Рапорт Командира эскадренного миноносца "Властный" - Заведующему 1-м отрядом эскадренных миноносцев, 26 Февраля 1904 г. №126

OCR – Андрей Борисович Панкрашкин



В 2 часа 10 минут, вследствие словесного приказания Вашего Высокоблагородия, снялся со швартовов и, следуя в кильватер миноносцу "Выносливый", вышел на рейд. Пройдя затопленные пароходы, увидел на горизонте вспышки. Подойдя к этим огням ближе, различили - должно быть патроны фосфористого кальция. Я видел около этих огней темные предметы в роде анкерок, а по заявлению стоявшего на юте мичмана Черкасова, это были мины Уайтхеда, не имевшие движения. Продолжая идти в кильватер "Выносливому", лег параллельно берегу к Ляотешану. Подойдя к SO-му мысу полуострова, увидели на левом крамболе ряды белых вспышек. Пройдя еще немного берегом, повернул за "Выносливым" на эти вспышки. Вспышки все делались чаще и в скором времени в бинокль можно было различить силуэты судов. Было около 3-х часов. С "Выносливого" был сделан сигнал: "вижу неприятеля слева", - который я лично передал по линии. По сигналу с "Выносливого": "атаковать неприятеля", - сделанного вскоре после этого, я, передав его по линии, положил право руля и, прибавив ход до полного, направился на неприятельский миноносец, носивший красный огонь за кормой. Правее этого огня виден был миноносец, носивший зеленый кормовой огонь, на который направился "Выносливый". В расстоянии 2-2 1/2 кабельтовов, я открыл огонь с левого борта по миноносцу с красным огнем, который только после второго моего выстрела начал отвечать. Я сближался с расчетом нанести таранный удар. Неприятель, увидя это, остановился, вследствие чего я положил право на борт. Но, заметив, что тогда неприятель дал ход вперед, переложил руль лево на борт. Мой маневр не удался, и я прошел под его кормой в расстоянии от четырех до пяти сажен; за то, когда миноносец вошел в угол обстрела обоих бортовых аппаратов, были выпущены с правого борта, в расстоянии 15-20 саженей, в правый борт неприятеля обе мины, из коих одна взорвалась под кочегарными отделениями. Ослепительное действие боевого фонаря, коим он нас освещал, а равно и ослепляющий блеск и грохот выстрелов и разрывающихся снарядов, как наших орудий, так и его, помешали мне лично убедиться во взрыве, который был произведен несколько секунд до того, как я резал ему корму. По донесениям мичмана Черкасова и Александрова и по опросу нижних чинов, видевших как самый взрыв, так и его последствия, и по личным моим отрывочным впечатлениям, - обстоятельства этого взрыва были нижеследующие: после минных выстрелов, которые были произведены один очень скоро вслед за другим, одна из мин взорвалась около задних труб; поднялся столб воды, и за ним из всех дымовых труб, равно как и из верхней палубы, выбросило столбы пара и дыма с искрами. Миноносец, накренившись на правый борт и осевши на корму, стал быстро погружаться, при чем нос сильно поднялся. Луч боевого фонаря, коим он нас освещал, спустя несколько секунд направился вверх, но он почти сейчас же погас, равно как и другие огни. Стрельба с него прекратилась, и он спустил вверх невысокую тонкую ракету, которая, разорвавшись, дала букет маленьких блесток, при чем кормовая часть его уже сравнялась с водой. Это был четырех-трубный миноносец типа "Бойкий", но больше его. Все это произошло в промежуток времени, пока я успел с момента выпуска мин сделать пол-циркуляции при 18-ти узловом ходе, из чего заключаю, что все вышеописанное продолжалось около 1м. 15сек. После этого миноносца не стало видно.

В то время, как я, имея лево на борт, циркулировал вдоль левого борта неприятельского минолносца, к нам в жилую палубу попал 75 мм. снаряд, разорвавшись там, поранил людей подачи, перебил паровые трубы рулевой машины, при чем газами отшибло рулевого от штурвала, и он, вылетев из рубки, доложил мне, что рулевая машинка не действует.

Под управлением мичмана Черкасова были заложены румпель-тали, после чего был сообщен кормовой штурвал. Прислуга же минных аппаратов пробанила и готовила мины в аппараты. Вся эта работа происходила в то время, когда, по подъеме вверх луча боевого фонаря тонущего миноносца, меня осветил другой неприятельский миноносец с зеленым кормовым огнем, на который, управляясь машинами, я и направился, открыв по нему огонь из носового плутонга. Держа меня в луче своего фонаря, он уходил, отстреливаясь, и, так как я имел большой ход, то нагнав его, прошел вдоль левого его борта и, так как в это время катился вправо, обрезал ему нос на расстоянии не более 20-ти саж., расстреливая его продольно 75 мм. орудиями и всеми пушками правого борта. Орудия же левого борта стреляли в другой миноносец (третий), находившийся невдалеке и имевший 2 белых огня. Сейчас же эти два миноносца прекратили стрельбу, закрыв все огни.

