Сейчас на борту: 
Fortoved
   [Подробнее...]

#1 24.11.2010 07:09:25

imyarek
Гость




Добровольческие десанты в Чёрном и Азовском морях.

http://vepepe.ru/desanty.jpg


1-ый десант в Азовском море.



В апреле 1919 г. отряд особого назначения кап.1-го ранга Собецкого, организованный в Таганроге, высадился и занялгорода Мариуполь и Бердянск.

Десант старш. лейт. Медведева.



В апреле 1919 г. десантный отряд ст.лейт. Медведева, погруженный на невооруженный пароход "Перикл" и две баржи, вошел и высадился в порту Геническ. Заняв город, отряд попал в западню и был весь уничтожен. Спасся только один гардемарин Конгэ (впоследствии мичман).

Десант у Феодосии.



Крейсер "Кагул", принимавший участие в защите Акманайских позиций в мае 1919 г., высадил в тылу у красных десант под командой кап.2-го ранга Кочетова с целью обследовать Двухъякорную бухту и пристрелочную станцию около Феодосии.

По возвращении десант был обстрелян с гор, окружающих бухту, пулеметным огнем.
Крейсер заставил их замолчать мелкокалиберной артиллерией.

Десант в Коктебеле.



5-го июня 1919 г. был высажен десант в Коктебеле крейсером "Кагул" и буксиром "Дельфин". Морскими орудиями были обстреляны позиции красных, быстро отступивших в горы.

Десант у Кинбурна.



В начале августа 1919 г. отряд судов Черноморского флота, в составе: миноносец "Жаркий", канонерские лодки "Терец" и "Грозный", пароход "Граф Игнатьев", баржа 405 и катер К10 - высадили десант под Варваровкой у Кинбурна, под огнем красных Очаковских батарей.

Города Херсон и Николаев были взяты с боем 8-го августа 1919 г. 4-й пехотной дивизией ген.Слащева.
Огонь морских орудий оказал существенную поддержку сухопутным войскам.

Десант у Одессы.



В первых числах августа 1919 г. крейсер "Кагул" с отрядом судов: эскадренный миноносец "Живой", транспорт "Маргарита", тральщики "Роза" и "Адольф", буксир "Доброволец", катера №№ 52 и 58, три баржи и еще один катер - высадили у Одессы Крымский конный полк и пехотные части корпуса ген.Шиллинга. Десантными операциями руководил полковник Туган-Нирза Барановский, командир Крымского полка.

10-го августа ночью в Сухом Лимане у Одессы был высажен Сводно-Драгунский полк в составе 74 офицеров, 841 солдат, 253 лошадей и 38 повозок. 11-го августа, после стремительного наступления, при поддержке орудий флота, с помощью восставших офицерских организаций, Одесса была освобождена от красных.

Попытки красного бронепоезда прорваться в Одессу были отбиты огнем дальнобойных орудий крейсера "Кагул". За помощь, оказанную при взятии Одессы, крейсер "Кагул" был переименован в "Генерал Корнилов", а командир его капитан 1-го ранга Остерлецкий произведен в контр-адмиралы.

При бомбардировке сильно укрепленных позиций красных большую помощь оказал английский крейсер "Карадог".

Десант на Арбатской стрелке. Подвиг канонерской лодки "Терец".



В конце 1919 года части Красной армии подошли берегом Азовского моря к Чангарскому железнодорожному мосту на пути в Крым.

Арбатскую стрелку прикрывал Сводно-Стрелковый полк - 250 штыков и 2 орудия, - которым командовал полковник Гравицкий, и канонерка "Терец" под командой капитана 2-го ранга Я.В.Шрамченко.

Затертый льдами, без топлива и провизии, залитый водой от многочисленных пробоин, "Терец" был выброшен на берег, став неподвижной мишенью для красной артиллерии.

Три полка красной пехоты, один конный полк и несколько бронепоездов тщетно пытались пробиться в Крым. "Терец" высадив в десант почти всю команду, кроме артиллеристов, отбивал все атаки красных. Несколько красных бронепоездов, вступивших в поединок с "Терцем", были разбиты и бежали от меткого огня моряков.
Чангар и Арбатская стрелка были удержаны и Крым спасен.

Когда в апреле 1920 года лед сошел и пришла смена, пробоины на "Терце" были заделаны, вода выкачена, "Терец" снят с мели и уведен в Севастополь. Весь Черноморский флот стал "смирно", когда в бухту был введен искалеченный герой - древний "Терец" (постройки 1887 г., водоизмещением 1250 тонн).

Ревели гудки, развевались флаги, кричали ура!

Главнокомандующий ген.Врангель посетил "Терец" и благодарил команду за верную службу Родине.
Все офицеры были произведены в следующий чин, команда получила Георгиевские кресты из рук Главнокомандующего.

Десант Дроздовцев в Хорлах.



Самым трудным и опасным был десант Дроздовской бригады в Хорлах. Хорлы - небольшой приморский поселок с одной пристанью в мелководном заливе Черного моря, в 40 верстах к западу от Перекопа. 1-й и 2-й Дроздовские полки, с батареей четырех легких орудий, 18-ью верховыми лошадьми, радио-станцией, 2-мя автомобилями Форда и 2-мя мотоциклетами, погрузились в Севастополе на следующие суда: броненосец "Цесаревич Георгий", пароходы "Веста" "Павел", "Россия", транспорт 412 и тральщик "Скиф".

Под командованием ген.Витковского десант высадился с боем 2-го апреля (ст.ст.) 1920 года в глубоком тылу красных, осаждавших Крым.

Пройдя с боями более 60 верст по красным тылам, Дроздовцы разгромили весь налаженный тыл красных, готовившихся к атаке Перекопа.

Красное командование, сняв с Перекопа свои наиболее стойкие части, артиллерию и конницу, бросили их на Дроздовцев. Окруженные со всех сторон многочисленным противником, Дроздовцы медленно, но упорно пробивались к Перекопу. И когда наступил роковой час - кончались патроны и решалась судьба отряда, - 1-й Дроздовский полк, с оркестром музыки впереди, без единого выстрела пошел в атаку!

Красные не выдержали и отступили перед железной волей непобедимых Добровольцев! Это была последняя лобовая атака пехоты с музыкой в современной военной истории. Незабываемая, неповторимая картина!
Разгромив отборные красные части, Дроздовцы и сами понесли тяжелые потери - 575 раненых и убитых. Все раненые были вынесены, многие - на руках!

Военная добыча - около 100 пленных, 4 орудия с упряжкой, снарядами и частью прислуги, 12 пулеметов и 30 коней.

Все планы красного командования относительно атаки Перекопских позиций были нарушены.

По странному и непонятному упущению ген.Слащева, части Крымского корпуса, стоявшие на Перекопе, которые должны были своевременно перейти в наступление, не были даже осведомлены о десанте, слышали орудийную стрельбу в тылу у красных, но не вышли на помощь Дроздовцам, ничего не зная о десанте.

И когда Дроздовцы вышли к Перекопу у деревни Преображенка, то лишь благодаря счастливой случайности они не были встречены огнем своих же орудий и пулеметов.

Первый десант у Кирилловки.



Одновременно с десантом Дроздовцев в Хорлах 2-го апреля (ст.ст.) 1920 года, в 8 часов утра, в красном тылу у деревни Кирилловки был высажен десант под руководством капитана 1-го ранга Машукова.

Первым был высажен отряд в 450 штыков при одном орудии, который состоял из 1 -го Алексеевского и Салгирского полков и сотни юнкеров Корниловского военного училища (в Керчи). Около сотни человек оставались на барже для высадки ближе к Геническу. Десантом командовал полк.Звягин.

Суда, принимавшие участие в десанте: ледокол "Гайдамак", канонерская лодка "Страж", 2 баржи и 3 буксирных парохода.

Красноармейцы, стоявшие в Кирилловне, вышли христосоваться с десантом. Кирилловна и Горелое были заняты десантом без боя. Задача десанта была - дойти до Акимовки, разрушить железную дорогу и через Геническ вернуться в Крым. Сводно-стрелковый полк под командой полк.Гравицкого, защищавший Арбатскую стрелку, должен был взять Геннческ.

Спешно подвезенные по железной дороге красные части - два конных полка Буденного, 3 латышских, 1 китайский, два полка, стоявшие в Геническе, несколько бронепоездов, батарей и 40 пулеметов - не дали горсти добровольцев выйти из прибрежной полосы. Десант, подойдя с тяжелыми боями к Геническу, узнал, что город в руках красных!

Теснимый со всех сторон многочисленным врагом, десант, поддержанный огнем орудий военных кораблей "Терец", "Страж", "К.-Георгий", ледокол № 1, после кровопролитного боя вошел в город. Два малочисленных батальона Сводно-Стрелкового полка смогли, наконец, сбить красные пулеметы, перешли мост и вошли в Геническ с юга. Ввиду своей малочисленности, десант не исполнил своей задачи, но выяснил обстановку и возможности более крупного десанта.

