Данилов А. / Ютландские уроки: повторение пройденного

Ютландские уроки: повторение пройденного

Арсений Данилов

Статья предоставлена автором



Линейные крейсера, новый класс кораблей, появившийся в 1906 г., активно использовались в годы Первой мировой войны. В отличие от своих «старших братьев», дредноутов, по большей части отстаивавшихся в базах, линейные крейсера участвовали в операциях по всему миру, «отметившись» в Атлантике, на Тихом океане, в Средиземном, Балтийском, Черном и Северном морях. Одному из них, немецкому «Гебену», было суждено сыграть роль, нечасто выпадающую на долю одного корабля. Его появление в Босфоре в августе 1914 г. во многом предопределило вступление Турции в войну на стороне Центральных держав.

Наиболее яркими событиями с участием линейных крейсеров были бой в Гельголандской бухте 28 августа 1914 г., бой у Фолклендских островов 8 декабря 1914 г., бой на Доггер-Банке 24 января 1915 г. Апофеозом же их боевой деятельности стало Ютландское сражение 31 мая 1916 г., крупнейшее столкновение паровых броненосных флотов.

Очевидные выводы

«До сих пор историки спорят, кто же одержал победу в Ютландском сражении. С уверенностью можно констатировать одно: проиграли его английские линейные крейсера».

«В целом Ютландское сражение показало безусловное превосходство германской военно-морской техники над английской. Все тяжело поврежденные линейные крейсера Хохзеефлотте были отремонтированы, и осенью 1916 года вновь вошли в строй».

Эти две цитаты из статей В. Кофмана и С. Балакина в «Моделисте-конструкторе», пожалуй, как нельзя лучше характеризуют отношение морских историков к результатам Ютландского боя.

Для такого мнения есть серьезные основания. Англичане в ходе сражения потеряли три линейных крейсера: «Куин Мэри», «Индефатигебл» и «Инвинсибл», причем не один из них не продержался под огнем противника более сорока минут. Вместе с этими кораблями погибли 3309 человек. Еще 145 убитых и 159 раненых было на других линейных крейсерах. В сумме это составило половину потерь Гранд-Флита и превысило потери всего Хохзеефлотте.

Пять кайзеровских линейных крейсеров, находясь под обстрелом более тяжелых орудий численно превосходящего противника, оставались на плаву до конца боя. Только наиболее тяжело поврежденный «Лютцов», потерявший ход, был ночью затоплен экипажем, остальные корабли вернулись на базу. Потери составили 398 человек убитыми и 189 ранеными, то есть оказались почти на порядок меньше, чем у британцев.

Такой результат обычно объясняют разницей английского и немецкого подходов к созданию линейных крейсеров.

Англичане, положив начало новому классу кораблей закладкой в 1906 г. трех линейных крейсеров типа «Инвинсибл», при создании их и всех последующих проектов руководствовались принципом, сформулированным адмиралом Фишером: линейный крейсер должен обладать максимально возможной скоростью хода и нести максимально возможное число орудий самого крупного калибра. В условиях известного ограничения как размеров кораблей, так и средств, выделяемых на их постройку, обеспечить адекватную броневую защиту при высоких наступательных характеристиках было невозможно. Поэтому все английские корабли, вплоть до заложенного в 1916 г. «Худа», бронировались по остаточному принципу.

По другому смотрели на процесс создания линейного крейсера в Германии. Адмирал Тирпиц, готовясь к противоборству с «Владычицей морей», понимал, что создать флот, хотя бы равносильный английскому, его страна не может. В предстоящей войне Хохзеефлотте ожидало столкновение с более многочисленными эскадрами Гранд-Флита. Для того, чтобы рассчитывать на успех, немцам необходимо было определенное качественное превосходство над противником. Тирпиц решил, что главным козырем немецких кораблей должна стать высокая живучесть. При этом для линкоров и линейных крейсеров основным элементом ее обеспечения считалось бронирование. Естественно, что высокий уровень защищенности достигался не «бесплатно». Ценой должны были стать скорость и вооружение. Впрочем, по первому пункту немцам удалось удержать паритет – на практике их ходовые качества оказались не хуже, чем у англичан. А вот вооружение действительно было существенно слабее. Следует отдельно отметить то важное обстоятельство, что немцы сознательно ставили на своих кораблях орудия меньшего калибра, чем стояли на современных им кораблях английских. Считалось, что даже такое вооружение окажется эффективным против менее защищенных англичан.

