Часть II. Броненосцы или безбронные суда?

Броненосцы мирного времени. В моей книге «Рассуждения по вопросам морской тактики» («Морской Сборник, 1897 г., ± 1) дан чертеж постепенной эволюции бронирования. У первого английского броненосца Warrior была прикрыта 41/2" броней лишь часть борта. Тут прямо выказалась разница между мирными проектами и проектами военного времени. Warrior, превосходивший по величине в 8 раз Monitor, не мог бы выйти безнаказанно из боя с Merrimac, ибо у него огромные поверхности не бронированы и, следовательно, были бы пробиты разрывными снарядами противника, которые нанесли бы кораблю больший или меньший вред и могли бы вывести его из строя. Возможно даже, что Warrior был бы потоплен, благодаря своим уязвимым частям, и отсутствию свесов, которые защищали бы его от таранного удара.

Мы видим, что броня сразу пришла в такие условия, в которых она не могла дать тех результатов, которые были у Merrimac и Monitor. Захотели бронировать высокобортные суда, и если бы артиллерия осталась такою же, как во время американской войны, т. е. гладкостенной с чугунными снарядами, то это, увеличив должным образом водоизмещение, как на Agincourt, было бы возможно. Артиллерия однако же делала свои шага вперед, и прикрытие в 41/2 - 5" оказалось недостаточным, чтобы защитить борта от неприятельских снарядов. Артиллерия совершенствовалась так быстро, что следовало тогда же отказаться от мысли бронировать высокобортные суда. Если бы на фрегатах Cumberland и Congress были современные 6" орудия с бронебойными снарядами, то Merrimac был бы выведен из строя ранее, чем при своем; тихом ходе успел бы приблизиться к ним. Merrimac потому и победил, что ядра фрегатов производили на его борта такое же действие, как град на железную крышу. Совсем иное дело представляли борта Agincourt по отношению к нарезным орудиям того времени. Они пробивались, и, следовательно, броня на нем не могла дать тех поразительных результатов, которые выказались во время боя на Hampton Roads.

Не отказавшись от мысли бронировать высокобортные суда, прибегли к частичному бронированию по ватерлинии и защищали броней казематы и башни, в которые ставили исключительно орудия большого калибра. Этого оказалось недостаточно, и прибегли к бронированию лишь одного каземата, длина которого уменьшилась до такой степени, что он имел не более 30% длины всего судна (Inflexible). На остальном пространстве борт к носу и корме оставили неприкрытым броней и ограничились броневою подводной палубой, прикрывавшей жизненные части судна: машину, котлы, боевые запасы, рулевые приводы и пр.

Опыт с моделью показал, что такие суда, при пробитых оконечностях, не имеют достаточной остойчивости. Тогда решили пожертвовать толщиной брони, которая у броненосца Inflexible дошла до 24", и, прикрыв ватерлинию более умеренной броней, удлинили и самые казематы. Получилась все-таки же очень незначительная поверхность бронирования, пробиваемого орудиями того времени, причем две пятых всего борта (Collingwооd), считая по длине, оставлены совсем без броневого прикрытия.

В это время (начало 90-х годов) появились бесподобные бронебойные снаряды из хромо-никелевой стали завода Гольцера, и преобладание артиллерии сделалось столь ясным, что вероятно бронирование было бы совершенно оставлено, но тут (в 1893 г.) Гарвей в Америке изобрел закаленную броню, и первые опыты с нею дали поразительные результаты. При прикосновении снарядов к этой броне они разлетались в мелкие куски. Очевидцы выражались, что снаряд обращался в пыль.

В Англии такой результат поняли, как указание на возможность утоньшить броню, покрыв ею большие поверхности. В то же время признавалась возможность, что такая тонкая броня будет все-таки пробиваться, и потому для прикрытия машин, котлов, боевых запасов и пр. решили в дополнение к броневой палубе, идущей на высота верхней кромки брони, сделать еще одну броневую дугообразную (карапасную) палубу, которая опускалась бы к нижней кромке брови.

Из этого видно, что совершенно отказались от мысли иметь даже некоторую часть судна вполне неуязвимой для снарядов неприятеля, и тем совершенно отступили от выгод брони, столь ярко выказавшихся во время сражения на Hampton Roads,

Современные броненосцы. Для иллюстрации того, как принято теперь бронировать корабли, помещен рисунок строящегося теперь английского броненосца King Edward (рис. 49) в 16500 т, у которого броня распределена следующим образом: барбеты - 12" броня, батарея и башни 9,2" орудий прикрыты 7" бронею, траверз из 12" брони, бортовая броня при ватерлинии лишь у средины 9", утоньшается к носу до 3", а к корме даже до 11/2".