Коасные части понесли сильные потери и, не взирая на свое упорство и превосходство в количестве - 10 на 1 - не могли уничтожить десант.

Десант, потеряв 80 человек, отошел в Крым. Решающая роль в благополучном исходе этой операции принадлежит морским орудиям Флота.

Десант в Мариуполе.



2-го мая 1920 года канонерская лодка "Страж", ледокол "Всадник", вооруженный катер "Никола Пашич", обстреляв порт и железнодорожный вокзал, вошли в порт. Десантный отряд захватил стоявший у пристани советский вооруженный катер "Республиканец", который был уведен в Крым.

Десант корпуса ген. Слащева.



24-го мая 1920 года, за день до выхода Русской Армии за Перекоп, Крымский Корпус (2-й) ген.Слащева высадился в тылу красных, в Азовском море, между селами Кирилловна и Степановка. Состав корпуса был следующий:

13-ая пехотная дивизия - 49 Брестский полк, 50-й Белостокский полк, 51-й Литовский полк, 52-й Виленский полк;

34-ая пехотная дивизия - 133-й Симферопольский полк, 134-й Феодосийский полк, 135-й Керченский полк, 136-й Таганрогский полк;

Сводная кавалерийская бригада - 1-й Туземный полк, 2-й Туземный полк, Терско-Астраханский отряд;
54-я Артиллерийская бригада, Отдельная Инженерная рота и другие мелкие части - всего около 10.000 штыков и сабель, 2000 лошадей, 50 орудий, 2 автоброневика и 150 повозок обоза.

Войска были погружены в Феодосии.

Суда, принимавшие участие в десанте:

Вооруженные ледоколы "№ 1", "Гайдамак", Всадник;
Разведывательное судно "Мария";
канонерские лодки: "Грозный", "Алтай", "Урал", "Страж";
транспорт "Россия", 10 пароходов, 6 буксирных катеров, 9 барж и вооруженный буксир "Азовец" (бывший "Республиканец", захваченный у большевиков десантом 2-го мая 1920 года в Мариуполе).

Условия высадки были чрезвычайно тяжелые, на море был сильный шторм, шел дождь, сильный прибой переворачивал шлюпки, войска высаживались по плечи в воду. Потери при высадке - 1 вольноопределяющийся и две лошади.

Сбив большевиков, части Крымского корпуса стремительным наступлением перерезали железную дорогу, идущую на Чангарский фронт; 28-го мая был взят Мелитополь - главная база Красной армии. Наши потери - 40 человек убитых и раненых.

Одновременный выход из Крыма 1-го корпуса ген.Кутепова, действия Крымского корпуса ген.Слащева в красном тылу привели к полному разгрому 13-й Советской армии; в плен попало 10.000 красноармейцев, десятки орудий, сотни пулеметов, 2 бронепоезда, все склады снаряжения и снабжения 13-й армии. Остатки армии бежали за Днепр. Северная Таврия, богатая зерном, людьми и конями, была освобождена.
Десант в Бердянске.

10-12 июня 1920 года десант, высаженный канонерскими лодками "Урал" и "Грозный", на несколько дней занял Бердянск.

Десант полк.Назарова.



Азовский отряд судов, в составе канонерских лодок "Страж", "Грозный", "Алтай", "Урал"', миноносца "Живой", двух десантных барж и 4-х катеров, погрузил в Керчи отряд полк.Назарова, состоявший из 900 донских казаков при двух полевых орудиях, одном автоброневике и радиостанции.

Отряд был высажен 25 июня 1920 г. на косе у ст.Кривой. Отряд с боями прошел на Дон, увеличился до 10.000, но ожидаемого общего восстания казаков не последовало: к 9-му июля отряд занимал район Александровска-Грушевска в 35 верстах от Новочеркасска.

В конце июля собранными крупными силами красные разбили отряд полк.Назарова у станицы Константиновской. Остатки отряда ушли в Сальские степи и распылились. Полк.Назаров был захвачен в плен, но бежал и, перейдя фронт в Северной Таврии, вернулся в Крым один.

Кубанский десант ген. Улагая.



В состав этого десанта вошли:
1-ая Конная дивизия ген.Бабиева - около 1000 шашек, 35 пулеметов, 6 орудий.
1-ая Сводная Кубанская дивизия (пешая) ген. Шифнер-Маркевича - 100 шашек, 900 штыков, 48 пулеметов, 8 орудий.

Сводная пехотная дивизия генерала Казановича, в которую вошли: 1-й Кубанский Стрелковый полк, Алексеевский пехотный полк с Алексеев-ским артиллерийским дивизионом, Константиновское и Кубанское военные училища - всего силой 2500 штыков, 50 пулеметов, 12 орудий, плюс отряд Терцев и Астраханцев.

Итого боевая численность десанта: пехоты - 3400, конницы 1100, пулеметов 133, орудий 26. Кроме того, несколько бронеавтомобилей, 8 аэропланов.

Кроме строевых частей, прибыло несколько тысяч тыловых частей и несколько тысяч кубанских беженцев.
Всего флотом было высажено 16.000 человек, 4500 лошадей, орудия, запасы снаряжения, продовольствия, обозы и т.д.

Для перевозки всей этой массы были предназначены:

13 транспортов, 6 десантных барж, 7 буксирных катеров.
Военные корабли Азовского отряда: канонерские лодки "Алтай", "Урал", "Салгир", "Страж", "Грозный"; вооруженные ледоколы "Гайдамак" и "Джигит".

Большая часть их блокировала красный флот в Таганрогском заливе, часть прикрывала десант.

Погрузка происходила - авангарда в Керчи, главных сил и беженцев в Феодосии. В ночь с 31 июля на 1-е августа 1920 г. десант вышел в море и 2-го августа на рассвете авангард был высажен в 14 километрах от станицы Приморско-Ахтырской, на косе Ясечской. Береговые батареи красных были уничтожены дальнобойными орудиями военных судов, и десант высадился без потерь. Станица Ахтырская была взята, там и происходила высадка главных сил, лошадей, орудий и всей материальной части.

Конная дивизия ген.Бабиева быстро продвигалась вперед. Были взяты станицы Тимашевская, Поповичевская, Брюховецкая. Конница доходила до 40 верст от Екатеринодара.

Несмотря на блестящие победы генералов Бабиева и Улагая, наступление захлебнулось. Красные спешно перебросили крупные силы и атаковали десант со всех сторон. Не оправдались надежды на всеобщее восстание казаков.

К 19-му августа было решено эвакуировать десант из более удобного Ачуева. В течение девяти дней была произведена нагрузка и вывоз в Крым всех частей, складов и беженцев.

Несмотря на большие потери, десант увеличился на 10.000 кубанцев, присоединившихся к Добровольцам.
Все до единого человека были вывезены. Красные аэропланы вели непрерывное наблюдение за движением частей, бросали ночью плавучие мины в порту, на которых взорвались: миноносец "Звонкий", канонерская лодка "Алтай" и транспорт "Волга".

Генерал Врангель в своих записках вину за неудачный десант приписывает себе - неудачный выбор командующего.

Прекрасный боевой генерал Улагай не хотел слушать своего начальника штаба. Десант был скован огромным тылом с большим запасом оружия, снарядов, продовольствия - и беженцами.

Наши части, заняв 5-го августа станицы Поповичевскую, Тимашевскую, Брюховецкую, остановились на три дня - 6-ое, 7-ое, 8-ое августа. Между Командующим отрядом ген.Улагаем и его начальником штаба ген.Драценко происходили разногласия. Необходимое условие успеха - быстрота и внезапность - было утеряно.

Большевики начали эвакуацию Екатеринодара. Красные лихорадочно подвозили по железным дорогам свои отборные части со всего Кавказа, окружая отряд со всех сторон, угрожая базе.

Не взирая на большие потери, численность частей возросла. Например, дивизия ген.Шифнер-Маркевича, потерявшая убитыми и ранеными около 300 человек и 200 лошадей и вышедшая из Феодосии в составе 1200 человек и 250 лошадей, увеличилась до 1500 казаков и 600 лошадей.

Полное отсутствие резервов - хроническая слабость Добровольческой армии - не позволило оказать никакого подкрепления десанту.

Флот спас десант.

Десант отряда особого назначения.



500 человек под командой ген.Черепова, в составе юнкеров Корниловского военного училища, офицерского взвода Керченского гарнизона и дивизиона спешенных черкесов, при двух горных орудиях, были посажены в Керчи на две десантных баржи на букире у ледокола "Всадник" и на один пароход, в сопровождении подводной лодки.

Высадка произошла 5-го августа 1920 года у мыса Утриш (между Анапой и Абрау-Дюрсо). Место высадки было указано световыми сигналами зеленых отряда полк.Лебедева.

Оттянув 4 полка красной пехоты и полк конницы, десант, погрузившись рано утром 11-го августа, ушел на Тамань. Одна баржа, подбитая снарядами красных, была брошена на берегу.

Десант на Тамани.



