Сейчас на борту: 
alexk-73,
CAM,
John Smith,
seaberserk,
sedser2007,
serezha,
UBL,
Алекс,
Боярин,
РыбаКит,
Сергей_1,
Сумрак
   [Подробнее...]

#1 25.10.2008 19:47:01

Scif
Гость




Список документов к прочтению перед выдвижением нездоровых теорий

Документ будет пополняться.
исходный список живет тут
1. ПРИКАЗ О БОЕВОМ ПРИМЕНЕНИИ ТАНКОВЫХ И МЕХАНИЗИРОВАННЫХ ЧАСТЕЙ И СОЕДИНЕНИЙ № 325
http://www.soldat.ru/doc/nko/1942.html
http://www.snowball.ru/forums/?board=ho … ;id=404282
ПРИКАЗ О БОЕВОМ ПРИМЕНЕНИИ ТАНКОВЫХ И МЕХАНИЗИРОВАННЫХ ЧАСТЕЙ И СОЕДИНЕНИЙ

№ 325
16 октября 1942 г.
Практика войны с немецкими фашистами показала, что в деле применения танковых частей мы до сих пор имеем крупные недостатки. Главные недостатки сводятся к следующему:
1. Наши танки при атаке обороны противника отрываются от пехоты и, оторвавшись, теряют с ней взаимодейстие. Пехота, будучи отсечена от танков огнем противника, не поддерживает наши танки своим огнем артиллерии. Танки, оторвавшись от пехоты, дерутся в единоборстве с артиллерией, танками и пехотой противника, неся при этом большие потери.
2. Танки бросаются на оборону противника без должной артиллерийской поддержки. Артиллерия до начала танковой атаки не подавляет противотанковые средства на переднем крае обороны противника, орудия танковой поддержки применяются не всегда. При подходе к переднему краю противника танки встречаются огнем противотанковой артиллерии противника и несут большие потери. Танковые и артиллерийские командиры не увязывают свои действия на местности по местным предметам и по рубежам, не устанавливают сигналов вызова и прекращения огня артиллерии. Артиллерийские начальники, поддерживающие танковую атаку, управляют огнем артиллерии с удаленных наблюдательных пунктов и не используют радийные танки в качестве подвижных передовых артиллерийских наблюдательных пунктов.
3. Танки вводятся в бой поспешно без разведки местности, прилегающей к переднему краю обороны противника, без изучения местности в глубине расположения противника, без тщательного изучения танкистами системы огня противника. Танковые командиры, не имея времени на организацию танковой атаки, не доводят задачу до танковых экипажей, в результате незнания противника и местности танки атакуют неуверенно и на малых скоростях. Стрельба с хода не ведется, ограничиваясь стрельбой с места, да и то только из орудий. Как правило, танки на поле боя не маневрируют, не используют местность для скрытого подхода и внезапного удара во фланг и тыл и чаще всего атакуют противника в лоб.
Общевойсковые командиры не отводят необходимого времени для технической подготовки танков к бою, не подготавливают местность в инженерном отношении на направлении действия танков. Минные поля разведываются плохо и не очищаются. В противотанковых препятствиях не проделываются проходы и не оказывается должной помощи в преодолении трудно проходимых участков местности. Саперы для сопровождения танков выделяются не всегда.
Это приводит к тому, что танки подрываются на минах, застревают в болотах, на протвотанковых препятствиях и в бою не участвуют.
4. Танки не выполняют своей основной задачи уничтожения пехоты противника, а отвлекаются на борьбу с танками и артиллерией противника. Установившаяся практика противопоставлять танковым атакам противника наши танки и ввязываться в танковые бои является неправильной и вредной.
5. Боевые действия танков не обеспечиваются достаточным авиационным прикрытием, авиаразведкой и авианаведением. Авиация, как правило, не сопровождает танковые соединения в глубине обороны противника и боевые действия авиации не увязываются с танковыми атаками.
6. Управление танками на поле боя организуется плохо. Радио как средство управления используется недостаточно. Командиры танковых частей и соединений, находясь на командных пунктах, отрываются от боевых порядков и не наблюдают действие танков в бою и на ход боя танков не влияют. Командиры рот и батальонов, двигаясь впереди боевых порядков, не имеют возможности следить за танками и управлять боем своих подразделений и превращаются в рядовых командиров танков, а части, не имея управления, теряют ориентировку и блуждают по полю боя, неся напрасные потери.
Приказываю в боевом использовании танковых и механизированных частей и соединений руководствоваться следующими указаниями.

