События 6 октября

Отчет о действиях Морских сил Рижского залива
29 сентября - 7 октября 1917 г.

М.К. Бахирев


События 6 октября

Ввиду предполагаемого 6 октября ухода согласно приказания командующего флотом наших судов из Моонзунда в 8 часов этого дня приказано "Стерегущему" и "Донскому казаку" принять мины с "Зеи" для постановки их в районе Куморского буя.

В 8 часов 10 минут, не имея сведений о 2-м дивизионе сторожевых судов, ввиду желания использовать его при охране транспортов и для уничтожения некоторых буев и вех приказал ему по радио приблизиться ко мне. Ответа не получил.

В 8 часов 30 минут по просьбе капитана 1-го ранга Шевелева транспорты, стоявшие у Куморского буя, отправил в Рогекюль.

В 10 часов получил радио командующего флотом: "Пошлите миноносец в Лехтма для охраны транспорта "Ингерман", посланного за командою батарей 38 и 39". Так как 2-й дивизион сторожевых судов и другие малые суда, по имевшимся у меня сведениям, штабом командующего флотом были отозваны из Моонзунда, миноносцы были заняты разными поручениями, грузили мины, принимали уголь, воду, машинные материалы и т.п.. желая его известить об этом, донес ему по радио: "Сторожевые суда убраны Вами, конвоировать некем, к "Ингерману" послал "Лихого". В 10 часов 30 минут от командующего флотом получил радиограмму: "Ингерман" самовольно ушел из Гапсаля. Отправить его под конвоем в Лехтма". Был отправлен "Лихой" для поисков "Ингермана", но из-за тумана найти его не мог.

После полудня по приказанию командующего флотом капитаном 2-го ранга Рогге были отправлены на Даго транспорты "Преграда", "Он", "Тор", "Эльба" и "Толедо". Первые три парохода стали на якорь вблизи судов минной дивизии и никому не доложили, что они идут по приказанию командующего флотом, а потому ввиду предполагаемого ухода наших кораблей и во исполнение данных директив, "Он" и "Преграда" были отправлены в Ревель, а "Тор" вместе с одной из барж затоплен в Рукке-Рага. Английский пароход "Толедо" сел на мель и был брошен командой до прихода бывшего в распоряжении командира "Гражданина" сторожевого судна "Ласка". К сожалению, за преждевременным уходом вспомогательных судов и буксиров послать к нему было больше некого. "Эльба" привезла эшелон войск с Даго в Рогекюль.

Ввиду категорического приказания командующего флотом срочно отправить в Лапвик начальника минной дивизии со всеми исправными миноносцами, решил всю дивизию отправить вместе с большими кораблями для охраны их от подводных лодок во время следования за тралами. Сам же для наблюдения за выполнением эвакуации имел намерение остаться в Моонзунде с эскадренными миноносцами "Войсковой" и "Украйна" и уже приказал первому из них подойти к борту "Баяна", чтобы перейти в Рогекюль для доклада по телефону о своих соображениях командующему флотом. Но в 12 часов 45 минут получил радиограмму командующего флотом: "Сегодня ожидать прорыва передовой позиции, чтобы отрезать вас", затем вслед: "Морским силам быть в полной готовности" и также распоряжения 1-й бригаде линейных кораблей идти в Поркала-удд, 1-й бригаде крейсеров – в Лапвик и 2-й бригаде линейных кораблей – в Ревель. Поэтому, не считая себя в праве оставить все силы Рижского залива без моего руководства, решил самому идти на "Баяне".

Так как я не видел большой разницы в смысле отрезания между Лапвиком и северным выходом из Моонзунда (в Моонзунде к тому же много больше места для перемены якорной стоянки), особенно увидев, как метко падают неприятельские снаряды на 120–130 кабельтовых, донес командующему флотом радиограммой: "Лапвик считаю ловушкою", на что в 16 часов получил от него ответ: "Действовать по усмотрению".

Утром мной была получена телефонограмма командующего флотом "При оставлении Моонзунда кроме затопления не могущих быть выведенными плавучих средств на фарватерах необходимо все оставшиеся мины разбросать в районе к югу от линии Шпитгамн – банка Аполлон и заградить в три линии Зундштейн от банки Сургрунд – Шпитгамн. Если окажется возможным, то поставить несколько отдельных мин непосредственно в канале и створе Паралебеком и далее к северу". Это я понял как отказ от Моонзунда. В 15 часов 15 минут отправил на снявшемся в 13 часов с мели "Разящем" флагманского штурмана минной дивизии с инструкцией стоявшему в Рогекюле начальнику 5-го дивизиона эскадренных миноносцев и приказанием донести о выходе всех оттуда и возможности начать уничтожение базы.

В это время пришедшая утром для погрузки угля канонерская лодка "Грозящий" отходила от транспорта "Иже". Стоявший на якоре эскадренный миноносец "Константин" неожиданно дал порядочный ход, не поднимая якоря, без шара, под гюйсом и ударил "Грозящего" в левый борт немного впереди винта, сильно повредил себе нос и надолго вышел из строя, а лодке сделал надводную пробоину и сломал две лопасти винта. Оказалось, что на мостике "Константина", когда там из офицеров и, вероятно, сигнальщиков никого не было, кто-то перевел ручку машинного телеграфа на передний ход, что в машине было исполнено.