8-9 августа 1920 г. на Таманском полуострове были высажены: Керченская офицерская рота, сотня пластунов, при одном орудии, под командой ген.Харламова. Станица Таманская была взята без боя. Красные увели почти все войска с Тамани на борьбу с десантом ген.Улагая.

12-го августа на Тамань был переброшен отряд ген.Черепова.

К 13-му августа были взяты станицы Актонизовская и Вышестеблиевская. 18-го августа после упорного боя была взята станица Старотиторовская и гора Камышеватая.

Большевики стянули крупные силы и десант 20-го августа покинул Тамань.

Десант на Тендре.


Крейсер "Генерал Корнилов" в июне 1920 года обстреливал Николаевскую батарею, на которой большевики установили 6-дюймовые орудия. В июне 1920 г. на Тендре была высажена десантная рота под командой поручика Высочина. Десант, кроме защиты берегов, снабжал свежей провизией корабли, блокировавшие Очаков.

Десант был на берегу до 20-го октября 1920 г.

Десант в Бугском лимане.



Крейсер "Кагул" блокировал вход в Бугский лиман у Очакова.

В середине июля 1919 года десант под командованием капитана 2-го ранга Кочетова занял Николаевскую батарею, установил 75-миллиметровое орудие и обстреливал Очаков.

Разведывательные десанты.

Весной и летом 1920 года Штаб Русской армии, готовясь к выступлению из Крыма, посылал небольшие разведывательные десанты в места, занятые Красной армией: на Кавказское побережье, полуостров Тамань, остров Березань, Ачуев, Кирилловну (последние два были описаны в № 65-66 "Вестника Первопоходника") и другие места, о которых не имеется сведений.

Десант у Адлера.



В конце сентября 1920 г. остатки Кубанского Партизанского отряда ген.Фостикова принуждены были отойти к Грузинской границе в район Адлер-Гагры. Отряд находился в бедственном состоянии - без патронов и провизии. Ему грозило быть захваченным большевиками или же, перейдя в Грузию, быть интернированным, разоруженным и выданным большевикам, согласно § 5 договора меньшевистского правительства Грузии, рассчитывавшего ценой предательства сохранить свою независимость, с их старшими товарищами по партии - большевиками.

Для эвакуации отряда был послан из Крыма отряд судов Черноморского флота следующего состава:
Вспомогательный крейсер "Алмаз",
подводная лодка "Утка", транспорты "Сарыч", "Дон", "Ялта";
буксир "Доброволец" с баржей.

Командовал отрядом кап. 2-го ранга В.Григорков.

Подойдя к Сочи и Адлеру, корабли были обстреляны большевиками. Морские орудия принудили неприятеля замолчать.

Подойдя к Гаграм, кап.Григорков узнал, что отряд ген.Фостикова перешел в Грузию и обезоружен. Транспорт "Сарыч", пришедший в Гагры на два дня раньше остального отряда, успел погрузить 400 больных и раненых.
Грузины, открыв огонь, не подпустили корабли к берегу.

2-го октября, не взирая на препятствия, между Гаграми и Пецундой на транспорт "Дон" был посажен отряд полк.Улагая - 1300 человек.

Убедквштсь, что отряду ген.Фостикова грозит гибель, кап.Григорков решил действовать. 4-го октября был высажен десант из 250 казаков отряда полк.Улагая, вооруженный винтовками и пулеметом, привезенными кораблями.

Под командой полк.Улагая десант высадился на берег. После короткой перестрелки грузинский отряд частью был захвачен в плен, частью бежал в горы. Находившиеся высоко в горах грузинские батареи открыли огонь по кораблям. Стрельба была беспорядочная и бесцельная, и корабли даже не отвечали на нее.

День и ночь шла погрузка отряда шлюпками и баржей. 5-го октября (ст.ст.) весь отряд был посажен на суда; последним ушел десантный отряд, с ним полк.Улагай и ген.Фостиков.

Всего было вывезено в Крым: 36 лошадей (несколько сот было оставлено ввиду трудности погрузки) и 6703 человека, из них 400 больных и раненых и около 500 беженцев.

Составил А.Долгополов

 

#2 20.04.2011 22:37:11

Noren
Гость




Re: Добровольческие десанты в Чёрном и Азовском морях.

Десант ст. лейт. Медведева,а точнее его первый эшелон был высажен в ночь на 23 (или22) июня(не уверен) с двух болиндеров вооруженных 6" орудиями. Утром подошел "Перикл"со вторым эшелоном на борту под охраной 2 английских эсминцев.Но в районе высадки оказался красный бронепоезд...Первый эшелон пришлось эвакуировать,а второй весь погиб или попал в плен.

 

#3 23.04.2011 13:25:26

wildcat
Гость




Re: Добровольческие десанты в Чёрном и Азовском морях.

imyarek написал:

Оригинальное сообщение #325211
Отряд был высажен 25 июня 1920 г. на косе у ст.Кривой.

Ответсвенность за реализацию плана десанта была возложена на атамана войска Донского Богаевского, чья ставка находилась тогда в Евпатории. Сам Назаров был отправлен на Дон ещё в середине мая. В его задачи входило: сбор разведданных о ситуации, умонастроениях и налаживание взаимодействия с подпольем. С этой задачей он, надо сказать, справился. Ну а врангелевский флот прощупывал побережье для выяснения подходящего места для высадки, что, кстати, сразу привлекло внимание красных.

 

#4 23.04.2011 14:05:41

wildcat
Гость




Re: Добровольческие десанты в Чёрном и Азовском морях.

imyarek написал:

Оригинальное сообщение #325211
состоявший из 900 донских казаков при двух полевых орудиях, одном автоброневике и радиостанции.

На вооружении также находились 32 пулемёта: 24 "виккерса", 6 "льюисов" и 2 "максима".

 

#5 04.08.2011 00:27:56

Петрович
Капитанъ II ранга
k2r
Откуда: Киев
Сообщений: 6774




Re: Добровольческие десанты в Чёрном и Азовском морях.

imyarek написал:

Оригинальное сообщение #325211
Для перевозки всей этой массы были предназначены:

13 транспортов, 6 десантных барж, 7 буксирных катеров

А подробнее о составе транспортов, перевозивших десант Улагая на кубань, нельзя? Было бы очень интересно
С уважением

 

#6 08.08.2011 23:23:17

Петрович
Капитанъ II ранга
k2r
Откуда: Киев
Сообщений: 6774




Re: Добровольческие десанты в Чёрном и Азовском морях.

Noren написал:

Оригинальное сообщение #378212
Десант ст. лейт. Медведева

С.И.Медведев был не старшим лейтенантом, а капитаном 2 ранга, после его гибели в честь офицера назвали сторожевой катер "Кавторанг Медведев" белого ЧФ.
С уважением

 

#7 09.08.2011 15:53:44

сарычев
Контр-адмиралъ
k-admiral
Сообщений: 6213




Re: Добровольческие десанты в Чёрном и Азовском морях.

wildcat написал:

Оригинальное сообщение #379050
Ну а врангелевский флот прощупывал побережье для выяснения подходящего места для высадки, что, кстати, сразу привлекло внимание красных.

Равно как и десант "дроздов" в Хорлах. Но все равно - пробились. Кстати. не очень понимаю его смысл. Демонстрация появления в Крыму "цветных" дивизий, отвлечение части красных сил от Перекопа? В таком случае - почему части 3 корпуса на Перекопе не были информированы о десанте, ведь согласно Туркулу/Витковскому "дрозды", прорвавшись к Перекопу, чуть не перекололи штыками прикрытие 3 корпуса. "Оказалось, что войска на Перекопе ничего не знали о нашей десантной операции и недоумевали, что за артиллерийская канонада, в течение четырех дней, в тылу у противника" - Витковский.  В "сухом остатке" - серия анекдотов о том. как "дрозды" в Аскании Нова от жирафов с зебрами отбивались. А две роты  не за понюх положили."Потери наши — 575 убитых и раненых" - Витковский.
О десанте алексеевцев в Геническ:Так, внешне бесславно, окончился наш десант. Но если принять во внимание нашу малочисленность и призадуматься, чего мы, несмотря на эту малочисленность, достиг-ли, то стыдиться нам нечего. Горсточка алексеевцев храбро прошла по тылам красных, оттянула на себя силы большевиков и этим самым облегчила главным силам оборону Перекопа, и заняла с боем Геническ. Но здесь их, повторяю, почему-то никто не под-держал, а своих сил у них было недостаточно, чтобы удержать за собой город.

Советский исследователь гражданской войны И. С. Коротков в своей книге «Разгром Врангеля» (Изд. Мин. обороны, М., 1955) пишет:

Отбив наступление Советских войск, противник, с целью расширения и закрепления занятых им территорий в северной части Крымского полуострова, в течение 14 и 16 апреля провел две небольшие десантные операции: Алексеевским пехотным полком — силою до 800 штыков при одной батарее — у Кирилловки 14 апреля и Дроздовской пехотной дивизией силою около 1600 человек и 60 пулеметах в районе порта Харлы 16 апреля. Десант алексеевского полка имел задачу, двигаясь на Ефремовку, перерезать железную дорогу в районе станции Акимовка. Но, вследствие срочно принятых мер командованием 13-ой армии и 46-ой стрелковой дивизии, этот десант своей задачи не выполнил и, понеся тяжелые потери, ушел обратно для посадки на суда. Особенно успешно против Алексеевского полка действовали части Мелитопольского гарнизона и части 46-ой стрелковой дивизии.