Боевое применение танковых полков, бригад и корпусов


1. Отдельные танковые полки и бригады предназначаются для усиления пехоты на главном направлении и действуют в тесном взаимодействии с ней как танки непосредственной поддержки пехоты.
2. Танки, действуя совместно с пехотой, имеют своей основной задачей уничтожение пехоты противника и не должны отрываться от своей пехоты более чем на 200—400 м.
В бою танковый командир организует наблюдение за боевыми порядками своей пехоты. Если пехота залегла и не продвигается за танками, командир танковой части выделяет часть танков для уничтожения огневых точек, препятствующих продвижению нашей пехоты вперед.
3. Пехота для обеспечения действия танков должна подавлять всей мощью своего огня, а также огнем орудий сопровождения противотанковые средства противника, разведывать и очищать минные поля, помогать танкам преодолевать противотанковые препятствия и заболоченные участки местности, бороться с немецкими истребителями танков, решительно следовать за танками в атаку, быстро закреплять рубежи, захваченные ими, прикрывать подвоз танкам боеприпасов и горючего и содействовать эвакуации аварийных танков с поля боя.
4. Артиллерия до выхода танков в атаку должна уничтожить противотанковые средства обороны противника. В период атаки переднего края и боя в глубине обороны противника подавлять по сигналам танковых командиров огневые средства, мешающие продвижению танков, для чего артиллерийские командиры обязаны руководить огнем артиллерии с передовых подвижных наблюдательных пунктов из радийных танков. Артиллерийские и танковые командиры совместно устанавливают сигналы вызова и прекращения огня артиллерии.
5. При появлении на поле боя танков противника основную борьбу с ними ведет артиллерия. Танки ведут бой с танками противника только в случае явного превосходства в силах и выгодного положения.
6. Наша авиация своими действиями расстреливает противотанковую оборону противника, воспрещает подход к полю боя его танков, прикрывает боевые порядки танковых частей от воздействия авиации противника, обеспечивает боевые действия танковых частей постоянной и непрерывной авиаразведкой.
7. Танковым экипажам атаку проводить на максимальных скоростях, подавлять интенсивным огнем с хода орудийные, минометные, пулеметные расчеты и пехоту врага и умело маневрировать на поле боя, используя складки местности для выхода во фланг и тыл огневых средств и пехоты противника. Лобовые атаки танками не проводить.
8. Отдельные танковые полки и танковые бригады являются средством командующего армии и его распоряжением придаются стрелковым дивизиям как средство их усиления.
9. Отдельные полки танков прорыва, вооруженные тяжелыми танками, придаются войскам как средство усиления для прорыва обороны противника в тесном взаимодействии с пехотой и артиллерией. По выполнении задачи прорыва укрепленной полосы тяжелые танки сосредоточиваются в сборных районах в готовности к отражению контратак противника.
10. В оборонительном бою танковые полки и бригады самостоятельных участков для обороны не получают, а используются как средство нанесения контрударов по частям противника, прорвавшимся в глубину обороны. В отдельных случаях танки могут быть зарыты в землю в качестве неподвижных артиллерийских точек, засад или для использования вместо кочующих орудий.
11. Танковый корпус подчиняется командующему фронтом или армией и применяется на главном направлении в качестве эшелона развития успеха для разгрома и уничтожения пехоты противника.
В наступательной операции танковый корпус выполняет задачу по нанесению массированного удара с целью разобщения и окружения главной группировки войск противника и разгрома ее совместными действиями с авиацией и наземными войсками фронта.
Корпус не должен ввязываться в танковые бои с танками противника, если нет явного превосходства над противником. В случае встречи с большими танковыми частями противника, корпус выделяет против танков противника противотанковую артиллерию и часть танков, пехота в свою очередь выдвигает свою противотанковую артиллерию, и корпус, заслонившись всеми этими средствами, обходит своими главными силами танки противника и бьет по пехоте противника с целью оторвать ее от танков противника и парализовать действия танков противника. Главная задача танкового корпуса — уничтожение пехоты противника.
12. В оборонительной операции фронта или армии танковые корпуса самостоятельных оборонительных участков не получают и используются как мощное средство контрудара из глубины и располагаются на стыках армий, вне воздействия артиллерийского огня противника (20—25 км).
13. Местность имеет решающее значение для выбора направления действий танкового корпуса. Полное использование ударной силы корпуса и его подвижности возможно на танкодоступной местности, поэтому разведка местности предстоящих действий корпуса должна быть организована всеми инстанциями от командования фронта, армии и ниже.
14. Во всех видах боя танкового корпуса решающим элементом является внезапность. Внезапность достигается маскировкой, скрытностью расположения и передвижения, использованием для маршей ночного времени и прикрытием сосредоточения с воздуха.