Таким образом, принято считать, что именно разница в степени защиты стала причиной гибели английских крейсеров и спасения немецких. При этом исследователи практически единогласно считают, что концепция сильно вооруженного корабля, наносящего мощный артиллерийский удар по противнику, не выдержала практической проверки. Однако такой вывод кажется несколько поверхностным, не учитывающим некоторых факторов, сыгравших существенную роль в бою.

Взрывы английских крейсеров

Наиболее впечатляющим итогом сражения, безусловно, стали взрывы «Куин Мэри», «Индефатигебла» и «Инвинсибла». Стремительная гибель этих трех крейсеров стала символом неудачной кораблестроительной политики британского Адмиралтейства.

В то же время считать эти катастрофы следствием недостаточной броневой защиты нельзя. Конечно, взрывы происходили после пробития немецкими снарядами брони башен или подачных труб, то есть их защита не выполнила своего предназначения. Однако подобные случаи были нередки и на немецких кораблях. 343-мм и 381-мм британские снаряды не раз пробивали защиту башен и барбетов, вызывая возгорания пороховых зарядов и тяжелые потери в личном составе. Такое несколько раз происходило при Ютланде, однако самым известным было попадание 343-мм снаряда линейного крейсера «Лайон» в «Зейдлиц» во время сражения на Доггер-Банке. Снаряд пробил броню барбета и вызвал страшный пожар, жертвами которого стали более 150 человек. Две кормовые башни вышли из строя, но сам корабль не погиб.

Использовавшийся немцами порох отличался по составу от английского, и именно это – а не более толстая броня – спасло крейсера Хохзеефлотте от гибели. Заряды немецких кораблей сгорали, но не взрывались. Кроме того, после Доггер-Банки немцы изменили конструкцию подачных труб, что позволило избежать попадания пламени в погреб при взрыве снаряда внутри башни.

Таким образом, взрывы на английских крейсерах стали следствием целого комплекса причин, к которым относились состав пороха, конструкция подачных труб и недостаточная защита башен и барбетов. Причем, как представляется, располагать их следует именно в указанном порядке. Британские исследователи А. Равен и Д. Робертс прямо указывают, что «вероятной причиной гибели трех линейных крейсеров было открытое хранение рабочих зарядов в орудийных башнях, подъемниках, перегрузочных отделениях и зарядных погребах». Как видим, о толщине брони тут не сказано ни слова.

Спасение немецких крейсеров

Во время сражения пять немецких линейных крейсеров – «Лютцов», «Дерффлингер», «Зейдлиц», «Мольтке» и «Фон-дер-Танн» получили 70 попаданий тяжелыми снарядами, из которых не менее 24 были калибра 381-мм – самые крупные из существовавших на тот момент. Большая их часть пришлась на три первых корабля, которые к концу сражения практически потеряли боеспособность, однако остались на плаву. «Лютцов» ночью был затоплен экипажем, остальные корабли вернулись в базу.

То, что к моменту прекращения огня ни один немецкий крейсер не был потоплен, несмотря на сильнейший обстрел, который им пришлось выдержать, обычно связывают с хорошо продуманной броневой защитой этих кораблей, обеспечившей их спасение. Однако изучение характера попаданий, а так же других обстоятельств, дает несколько иную картину.