Как видим, против нашего десанта были брошены довольно большие силы. Самое же описание происходившего, как и многое, написанное в Советском Союзе об этом периоде русской истории, правдивостью и объективностью не отличается. Как я уже говорил, нас было около 500 человек, считая алексеевцев и всех других, при одном орудии, и мы не ушли сразу «обратно для посадки на суда», а прошли с боями по тылам красных и захватили Геническ." Б.А.Павлов. Первые четырнадцать лет.
Складывается ощущение, что ПНВ хотел показать командованию 13-й армии "цветные" погоны эвакуированных из Новороссийска полков "гвардия" цела, борьба продолжается.
А насчет "оттянуть часть красных сил" - скорее, с Польского фронта, чем ослабить напряженность на Перекопе, положение которого было стабилизировано раньше - войсками 3 Крымского корпуса (которых о десантах и в известность - то не поставили).

А вот Яков Александрович  провел предварительную PR компанию в прессе, в результате чего ему  засады расставили от Одессы до Батума и никакая Азовская флотилия его не перехватила (Правда, высажвался он "по следам" десанта алексеевцев.

imyarek написал:

Оригинальное сообщение #325211
Одновременный выход из Крыма 1-го корпуса ген.Кутепова, действия Крымского корпуса ген.Слащева в красном тылу привели к полному разгрому 13-й Советской армии; в плен попало 10.000 красноармейцев, десятки орудий, сотни пулеметов, 2 бронепоезда, все склады снаряжения и снабжения 13-й армии. Остатки армии бежали за Днепр

Бежать - то бежали, но по смещении Геккера и принятии командования армией Уборевичем переформировались и начали прижимать Слащева. Да и Кутепову досталось.
ПНВ  книжку-то  написал, а смысл компании 20 года как-то в ней размазал. Может, времени не хватило на все.

Отредактированно сарычев (16.08.2011 14:05:28)


Sapienti sat

 

#8 11.08.2011 18:54:46

myfaince
Гость




Re: Добровольческие десанты в Чёрном и Азовском морях.

Сколько ж полезного материала на форуме, эту тему зачитался, надо на работе остальным доступ закрыть:)
Спасибо

 

#9 11.08.2011 19:00:55

Анатолий
Контръ-Адмиралъ
k-admiral
Откуда: Одесса
Украина Украина
Сообщений: 13421




Re: Добровольческие десанты в Чёрном и Азовском морях.

Уважаемый imyarek
можно спросить с каких источников собраны сие весьма интересные данные ?
видимо отовсюду понемножку ?


Дорогу осилит идущий

  В Библии есть прекрасные слова - "Не спорь о деле, для тебя ненужном".

 

#10 11.08.2011 23:52:07

Анатолий
Контръ-Адмиралъ
k-admiral
Откуда: Одесса
Украина Украина
Сообщений: 13421




Re: Добровольческие десанты в Чёрном и Азовском морях.

а что за операция на фото,в заглавие топика ?
ПаМять Меркурия и Британский ЛКР..


Дорогу осилит идущий

  В Библии есть прекрасные слова - "Не спорь о деле, для тебя ненужном".

 

#11 11.08.2011 23:55:22

Анатолий
Контръ-Адмиралъ
k-admiral
Откуда: Одесса
Украина Украина
Сообщений: 13421




Re: Добровольческие десанты в Чёрном и Азовском морях.

imyarek написал:

Оригинальное сообщение #325211
При бомбардировке сильно укрепленных позиций красных большую помощь оказал английский крейсер "Карадог".

он на фото ?
чтото кажется несколько несвязно подан материал..
пишется одно,затем строчки вроде не по смыслу..
прошу просветить ..:)


Дорогу осилит идущий

  В Библии есть прекрасные слова - "Не спорь о деле, для тебя ненужном".

 

#12 24.08.2011 23:26:28

Петрович
Капитанъ II ранга
k2r
Откуда: Киев
Сообщений: 6774




Re: Добровольческие десанты в Чёрном и Азовском морях.

Анатолий написал:

Оригинальное сообщение #413843
а что за операция на фото,в заглавие топика ?

В реальности так мог быть изображен "Очаков"-"Кагул", будущий "Генерал Корнилов", совместно с англичанами обстреливавший красных в районе Феодосии кажется в начале мая 1919 г
С уважением

 

#13 26.08.2011 02:53:50

Петрович
Капитанъ II ранга
k2r
Откуда: Киев
Сообщений: 6774




Re: Добровольческие десанты в Чёрном и Азовском морях.

Возвращаясь к теме белых десантов - кто может сообщить хотя бы примерный состав транспортного отряда, перевозившего десант Улагая на Кубань?
С уважением

 

#14 06.09.2011 21:41:49

wildcat
Гость




Re: Добровольческие десанты в Чёрном и Азовском морях.

сарычев написал:

Оригинальное сообщение #412961
В таком случае - почему части 3 корпуса на Перекопе не были информированы о десанте, ведь согласно Туркулу/Витковскому "дрозды", прорвавшись к Перекопу, чуть не перекололи штыками прикрытие 3 корпуса.

Да, так утверждают Туркул и это странно. План операции был утвержден в штабе Главкома, а там не могли не учитывать, что при прорыве к своим возможно довольно тяжелое положение и может потребоваться помощь с "большой земли".

 

#15 07.09.2011 12:14:09

сарычев
Контр-адмиралъ
k-admiral
Сообщений: 6213




Re: Добровольческие десанты в Чёрном и Азовском морях.

wildcat написал:

Оригинальное сообщение #421165
и это странно

А десант Алексеевцев. Странен сам по себе, а уж их возвращение - через Керченский -то пролив, не прикрытое со стороны Крыма - от них же "рожки да ножки остались" по-хорошему. Никакой другой версии. кроме демонстрации высокой активности эвакуировавшихся в Крым "цветных" частей, я для себя не вижу. Только обошлось дороговато. Правда, Слащевский корпус потом высаживался примерно в местах десанта Алексеевцев.


Sapienti sat

 

#16 07.09.2011 14:04:18

wildcat
Гость




Re: Добровольческие десанты в Чёрном и Азовском морях.

сарычев написал:

Оригинальное сообщение #421309
Никакой другой версии. кроме демонстрации высокой активности эвакуировавшихся в Крым "цветных" частей, я для себя не вижу.

Может быть и не только. Читал по этому поводу недавно Гололобова "Десант в Хорлах", там отмечается два момента.
1. Успешными действиями и не важно с какой целью повысить моральный дух войск вообще.
2. Как раз 31 числа, когда корабли с десантом только вышли к пункту назначения, был бой на самом Перекопе и красные пытались прорваться. Так могла быть и поставлена задача своими действиями заставить красных сбавить обороты.

 

#17 08.09.2011 15:28:04

сарычев
Контр-адмиралъ
k-admiral
Сообщений: 6213




Re: Добровольческие десанты в Чёрном и Азовском морях.

wildcat написал:

Оригинальное сообщение #421323
Читал по этому поводу недавно Гололобова "Десант в Хорлах", там отмечается два момента.

Насчет морального духа - согласен. Но если красные атаковали, когда десант был уже в пути, это могло значить и то, что они знали, что на Алексеевцев -в качестве резерва ПНВ рассчитывать нечего. Разведка сработала. Равно как и с десантом "дроздов" - когда их еще на подходе встретили пулеметно-артиллерийским огнем - засада.
А потом ПНВ и вовсе растопырив длань ударил - и завяз. Песня потом еще такая была - про Каховку.


Sapienti sat

 

#18 08.09.2011 23:23:18

Петрович
Капитанъ II ранга
k2r
Откуда: Киев
Сообщений: 6774




Re: Добровольческие десанты в Чёрном и Азовском морях.

сарычев написал:

Оригинальное сообщение #421651
их еще на подходе встретили пулеметно-артиллерийским огнем - засада.

Но тем не менее, десант задачу выполнил и даже, помнится, зерно из порта Хорлы отгрузил да в Крым вывез. Заодно и продовольственную проблему решили.:)

 

#19 09.09.2011 12:21:24

сарычев
Контр-адмиралъ
k-admiral
Сообщений: 6213




Re: Добровольческие десанты в Чёрном и Азовском морях.

Петрович написал:

Оригинальное сообщение #421851
Но тем не менее, десант задачу выполнил

А в чем задача-то?

Петрович написал:

Оригинальное сообщение #421851
зерно из порта Хорлы отгрузил да в Крым вывез

Ну да, зерном барон (не в обиду ему - больше-то и нечего было продать) торговал до эвакуации. Вроде, Туркул две офицерские роты положил - за пашаничку - та.

