Приложение к донесению командира эскадренного броненосца "Ретвизан"

Приложение к донесению командира эскадренного броненосца "Ретвизан" - Временно Командующему эскадрою флота Тихого океана.
29 июля 1904 года. №1900.
Сведения о действии артиллерии эскадренного броненосца "Ретвизан" в бою 28 июля 1904 года

OCR – Андрей Борисович Панкрашкин



28 июля 1904 года, до сражения, на броненосце было орудий: 12" - IV; 6" - X; 75мм. - XVII; 47мм. - XXII.

Недостовало до комплекта: 6" - 2(№№ 9 и 10); 75мм. - 3(№№ 1, 2 и 27); 47мм. - 2(№№ 47 и 48). Эти орудия поставлены на береговые позиции и одно 75мм. орудие было повреждено во время бомбардировки 27 июля. Были сняты также 6 - 37мм. орудий и 4 пулемета.

В 12 час. 15 мин. неприятельская эскадра, следуя в кильватер контр-галсом, открыла огонь с правого борта. Так как за большим расстоянием (свыше 80 кабельтовов) мелкие орудия не могли принять участия в бою, то вся прислуга 75мм. и 47мм. пушек, равно как и все люди, находящиеся по расписанию наверху, были убраны за броню. Голосовая передача была организована через оба передние казамата верхней батареи, соединенные (своими средствами) с рубкой переговорными трубами.

Наверху, на прожекторной площадке фор-марса, находились лишь мичман Свиньин и дальномерщики, наблюдавшие за падением наших снарядов. Когда расстояние уменьшилось до 75 кабельтовов, открыли, следуя движению адмирала, огонь из 12" орудий. В кормовой башне стреляли оба орудия, в носовой - одно правое, так как у левого не закончена была еще установка барабана зарядника, сломанного 15 июля во время перекидной стрельбы.

Когда эскадры сблизились на расстояние около 60 кабельтовов, открыли огонь из 6" орудий правого борта.

Попробовали сначала произвести пристрелку одним орудием, но это оказалось совершенно не выполнимо, так как за большим расстоянием и большим количеством ложившихся снарядов, отличить падение своих снарядов было невозможно. Тогда прямо перешли на залповую стрельбу, которая оказалась наиболее подходящей на дальней дистанции, так как явилось возможность корректирования. За весь этот период боя стрельба велась исключительно фугасными снарядами. Наименьшее расстояние было 57 кабельтовов. Вначале стреляли по ближайшему, затем преимущественно по флагманскому броненосцу "Микаса", а под конец огонь переносили все время на суда, приходившие в углы обстрела орудий. Когда эскадры разошлись контр-галсами и японский флот стал разворачиваться сделали несколько выстрелов из кормовой башни по створившимся японскими судами.

В 1 час дня был пробит отбой (орудия не разряжались). Очередную вахту развели по орудиям.

За это время было сделано выстрелов: 12" - 42; 6" - 82.

При этом у 6" орудия №13 на 8 выстреле вырвало втулку воздушного клапана, а у 6" орудия №33 на 21 выстреле выломало зубец подъемной шестерни. Оба эти повреждения были исправлены через час времени.

За первый период боя два 6" орудия (№№ 13 и 33) были повреждены, а под конец боя оставались действующими только 3 - 12" орудия (№№22, 35 и 36) и 3 - 6" орудия (№№11, 15 и 25).

Около 2 часов дня вновь открыли огонь из башенных орудий. После нескольких выстрелов, давших недолеты, прекратили стрельбу. То же сделали и японцы.

Около 3 часов 30 минут дня, сблизившись с неприятелем кабельтовов на 60-70, вновь открыли огонь с правого борта, направив его, согласно сигнала адмирала, исключительно на флагманский броненосец "Микаса". Вскоре после этого работы у зарядника левого орудия носовой башни были закончены и орудие могло стрелять. Башни стреляли по мере готовности, при чем из рубки по возможности передовали им корректуру.

Сношения с кормовой башней было затруднены тем обстоятельством, что переговорная труба в эту башню была перебита упавшим на нее гафелем, а телефонная цепь также была повреждена, так что приходилось посылать ординарцев с записками или пользоваться голосовой передачей через жилую палубу и подачное отделение.

В батареях до сближения на 30 кабельтовов производили залповую стрельбу.

В середине этого боя у обоих 6" орудий верхней батареи (№№25 и 33) сломались зубцы подъемных дуг и шестерен. Поломки эти произошли у орудия №33 на 15 выстреле, а у орудия №25 на 30. К концу боя у переднего орудия дуга и валик с шестерней были заменены имевшимися запасными, а у заднего - этого не пришлось сделать, так как при начале работ у него было отбито дуло попавшим неприятельским снарядом. Те же поломки зубцов оказались на 8 выстреле у одного 6" орудия нижней батареи (№11) и оно не было исправлено до конца боя.

Около 5 часов дня неприятельский снаряд попал в кромку левой амбразуры носовой башни. При этом был убит один комендор (второй номер левого орудия) и ранены: башенный командир, артиллерийский квартирмейстер, старший комендор, старший гальванер и третьи номера прислуги обоих орудий. Таким образом башня лишилась всех своих главнейших работников. Сейчас же вслед за этим башенного командира заменил артиллерийский кондуктор Емельянов, прислуга была пополнена комендорами мелкой артиллерии, а артиллерийский квартирмейстер Алексеев после перевязки вернуся в башню.