Пройдя немного, я остановил машины; кругом все было тихо. К этому времени я уже имел возможность управляться с кормового мостика. Этот момент замечен был по часам спустившимся в машину помощником старшего инженер-механика Воробьевым - 3 часа 20 минут. В это время выяснилось, что снарядом попавшим в левый борт и влетевшим в переднюю (правую) машину, убило наповал машинного квартирмейстера 2 ст. Трофима Потехина; в носовом же плутонге оказались ранеными - хозяин трюмных отсеков 1 ст. Иван Сенников, которому перебило левую ногу в бедре, комендор левой носовой 47 мм. пушки Федор Обидин со смертельной раной в правом паху, машинист 1 ст. Павел Алкаев, бывший 3-м номером у той же пушки, ранен в правую голень, кок Дмитрий Степанов, бывший при носовой подаче - в левую сторону груди, в область 6 ребра на вылет, минер Ефим Матвеев, исправлявший совместно с минным квартирмейстером Мухортовым перебитую цепь боевого фонаря и носовой проводки, ранен в правое плечо, кочегар 1 ст. Михаил Рязанов получил незначительные поранения пальцев правой руки, и подшхипер Павел Михайлов получил несколько ссадин в правом плече.

Немедленно же было приступлено к переноске в кают-компанию и перевязке раненых, которым были произведены перевязки помощником старшего инженер-механика Воробьевым, и.д. минно-артиллерийского содержателя Борисом Сорокиным и матросом 1 ст. Гаврилом Юшаковым.

Простояв около 10 минут на месте и осмотревшись, я направился малым ходом под южный берег Ляотишана, где вскоре я заметил миноносец "Бесстрашный" и через короткий промежуток времени миноносец "Внимательный". Минуты через 3 или 4 подошел миноносец "Выносливый". В это время мичман Черкасов доложил мне, что мичман Александров, которому мною было поручено смотреть вперед, ранен. Я приказал мичману Черкасову его сменить. Оказалось, что мичман Александров ранен осколком в верхнюю треть правого бедра. Миноносцы держались до рассвета соединенно, при чем маневрируя, миноносец "Внимательный" близко приблизился и нанес вверенному мне миноносцу таранный удар в отделение передней (правой) машины, у кочегарной переборки, между 4 и 5 носовыми шпангоутами. Был подведен пластырь, но вследствие того, что он был во многих местах прострелен, эжектор не успевал откачивать, и это отделение наполнилось водою. Под одной левой машиной я, совместно с остальными миноносцами, вернулся в гавань Порт-Артура и ошвартовались у броненосца "Полтава" около 7 часов утра. Здесь же была подана врачами помощь раненым, которые были потом свезены в госпиталь, кроме 3-х, а именно: кочегара 1 ст. Михаила Рязанова, и.д. подшхипера Павла Михайлова и минера Ефима Матвеева, которые, вследствие незначительности ран, остались в строю. Минер Ефим Матвеев в 10 часов утра был отправлен в портовый лазарет. Полученный с "Полтавы" пластырь был подведен, и вода из машинного отделения выкачена. Все повреждения, полученные миноносцем, находятся преимущественно в носовой части; список их при сем представляю. Полагаю, что, при усиленной помощи порта, повреждения могут быть исправлены в 10-ти дневный срок.

Вообще, я всегда считал экипаж моего корабля примерным, а теперь увидел - на какой нравственной высоте он стоит и насколько он проникнут чувством исполнения долга. Мичман Георгий Александров, будучи почти в самом начале дела ранен, стоял на своем посту и, перемогая боль, помогал мне в управлении кораблем. Мичман Петр Черкасов своей хладнокровной и толковой распорядительностью под выстрелами быстро завел сперва румпель-тали, а потом произвел с неменьшей быстротой сложный переход с парового на ручной штурвал. Что касается и.д. старшего механика помощника старшего инженер-механика Павла Воробьева, находчивость его, равно как и спокойно обдуманные и целесообразные действия, вполне хорактеризуют этого доблестного офицера. Мичман Александров отозван был мной от своих прямых обязанностей по росписанию, чтобы помочь мне в управлении кораблем; помощник старшего инженер-механика Воробьев вступил в обязанности этого офицера и, лишь благодаря его распорядительности, были своевременно выпущены мины. Когда телеграф правой машины и одновременно с ним рулевая отказались действовать, он немедленно устроил передачу, чем дал мне возможность, управляясь машинами, атаковать неприятеля с зеленым фонарем. Он своевременно подумал первый и оказал помощь раненым.

О нижних чинах скажу, что в их спокойствии и примерной исполнительности я черпал решительность для своих поступков. Офицеры и нижние чины были достойны достойны друг друга.

С чувством особой гордости привожу имена следующих нижних чинов: минные квартирмейстеры 1 ст. Алексей Сафронов и Ермолай Бобур; минно-машинный квартирмейстер 1 ст. Николай Кузнецов; кочегарные квартирмейстеры 2 ст. Григорий Прихотьков и Александр Корельский; минные машинисты Александр Новиков и Василий Сухинин; минеры Василий Савчира и Яков Майсос; рулевые Семен Зубков и Степан Просвирин; кочегар 1 ст. Степан Казенов, подручный хозяин трюмных отсеков Сергей Нечепуренко, и.д. минно-артиллерийского содержателя Борис Сорокин, боцманмат Григорий Кошелев и комендоры Андрей Огородников и Максим Захаров. Люди эти своей хладнокровной и умелой работой служили примером своим товарищам.

Подписал: Лейтенант Карцов
 
Реклама:::


   Яндекс цитирования Rambler's Top100