Отредактированно сарычев (09.09.2011 12:22:52)


Sapienti sat

 

#20 09.09.2011 20:32:42

Петрович
Капитанъ II ранга
k2r
Откуда: Киев
Сообщений: 6774




Re: Добровольческие десанты в Чёрном и Азовском морях.

сарычев написал:

Оригинальное сообщение #421928
Ну да, зерном барон (не в обиду ему - больше-то и нечего было продать) торговал до эвакуации

Наверное в этом задача и заключалась, если не считать отвлечения на себя сил красных, но у меня таких данных нет. За книгу отдельное спасибо-тут же вспомнил, что где-то я все это видел и быстренько разыскал в закромах книгу этого же автора. Интересно, но во многом оччень спорно, должен заметить. С теми же переодетыми якобы большевиками матросами. Это даже на дешевый детективный сюжет не тянет. А вот с Григорием Распутиным англичане действительно расправились, это да.
С уважением

Отредактированно Петрович (09.09.2011 20:41:57)

 

#21 12.09.2011 10:38:53

сарычев
Контр-адмиралъ
k-admiral
Сообщений: 6213




Re: Добровольческие десанты в Чёрном и Азовском морях.

Петрович написал:

Оригинальное сообщение #422075
А вот с Григорием Распутиным англичане действительно расправились, это да.

Сам видел фото покойного Григория Ефимовича с огнестрельной раной во лбу - "контрольный выстрел". А последний из заговорщиков, стрелявший в него - Пуришкевич - в спину, с большого для него расстояния. А про пули со смещенным центром тогда и не слышали.
Книжка - больше "к сведению", чем истина в последней инстанции, но под настроение читается завлекательно.


Sapienti sat

 

#22 16.09.2011 10:40:55

сарычев
Контр-адмиралъ
k-admiral
Сообщений: 6213




Re: Добровольческие десанты в Чёрном и Азовском морях.

29 Марта, в первый день Св. Пасхи, вечером я был вызван в Штаб Главнокоман-дующего для получения боевой задачи. Дроздовская Дивизия должна была по-грузиться на суда, двинуться к порту Хорлы, где произвести высадку и затем, на-ступая в сев.-восточном направлении — отвлечь на себя силы противника, насе-давшие на Перекоп.
Части Крымскаго Корпуса, занимавшие Перекоп, должны были своевременно перейти в наступление.
30 Марта днем началась погрузка в Севастополе. Штаб Дивизии и 2-й Дроздов-ский стр. полк (его большая часть) — «Цесаревич Георгий». 1-й Дроздовский стр. полк. — «Веста» и л412>/. Часть 2-го Дроздовскаго стр. полка — «Павел» и Дроз-довская Артиллер. Бригада (без 4-го Гаубичнаго дивизиона) — • «Россия».
В Севастополе оставались: 3-й Дроздовский стр. полк, 4-й Гаубичн. дивизион и тыловыя части Дивизии. Инженерная рота еще 26 Марта была отправлена в Джанкой.
Следует указать, что после Новороссийской эвакуации — Дивизия не имела ни орудий, ни лошадей. Для предстоящей десантной операции было получено в Севастополе: 4 легких орудия с полной упряжкой, 18 верховых лошадей, радиостанция, 2 автомобиля ;<Форд» и 2 мотоциклета. Один из автомобилей служил подвижной базой с горючим.
Краткий отдых, после всего перенесеннаго, позволил людям отдохнуть физически и окрепнуть духом.
Поздно вечером 30 Марта погрузка была закончена. 31-го рано утром эскадра, во главе с «Цесаревич Георгий», направилась к порту Хорлы. К вечеру эскадра прибыла на внешний рейд, верстах в 8-ми от Хорлов. 1 Апреля, с разсветом, на разведку был выслан тральщик «Скиф». Подойдя к Хорлам «Скиф» был обстрелян артиллерийским и пулеметным огнем, что явилось неожиданностью, ибо предполагалось, что порт Хорлы противником не занят.
Тем временем, вся эскадра вошла во внутренний рейд. Из Хорлов начался обстрел наших судов.
Как оказалось, Хорлы занимались двумя полками, с большим количеством пулеметов и 4-мя орудиями, хорошо пристреленными по единственному ведущему в порт «каналу» — фарватеру, с версту длинною.
Наша судовая артиллерия открыла огонь, пытаясь нащупать батарею красных, но заставить замолчать ее не удалось и обстрел продолжался.
При создавшемся положении произвести высадку войск не представлялось возможным. Вывести суда из - под артиллерийскаго огня тоже было трудно, т. к. внутренний рейд был окружен мелководьем, а выход на внешний рейд, т. е. в открытое море, пролегал сравнительно близко от порта Хорлы. Оставаясь на внут-реннем рейде, наши суда отошли к южной его части, наиболее отдаленной от Хорлов. Артиллерийская перестрелка продолжалаь до сумерок. С наступлением темноты эскадра вышла на внешний рейд.
Создалось серьезное положение. Хорлы заняты сильным противником, наше присутствие обнаружено. В порт войти возможно, как указано выше, только по «каналу-/ — фарватеру, обозначенному буйками.
Было послано донесение Главнокомандующему, на которое последовало подтверждение необходимости выполнить операцию. До поздней ночи я со своим Штабом, командирами частей и морским начальством, выясняли обстановку и все возможности для успешнаго выполнения боевой задачи.
Были обследованы возможности высадки на побережье, возле Хорлов, но оказалось, что суда, из за мелководья, не могут приблизиться к берегу, катеров и лодок было недостаточно, да и пересадка на них, а затем движение к берегу, частью по воде, в неизвестных условиях, на виду у противника, — не могли иметь успеха.
Взвесив все данныя, я принял решение и приказал начать операцию 2 Апреля, перед разсветом.
Один батальон 1-го Дроздовскаго полка должен был, на тральщике «Скиф», первым пройти по «каналу» в порт Хорлы, где и высадиться. Затем, должны были двигаться туда же суда с другими частями.
Только при соблюдении всех предусмотренных предосторожностей, можно было разсчитывать на внезапное появление наше в самом порту. Предъидущий день, с полной очевидностью, показал, какую исключительно трудную и ответственную задачу предстояло решить.
Было еще темно, когда вся эскадра вновь перешла во внутренний рейд и при полнейшей тишине, без всяких огней произведена была перегрузка соответствующих частей на тральщики. Предразсветный сильный туман в значительной мере помог нам.
В назначенное время «Скиф» с 1-м батал. 1-го Дроздовскаго полка, под командой Полковн. Петерса, двинулся на Хорлы. В напряженной тишине, последующие эшелоны, ожидали своей очереди начать движение по «каналу» — фарватеру к Хорлам. Наконец, в направлении Хорлов, послышалось «ура» и намеченное движение судов началось.
Появление «Скифа» в самом порту у пристани — явилось полной неожиданностью для противника. Закипел горячий бой и к разсвету, высадившийся батальон выбил красных из порта и занял ближайшие строения. Наши суда подходили. Части быстро разгружались и двигались вперед.
Наступившее утро встретило нас в приподнятом настроении. С помощью Божией и благодаря доблести Дроздовцев и Моряков — первая часть боевой задачи была выполнена.
Порт и поселок Хорлы был расположен на южной оконечности узкаго и длиннаго полуострова.
Выдвинув передовыя части на север, к перешейку, где начинался полуостров, части Дивизии продолжали разгрузку. День прошел спокойно.
К вечеру, в порту оставалась только «Россия», на которую было приказано по-грузить имущество, немогущее быть поднято людьми и лошадьми. Все остальные суда выходили из порта по мере разгрузки.
На утро 3 Апреля я назначил общее наступление.
Около 1 часа ночи красные внезапно атаковали наше охранение, смяли его и продолжали двигаться на юг к порту Хорлы. Эта неожиданная ночная атака красных создала грозное положение, малейшая неустойка — грозила гибелью.
Без промедления мы перешли в контр атаку, причем двинулись вперед с оркестром музыки, под марш. Красные не выдержали и откатились назад. Положение было возстановлено, но отдых, перед назначенным утренним наступлением, был нарушен. Раненые были погружены на «Россию», которая утром вышла в море, на присоединение к эскадре.
В 9 часов утра началось наше наступление на дер. Адамань, (к сев.-вост. от Хор-лов). 2-му Дроздовскому полку было приказано отбросить противника на север, пропустить 1-й Дроздовский полк, после чего следовать в арьергарде.
Задача эта была успешно выполнена 2-м полком и колонна двигалась в направлении дер. Адамань.
Как было указано раньше, Дивизия получила только 18 верховых лошадей, которых я передал разведчикам 1-го дивизиона Дроздовской Артилл. Бригады,, дабы иметь хотя бы небольшой разведывательный орган. Я был на небольшом <Форде» со своим адъютантом Капит. Кречетовым (пулеметчиком) с пулеметом «Люис». Все остальные начальствующие лица были пешими.
При приближении колонны к дер. Адамань, будучи в голове колонны, вместе с конной разведкой, мы обнаружили колонну красной конницы с 4-мя орудиями, двигавшуюся восточнее дер. Адамань, в северном направлении. Я немедленно вызвал нашу батарею и вместе с конной разведкой атаковал во фланг мчавшихся красных. Нами были взяты эти 4 орудия, с частью прислуги, 10 пулеметов и до 25 конных пленных. Трофеи оказались для нас чрезвычайно ценными.
Наша колонна победоносно втягивалась в дер. Адамань.
Часа в 4 дня было обнаружено появление красной конницы, сперва с сев.-востока и с севера, а вскоре и с запада. Количество красных все возрастало, при наличии большого количества тачанок с пулеметами. Я отдал приказание — не открывать огня, до особаго распоряжения с тем, чтобы подпустить красных возможно ближе. Были выделены части с пулеметами, занявшия подходящия. позиции на окраине & деревни, стала на позицию и артиллерия. Противник продолжал приближаться, окружая нас с трех сторон. С четвертой стороны было море.
У нас наступила мертвая тишина, которая не могла не оказывать известное влияние на состояние противника. Тем не менее красные приближались и когда наконец лава была уже совсем близко, — был открыт сильнейший огонь — ружейными залпами, пулеметный и артиллерийский. Эффект получился замечательный, противник не выдержал и бросился назад, понеся значительные потери.
Прошло некоторое время и по дер. Адамань красные открыли сильный артиллерийский огонь. Можно было предполагать, что у противника появилось 12 орудий. Появилась вновь и красная конница видимо желая возобновить атаку.
17