Боевое применение механизированных бригад и механизированных корпусов


1. Отдельная механизированная бригада является тактическим соединением и используется армейским командованием как подвижной резерв.
2. Механизированная бригада в наступлении дерзкими стремительными действиями накоротке выполняет задачи по захвату и удержанию важных объектов до подхода основных сил, действующих на данном направлении. В частной наступательной армейской операции механизированная бригада выполняет задачи развития успеха. Механизированная бригада может также выполнять задачи надежного обеспечения фланга наступающих частей.
3. В преследовании отходящего противника механизированная бригада захватывает в его тылу переправы, дефиле, важнейшие узлы дорог и решительными действиями содействует окружению и разгрому противника.
4. В оборонительной армейской операции мехбригада используется как армейский подвижной резерв, для нанесения контрударов и ликвидации успеха прорвавшегося противника.
5. Механизированная бригада в подвижной обороне выполняет задачу активной обороны на широком фронте и обеспечивает перегруппировку частей армии.
6. В основу всех действий механизированной бригады должны быть положены — высокая маневренность, смелость, решительность и настойчивость в достижении поставленной задачи. Используя свою высокую подвижность, мехбригада должна искать слабые места противника и наносить ему короткие удары.
7. Механизированные корпуса являются средством командования фронта или армии и используются на главном направлении как эшелон развития успеха наших войск и преследования противника. Дробление мехкорпуса побригадно и переподчинение мехбригад командирам стрелковых соединений не производится.
8. При развитии успеха наступательной операции мехкорпус, как более насыщенный мотопехотой, танками и средствами усиления, вырвавшись вперед, может решать наступательные задачи самостоятельно против неуспевшего еще закрепиться противника.
9. Использование мехкорпуса как эшелона развития прорыва может быть только после преодоления общевойсковыми соединениями главной оборонительной полосы и выхода атакующей пехоты в районы артиллерийских позиций противника. В особых случаях мехкорпус, когда оборона противника оборудована слабо, может решать самостоятельно задачи прорыва фронта и разгрома противника на всю глубину его обороны. В этих случаях механизированный корпус должен обязательно усиливаться гаубичной артиллерией, авиацией и по возможности танками прорыва.
10. Подготовка мехкорпуса к вводу в прорыв заключается в:
а) проведении разведки местности, расположения противника и своих выжидательных и исходных районов;
б) согласовании действий мехкорпуса с действиями общевойсковых соединений, на участках которых мехкорпус входит в прорыв;
в) подготовке путей для движения боевых частей и тылов;
г) организации управления и связи;
д) подготовке материальной части и организации тыла;
е) организации выполнения перехода мехкорпуса в исходный район и движения его через горловину прорыва в оборонительной полосе противника.
Для выполнения всех мероприятий по подготовке к вводу мехкорпуса в прорыв корпусу необходимо предоставлять двое-трое суток.
11. Механизированный корпус вводится в прорыв на фронте шесть-восемь километров в предбоевых порядках по двум-четырем маршрутам.
12. Порядок построения механизированных и танковых бригад (полков) для ввода в прорыв устанавливается, исходя из следующего:
а) впереди, вслед за наступающими пехотными частями, должны двигаться разведчасти корпуса;
б) за разведкой двигаются отряды обеспечения движения, имеющие задачу подготовки путей в полосе движения корпуса;
в) затем двигаются охранение и за ним главные силы корпуса.
Колонны главных сил в зависимости от обстановки могут иметь впереди танковые полки механизированных бригад или мотострелковые батальоны. Танковые резервы командира корпуса двигаются за колоннами мехбригад с задачей развития успеха первых эшелонов;
г) движение частей совершается в построениях, обеспечивающих наименьшие потери от авиации, артогня противника и удобства развертывания;
д) вся артиллерия корпуса в колоннах главных сил движется за танковыми полками мехбригад;
е) боевые тылы танковых и механизированных бригад с назначенным для них прикрытием двигаются за своими частями.
13. Команду (сигнал) о вводе механизированных корпусов дает командующий фронтом или армией.
После непрерывных боевых действий в течение 5—6 суток корпусу необходимо обеспечить 2—3 дня для восстановления матчасти и пополнения запасов.
14. Боевые действия мехкорпусов необходимо надежно прикрывать с воздуха и усиливать артиллерийскими средствами ПВО и авиацией. При налетах авиации противника механизированным бригадам продолжать выполнение поставленной задачи, отражая нападение авиации всеми имеющимися огневыми средствами.
15. Мотопехота использует автотранспорт для быстрого подхода и развертывания в спешенный боевой порядок. Автотранспортные машины в моторизованных бригадах служат средством передвижения и не являются боевыми машинами, поэтому мотопехота оставляет автомашины перед зоной артиллерийского огня и двигается к полю боя равно как ведет бой в пешем порядке. Автотранспорт отводится в удобные укрытия, где располагается рассредоточение в постоянной готовности быстрой подачи для дальнейшего броска мотопехоты.
16. В основу боевых действий мехкорпусов должно быть заложено стремительное маневрирование во фланг и тыл группировок противника, быстрое развертывание для боя, решительные и смелые атаки.
Настоящий приказ довести в танковых и механизированных войсках до командира взвода, в стрелковых и артиллерийских частях — до командира роты и батареи и принять его к немедленному и точному исполнению.
Народный комиссар обороны СССР И. СТАЛИН
2. таблицы бронепробиваемости
3. Новиков Н.В. Накануне и в дни испытаний (чтобы знали что такое эвакуация)
4. Поставки по ленд-лизу, соотношение в них "разного".
http://tsushima4.borda.ru/?1-10-0-00000 … 1173196742
Приложение. Роль ленд-лиза в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Дипломатия и ленд-лиз. Б. Соколов -смотреть осторожно, бо сама статья с натяжками , зато список литературы ..
http://vif2ne.ru/nvk/forum/archive/219/219456
http://vif2ne.ru/nvk/forum/archive/219/219455.htm
http://tsvsklad.nm.ru/lendlease/tsv_about_lendlease.doc
http://tsvsklad.nm.ru/lendlease/tsv_about_lendlease.xls
http://www.delpressa.ru/leasing/2005_2_8.html
http://arcticwar.pomorsu.ru/sea/ll/lendl001.htm
http://cp1251.deol.ru/manclub/war/lendpr.htm
http://www.geocities.com/mark_willey/lend.html
встречаются интересные отсылки