Особое внимание в то время уделялось защите ватерлинии в средней части корабля, где располагались наиболее толстые броневые плиты (у немецких крейсеров 250–300-мм, у англичан 152-229-мм). Из общего числа попаданий в эту часть пришлись 11. При этом только 1 (!) снаряд не нанес никаких повреждений, 2 броню не пробили, но вызвали смещение броневых плит. 8 снарядов пробили даже самую толстую броню, причем отдельно следует отметить, что даже 305-мм снаряды пробивали 300-мм плиты. Таким образом, главный броневой пояс не выполнял свою задачу в смысле обеспечение корабля от поступления воды, но в то же время он не допускал вражеские снаряды внутрь корабля в целом виде. Однако точно так же работали более тонкие пояса английских крейсеров. При Доггер-Банке «Лайон» получил пять попаданий в пояс, в четырех случаях броня была пробита с последующим поступлением воды в корпус, при этом снаряды разрывались на расстоянии 1-2 м от борта. Поражение жизненных частей не происходило ни у «Лайона», ни у немецких крейсеров. Потеря хода, произошедшая у английского крейсера, была вызвана не непосредственным воздействием снарядов, а проникновением воды в турбинное отделение. Та же картина наблюдалась и при Ютланде. Немецкие снаряды ним разу не проникли к жизненным частям английских крейсеров через бортовое бронирование, даже при попаданиях в тонкие 127-152-мм плиты, хотя в некоторых случаях они разрывались достаточно глубоко в корпусе.

Немецкие крейсера превосходили английские в смысле системы обеспечения живучести (разделение на отсеки, водоотливные средства, система контрзатопления). В то же время их более толстая броня, как поясная, так и броня башен, пробивалась более тяжелыми английскими снарядами, которые чаще всего разрывались не внутри корабля, а непосредственно в проделанной пробоине. Но это связано не с большей эффективностью толстой немецкой брони, а с различием в конструкции взрывателей. Немцы применяли взрыватели с замедлением, англичане, ориентируясь на опыт Цусимского сражения, использовали мгновенные взрыватели, что впоследствии было признано ошибкой.

Кроме того, как показал опыт «Лютцова», корабль может быть потоплен даже тогда, когда его главный броневой пояс практически не разрушен. Серьезные затопления могут быть вызваны поступлением воды через пробоины в оконечностях и в верхнем поясе, а так же через пробоины ниже броневого пояса, образовывающиеся в результате близких разрывов.

Из всего сказанного можно прийти к заключению, что стремление немецких конструкторов сделать главный броневой пояс возможно более толстым привело к нерациональному расходу веса, который мог быть использован на усиление вооружения. Можно предположить, что плиты толщиной 230-мм работали бы примерно так же, как и 300-мм, вызывая взрыв снарядов до их проникновения к жизненным частям корабля (погреба, котельно-турбинная установка).

Потери в людях

В мировой практике широко принята методика оценки результативности артиллерийского огня по отношению числа убитых и раненых членов экипажа к общему числу попаданий, полученных кораблем. Интересно сравнить потери английских и немецких линейных крейсеров в Ютландском сражении по этому параметру.

Немецкие крейсера понесли следующие потери:

Таблица 1

Название

Получено попаданий

Убитых

Раненых

Вышедших из строя

“Лютцов”

24

115

50

165

“Дерффлингер”

17

157

26

183

“Зейдлиц”

21

98

55

153

“Мольтке”

4

17

23

40

“Фон-дер-Танн”

4

11

35

46

Всего

70

398

189

587



Усредненные данные выглядят так:

Таблица 2

Название

Убитых на одно попадание

Раненых на одно попадание

Вышедших из строя на одно попадание

“Лютцов”

4,79

2,08

6,87

“Дерффлингер”

9,24

1,53

10,77

“Зейдлиц”

4,67

2,62

7,29

“Мольтке”

4,25

5,75

10

“Фон-дер-Танн”

2,75

8,75

11,5

Всего

5,69

2,7

8,39



Из уцелевших английских кораблей серьезно пострадали три – «Лайон», «Принцесс Ройял» и «Тайгер». Данные по их потерям приведены ниже:

Таблица 3

Название

Получено попаданий

Убитых

Раненых

Вышедших из строя

“Лайон”

12

99

44

143

“Принцесс Ройял”

9

22

78

100

“Тайгер”

17

24

37

61

Всего

38

145

159

304



Усредненные данные:

Таблица 4

Название

Убитых на одно попадание

Раненых на одно попадание

Вышедших из строя на одно попадание

“Лайон”

8,25

3,67

11,92

“Принцесс

Ройял”

2,44

8,67

11,11

“Тайгер”

