События 3 октября

Отчет о действиях Морских сил Рижского залива
29 сентября - 7 октября 1917 г.

М.К. Бахирев


События 3 октября

3 октября утром неприятельскими аэропланами произведен налет на Куйваст, вероятно, с целью разведки – бомб не бросали. Один из них сбит нашим летчиком. Я оповестил об этом морские силы сигналом.

В 9 часов пришел на рейд Куйваст "Гражданин" с конвоировавшими его миноносцами, пароходом "Циммерман" и четырьмя буксирами со Сворбескими морскими командами.

Ввиду того, что все английские подводные лодки находились на позициях в Рижском заливе, а русские не подошли, юзограммой просил начальника штаба командующего флотом об их присылке.

Накануне, 2 октября, во время работы на 8-м входном фарватере в Моозунде начальником 1-го отряда дивизии траления капитаном 2-го ранга Четверухиным были подобраны три гребные шлюпки с несколькими офицерами, солдатами и смотрителем маяка Лайдунен, перебиравшимися с полуострова Кюбасар на материк. Из опросов офицеров выяснилось, что по всему SO-му побережью Эзеля находится много наших оттесненных немцами небольших частей и что на рейде Лайдунена и Кюбосара неприятельских войск еще не было. Офицерам мной было предложено сообщить обо всем немедленно начальнику Моонского гарнизона, а кому-нибудь из них отправится в Гапсаль для устного доклада генерал-майору Генрихсону.

Ввиду того, что к этому времени из Финского залива в Моонзунд уже пришли несколько тральщиков и после утреннего ввода "Гражданина" часть их освобождалась от работ, я предложил капитану 2-го ранга Четверухину снарядить из свободных мелкосидящих судов экспедицию для оказания помощи нашим отрядам на SO-м побережье Эзеля и для отгона немцев, если бы они продвинулись туда. Закрепившись в этих местах вблизи Моона, они мешали бы выходу наших сторожевых судов и работе тральщиков.

Рано утром капитан 2-го ранга Четверухин с тральщиками "Груз", "Капсюль" и "Крамбол" и тральными катерами вышел для исполнения поручения. В его распоряжение для защиты были даны "Деятельный" и "Дельный".

Тральщики осмотрели полуостров Кюбасар, и высаженный из 32 охотников десант дошел до деревни Лейзекюль, где обнаружил недавно подошедший немецкий отряд из пехоты и кавалерии, составом около 150 человек. Этот отряд взял в плен около 200 наших, бывших на Кюбосаре, с обозами и частью лошадей, немецкий отряд был быстро рассеян огнем подошедших к берегу тральщиков и катеров. В свою очередь наши суда подверглись обстрелу двух полевых и одного тяжелого орудия. Огонь тральщиков и 152-мм Моонской батареи заставил замолчать батарею противника. Во время операции отряд капитана 2-го ранга Четверухина дважды подвергался налету неприятельских аппаратов, безрезультатно бросавших бомбы. "Деятельный" видел перископ немецкой подводной лодки, выпустившей по нему две мины.

Подобранные на шлюпке два солдата письменно показали капитану 2-го ранга Четверухину, что начальник 107-й дивизии с 5–6 ротами, сотней пограничников, при четырех орудиях 2 октября с боем дошел до церкви Пейде, где был окружен более сильным противником. Было много убитых и раненых, особенно офицеров. Уверяют, что начальник дивизии ввиду безнадежного положения отряда, приказал людям рассеяться. Солдаты предполагают, что генерал убит или в плену. Продвижение отряда до церкви Пейде дает еще большую уверенность, что приди вовремя на площадь надежные части, ситуация на Эзеле могла круто измениться в нашу пользу и поставить неприятеля даже в безвыходное положение.