Рис. 49. Расположение брони на броненосце King Edward.

Рассмотрение вышеприведенных данных показывает, что огромные поверхности покрыты очень тонкою броней, которая не всегда защищает даже от мелкой артиллерии, средняя же артиллерия будет пробивать почти всю броню. О неуязвимости такого судна нельзя говорить серьезно: броня защитит от некоторых выстрелов, в особенности косых, но эта броня будет пробиваться, и с самого начала сражения корабль будет повреждаем неприятельскими выстрелами не только в местах, совсем не покрытых броней, но и в бронированных.

Для того чтобы судно имело даже столь слабое прикрытие больших поверхностей, пришлось довести его водоизмещение до 16500 т. Не служит ли это очевидным доказательством, что высокобортное судно невозможно бронировать должным образом. Видимо, высокобортность и броня не совместимы.

С другой стороны, низкобортные суда не признаются годными для океанского плавания. Это однако же не показывает, что вышину современных кораблей нельзя бы было с успехом уменьшить. Я того мнения, что такое уменьшение в боевом отношении желательно и даже необходимо.

Сравнение броненосца в 9000 т с безбронным судном в 3000 т. Заслуживает особого рассмотрения вопрос, можно ли помириться с увеличением кораблей до столь гигантских размеров, если они не дают возможности в должной мере бронировать суда и тем сделать их неуязвимыми от неприятельских снарядов. Не лучше ли иметь суда малого размера. Расчеты, приведенные мною в моей книге «Разбор элементов, составляющих боевую силу судов», показывают, что чем больше судно, тем на каждую тонну водоизмещения можно поместить больше наступательных и оборонительных средств. Поэтому считается как бы доказанным, что выгоднее строить большие суда, чем малые.

Поясним это примером, сравнив судно в 3000 т и в 9000 т, т. е. в три раза большим. Если тому и другому судну нужно дать ход в 18 узлов, то у первого судна потребуется 6800 иле, а у второго не в три раза больше, а лишь 12300 иле, т. е. не вполне в два раза больше. Расход угля на суточное плавание по 10 узлов будет у первого судна 231/2 , у второго 431/2 т. Точно так же явится некоторая экономия в весе корпуса, числе команды и пр. Допустив у того и другого судна вес артиллерии и мин в 9% от водоизмещения, получим, что у судна в 3000 т запас водоизмещения останется 442 т, а у судна в 9000 т - 2600 т. Если мы весь запас водоизмещения у судна в 3000 т дадим под уголь, то его будет достаточно на 18,8 суток.

На такое же число дней судну в 9000 т потребуется угля 181 т, а мы имеем запас водоизмещения в 2600 т, следовательно, остается 1 782 т, которые можно употребить на броню.

Отсюда выходит, дабы поместить на судно 1782 т брони, надо увеличить водоизмещение с 3000 до 9000 т, считая, что судно в 9000 т будет иметь такую же артиллерию, как три судна в 3000 т, такой же ход и такой же район действия. Если бы боевая сила судов зависела только от силы артиллерии, то поставив в бою судно в 9000 т против трех судов в 3000 т, мы получили бы равенство сил, но у судна в 9000 т, имеется броня, а у судов в 3000 т ее нет, следовательно, можно бы было признать, что судно в 9000 т сильнее, чем три судна в 3000 т.

Так вообще принято рассуждать, и вот почему господствует мнение, что размеры военных судов надобно увеличивать, ибо при большем водоизмещении на единицу размера судна можно поместить в него более полезного груза. Стоимость судна почти пропорциональна размерам, следовательно, и на единицу стоимости у большого судна будет более полезного груза.

Приведенные выше цифры показывают, что увеличение размеров на 6000 т дало возможность прибавить полезного груза 1782 т. Отсюда получается как бы грубое правило, что для того, чтобы иметь возможность поместить 1 т полезного груза, нужно увеличить водоизмещение судна на 3,3 т. Цифра эта для судов, разных типов будет различна, но вопрос не в абсолютной величине ее, а в том что, делая всякую добавку в 1 т полезного груза, будет ли то броня, уголь, избыточное снабжение или иное что, надо считаться с увеличением водоизмещения в три с лишним тонны. Рассуждения эти относятся и к броненосцам, и к крейсерам, и ко всяким другим судам.

Если вышеприведенное положение, что бронированное судно в 9000 т может разбить три судна в 3000 т, верно, то - господствующее мнение о преимуществе больших судов правильно. Если же при сражении трех судов в 3000 т с одним, судном в 9000 т Преимущество будет за первыми, то господствующее мнение неправильно.

