Линейные крейсеры типа "Измаил"

ЛИНЕЙНЫЕ КРЕЙСЕРЫ ТИПА "ИЗМАИЛ"

В. Ю. Усов

"Судостроение", 1986, № 7 По материалам ЦГАВМФ, фонды 401, 417, 418, 421, 427.


Правительственным распоряжением от 23 октября 1907 г. Совет министров объявил «Положение о составе и подразделении флота», согласно которому «оперативно-способная эскадра» русского флота должна состоять из восьми линейных кораблей, четырех броненосных, девяти легких крейсеров и 36 эскадренных миноносцев. Задача создания такой эскадры выдвигалась как первоочередная в разработанном Морским генеральным штабом проекте «Программы развития морских вооруженных сил России на 1909—1919 гг.». В эскадренном бою броненосным крейсерам отводилась роль свободно маневрирующей силы, способной осуществлять «глубокую разведку» и «охват головы» эскадры противника — тактический прием, извлеченный из опыта русско-японской войны.

К 1910 г. в составе морских сил Балтийского моря заканчивалось формирование бригады линейных кораблей — «Слава» и «Цесаревич» прошли модернизацию, завершалась постройка «Андрея Первозванного» и «Императора Павла I»; кроме того, строились четыре линейных корабля-дредыоута типа «Севастополь» для укомплектования другой бригады. М.ГШ предпринял шаги к разработке заданий на проектирование броненосных и легких крейсеров, эскадренных миноносцев, необходимых для доведения боевой эскадры Балтийского флота до полного состава.

15 мая 1910 г. морской министр С. А. Воеводский утвердил составленные МГШ «Задания для выработки элементов для проектирования броненосных крейсеров», определявшие их назначение, а также желательные направления развития тактико-технических элементов. Выдвигались требования «одновидности» с линейными кораблями типа «Севастополь», ледокольного образования форштевня, ограничения осадки (не более 8,8 м). Нижний предел скорости полного хода устанавливался 28, а при форсировании котлов — 30 уз, район плавания определялся нормальным запасом топлива на 48 ч при 28 уз. Главная артиллерия — не слабее, чем у линейных кораблей: восемь или более 305—356-мм орудий с углом возвышения 35° и возможно большими горизонтальными углами обстрела, противоминная — двадцать четыре 102-мм орудия, минное вооружение — шесть бортовых подводных аппаратов. Бронирование борта по ватерлинии должно было обеспечивать не только живучесть и остойчивость, но и сохранение хода при попаданиях 305-мм снарядов на дистанции «решительного» боя (40—60 кабельтовых), т, е. не менее 190 мм вместе с противоминной переборкой (50 мм). Толщина вертикальной брони боевых рубок и башен определялась не менее 254, их крыш — 102, верхней броневой палубы — 45, нижней — 32, в горизонтальной части и на скосах — 51 мм. Внутреннее размещение, трюмные системы, снабжение противопожарными и водоотливными средствами должны были отвечать сохранению крейсером наибольшей боевой живучести.

В мае 1910 г. Морской технический комитет приступил к разработке «элементов для проектирования броненосных крейсеров». Первые прикидки показали, что при минимальном вооружении (восемь 305-мм орудий) водоизмещение кораблей составит 28000 т, главные размерения 204X27X8,8 м, заданная скорость (28 уз) потребует форсировки котлов и мощности турбин 80 000 л. с. (удельная масса энергетической установки 67 кг/л. с.). С увеличением калибра и числа орудий размеры крейсера значительно увеличивались. Некоторые пункты задания оказались вообще невыполнимыми, поэтому 24 декабря 1910 г. сроки были скорректированы в сторону снижения: район плавания уменьшен вдвое, угол возвышения орудий — до 25°.

Утвержденная 22 апреля 1911 г. «Программа усиленного судостроения Балтийского флота на 1911—1915 гг.» предусматривала постройку четырех броненосных крейсеров и ряда других кораблей. Морской министр вице-адмирал И. К. Григорович потребовал от МГШ и МТК «принять все меры к скорейшему обоснованному подсчету усиленной программы считая ее с 1912 г.». Разработка заданий на проектирование новых кораблей вступила в завершающую фазу, причем велась она в соответствии с принятым 21 мая 1911 г. новым «Положением о порядке составления и утверждения проектов кораблей и о выполнении этих проектов».