Артиллерийский обстрел противник продолжал до сумерек, выпустив до тысячи снарядов, но атаки не последовало.
К ночи было выставлено охранение от 2-го Дроздовскаго полка.
Минувший день показал, что противник сосредоточивает против нас значительные силы, по всей вероятности, оттянув часть таковых из Перекопскаго района.
Отсутствие тыла, достаточнаго транспорта, необезпеченность продовольствием и боевыми припасами, а также наличие раненых, — указывали на необходимость, без промедления, двигаться на соединение со своими, т. е. к Перекопу, пробивая себе путь через красное окружение.
На 4-е Апреля я приказал Дивизии выступить в 3 часа утраг в направлении на дер. Преображенку. В голове колонны 2-й Дроздовский полк, снятый с охранения, затем Штаб Дивизии, раненые, артиллерия и в арьергарде 1-й полк.
Было еще темно, когда колонна двинулась в сев.-восточном направлении. При подходе головы колоны к Скотному Двору что в верстах 6-ти от дер. Адамань, красные, занимавшие этот Двор, открыли огонь После некоторой перестрелки наши передовые части атаковали красных при громовом «ура» всей колонны. Выбив красных мы продолжали безостановочное движение вперед.
Часов в 6 утра появилась красная конница на нашем пути, в сев.-вост. направлении, а позднее, была замечена конница с запада и юго-запада, т. е. с фланга и тыла. Вскоре затем, красные открыли по нас сильный огонь, пулеметный и артиллерийский, последний, не менее как из 30 орудий. Колонна продолжала движение. Пулеметы и артиллерия по взводно — двигались перекатами, останавливаясь по пути временно на позиции, для отражения противника.
Количество раненых росло. Тяжело раненых несли на руках. Подомною было ранено две лошади. Я пересел на «Форд» но вскоре автомобиль был подбит, шоффер ранен, я же остался невредим.
Перекоп был уже виден, но боя там заметно не было. Продолжая движение пешком, для воодушевления Дроздовцев, я поднялся на небольшой курган, вместе со своим ординарцем Корнетом Уманцевым, державшем в руке дивизионный флаг на пике. Огонь противника продолжался с тою же интенсивностью.
Части Крымскаго Корпуса, занимавшия Перекоп, в силу неизвестных обстоятельств, оставались пассивными. Только когда наши передовыя части приблизи-лись к Перекопу, оттуда появились разъезды дивизиона 9-й Кавалерийской Дивизии. Оказалось, что войска на Перекопе ничего не знали о нашей десантной операции и недоумевали, что за артиллерийская канонада, в течение четырех дней, в тылу у противника.
Днем, Дроздовская Дивизия полностью пробилась, из окружения, на Перекоп, где с восторгом была встречена нашими войсками.
Потери наши — 575 убитых и раненых. В числе раненых находился Командир 2-го Дроздовскаго стр. полка Полковн. Харжевский.
Описанная вкратце десантная операция, поистине, была чрезвычайно трудная и рискованная. Высадка на занятой противником территории, прорыв его расположения, с нанесением ему значительных потерь и соединение со своими войсками. Неизменно двигаясь вперед, при наличии сильнаго противника, не разворачивая боевого порядка полностью, не смотря на — утомление, голод, сильный обстрел и потери, — мы успешно выполнили поставленную нам задачу. Начавшееся решительное наступление красных на Перекоп было парализовано.
Хорловская десантная операция может служить ярким примером высокаго духа, храбрости, выносливости и жертвенности в борьбе за нашу Родину — Великую РОССИЮ.
http://militera.lib.ru/memo/russian/vit … index.html
Витковский. В борьбе за Россию.


Sapienti sat

 

#23 16.09.2011 10:44:40

сарычев
Контр-адмиралъ
k-admiral
Сообщений: 6213




Re: Добровольческие десанты в Чёрном и Азовском морях.

Хорлы

В Севастополе нас снова погрузили на пароходы. В поход. Цель похода хранилась в тайне. Мы всем говорили, что надоело есть крымскую рыбешку, хамсу, что отправляемся за продовольствием.

Пароходы тронулись. В открытом море я созвал командный состав моего полка и сказал, что мы идем в боевой десант; высадка назначена на узком перешейке в тылу красных, в Хорлах. Оттуда по тылам мы должны прорваться к Перекопу, на который наседают красные, и нашим прорывом разгромить их военный план. Хорлы были выбраны местом высадки потому, что, по донесению разведки, красных там не было.

Десантом командовал генерал Витковский. Харжевский — 2-м, я — 1-м полком. «Святой Георгий», транспорты, катера — вся наша флотилия плыла довольно беспечно. Апрельский день, четвертый день Пасхи. Как неприятно мы были удивлены, когда красные из Хорлов встретили нас жаркой пушечной стрельбой. Вот так разведка! После Хорлов у нас уже не было настоящей веры в ее донесения.

Светлый день, море блещет; нас громят пушечным и пулеметным огнем, как учебную мишень. Пехота, стиснутая на кораблях, поневоле бездействующая, чувствует себя под обстрелом до крайности кисло. Мы поболтались у берега, повернули налево кругом и постыдно дали ход в открытое море. Что же дальше? Не в Севастополь же возвращаться с позором.

Наша армада покачивалась на воде, корабли сгрудились, как бы совещаясь друг с другом. Совещались и командиры. Так мы покачивались до самой темноты, а ночью генерал Витковский, наш маленький генерал с упорными прозрачными глазами, приказал нам снова двинуться в Хорлы. Высадку он поручил начать мне.

Первый батальон полковника Петерса в шестьсот бойцов, пулеметная команда и штаб полка перегрузились по шатучим мосткам на морской катер «Скиф». В потемках, с погашенными огнями и заглушенной машиной «Скиф» тронулся к берегу. Мы стояли на катере вплотную, прижавшись локтями, штык к штыку. Я курил в рукав последнюю папиросу перед боем.

Шумит у берега темная вода. Ночной ветер, просторный, проносится порывами. Бесшумно идет «Скиф», ощетинившись штыками, точно окруженный мелью. Фальцфейн для экспортной цели прорыл там канал с версту длиной, прямой как стрела. Канал смутно светится перед нами. Последняя папироса погасла; последний стук оружия смолк. Все затаили дыхание. Мы без звука вошли в канал как громадное темное привидение.

Три часа ночи. В предрассветном дыму видны на берегу тени построек. Все пусто и немо. Может быть, красные ночью ушли? Я приказал дать полный ход. Застучала машина, шумит вода, точно все очнулось. «Скиф» идет на всех парах. На полном ходу он ударился носом о сваи, накренясь, привалился бортом к пристани. От толчка все попадали друг на друга. С берега вдруг такнул, застрочил пулемет, другой. Заскрежетали. Над палубой со звоном пронеслась очередь. Красные точно заманили нас молчанием; теперь расстреливают в упор.

На капитанском мостике пулеметной очередью мгновенно снесло капитана. Мы привалились к берегу под огнем, податься некуда — в западне. Стоны раненых, стук оружия, гул. На мостике рядом со мной стоит капитан Мищенко с ручным пулеметом Льюиса.

— Мищенко, видите? — кричу я.

В утреннем тумане хорошо видна лестница у берегового обрыва, на обрыве два темных пулемета, вокруг суетится команда.

— Так точно, вижу!

— Открывайте огонь.