Разбор наступательных и оборонительных средств. Чтобы решить этот вопрос, следует, разобрать современное состояние наступательных и оборонительных средств. Наступательные средства - пушка, мила и таран, оборонительные - неуязвимость, непотопляемость и живучесть. Судно строится 3 - 4 года, следовательно, выбирая тип, нужно не только принять в соображение наступательные средства, каковы они сегодня, но и заглянуть несколько вперед, а посему, делая легкий обзор наступательных и оборонительных средств, я позволю себе высказать предположение о том, каковы будут эти средства в ближайшем будущем.

Артиллерия. В настоящее время большая часть боевых судов вооружена орудиями в 40 - 50 калибров. До 6" калибра включительно орудия патронные, а выше - картузные. Замечается намерение у средних калибров отказаться от патрона, т. е. гильзы, ибо гильзы не допускают стрельбы при давлении выше 2 500 ат, тогда как крепость орудий и свойства пороха позволяют довести давление до 3 000 ат. Упразднение гильз вероятно поведет к некоторому замедлению стрельбы, ибо придется вставлять отдельно трубку, но думаю, что это затруднение устранят, Также думаю, что найдут, как делать картуз, не прибегая к таким материалам, которые тлеют после выстрела и, следовательно, требуют банения. Гораздо большее затруднение встретится вследствие того, что при давлении в 3000 ат будет сильное выгорание стволов и изнашивание их. Вероятно найдут возможность сделать внутренние трубы орудий заменяемыми. Говоря короче, я верю в возможность повышения давления до 3000 ат, но это дается не без затруднения, в особенности по снаряжению снарядов, ибо некоторые сильно взрывчатые вещества боятся больших давлений при смещении.

Рис. 50. Дальность стрельбы при разных углах возвышения.

В настоящее время современные орудия дают скорость 2 800 - 2 600 фут/сек. На рис. 50 показаны дальности при 5°, 10° и 15° возвышения орудий всех калибров от 37-мм до 12" включительно. Тут же для наглядности даны траектории 11" пушки образца 1877 г. и 11" мортиры. Также показана дальность 10" пушки при угле возвышения в 35°.

Чертеж дальности составлен следующим образом: по горизонтальной оси АВ отложены расстояния в кабельтовых, и конец каждой траектории при углах возвышения в 15° примыкает к точке, соответствующей ее дальности. По линии АС, которая на 5° выше горизонта, отложены дальности при 10° возвышения. По линии AD — на 5° возвышении. По линии АЕ – 22/1о возвышении. На линии AF — на 1° возвышении. Сомкнутые кривые, соединяющие дальности орудий на различных дистанциях, не дают точного совладения с действительными траекториями снарядов, но недалеки от них, и для наглядности приближение вполне достаточно; между тем принятая система построения рисунка дает возможность получить главнейший элемент, т. е. дальность при каком угодно угле возвышения.

Дистанции. Нет точных данных, по которым можно было бы признать те или другие дистанции ближними или дальними. Чертеж показывает, что при угле возвышения в 35° 10" орудие может забросить снаряд на 101/2 миль, или 181/2 верст, причем снаряд мог бы перелететь через Монблан. На таком расстоянии едва видно само судно, в которое будут стрелять, и совершенно не видно падения снаряда и, значит, не видно результатов его действия, а вероятность попадания в судно близка к нулю. Если же однако придется стрелять по неприятельскому лагерю, положение которого точно определено на карте, то будет достаточный процент попадания.

За отсутствием правил, что надо признать ближней дистанцией и что дальней, всякое подразделение будет произвольное. Полагаю, можно придержаться углов возвышения и принять следующие нормы:

При 1° возвышения ближняя дистанция
При 2° возвышения средняя
При 5° возвышения дальняя
При 10° возвышения очень дальняя дистанция
При 15° возвышения предельная дистанция


При таком условия, мы получим, что для 12" орудия в 40 калибров ближняя дистанция - 11 кабельтовых, средняя - 24, дальняя - 42, у 37-мм пушек ближние дистанции будут 21/4 кабельтова, средние—51/2 и дальняя 9. Если, придерживаясь того же правила, мы возьмем за мерило 6" орудие в 45 калибров, то ближняя дистанция будет 10, средняя 20, дальняя 30 кабельтовых. Казалось бы, что при условии морского боя можно было принять эти последние подразделения.
 
Реклама:::

Тележки от Склад-Мастер. Все для склада - тележки , складское www.promyshlennoe-koleso.ru;хуа хин недвижимость;профертил купить

   Яндекс цитирования Rambler's Top100