18 июня 19.11 г. И. К. Григорович утвердил уточненное «Задание на проектирование броненосных крейсеров для Балтийского моря»; окончательно устанавливалась скорость полного хода — 26,5 уз, при которой нормальный запас топлива рассчитывался на 24, а полный — на 72 ч плавания. Существенно менялось артиллерийское вооружение: три трехорудийные 356-мм башни главного калибра располагались равномерно по длине корабля, противоминную артиллерию составляли двадцать четыре 130-мм орудия в казематах, предусматривалось не менее четырех 63-мм пушек «против воздушных шаров и аэропланов». Поясная броня по ватерлинии усиливалась до 254 мм в средней части и 127 в оконечностях (с сохранением внутренней переборки); верхний пояс— 127 мм в районе казематов и 76 в носу, в корме же «может совершенно отсутствовать», толщина стенок боевых рубок и башен увеличивалась до 305, их крыш — до 127, а лобовой брони башен — даже до 356 мм. Впервые в практике отечественного судостроения признавалось желательным «иметь приспособление для автоматического переливания водяного груза с борта на борт», т. е. пассивные успокоители качки.

В соответствии с этим заданием специалисты МТК разработали «Технические условия для проектирования броненосных крейсеров…» по корпусу, артиллерии, минной части, электротехнике и механизмам, согласованные с МГШ и одобренные 9 августа 1711 г. Пункты задания на проектирование конкретизировались. Кроме того, технические условия содержали вместе с тем и ряд новых положений: определялись, например, нормативные показатели для расчетов общей продольной прочности корпуса, допустимые пределы начальной поперечной метацентрической высоты (1,7—2,1 м), производительность водоотливных гидротурбин; по электротехнике предусматривалась установка четырех турбогенераторов трехфазного тока (напряжение 225 В, мощность по 320 кВт) и четырех дизель-генераторов (по 165 кВт); по части артиллерии уточнялись горизонтальные углы обстрела, требования к хранению и системам подачи боеприпасов, максимально допустимой температуре в погребах (25 °С); артиллерийское вооружение дополнялось четырьмя 47-мм салютными пушками, таким же количеством пулеметов и шестью 100-мм учебными стволами.

Технические условия для проектирования механизмов и котлов давали заводам довольно широкий выбор типов турбин и вариантов их размещения; скорость экономического хода устанавливалась 14 уз, мощность турбин заднего хода рассчитывалась из условия остановки корабля с полного переднего на расстоянии шести длин корпуса. Котлы рекомендовались водотрубные, треугольного типа, системы Ярроу «модели английского адмиралтейства с последними усовершенствованиями»; однако допускалось использование других систем, предусматривавших одновременное сжигание угля и нефти (смешанное отопление). Оговаривались и условия обеспечения полной скорости — работа 3/4 всех котлов при напряжении поверхности нагрева не более 200 кг угля на 1 м2 колосниковой решетки в час или эквивалентного количества нефти; по условиям живучести следовало иметь не менее четырех независимых групп котлов. Впервые выдвигался фактор взаимозаменяемости однотипных главных и вспомогательных механизмов, валов, гребных винтов, фланцев труб и арматуры, что требовало их изготовления по шаблонам и калибрам; порядок проведения испытаний механизмов и котлов также определялся заранее.

26 августа 1911 г. Морское министерство разослало шести русским и семнадцати наиболее известным иностранным судостроительным предприятиям предложения о представлении на конкурс через шесть недель эскизных проектов броненосных крейсеров согласно прилагавшимся требованиям» по просьбе некоторых участников этот срок продлили до 7 ноября. Первыми отозвались семь заводов — Балтийский, Адмиралтейский, Путиловский, германский «Вулкан» (соответственно шесть, семь, девять, два варианта), а также три английские фирмы («Джон Браун», «Виккерс» и «Бэрдмор»), проекты которых подробно не рассматривались, так как не отвечали тем или иным требованиям. Принятые к рассмотрению проекты отличались большим разнообразием как по

