьма вредное освещение прожектора Белого Волка. С самого начала войны этим лучем управляют, по общему мнению, неудачно и особенно вредно для своих же. Пока я не вышел из района освещения его, Белый Волк освещал меня. Пройдя этим курсом 5 миль, склонился влево на истинный курс SO 83 ½ . Уже стемнело, и я прибавил ходу до 12 узлов. При более быстрых ходах часто вырывается пламя из труб, особенно если котлы долго не чистились, как у меня теперь. Отойдя от Артура миль на 9, был усмотрен японский отряд из 4-х миноносцев, которые шли мористее по параллели, неся гакабортные огня. Я очень огорчился, потому что ночи теперь не темные, и быть замеченным легко. Все же я не позволил зарядить орудия, чтобы не выдать себя нечаянным или преждевременным выстрелом нетерпеливого комендора, но мину Уайтхеда имел в полной готовности, на случай встречи в упор. Еще более мне стало досадно, когда, отойдя от Артура на 11 миль, то есть прийдя к назначенному месту, мы увидели на правую свою крамболу, в расстоянии 3-4 кабельтовых, по мнению сигнальщика (своей оценке расстояния не доверяю), два миноносца без огней. Нужно было на что-то решиться: либо убегать, не выполнив поручения, либо принимать бой сначала с двумя неприятелями, а потом с шестью, вооруженными лучше нас, на 6-ти узловом ходу, ставя мины заграждения и не имея возможности пользоваться задними пушкой и минным аппаратом. Я колебался, но взвесив невысокие качества неприятеля, которые мы на миноносцах часто наблюдаем, я рассчитывал на их самонадеянность, в силу которой они, вероятно, не предполагали, что мы осмеливаемся прорывать их линию блокады, а также небрежность их. Японцы должны были увидеть и уничтожить нас, но они этого не сделали. Так или иначе, я приказал ставить мины, что и было выполнено, обрезав предварительно линь лага Уокера (этот расход прошу отнести на казенный счет), потому что выбирать его долго, опасно и легко запутать. Орудия все же запретил заряжать. Я рассчитывал на то, что тип «Решительного» введет в заблуждение японцев, которые могут принять меня за своего, что они начнут делать опознавательные и дойдут до стрельбы только тогда, когда я поставлю добрую половину мин. А потом, сбросив уже под их нервным, частым и не метким огнем остальные мины, можно было бы принять бой на отступлении. Но, повторяю, японцы прозевали нас самым беспечным образом. Постановка мин состоялась благополучно. Во время нее раздался звук не то от выстрела, не то от взрыва, так и до сих пор не могу объяснить себе, что это было, но думаю, что то был скорее выстрел. Потом, прибавив ходу до 12 узлов, пошел в бухту Тахэ, там стал на якорь, дожидаясь восхода луны, а когда месяц взошел, снялся и пошел в гавань. Войти ночью, в гавань Артура, мне было очень трудно, а ведь я могу считать, что знаю вход очень хорошо. Во мне созрела уверенность, что заградить рейд Артура, ночью, новыми пароходами невозможно, если саперное заграждение исправно, а если даже оно и неисправно. Около 1 ½ час. Ночи мне довелось наслаждаться при виде отчетливых и красивых действий г.г. офицеров и команды в то время, когда наша деятельность была полезной. Работа минеров в темноте напоминала фокусы в цирке. Я боюсь, чтобы моим словам не приписали намерение оценить этот простой поход выше должного, но мне придает смелости то соображение, что лично на меня выпала самая пустая часть работы, собственно я был только зрителем. Ужасно хотелось бы, чтобы мои товарищи, которые действительно трудились, были награждены и г.г. офицеры и команда, а также лейтенант Волков, изобретатель способа постановки и проверявший мины, и его 8 минеров.

Подписал: Лейтенант Рощаковский.
 
Реклама:::


   Яндекс цитирования Rambler's Top100