В 15 часов 30 минут подошли с юга остальные две канонерские лодки. За их беспрерывную молодецкую службу 29 сентября – 6 октября все время в виду неприятеля счел долгом поднять сигнал: "Адмирал изъявляет свое удовольствие канонерским лодкам". По их отходе от Моона "Стерегущий" и "Донской казак" поставили мины в районе Куморского буя и на плесе к северу от него. В 16 часов поднял общий сигнал "Б".

Погода была тихая и мглистая, горизонт 3–4 мили. Согласно ранее разработанному плану выхода до Штапельботенского буя и нескольких миль к северу от него М.С.Р.3. снялись с якоря и пошли на N в следующем порядке:.

1) 4 пары тральщиков под охраной миноносцев 2-го дивизиона тральщиков;

2) все остававшиеся в Моонзунде "новики": "Десна", под флагом начальника дивизии, "Самсон", "Лейтенант Ильин", "Победитель", "Забияка", "Гавриил" и "Константин" (поврежденный);

3) "Баян" под моим флагом с миноносцами "Донской казак" и "Забайкалец"; "Адмирал Макаров", миноносцы "Стерегущий", "Войсковой"; "Диана", миноносец "Московитянин"; "Гражданин", миноносцы "Генерал Кондратенко", "Пограничник";

4) "Хивинец", "Храбрый" и "Грозящий", миноносцы "Деятельный", "Сторожевой";

5) заградитель "Волга", транспорты "Ольга" и "Иже" с миноносцами "Лихой", "Сильный";

6) заградитель "Амур" с миноносцами "Туркменец-Ставропольский", "Украйна".

После окончания тральщиками заданной им работы, что могло случиться к темноте, все 6 отрядов должны были отдельно, под начальством старших командиров, где не было флагманов, идти удобным для них ходом в Лапвик, причем большим кораблям с их миноносцами для охраны до рассвета надлежало оставаться на широком протраленном пространстве к югу от входа. К банке Аякс был вызван "Новик" для указания места ее прожектором.

"Амур" согласно моему приказанию поставил у северного входа в Моонзунд минное заграждение.

Начальник 5-го дивизиона эскадренных миноносцев со "Всадником", "Амурцем", "Финном" и "Эмиром Бухарским" вышел через рейд Рогекюль и поставил заграждение у Оденсхольма и в Нукке-Вормском канале. К сожалению не была принята во внимание малая глубина фарватера, и большая часть мин в канале всплыла.

"Разящий" имел поручение затопить в Рогекюльском канале баржи. Вечером до постановки заграждений под конвоем "Припяти" и "Буреи" были выведены с поврежденными машинами "Зея" на буксире транспорта "Он" и "Минреп" на буксире "Водолея № 1", затем 4 теплохода и "Дина", о прекрасной и самоотверженной работе которой с большою похвалой отзывается капитан 2-го ранга Рогге.

В 17 часов 15 минут получил условное "Радио" с "Разящего", что все готово, и сейчас же вслед за этим условной радиограммой приказал уничтожать Рогекюль.

В 18 часов дал радиограмму в Гапсаль начальнику Моонзундской позиции с извещением, что Рогекюль уничтожается, и просьбой уничтожить оставшиеся плавучие средства в Гапсале.

Несмотря на то, что предварительно днем двумя парами тральщиков был обследован северный выход из Моонзунда и мин не было обнаружено, при выходе отряда за Штапельботенским буем в трале оказалось 5 мин, о чем капитан 2-го ранга Четверухин известил сначала сигналом, а по окончании работы донес радиограммой, что бросил трал с пятью неприятельскими минами заграждения.

На походе с "Десны" была замечена подводная лодка в надводном положении. К лодке начальником минной дивизии были присланы "Самсон" и "Лейтенант Ильин", при приближении которых лодка погрузилась. Потом выяснилось, что это была наша лодка. О пребывании ее на нашем пути отряд не был извещен.

По получении моей условной радиотелеграммы, подкрепленной затем приказанием командующего флотом, капитан 2-го ранга Рогге с партией охотников, состоявшей из 10 офицеров и около 15 матросов, приступил к уничтожению Рогекюля, которое продолжалось до вечера 8 октября.

Параллельно с эвакуацией водным путем происходила эвакуация Рогекюля по железной дороге. Конечно из-за поспешности и отсутствия средств вывести все не удалось, и часть имущества пришлось уничтожить. По окончании разрушения Рогекюля (вечером 8 октября) капитан 2-го ранга Рогге устроил пост службы связи в ближайшей деревне и согласно распоряжения штаба командующего флотом передал этот район командиру стоявшего в Гапсале Эстонского полка.

В 20 часов в тумане открылся прожектор "Новика", определившись по нему, стали на якорь на подходе к Лапвику.

Все вышедшие в этот день суда благополучно дошли до назначенных им портов. Из вышедших накануне, кроме вышеупомянутого сторожевого судна "Барсук", был брошен командой один сторожевой катер. О гибели первого командующим флотом было назначено следствие, результаты которого мне неизвестны.

Удачный вывод судов из Моонзунда, несмотря на поспешность, при массе выполненных в то же время судами задач приписываю, главным образом детально разработавшим план выхода чинам моего штаба капитану 2-го ранга Муромцеву и лейтенанту Соколову и чинам штаба минной дивизии лейтенантам Станкевичу и Алексееву, равно как старшему начальнику в Рогекюле капитану 2-го ранга Рогге.


 
Реклама:::

тепловые пункты сп;ремонт бампера в иркутске;жена хочет мжм

   Яндекс цитирования Rambler's Top100