По телефонному донесению поста Серро, в 9 часов 40 минут с моря через Соэлозунд на Кассарский плес прошли четыре неприятельских миноносца. Вскоре находившийся к N от Моона начальник 12-го дивизиона эскадренных миноносцев известил по радио о появлении 8 миноносцев курсом O. Под огнем миноносцев и канонерских лодок "Грозящий" и "Хивинец" ("Храбрый" ушел в Куйваст за углем, водой и снарядами) два отделившихся неприятельских миноносца, закрывшись дымовой завесой, отошли к W, о чем я получил "радио" от старшего на Кассарском плесе капитана 1-го ранга Зеленого 3-го.

Ввиду частых и тревожных его "радио" приказал старшему из начальников дивизионов капитану 1-го ранга Шевелеву идти со своими миноносцами на Кассарский плес для наблюдения за неприятелем и в случае попытки его высадить десант воспрепятствовать этому.

Крейсеру "Адмирал Макаров" в 11 часов 30 минут по радио приказал перейти широту 50° 49,5' N и долготу 23° 14,4' O, что позволяла глубина для поддержания наших миноносцев на Кассарском плесе. Для увеличения дальности ему было предложено иметь крен в 5°. О крене было дано распоряжение и стоявшей у Шильдау "Славе".

Около этого времени по юзу командующий флотом известил меня, что ночью ожидается появление пароходов и высадка неприятеля на Моон с Кассарского плеса и приказал мне привлечь все силы Рижского залива и отразить попытку десанта во что бы то ни стало. Я просил начальника минной дивизии собрать начальников дивизионов для выработки плана действия. Предположено было действовать отдельными группами из двух угольных миноносцев, выпускаемыми через известное время, когда уже определится положение предыдущей пары. Руководство всем было поручено начальнику минной дивизии. Предполагалось зажечь некоторые буи, а от предложения поставить два миноносца с прожекторами для обозначения условного створа все отказались.

В 13 часов 45 минут начальник 5-го дивизиона по радио донес, что за миноносцами видел транспорт со шлюпками. Поэтому после выработки плана действий в 15 часов предложил контр-адмиралу Старку на "Новике" перейти на Кассарский плес.

После ухода с рейда начальника минной дивизии, незадолго до захода солнца ко мне явились начальники 4-го и 6-го дивизионов миноносцев капитаны 1-го ранга Постельников и Екимов с несколькими командирами с заявлением, что по обсуждению выполнение операции они считают невозможным вследствие трудности маневрирования в ограниченном пространстве, забыв совершенно про то, что в том же месте должен оперировать и противник, который вдобавок совершенно не мог быть осведомлен, что его планы действий известны нам. Конечно, были предложения поставить с теплоходов, тральщиков и вообще мелкосидящих судов минные заграждения, которые впоследствии могли затруднить нас самих (да к тому же было и поздно, чтобы организовать это), выставить вперед у берега канонерские лодки и т. п. Будучи только временным начальником, мало ознакомленным со способностями командиров и степенью обученности личного состава минной дивизии я приказал миноносцам идти на Кассарский плес и капитану 1-го ранга Екимову доложить контр-адмиралу Старку, что в зависимости от обстоятельств я разрешаю уклониться от выработанного плана операции, но что директива, данная командующим флотом, непременно должна быть приведена в исполнение. К заходу солнца туда же был направлен и "Храбрый".

Итак, чтобы помешать возможной высадке неприятеля ночью, вечером во исполнение приказания командующего флотом у мыса Сеанино были сосредоточены все исправные 10 угольных миноносцев 4-го, 5-го и 6-го дивизионов, эскадренные миноносцы типа "Новик" и все три канонерские лодки. Для их поддержки и для стрельбы по квадратам на плесе и в Малом Зунде у Шильдау стояли "Слава" и "Гражданин" и к N от отряда в выше указанном месте "Адмирал Макаров".