вооружению и бронированию, так и энергетическим установкам: 305- и 356-мм артиллерия главного калибра, три—четыре трехорудийные башни, двадцать—двадцать четыре 130-мм орудия, от пятнадцати до сорока восьми котлов, два—четыре гребных вала. В ходе обсуждения проектов представители МГШ решительно отклоняли варианты с линейно-возвышенным расположением башен, считая сосредоточение главной артиллерии в оконечностях недостатком с точки зрения ее живучести. Предпочтительнее оказался вариант № 6 Адмиралтейского завода с тремя трехорудийными башнями, наиболее отвечавший всем требованиям. В ходе конкурса появилась заманчивая перспектива добавить четвертую башню, чтобы получить корабль с двенадцатью 356-мм орудиями, самыми мощными по тем временам. Эта идея получила горячую поддержку артиллерийского отдела ГУК, но ее осуществление вело к удорожанию постройки. Между тем, «Закон об определении стоимости постройки судов военного флота», утвержденный 23 июня 1912 г., строго фиксировал средства, отпущенные на реализацию «Программы усиленного судостроения Балтийского флота в 1912—1916 гг.». На постройку четырех броненосных крейсеров выделялось немногим более 182 млн. руб., требовать большего И. К. Григорович уже не мог, поэтому на заседании Государственной думы 6 мая 19.12 г. он обещал, что «... в течение пяти лет никаких дополнительных требований со стороны Морского министерства предъявлено не будет».

Увлекшись идеей «четырехбашенного» проекта, МГШ поддержал предложенный Путиловским заводом в мае 1912г. «вариант XVII проекта 707», разработанный германской фирмой «Блом унд Фосс». Однако 12 мая Технический совет ГУК отклонил его, как не отвечавший основным требованиям русского судостроения по корпусной и механической части. Совет постановил поручить окончательную разработку эскизного проекта Адмиралтейскому и Балтийскому заводам, хотя победу в конкурсе одержал первый из них. Следствием такого решения явилась острая конкурентная борьба, в которой каждый завод представлял очередной вариант чем-то лучший другого, в результате чего сроки начала постройки кораблей все отодвигались.

4 июля 1912 г. Технический совет ГУК рассмотрел трехбашенные проекты обоих заводов, а 6 июля и четырехбашенные. На следующий день морской министр по докладу начальника ГУК контр-адмирала П. П. Муравьева принял решение о дальнейшей разработке Адмиралтейским и Балтийским заводами четырехбашенного варианта, но лишь при условии, что стоимость постройки не выйдет за пределы ассигнованной суммы. Категоричность этого приказания заставила пойти на некоторые уступки — скорость форсированного хода уменьшалась на 1 уз (27,5), толщина главного броневого пояса — на 12 мм (242). Тем не менее избежать удорожания не удалось. Недостающую сумму (28 млн. руб.) взяли из кредитов, отпущенных на постройку легких крейсеров типа «Светлана», для которых И. К. Григорович решил ограничиться скоростью 29,5 уз, «дабы вместиться в отпущенные кредиты, урвав сколь возможно от легких крейсеров для броненосных>.

Уже к концу июля 1912 г. заводы подготовили откорректированные проекты, лучшим из которых в вопросах обеспечения продольной прочности оказался, по оценке кораблестроительного отдела ГУК, адмиралтейский; МГШ признал его преимущества и по бронированию: протяженность главного броневого пояса толщиной 242 мм (окончательно 237,5) на семь шпаций (8,4 м) больше, толщина в оконечностях 127 мм вместо 114 в проекте Балтийского завода. По расположению противоминной артиллерии (восемь орудий на верхней палубе), котлов и механизмов первенствовал также Адмиралтейский завод, а по размещению погребов боеприпасов и центральных постов управления артиллерийским огнем — Балтийский.

27 июля Технический совет ГУК предложил обоим заводам разработать «общий проект», чертежи которого морской министр утвердил 4 августа 1912 г. И все-таки спешка привела к ряду отступлений от «Положения о составлении проектов судов». Некоторым оправданием может служить утверждение законодательным порядком «Программы усиленного судостроения», в соответствии с которой 5 сентября 1912 г. ГУК выдал Адмиралтейскому и Балтийскому заводам наряды на постройку броненосных крейсеров (по два каждому) со сроками готовности к испытаниям двух первых 1 июля, вторых — 1 сентября 1916 г. В отмеченной премией работе по проектированию этих кораблей участвовали наряду с корифеями отечественной кораблестроительной науки тогда еще молодые инженеры П. Ф. Папкович, А. И. Балкашин, Ю. А. Шиманский, ставшие впоследствии ведущими советскими учеными-кораблестроителями.