Этот же снаряд раздробил часть свеса над неподвижной броней, чем заклинил вращение башни, а осколками своими заклинил орудие в переднем связном кольце рамы. В момент попадания снаряда производилось заряжание левого орудия; снаряд и первый полузаряд были досланы до места и зарядник был поднят в 3 положение. От удара наш снаряд сместился обратно в камеру орудия и сдавил этим оба полузаряда, благодаря чему зарядник заклинился наверху. Таким образом левое орудие вновь было выведено из строя. Парусиновые чехлы на амбразурах загарелись и образовался пожар, при тушении которого были подмочены реле и электрические провода прибойников и вертикального наведения, так что эти приборы пришлось перевести на ручное действие. В течении приблизительно часа времени, пока налаживались все приборы, башня не действовала вовсе.

Наяала вновь стрельбу башня уже тогда, когда броненосец повернул за "Цесаревичем", пошел на сближение с неприятелем; но все же вращать башню не было еще возможности, а приходилось стрелять в тот момент, когда благодаря поворотам броненосца , неприятельские корабли сами входили в прицел. Таким образом было сделано только три выстрела.

После всей этой аварии, из левого орудия был сделан только один выстрел, и хотя оно и давало правильный откат и накат, но все же тело орудия сильно царапалось заклинившимися между ним и связным кольцом осколками.

Осколками попавшего снаряда в башне был разбит левый циферблат и приборы его привода, благодаря чему получилось в цепи прямое сообщение с корпусом и все приборы управления артиллерийским огнемлевого борта перестали действовать.

Когда флоты сблизились на дистанцию около 30 кабельтовов, то по сигналу "короткая тревога", из орудий открыли беглый огонь и ввели в стрельбу 75 мм. орудия. Несколько позже, примерно с 23 кабельтовов из 6" и 12" орудий стали стрелять бронебойными снарядами. В это время с борта могли действовать только кормовая башня (орудия №№35 и36) и всего два 6" орудия (№№13 и15). Из них только одно (№15) в течении всего боя не имело никаких повреждений, у другого же (№13) в первый период была вырвана втулка воздушного клапана и заменена новой.

Когда броненосец повернул левым бортом к неприятелю, то тут уже могли стрелять все 6" орудия левого борта, но в нижней батареи у орудия (№16) сейчас же на 3 выстреле вырвало втулку воздушного клапана. В это же время осколкаим снарядадов перебило провода циферблата 19-го орудия, получилось в цепи прямое сообщение с корпусом и приборы управления артиллерийским огнем правого борта перестали действовать.

Как в этих боях, так и предыдущих стрельбах по береговым позициям, у многих 6" орудий очень часто происходили одни и те же повреждения, а именно - ломались зубцы подъемных дуг и шестерен и вырывало втулки воздушных клапанов. Характерная постоянность этих повреждений указывает на то, что эти части Канэтовских установок конструктивно слабы и настоятельно требуют усовершенствований.

В подаче снарядов и патронов за все время боя задержки не было, исключая левое орудие носовой башни. Хотя у шести элеваторов лебедки по разным причинам отказались действовать электрически, но это стрельбы не задержало, так как лебедки были сейчас же переводимы на ручное действие. Повреждения у лебедок были следующие: у двух (элеваторы корм. №18 и передат. №1) сгорели обмотки электромагнитов, у двух других (элеваторы грот-мачты и машин. №3) были перебиты электрические провода и, наконец, у лебедки обоих элеваторов Н. 7 - реле были подмочены водой, протекавшей в пробоины на баке, полученные во время боя. Только у фор-марсового элеватора, снарядом, попавшим в мачту, был перебит подъемный гордень и направляющие планки, так что подачу пришлось вести ручную.

47 мм. орудия за весь бой в стрельбу не вводились, так как наименьшая дистанция до неприятельского флота была 17 кабельтовов, да и то весьма короткое время.

Когда разошлись с главной японской эскадрой, то сделали несколько выстрелов из 12" и 6" орудий по броненосцу "Чин-Иен" и крейсерам. Затем сделали из носовой башни 2 выстрела по крейсеру "Токива", державшемуся с миноносцами впереди по курсу. В этот момент в башне уже наладили вращение, так что с трудом млжно было несколько ворочать ее.

В течении ночи несколько раз показывались неприятельские миноносцы, по которым открывали огонь из 75 мм. и 47 мм. орудий.

За время боя, кроме указанных выше повреждений, выведены из строя осколками неприятельских снарядов три 75 мм. пушки (№№19, 22 и 29), из которых две (№№19 и 29) потом исправили, и шесть 47 мм. пушек (№№41, 49, 59, 66, 70 и 71), их которых одна исправлена (№59).

За все время боя с неприятелем и отражения атак израсходовано:
12" бомб бронебойных ...............4.
12" бомб фугасных....................73.
6" бомб бронебойных.................51.
6" бомб фугасных.....................241.
6" бомб сегментных...................18.
75 мм. стальных.......................260.
75 мм. чугунных.......................81.
47 мм. стальных.......................230.
47 мм. чугунных.......................60.

Подписал: Командир эскадренного броненосца "Ретвизан", Капитан 1 ранга Щенснович.
 
Реклама:::

Климат контроль умного дома тут

   Яндекс цитирования Rambler's Top100