1,41

2,18

7,29

Всего

3,82

4,18

8



К анализу этих данных следует подходить осторожно. Несомненно, что вывод о более надежной защите английских крейсеров – ведь их средние потери оказались меньше – был бы поспешным. Так, наиболее тяжелые потери «Дерффлингера» в людях были вызваны попаданиями 381-мм снарядов с британских линкоров, а не крейсеров. Вообще, интересно, что наименьшие средние потери среди немецких крейсеров понес «Лютцов», то есть корабль, который в конечном итоге погиб. То есть нельзя установить прямую связь между ущербом для боеспособности и плавучести корабля и потерями в людях. Аналогичное замечание можно сделать и для английских кораблей. С точки зрения потери боевой эффективности сильней всех пострадал «Тайгер», на котором вышли из строя две орудийные башни. Между тем, он понес наименьшие потери в людях – как абсолютные, так и относительные. Впрочем, это и неудивительно – в отличие от «Лайона» и «Принцес Ройял», находившихся под обстрелом 305-мм орудий, «Тайгер» получал попадания только 280-мм снарядами.

В целом же по приведенным данным можно сказать, что обе стороны серьезно страдали от артиллерийского огня. Тяжелые орудия в целом соответствовали возложенным на них задачам. Причем наиболее слабые из английских, 305-мм, также наносили существенные повреждения. Для «Лютцова» фатальными стали именно четыре попадания с «Инвинсибла», которые привели к затоплению отсека носовых торпедных аппаратов и прилегающих к нему помещений, что впоследствии стало причиной гибели корабля.

Глупо было бы отрицать эффективность немецкой стрельбы, однако нельзя не указать на следующее обстоятельство. 280-мм орудия, которыми вооружались немецкие крейсера до «Дерффлингера», обладали достаточным бронебойным действием, однако разрывной эффект их снарядов оказался невелик. Пример с «Тайгером» это ярко показывает – все другие случаи пробития брони башен приводили к тяжелым потерям в личном составе кораблей, так как разрывы практически полностью уничтожали расчеты башен. На «Тайгере» этого не случилось.

Интересно так же сравнить общие потери «Лайона» и «Зейдлица» при Доггер-банке и Ютланде – только эти два корабля серьезно пострадали в обоих сражениях. Итак. Всего за два боя «Лайон» получил в сумме 30 попаданий, при этом на нем были убиты и ранены 160 человек. «Зейдлиц» получил 24 попадания. Потери составили 345 человек. То есть в среднем на «Лайоне» на одно попадание приходится 5,33 выбывших из строя, а на гораздо более основательно забронированном «Зейдлице» 14,38. Эти данные подчеркивают, с одной стороны, слабость немецких 280-мм снарядов (а при Доггер-Банке большая часть попавших в «Лайон» снарядов была этого калибра), и, с другой стороны, разрушительную силу английских 343-мм. Если при Ютланде существенная часть попаданий в башни и, соответственно, потерь в людях приходилась на 381-мм снаряды, то на Доггер-банке чрезвычайно тяжелые последствия для немцев имело единственное попадание 343-мм снаряда в барбет кормовой башни «Зейдлица», о котором уже говорилось выше.

И, наконец, главное. Все три серьезно пострадавших английских крейсера сохранили боеспособность до конца сражения. Они не потеряли ход, и на них оставались в действии 9 орудийных башен из 12. Ни один из трех наиболее поврежденных немецких кораблей не мог продолжать бой. Таким образом, тезис о неуязвимости немцев и беззащитности англичан кажется совершенно несостоятельным.

Победа артиллерии

Ютландское сражение не опровергло, а подтвердило правильность концепции молниеносного артиллерийского удара.

Великолепный успех, которого немцы добились в самом начале сражения, за сорок минут уничтожив «Куин Мэри» и «Индефатигебл», был результатом огневого превосходства 1-й разведывательной группы адмирала Хиппера над эскадрой адмирала Битти. Такое утверждение кажется неожиданным. Действительно, вес залпа 6 английских крейсеров составлял около 20 тонн, против порядка 15 тонн у немцев. Это не считая артиллерии 5-й эскадры линкоров, вступившей в бой с некоторым опозданием. Однако целый ряд субъективных и объективных факторов свел это преимущество на нет.