цитата:
Вам известно, например, что выпуск скажем Т-34-85 был бы невозможен в принципе без поставки по ленд-лизу 3 станков (ибо в СССР после эвакуации был всего 1 станок для обработки погона башен диаметром более 1500 мм - он обслуживал программу выпуска КВ/ИС).



5. ОЦЕНКА ТАНКОВ Т-34 И KB РАБОТНИКАМИ АБЕРДИНСКОГО ИСПЫТАТЕЛЬНОГО ПОЛИГОНА США
http://www.bigler.ru/forum/read.php?f=2 … amp;page=1
http://talks.guns.ru/forummessage/36/214.html
6. Система танкового вооружения Народного комиссариата обороны 1938 г.
7. Осколочное действие у немецких (для 70-ти кал. пушек) снарядов хуже чем у наших 76 мм (убойных осколков меньше), тем более, чем у О снаряда 85 мм (примерно в два раза убойных осколков меньше). Фугасное же действие у 70-ти кал. пушки в-принципе априори будет хуже, чем, к примеру, у тех же 43/48-ми кал. пушек. Снаряды расчитаны на гораздо высокую скорость и стенки конструктивно толще и ВВ поменьше. И один хрен иногда разрушались при ударе. Какое уж тут Ф. действие. (...)
По осколочному действию он даже нашему 76,2- мм ОФ-350 уступает. Менее 100 убойных осколков 2-й степени."
(с) Bigman и Свирин
http://gspo.ru/lofiversion/index.php/t9-1650.html
http://www.forum.sudden-strike.ru/showt … mp;page=12
8. М.Свирин: статья "Д-25: Альтернатив не было!" в версии ГСПО и последовавшая дискуссия
http://gspo.ru/index.php?showtopic=531& … entry28514
9. отчёт НИИ-48 По данным НИИ-48, датированным 1942 г., попадания в «Т-34» распределялись по калибрам следующим образом - там же данные о распределении попаданий по соотношению лоб-борт-башня
10. данные по ТА Катукова в Берлинской операции -
"Берлинская операция с 16 апреля по 2 мая- из 433 танков Т-34 потеряно безвозвратно- 185, из 64 ИС-2- 12, из 20 ИСУ-122- 3, из 17 СУ-85- 5, из 41 СУ-100- 8, из 58 Су-76- 16, из 76 СУ-57- 3. Всего безвозвратно потеряно- 232 танка и САУ.
Из них осмотрено 75, количество попаданий в них- 113. Подбитых танков за этот период- 199, из них осмотрено- 103, количество попаданий- 199. Примечательно, что были осмотрены в основном танки ремонтопригодные (осмотрено более 50 %), а не безвозвратно потерянные (осмотрено порядка 30 %).
Далее есть некоторая раскладка по безвозвратным потерям. Из 65 осмотренных танков Т-34 артогнем уничтожено- 58, авиацией- 2, фаустпатронами- 5. Танков ИС-2 осмотрено 7, все уничтожены артогнем, ИСУ-122- 3, из них- две артилерией и 1 фаустпатроном. Кстати в процентном отношении танков ИС осмотрено больше чем Т-34- 7 из 12, а там 75 из 185.
113 попаданий распределились так- 60 (53 %) в борт корпуса, 16 (14,6 %) в лоб корпуса, 6 в корму (5,3 %), 27 (23,9 %) в башню и 4 (3,54 %) в ходовую часть. "
11. Накануне войны. Материалы совещания высшего руководящего состава РККА 23-31 декабря 1940 г.
12. Свирин М. Н. Броня крепка. История советского танка. 1919–1937.
13.Jentz. Panzertruppen. The Complete Guide to the Creation & Combat employment of Germany's Tank Force. 1933-42, который лежит здесь под номером 34 вместе с тучей разных вкусностей.
14. раздел "Энциклопедия" на rkka.ru - там выложили:
Постановление КО при СНК СССР №443сс от 19.12.1939 г. (принятие на вооружение техники, план заказов на 1940 г.)
План заказов НКО, НКВМФ и НКВД на 1940 год по бронетанковому вооружению

 

#2 06.12.2008 14:20:14

AlexeyRA
Гость




Re: Список документов к прочтению перед выдвижением нездоровых теорий

"Заместителю народного комиссара обороны СССР Маршалу Советского Союза т. Кулик.
26 октября 1940 г.

В соответствии с Вашими указаниями и заданиями, на АНИОПе в разное время проведены стрельбы по броне бронебойными и бетонобойными снарядами. Испытание проводилось из 45-мм противотанковой пушки 37 г., 76-мм танковой пушки Л-11, 76-мм дивизионной пушки обр. 02/30 гг., 76-мм зенитной пушки обр. 31 г., 107-мм пушки М-60, 152-мм гаубицы обр. 38 г. и 122-мм пушки обр. 31 г. как приведенными скоростями, так и с действительных дистанций, соответствующих этим скоростям. В том и другом случае результаты стрельб совпадают очень близко и дают основания сделать нижеследующую оценку бронепробиваемости наших орудий:
1. 45-мм танковая и противотанковая пушка обр.37 г. бронебойным снарядом весом р=1,435 кг при начальной скорости Vo=760 м/с пробивает броню современного качества по углом 30º от нормали:
30-мм броню (К=2400) с дистанции 1000 м и
40-мм броню (К=2600) только с дистанции 150 м.
2. 76-мм пушка обр.02/30 г. со стволом в 30 кал., 76-мм танковая пушка Л-11 и 76-мм танковая пушка Ф-32 бронебойным снарядом весом р=6,5 кг при начальной скорости Vo=612 м/с пробивает броню современного качества под углом 30º от нормали:
40-мм броню (К=2500) с дистанции 900 м и
50-мм броню (К=2500) только с дистанции 300 м.
3. 76-мм пушка обр. 02/30 г. со стволом 40 калибров, 76-мм пушка обр. 39 г. и 76-мм танковая пушка Ф-34 бронебойным снарядом весом р=6,5 кг при начальной скорости Vо=662 м/с пробивает броню современного качества под углом 30º от нормали:
50-мм броню (К=2500) с дистанции 800 м и
60-мм броню (К=2450) с дистанции 400 м.
4. 76-мм зенитная пушка обр.31 г. бронебойным снарядом весом р=6,5 кг при начальной скорости Vо=813 м/с может успешно бороться с 70-мм броней (К=2330) под углом 30º от нормали с дистанции 1000 м.
5. 107-мм пушка М-60 бронебойным снарядом весом 18,8 кг при начальной скорости 730 м/с пробивает 100-мм броню среднего качестве (К=2300) под углом 30º от нормали с дистанции 900 м.
6. 122-мм гаубица обр.38 г. осколочным снарядом весом р=21,76 кг при начальной скорости Vо=515 м/с пробивает с дистанции 1000 м под углом 30º от нормали 30-мм нецементированную броню (К=2360). В броне получается пролом, снаряд разбивается в осколки, которые через пролом проникают за броню.
[152-мм и выше пропущены]
Из вышеизложенного следует, что:
45-мм танковая и противотанковая пушка и 76-мм пушки обр. 02/30 г., Л-11, Ф-32 и Ф-34 не могут вести успешной борьбы со средними и тяжелыми танками с броней более 50 мм. Борьбу с такими танками могут вести 76-мм зенитная пушка 31 г., 107-мм пушка М-60, 152-мм гаубица обр.38 г., 122-мм пушка обр.31 г. и 152-мм пушка-гаубица обр.37 г.