Из-за отсутствия свободных кораблей предположенную было поставку мин в Рижском заливе пришлось отставить; но это и не имело существенного значения при весьма налаженной, как оказалось потом, работе немецких тральщиков перед боевыми судами; тем более что мы могли ставить заграждения только в тех местах, о которых были предупреждены находившиеся в море английские подводные лодки. Большое неудобство представляло отсутствие сведений о неприятеле из-за неимения свободных судов и воздушной разведки, а неожиданный проход его через Ирбенский пролив с падением Сворбе с его батареями всегда мог иметь место.

Ночью отправил в дозор к банке Ларина свободные миноносцы сторожевой дивизии "Деятельный" и "Дельный" с тем, чтобы с рассветом они произвели разведку в Рижском заливе.

Между тем снявшиеся с якоря в 12 часов 40 минут начальник 13-го дивизиона с эскадренными миноносцами "Изяслав", "Автроил" и "Гавриил" в 13 часов 45 минут подошел к Раугенскому бую и увидел приблизительно в 4 милях к W от острова Кейнас однотрубный транспорт, по-видимому, высаживавший десант на Эзель. У входа в Малый Зунд между Кейнасом и транспортом находились два двухтрубных миноносца, а к западу от транспорта держались 8 немецких "новиков". К N от транспорта на плесе стояли два трехтрубных миноносца.

По приказанию начальника 13-го дивизиона канонерские лодки в 14 часов 15 минут открыли огонь по транспорту, который после первых же залпов дал ход и ушел на W, наши же миноносцы вступили в бой с неприятельскими "новиками". В 14 часов 20 минут 13-й дивизион под накрытием неприятельского огня начал отходить на О строем уступа, отстреливаясь из кормовых орудий, при этом "Изяслав" и "Автроил" коснулись грунта винтами. В 14 часов 30 минут миноносцы вышли из сферы неприятельского огня. В "Автроил" были три попадания: одно в нефтяную яму и два под мостик, причем несколько человек было ранено. В передние два немецких миноносца были замечены наши попадания. "Изяслав" был послан в Рогекюль осмотреться, а "Автроил" – в Куйваст для заделки пробоины.

В 16 часов 15 минут по приказанию начальника минной дивизии "Грозящий" своим огнем прогнал на W два дозорных неприятельских миноносца.

Вечером я получил от командующего флотом уведомление, что высадка на Моон немцами отложена, поэтому по радио начальнику минной дивизии отменил ночную операцию. Получив мое приказание, контр-адмирал Старк поставил на якорь 10 угольных миноносцев вдоль Моонского створа; дозорная линия "новиков" стояла несколько севернее. Канонерские лодки для обстрела берега и острова Кайнас на ночь стали на якорь в 7 кабельтовых на S от восточного Кассарского буя.

На "Грозящем" после стрельбы этого дня сильно просели носовые и кормовые орудия: у первого были погнуты все пиллерсы, а у второго лопнули и просели кницы палубного крепления и сама палуба.

"Слава" нервничает и, несмотря на присутствие почти всех миноносцев в Рижском заливе, в 17 часов 48 минут по радио просит разрешения с заходом солнца перейти в Куйваст. Просьба мной отклонена.

Днем с Финляндского побережья пришел в Моонзунд крейсер "Диана". Приказал ему на следующий день перейти для охраны северного входа в Моонзунд.

Обычные налеты немецких аппаратов, отгоняемых огнем наших судов. В 17-м часу на SW от рейда Куйваст в расстоянии 90–100 кабельтовых появился цеппелин. Батарея на Мооне открыла по нему безрезультатный огонь.

Временами стрельба Моонской батареи и "Славы" по скопившемуся у дамбы противнику.

Днем получил две юзограммы командующего флотом: "Адмиралу Бахиреву. Поблагодарите от моего имени морские силы Рижского залива за энергию и неутомимость и за доблестный дух, проявленный ими в течение минувшей недели." И "Передайте "Гражданину" мою благодарность за выполнение поручения."
 
Реклама:::
Не показывает матрица для ноутбука? матрицы для ноутбуков, электронных книг, лэптопов.

   Яндекс цитирования Rambler's Top100