Приложение 5

Отчет о действиях Морских сил Рижского залива
29 сентября - 7 октября 1917 г.

М.К. Бахирев


Приложение 5

Срочно.

Начальнику Службы Связи Балтийского моря.

Старшего лейтенанта Престина

Рапорт.

Согласно резолюции Вашей, доношу об обстоятельствах, при которых мною был покинут Аренсбург.

29 сентября к вечеру определенно выяснилось, что согласно распоряжению командного состава к утру Аренсбург будет нашими войсками оставлен.

Для дальнейших своих действий я принял следующий план: лишнюю команду отправить ночью на транспорт "Эльба", с остальной оставаться до тех пор, пока неприятель не начнет входить в город. Так как путь через Орисар был занят немцами, то я обратился с просьбой распоряжения одному из миноносцев, стоявших на рейде, снять в последний момент людей и меня с Ромасара. Таковое распоряжение начальнику дозорной группы было отдано.

Ночью, оставив только необходимых людей, остальных отправил на "Эльбу". Всю ночь проходили к Орисару наши части, из которых последняя прошла в 9-м часу утра. Около того же времени начальник 107-й дивизии сообщил мне по телефону, что в 4 верстах севернее Медаля, где помешается штаб, появились немцы, почему штаб перемещается, но так как на Орисарской позиции, куда по плану он должен бы отступить, также появились германцы, то куда именно ему придется идти – он не знает.

После этого из штаба было сообщено о движении значительной колонны германцев по Килькондской дороге к Аренсбургу. Скоро связь со штабом дивизии прекратилась. Ходивший на разведку охотник 462-го полка Игнатовский сообщил, что присутствие немецких самокатчиков замечено в 6 верстах от города около 9 часов утра. Ввиду того, что подрывной части в городе оставлено не было, решил взять ее работы на себя. По просьбе лейтенанта Сафонова, после того как наши летчики улетели на Куйваст, послал людей зажечь ангары и подорвать бомбовый погреб. Зная по случаю с Килькондом, что немцы могут появиться довольно быстро, решил постепенно уничтожить все, имеющее военное значение. Получив на то согласие начальника позиции (по телефону из Куйваста), взорвал электрическую станцию, автомобильные мастерские, продовольственный склад. После неоднократных запросов о том, скоро ли мы покинем Аренсбург, около 10 часов, когда у Ромасара были видны разрывы (полагаю бомб, бросавшихся с неприятельского аппарата, которого за облаками видно не было), начальник дозора заявил мне, что больше на рейде оставаться не может за недостатком места для маневрирования и вынужден оставить нас. На мою просьбу вернуться за нами, когда прекратятся разрывы, он согласился. Некоторое время спустя я был предупрежден, что при первом выстреле с берега миноносцы вынуждены будут покинуть рейд. Для отхода от города, в случае появления немцев, мне понадобилось бы до часа времени. За снятием большинства постов отделения Аренсбург как центральное – значение потеряло. Цель дальнейшего пребывания в городе заключалась в том , чтобы отметить и донести о появлении немцев в городе. Беспокойство начальника дозора за нас прекратится, если он будет уверен, что мы его не задержим. Исходя из этих соображений, решил соединить на прямую Церель и Куйваст, снять радиостанцию, телефон и коммутатор, перебраться на Ромасар, оставаться там на посту, высылать разведчиков в город и о всех наблюдениях доносить с помощью радио миноносца. Положение было бы настолько прочным, что можно было бы вести наблюдения даже после появления в городе немецких разведчиков, так как продвинуться им к посту Ромасар всегда могла бы помешать артиллерия миноносцев. Перед снятием центральной переговорил с каперангом Кнюпфером, сообщил ему, что через Моон идут подкрепления. Предупредил начальника поста Менто о своем отходе, дал телефонограмму по всем адресам о прекращении действий центральной, соединил Менто–Куйваст телефоном и телеграфом. Снял телефон, радиостанцию, коммутатор, подорвал здание центральной станции. Отошел на пост Ромасар, где остался с вызвавшимися быть разведчиками, остальных с вещами отправил на задержанном для этой цели буксире на миноносцы. В 16 часу по просьбе начальника дозора съездил к нему на миноносец для переговоров. Задержанный вопреки приказания каперанга Кнюпфера, буксир должен был быть до наступления темноты на Менто. Начальник дозора заявил мне, что ввиду усиливающегося ветра (в тот момент доходил до 5–6 баллов) он не может дать мне никакого средства для сообщения и в назначенный момент снять меня с пристани не может. Так как на миноносце принято слишком много людей, провизии нет, погода ухудшается, город нашими войсками оставлен, то дальнейшее пребывание на рейде затруднительно; почему он находит более благоразумным не задерживаться на Аренсбургском рейде на ночь, а идти, снесшись по радио с начальником обороны, на Куйваст.

Оставаться на Ромасаре, не имея средств сообщения и гарантии, что будешь снят миноносцем, зная, что немцы с часа на час появятся в городе – стало иметь меньше смысла. Снял людей, уничтожил часть построек на пристани, зажег бензиновый склад, бросил в воду один испорченный и один исправный грузовой автомобили и перешел на миноносец с намерением высадиться на Куйваст и продвигаться с Моона на Эвель.

На вопросы, предложенные начальником минной обороны, считаю долгом ответить, что ввиду указанных мною выше соображений пост оставлен, когда городу опасность еще не угрожала. Об оставлении поста предупредил всех телефонограммой, переданной на Куйваст с адресом, какой давался при всех донесениях о неприятеле. При снятии Ромасара мне начальник дозора сообщил, что об этом начальник минной обороны извещен с помощью радио.

Подписал Старший Лейтенант Престин
17 октября 1917 года
С подлинным верно:
Подписал и.д. флаг-офицера прапорщик Горяинов.


 
Реклама:::
Лучшие цены платное экг ребенку частная клиника.

   Яндекс цитирования Rambler's Top100