13 августа 1912 г. ГУК дал указания Адмиралтейскому и Балтийскому заводам начать разработку детальных чертежей броненосных крейсеров, «дабы иметь возможность не-медленно приступить к закладке и постройке их». Разбивку корпусов на плазе начали в конце сентября по предварительному теоретическому чертежу Балтийского завода для кораблей водоизмещением 32 300 т. В ходе детального проектирования выяснилась необходимость увеличить нагрузку на 200 т, что, по мнению специалистов, не могло существенно отразиться на расчете мощности главных механизмов.

12 октября 1912 г. заказанные Балтийскому заводу корабли получили наименования «Измаил» и «Кинбурн», Адмиралтейскому — «Бородино» и «Наварин», а вся серия — типа «Измаил». 6 декабря после торжественной закладки крейсеры официально зачислили в списки флота, хотя теоретических чертеж их корпуса еще не был утвержден окончательно. Ре-конструкция Опытового бассейна, начатая в 1910 г., затягивалась, так как новую буксировочную тележку с электромотором забраковали и вернули для переделки заводу-изготовителю. Поэтому ГУК разрешил испытать изготовленную по теоретическому чертежу Адмиралтейского завода модель в Бремерхафене (Германия). Однако сравнение полученной там «диаграммы эффективных сил» с результатами испытаний в Петербурге дало для скорости 26,5 уз разницу в 5%. Для выяснения этого вопроса в Бремерхафен командировали корабельного инженера подпоручика В. И. Юркевича (впоследствии — автор обводов корпуса пассажирского лайнера «Нормандия»). Из его обстоятельного доклада выяснилось, что расхождение не зависело от методов испытаний или погрешности приборов; это подтвердил и заведовавший в то время Опытовым бассейном Морского ведомства профессор корабельный инженер И. Г. Бубнов; причина объяснялась разницей принятой заводами ширины корпуса (11 см), а следовательно, водоизмещения и площади погруженной поверхности корпуса более чем на 1 %. В письме начальнику ГУК Иван Григорьевич разъяснил, что для расчета валовой мощности механизмов, необходимой для движения корабля с заданной скоростью, требовалось помимо полученной на модели буксировочной (эффективной) мощности знать еще и величину пропульсивного коэффициента, зависящую от условий работы гребных винтов и определяемую во время ходовых испытаний. Таким опытом отечественное кораблестроение тогда еще не располагало, поэтому вплоть до создания первых турбинных линкоров типа «Петропавловск» (1914 г.) приходилось пользоваться иностранными данными.

В процессе детальной разработки проекта между заводами возникли трения, вызванные различием их производственных мощностей, другими вопросами. Законом «06 определении стоимости постройки новых судов» предусматривались кредиты на расширение предприятий Морского ведомства, занятых реализацией этой программы. Так, Балтийскому заводу ассигновали 5,7, Адмиралтейскому—1,76, Обуховскому (основному поставщику орудий и башен) — 3,175 млн. руб.

Увеличение на 9500 т водоизмещения и длины со 181 до 222 м броненосных крейсеров по сравнению со строившимися линкорами потребовало значительной реконструкции стапелей; на Балтийском заводе она завершилась в основном весной ,1913 г., на Адмиралтейском — только к осени. А еще раньше (23 января) Технический совет ГУК, несмотря на ходатайство администрации первого из них выпускать рабочие чертежи самостоятельно, решил, что «для пользы и успешного хода постройки, а также для полного однообразия судов...не только необходима совместная разработка чертежей по корпусам и механизмам, но и одновременный заказ главных материалов по одним ведомостям».