Мищенко, вовсе не думая в ту минуту, что я командир полка, крепко звякнул меня по спине пулеметом. Я согнулся, опершись руками о поручни капитанского мостика: Мищенко, быстро установив на мне пулемет, открыл стрельбу с моего плеча. Я крепко держался под горячим, прыгающим «Льюисом», сотрясаясь от его жадной дрожи. Мищенко выпустил целый диск. Батальон с Петерсом во главе высыпал со «Скифа» на берег, бегом, в атаку, на обрыв.

Вдруг пулеметы смолкли. Наши стрелки забрались по лестнице на обрыв, а там один пулемет опрокинулся, другой зарылся в землю; кругом убитые. Капитан Мищенко одним диском срезал, оказывается, десяток красных пулеметчиков. Если бы не он, наши потери под их огнем были бы отчаянными.

К рассвету перешеек был занят 1-м батальоном. Выгрузилась вся десантная бригада. Красные отошли. После Новороссийска на оба полка у нас было всего четыре пушки, в запряжках мулы; ни коня, ни подводы, ни автомобиля, кроме расшатанного «фордика» генерала Витковского. Патроны и пулеметы с запасными частями бойцы несли на себе; все были перегружены до отказа.

С пылом кинулись мы в Хорлы искать лошадей. Но их нашлось немного, две-три подводы и никуда не годные верблюды, истощавшие, добродушные, с плешинами, в клочьях бурой шерсти.

Мы разместились в тихом безлюдном поселке с хорошими строениями немецкой хозяйственной руки. Наша радиостанция только принимала, и мы не могли послать в Севастополь весть о высадке. День прошел спокойно.

Под вечер у Витковского собрался военный совет. Генерал, несмотря на все трудности, настаивал на выполнении боевой задачи до конца: прорваться с перешейка по тылам противника к Перекопу. Военный совет решил: наутро наступление.

Ночью в охранении был 1-й полк. От 5-й и 6-й рот, выдвинутых далеко вперед, за полночь застучала стрельба. Красные поднялись внезапной атакой. Обе роты были смяты, начали быстро отходить.

Тревога ночного боя, крики, топот бегущих, смутный звон — все, как на ночном пожаре. 1-й полк по тревоге собрался у полкового штаба. Из темноты, наши роты в беспорядке отступают на нас, а за нами, за косой песка, темное море. Корабли ушли далеко от берега. Если нас сметут, сбросят с песчаной косы, всех перебьют в воде. Тогда каждый хорошо понял старые слова: победа или смерть.

Я приказал играть полковой марш. Над перекатами залпов, в тревожной смуте ночного боя торжественно запел егерский марш. Полк стал разворачиваться для атаки. Мы двинулись вперед с оркестром. Красные услышали музыку, их огонь стал смолкать. Они были изумлены: думали, по-видимому, что все перед собой на перешейке смяли, а на них, точно из самого моря, идут во весь рост цепи атакующих с торжественным маршем, как на ночном смотру. Красные не выдержали атаки, откатились назад.

С оркестром мы подошли к месту боя, где были смяты 5-я и 6-я роты. Отступающих здесь приняла на себя 7-я рота доблестного капитана Конькова. Перешеек здесь очень узкий, у берега мели, 5-я и 6-я отступали в потемках прямо в воде по горло.

Я стоял на косе с капитаном Коньковым и поручиком Сараевым, когда слева, с моря, донесся невнятный крик:

— Помогите, тону!..

Поручик Сараев во всей амуниции мгновенно кинулся в темную воду и поплыл. Сильно и радостно дыша, он вскоре вышел на берег с солдатом на руках. С обоих шумно бежала вода. Молодой, из красноармейцев, солдат 6-й роты был ранен в ноги. Он пробирался с другими к берегу, но попал в глубокое место, ослабел и захлебывался, когда к нему подплыл поручик. Теперь он, как ребенок, обнял офицера рукой за шею и благодарно плакал.

Я помню светящиеся глаза Сараева, я хорошо помню офицера с солдатом на руках, выходящего ночью из моря. И теперь мне это кажется видением или знамением той России, которой неминуемо еще быть.

Наш отдых перед наступлением пропал. Часов в восемь утра мы уже тронулись на деревню Адамань, пробиваться на Перекоп. Нас еще нес порыв ночного боя, стремительность победного удара. Красные отступали. Мы накатили на Адамань. В бою под Адаманью конными разведчиками 1-й Дроздовской батареи совместно с генералом Витковским, выехавшим в атаку на автомобиле с пулеметом Льюиса, была взята красная батарея.

Пушки нам были дороже хлеба. В Новороссийске орудий не грузили, все было брошено, уж не знаю, в отчаянии или в чаянии захватить орудия в новых боях.

1-й и 2-й полки в Адамани передохнули. Здесь мне достался конь, покойный и удобный, как вместительное кресло, и я вспомнил порывистую Гальку — белые чулочки, с которой навсегда простился в Новороссийске. В полуверсте впереди Адамани, на хуторе, встали сторожевое охранение, офицерская и пулеметная роты, команда пеших разведчиков. Владимир Константинович Витковский и я наблюдали с хутора за отходом пехоты красных.

За полем вдруг поднялись, заблистали столбы пыли. У нас пошел тревожный гул: «Кавалерия, кавалерия». На хутор летели красные лавы. Я приказал не стрелять. Подпустить до отказа. Мчатся столбы пыли, сверкание, топот большого движения. Не стрелять.

Выстрел. Кто-то не выдержал. Колонна содрогнулась, как бы запрыгала от залпов. Заскрежетали, точно ликуя, все наши пулеметы. Страшный огонь. Столбы пыли отмахнуло, погнало назад. Конная атака отбита.

В Адамани нас и застала ночь. Генералом Витковским нам дан был краткий отдых до двух часов. В три часа мы должны были выступить в ночной марш. Три часа. Едва светает. 1-й полк уже вытянулся на серой дороге к Перекопу. В голове после Адамани должен идти 2-й полк.

Но 2-го полка мы на дороге не нашли. Он опоздал минут на сорок. Эти сорок минут ускорили весь ход боя. Полки сошлись и один за другим двинулись вперед в четыре часа утра. И едва двинулись, минут через двадцать передовые 2-го полка столкнулись с передовыми красными.

Залпы, «ура». Вся колонна сбилась с марша. Мы бросились вперед бегом ко 2-му полку. Помню белую полосу прохладной зари в темном небе, и как от росы дымилась в канавах жесткая трава, помню топот бегущих, порывы дыхания.

На дороге, как раз посредине, кем-то брошена громоздкая бричка. Стрелки ее обегают, прыгают через нее. Я подскакал:

— Чего стоишь, прочь с дороги!

На бричке никого, а из-под нее торчит пара зашпоренных сапог. Я нагнулся с седла и тупьем стал обрабатывать владельца кавалерийских шпор. Стрелки, бегущие в атаку, сбросили экипаж в канаву. К нашему удивлению, такой нечаянный приют под колесами избрал себе один порядком струхнувший штабной офицер. Я попросил извинения, что обработал его тупьем пониже поясницы, и поскакал к колонне. И почему только память выносит из огня такие смешные пустяки?

Раннее белое солнце, дым росы над мокрой травой, быстрое звяканье амуниции. Апрельское утро прохладной свежестью разлито в воздухе. Вдоль колонны носится Витковский на расшатанном «форде», обрызганном росой, в звездах мокрой глины. Генерал в ослепительной фуражке. По колонне прокатывается радостное «ура». 2-й полк ломит перед собой противника. А на мою колонну противник наседает с тыла. Бой гремит в голове и в тылу. Красные двинулись в атаку и слева. Упорно таранят с трех сторон, начинают гнуть нас контратаками.

Шесть утра. Содрогается от грохота воздух. Колонна теперь не стремится вперед скорым шагом, а идет медленно, как бы отяжелев. Лица потемнели, напряглись, струится по скулам пот. Как будто трудно стало дышать. Колонна идет у самого моря, над обрывом, по крутому каменистому берегу в лысых камнях, заросших лишаями и мхом. Гремят наши пушки: батарея красных, взятая в Адамани, служит нам верой и правдой.

Внизу справа — море. Видно, как идут к берегу белые дорожки пены. Под нами носятся чайки, распуганные пушечным громом. Кровь на лысых камнях. Раненый стрелок с осунувшимся лицом подкорчился на дороге, выкашливает кровь. Молодые лица в колонне озаряет раз за разом желтоватыми вихрями огня.

Нас атакуют с фронта, с тыла, слева. Кавалерия красных заскакала с тыла к морю. Окружены. Отступать некуда, и лучше смерть, чем плен, мучительный, с глумлениями, терзаниями, с такими истязаниями, каких не знала ни одна бойня на земле.

Колонна идет вперед. В глазах у всех блеск огня, смертельные молнии. Теперь над колонной невнятно трепещет смутный стон тех страшных мгновений боя, когда залпы, команды, взрывы, бормотание, вой раненых, топот шагов, сильное дыхание — все смешивается в один трепетный человеческий ропот. Нам круто до последней духоты.