Немцы применяли более совершенные методы пристрелки, лучшие дальномеры и более эффективные снаряды. Точность и скорость их стрельбы оказались существенно выше. Кроме того, им благоприятствовали условия освещения – в начале боя англичане практически не видели свои цели. Строго учесть все эти факторы до боя вряд ли возможно, однако сейчас мы можем точно указать, насколько серьезным было преимущество немцев. В первой фазе боя, известной как «Бег на Юг», 5 германских крейсеров добились не менее чем 32 попаданий, получив в ответ только 14. Линейный крейсер «Фон-дер-Танн», на счету которого потопление «Индефатигебла», в начале боя добился почти 10% попаданий – результат просто великолепный для дистанции, на которой он вел огонь. Не хуже стреляли и другие немецкие корабли. Есть основания утверждать, что если бы немцы уделяли большее внимание вооружению своих кораблей, эскадра Битти оказалась бы уничтоженной до подхода главных сил Гранд-Флита.

Итоги Ютландского боя показали, что развитие тяжелой артиллерии того времени опережало развитие брони. Рассчитывать на неуязвимость корабля от неприятельского огня было невозможно. Роль брони свелась к недопущению тяжелых снарядов внутрь корабля в целом виде, так как даже самые толстые плиты на эффективных дистанциях боя, порядка 5-8 миль, могли быть пробиты. Успех в сражении теперь почти полностью определялся скоростью и точностью стрельбы, что и подтвердилось впоследствии, во время скоротечных боев Второй мировой. Когда условия освещенности изменились в пользу англичан, немцы стали терпеть тяжелое поражение, которое в итоге привело к гибели «Лютцова» и едва не закончилось трагически для «Дерффлингера» и «Зейдлица».

Несомненно, бронирование английских крейсеров оказалось недостаточным, но это в первую очередь касается местной защиты, брони башен и подачных труб. В то же время попадания в поясную броню были нечастыми, и их последствия оказывались менее тяжелыми, чем было принято считать до войны.

Чрезвычайно любопытным представляется заключение британской комиссии, исследовавшей повреждения кораблей в Ютландском бою, которое приводят А. Равен и Д. Робертс. В пункте 4 указано, что экономить вес на линейных крейсерах за счет барбетов нельзя, то есть местное бронирование должно быть таким же, как на линкорах. А вот уменьшение толщины поясной брони по сравнению с современными линкорами вполне возможно.

Конструкторам того времени, видимо, надо было смириться с неизбежностью тяжелых разрушений в бою. Обращая особое внимание на обеспечение живучести кораблей за счет эффективных средств борьбы с пожарами и затоплениями, бронирование следовало сокращать до разумного минимума, которым следовало признать недопущение снарядов в целом виде к жизненным частям корабля. При этом несомненно, что на первое место следовало ставить артиллерийское вооружение, ориентируясь на возможно более быстрое нанесение противнику губительных повреждений.

Защита линейных крейсеров Хохзеефлотте была, по-видимому, избыточной, и немецкие конструкторы в конце концов это осознали. Уже во время войны в Германии были заложены линейные крейсера типа «Маккензен» и «Эрзац Йорк». Бронирование их оставалось на уровне «Дерффлингера» и «Зейдлица», а увеличение водоизмещения пошло целиком на усиление вооружения, которое теперь должно было состоять из 8 350-мм и даже 380-мм орудий. Эти корабли стали бы чрезвычайно опасными соперниками для англичан, но достроить их немцы не успели…

Список литературы

1. Х. Вильсон. Линкоры в бою 1914 – 1918 гг. – М.: Изографус, Нижегородское Книжное Издательство, ЭКСМО-Пресс. 2002. – 432 с.
2. А. Равен, Д. Робертс. Тенденция развития английского линкора после первой мировой войны. Неосуществленные проекты английских дредноутов. – СПб.: АОЗТ «БРИЗ СПб». 1994. – 60 с.
3. В. Муженников. Линейные крейсера Германии. – СПб.: «Корабли и сражения». 1998. – 152 с.
4. J. Campbell. Jutland: An analysis of the fighting. 1986.
5. В. Кофман. Новая ипостась линкора. – «Моделист-конструктор», №1, 1995.
6. С. Балакин. Невероятное возвращение «Зейдлица». – «Моделист-конструктор», №2, 1995

 
Реклама:::

обои оптом ростов

   Яндекс цитирования Rambler's Top100