Заключив контракты с частными предприятиями, ГУК в течение 1913 г. выдавал наряды на поставку всего необходимого казенным заводам. Броневые плиты для трех кораблей изготавливал Ижорский завод, а для четвертого («Наварина») — Никополь-Мариупольский. Лучший конкурсный проект башен главного калибра представил петербургский Металлический завод, но из-за того, что он затребовал непомерно высокую цену, в заказ кроме него включили еще три — Обуховский, Николаевский и Путиловский. Изготовление орудий поручили и без того загруженному до предела Ижорскому заводу, элеваторов подачи боеприпасов — заводу Лесснера.

9 апреля 1913 г. состоялось подписание контракта с Франко-Русским заводом на поставку главных и вспомогательных механизмов для «Бородино» и «Наварина», причем гребные валы заказали в Германии, крупное стальное литье — в Англии. Все механическое оборудование для «Измаила» и «Кинбурна» Балтийский завод изготавливал сам, кроме крупных деталей роторов турбин, заказанных в Англии. Согласно представленным «сроковым ведомостям» спуск на воду первых двух крейсеров намечался на август 1914 г. а последних — на апрель следующего. Но уже в начале 1914 г. наметилось отставание от запланированных сроков из-за нехватки рабочих, все чаще отвлекавшихся на достройку линейных кораблей и подводных лодок; сказывались изменения, вносившиеся в уже утвержденные чертежи, опоздания поставок как русских, так и иностранных контрагентов.

Еще в августе 1913 г. выявилась необходимость в существенных изменениях бронирования строившихся кораблей в соответствии с результатами опытовых стрельб по «исключенному судну № 4» (бывший броненосец «Чесма»), на котором были смонтированы элементы броневой защиты новых линкоров. Оказалось, что поясная броня пробивается 305-мм снарядами на дистанциях 85—90 кабельтовых, отдельные плиты вдавливались, а наружный борт «выламывался» даже в тех случаях, когда броневые плиты не пробивались; разрушался настил верхней палубы, а его осколками — и средняя, требовало усиления бронирование боевых рубок, ненадежно защищалось и рулевое устройство.

Согласованные предложения ГУК и МГШ заключались в изменении системы крепления броневых плит (на шпонках), усилении набора за поясной броней и постановке броневых плит на 76-мм деревянную подкладку; увеличивалась толщина средней броневой палубы с 19 до 50 мм в ущерб верхней (25 вместо 50), усиливалось бронирование носовой боевой рубки посредством упразднения кормовой и добавления местного бронирования (75 мм) для защиты головки руля. Оговаривалось, что намеченные переделки не должны отрицательно сказаться на сроках готовности и стоимости постройки кораблей. Проект КБ Балтийского завода капитальной переделки бронирования (утолщение главного броневого пояса др. 305 башен и боевых рубок до 406 мм) привел бы к увеличению водоизмещения на 2500 т, длины на 10, ширины на 1,3 м; пришлось бы снять часть брони с оконечностей и казематного пояса, отказаться от бронирования палуб в носу и в корме; при этом стоимость постройки за каждый корабль возрастала на 3 млн. руб. Учитывая все эти факторы, совещание под председательством начальника МГШ вице-адмирала А. А. Ливена приняло 6 октября 1813 г. следующее решение: на строящихся броненосных крейсерах сделать только те изменения, которые «не вызовут увеличения срока постройки и не изменят значительно их мореходные качества», т. е. по первоначальному варианту ГУК—МГШ. В связи с усилением бронирования 13 декабря был поставлен вопрос о повышении мощности механизмов с 66 000 до 70 000 «торзиометровых сил». Представитель Франко-Русского завода согласился на это и 3 января 1914 г. подписал обязательство обеспечить такую мощность в течение двух часов из шести, обусловленных программой официальных испытаний на полном ходу.

Наряду с постройкой корпусов и механизмов интенсивно велась разработка технической документации, проверка расчетов, утверждение и выпуск рабочих чертежей, уточнение сроковых ведомостей, заканчивалось составление и согласование спецификаций. (Окончание — в следующем номере.)

Из фотоархива сайта:

 
Реклама:::
Возможные трансферы вольфсбург де брюйне проходит медосмотр в вольфсбурге.
http://versusauto.ru ремонт бамперов лобовых стекол полировка;Купим приобретем закупаем пакеты фасовочные упаковка-пакеты.рф

   Яндекс цитирования Rambler's Top100