Полковник Петерс с наганом в руке, без фуражки — блещет в пыли его медное лицо, — пеший повел в атаку 1-й батальон. Идут молча, без «ура», каменный топот шагов на известковой дороге. Петерс отбил атаку. Но слева и с тыла красные кидаются все ожесточеннее.

Колонна идет, идет под залпами. Я верхом обгоняю стрелков. Лица темны, залиты потом, напряглись вилки жил на лбах, расстегнуты рубахи у ворота, идут не в ногу, без строя, теснясь друг к другу, тяжело звякая амуницией. Под страшным огнем несут раненых. Их уже несколько сот. Все смешалось в колонне в смутное человеческое стенание. Это предсмертный трепет. Еще удар — и колонна дрогнет.

Колонна дрогнет, колонна уже потеряла шаг, у нее сбито дыхание. Я поднялся на стременах и с отчаянием и бешенством, мне самому непонятным, кричу командиру офицерской роты:

— Почему ваша рота идет не в ногу?

Гром огня срывается, проносится над нами. — В ногу, в ногу! — кричу я. — Подсчитать ногу, колонна!

И под залпами, в губительном огне, со своими ранеными и убитыми, которых несут, нестройная толпа расстреливаемых людей, теряющих последнее дыхание, начинает невпопад, с тем же отчаянием, с тем же бешенством, с каким кричал я, подсчитывать ногу:

— Раз, два! Раз, два! Раз, два!

Все ровнее команды, все тверже удары ног, и вот уже смолкла команда, и вот уже вся колонна с силой отбивает ногу, точно само небо и земля, содрогаемые залпами, командуют им:

— Раз, два! Раз, два!

Колонна идет грозно, в священном покое бессмертия.

Проносится на «форде» Витковский. Красные на мгновение сосредоточили на нем огонь. Взрывы кругом. Снаряд угодил в машину. Владимир Константинович невредим, наш маленький, вылитый из стали генерал.

Колонна идет. В полку всего две подводы. Они полны ранеными. Кровь сочится сквозь щели телег. Темная борозда в пыли. Раненых ведут под руки. Одни обнимают шеи несущих, другие опираются на плечи соседей. Раненых несут на скрещенных винтовках, на шинелях, потемневших и мокрых от крови. Вот идет в смертельном огне она, русская молодость. Мы еще пробьемся к России.

В колонне идут за подводами наши полковые сестры милосердия, жены и сестры дроздовцев: Мария Васильевна, Александра Павловна Слюсарева, Вера Александровна Фридман. Лица молодых женщин бледны, точно окаменели. При каждом взрыве снаряда все они крестятся.

— В ногу! В ногу!

У всех тяжелое дыхание, снова сбиваются с шага. Я спешился. Пулеметы красных бьют по голове колонны, по штабу, где иду я. Вдруг чувствую тупой удар по лицу, хватаю рукой — поцарапан. Пулеметы бьют верст с четырех, на пределе, когда пули теряют силу.

— Во, ядрена-зелена, Самого и пуля не берет...

Стрелки, потемневшие от пота и грязи, смотрят с дороги.

Именно тогда услышал я впервые, как солдаты называют меня «Сам».

Далеко перед нами в пыли уже виден Приморский сад и Перекопский вал. «Неужели пробились? — и не верю, стискиваю зубы, — Господи, помоги нам пробиться». В солдатском батальоне нет больше патронов. Мы перестраиваемся под огнем. Впереди пошла офицерская рота 2-го полка, в арьергарде офицерская рота 1-го.

Приморский сад виден всем. Точно сильным ветром дунуло по колонне. Идут быстрее, теснее, с торопливым дыханием. Пушечные залпы редеют. Так же редеет гром к концу грозы. В пыли, там и сям, рванулось горячее «ура». Приморский сад маячит в пыльном мареве. Господи, пробились!

Мы прошли более шестидесяти верст с боем по тылам противника, отвлекли его силы от Перекопа, куда он наседал, и вот пробились. Красные отхлынули. 1-й полк стал строем у дороги, пропуская 2-й, твердую грудь всех наших атак под Преображенкой.

Артиллерийский огонь красных еще гудит. Я приказал полку сойти в огромные рвы, окружающие Приморский сад. Верхом вдоль рвов поскакал осматривать полк. В жесткой траве сидят во рву командир 2-й роты поручик Гуревич и его старший офицер поручик Чутчев; оба сосредоточенно выгребают оловянными ложками из консервных банок сладкий перец.

— Ну как, устали?

— Страшно, — улыбнулся смуглый Гуревич. — Разрешите предложить вам консервов.

— Спасибо, занят.

Поскакал дальше. За мной грохнул удар, точно сдвинулся воздух. Я вернулся. Поручик Гуревич, совершенно бледный, изо рта сочится темная кровь, лежит на спине. Я и Чутчев стали его поднимать.

— Куда? — прошептал я.

— В живот. Смертельно...

Я помню, как Чутчев в пыльной траве собирал часы, наган, измятую фуражку боевого товарища, пропитанную потом, и его оловянную столовую ложку. Поручик Чутчев, горячий, самолюбивый и порывистый человек, статный удалец, с головой древнего бога, был убит позже, под немецкой колонией Гейдельберг: ядром ему снесло голову.

Гуревича унесли. На вал перед нами высыпали конные разъезды кавалерийских частей Слащева. Мы стали их крыть свирепой бранью. Люди, в грязи и в пыли, в повязках, пропитанных кровью, едва вышедшие из тесноты многочасового боя, бледные от негодования, встретили слащевских кавалеристов чуть не в штыки. Все были оскорблены, что слащевские части вовремя не подошли к нам на помощь.

— Но мы ни при чем, ей-богу, ни при чем, — отвечали всадники, в большинстве мальчишки, бледные, виноватые и тоже обиженные, что их не послали к нам в огонь. — Ей-богу, господа, мы не получали приказания...

Вскоре мы помирились и подружились. Полк двинулся на Армянск, за Перекопский вал.

Кругом сухо блещет от солнца голая степь, налево серые развалины старого Перекопа. Колонна идет по степи уже без боевого строя. Только голова отряда в строю, а другие, теснясь, несут убитых и раненых. На валу нас встретили бригада генерала Морозова и части 13-й дивизии. Все стояли перед нами, отдавая честь доблестной израненной колонне.

А через два дня в Армянск приехал генерал Врангель. Был тихий летний день. Под звуки оркестра, где были переранены многие музыканты, главнокомандующий пропустил бригаду церемониальным маршем. Полки построились в поле. Генерал Врангель пригласил весь командный состав бригады выйти вперед. К Врангелю подошли Витковский, Харжевский и я.

— Ваше превосходительство, — позвал кого-то Врангель.

Я оглянулся, шагнув в сторону, думая, что Врангель зовет генерала Витковского.

— Нет, нет, я вас, полковник Туркул, — улыбнулся Врангель. — Поздравляю вас с производством за Хорлы в генералы.

Я помню его узкое лицо, полное бодрого света, его смеющиеся серовато-зеленые глаза. Я помню, как его рыцарское лицо освещалось улыбкой.

Часа через два, после простого завтрака с главнокомандующим у генерала Витковского, когда я вернулся в штаб полка, мой оперативный адъютант капитан Елецкий, с которым у меня и по службе были простые отношения, с необыкновенно торжественным видом подал мне папку с делами.

— Подписать бумаги, ваше превосходительство.

— Что же, давайте, но почему же такая торжественность?

Я открыл папку, а там лежат новенькие генеральские погоны, которые уже успела «построить» офицерская рота. Елецкий разыграл меня с первой казенной бумагой.

Через несколько дней после смотра у Армянска 1-й полк послали в резерв, на честно заслуженный отдых.

Хорлы. С этим именем связан для меня навсегда гул атак, блеск смертельных молний, видение героической русской молодежи, неудержимо идущей вперед. Мы все еще пробьемся к России.
Туркул. Дроздовцы в огне.
http://militera.lib.ru/memo/russian/turkul_av/02.html


Sapienti sat

 

#24 16.09.2011 11:51:25

сарычев
Контр-адмиралъ
k-admiral
Сообщений: 6213




Re: Добровольческие десанты в Чёрном и Азовском морях.

Есть еще http://militera.lib.ru/memo/russian/pav … index.html - про Алексеевский десант.


Sapienti sat

 

#25 18.09.2011 13:16:18

Петрович
Капитанъ II ранга
k2r
Откуда: Киев
Сообщений: 6774




Re: Добровольческие десанты в Чёрном и Азовском морях.

сарычев написал:

Оригинальное сообщение #422775
под настроение читается завлекательно

Да уж завлекательно, не могу не согласиться, а главное там вносится ясность в некоторые темные моменты, тот же "контрольный" выстрел британского офицера. А вообще-становится ясно, что это англичане спланировали устранение Распутина, которое удалось им хоть и не с первой попытки. В общем-кому выгодно было - понятно..
За мемуары Туркула отдельное спасибо. Ищу такие же подробности по десантам в Азовском море, особенно на Кубани.
С уважением

 

Board footer