Начальник управления вооружения наземной артиллерии ГАУ
Военинженер 1 ранга Липин."

 

#3 14.11.2009 11:32:53

Scif
Гость




Re: Список документов к прочтению перед выдвижением нездоровых теорий

1

http://gspo.ru/index.php?showtopic=531& … entry28514

А вот одна из версий статьи про Д-25

Д-25: Альтернатив не было!

В последнее время ведется активный спор так называемых теоретиков-любителей, считающих себя профессионалами и обожающих оценивать правильность тех или иных решений, принятых нашими предками. Очень часто раздаются гневные заявления, что "если бы такой-то принял решение не такое, а вот эдакое, то все было бы просто прекрасно и даже еще лучше. Какой дурак тот человек, что принимал именно такое решение, ведь даже полному идиоту ясно, что куда лучше было бы..." И очень часто достается в данном вопросе решению установить на танк ИС 122-мм пушку Д-25, имевшую раздельное заряжание, а не 100-мм с унитарным.
В очередной раз выскажу свое мнение, что практически все решения в истории оправдывались какими то подчас неведомыми нам причинами и потому считаю любое из принятых в то время решений верными, а потому не подлежащими обсуждениям, особенно “доморощенных профессионалов”, что лежат на диване, ковыряя козявки в носу. Попробую развернуть эту мысль на примере упомянутой Д-25.

Итак, 4 сентября 1943 г. вышло постановление ГОКО № 4043сс, которое предписывало принять тяжелые танки ИС на вооружение Красной Армии и к серийному производству. И уже тогда их вооружение из 85-мм пушки Д-5Т, еще весной считавшееся верхом совершенства, резко стало недостаточно мощным. И были тому веские причины. Дело в том, что основное назначение тяжелых танков Советской армии состояло не только в уничтожении себе подобных, но в содействии прорыва особо укрепленных полос обороны противника. А в боевом комплекте 85-мм пушки в 1943 году были только выстрелы, большей частью заимствованные от зенитной артиллерии, то есть - с осколочной гранатой, осколочно-дистанционной (бризантной) гранатой, шрапнелью и бронебойно-трассирующим снарядом.
Бронебойно-трассирующий снаряд до лета 1943 г. позволял успешно бороться с немецкими танками, но летом 1943 г. на поле боя вышли "Тигр" и "Пантера", броню которых 85-мм пушка пробивала (обеспечивалось пробитие брони в 100 мм по нормали), но это было практически возможно только на дистанции 600-800 м и ближе. А на этих дистанциях броня танка ИС уже не обеспечивала ему защиты от бронебойных снарядов новых 75-мм и 88-мм немецких танковых и противотанковых пушек.
Отсутствие в боекомплекте выстрела с эффективной фугасной гранатой уменьшало его боевую ценность для прорыва подготовленных полос обороны противника, так как даже простой блиндаж в полтора-два наката противостоял 85-мм гранате.
Таким образом танк уже при рождении требовал нового более мощного вооружения.
Рассмотрим какие же танковые артсистемы большой мощности имелись в СССР в то время (в конце октября 1943 г.), чтобы их можно было адаптировать в башне нового тяжелого танка.
1. 106,7-мм пушка ЗИС-6 образца 1941 г. Производство ее было подготовлено в 1941 году на заводе 92. Пушка была довольно технологична, обладала освоенным промышленностью неплохим осколочно-фугасным снарядом. К числу недостатков ее можно отнести очень большие габариты казенной части, не позволявшие без переделки установить ее в башне танка ИС (и КВ), раздельное заряжание, замедлявшее скорострельность орудия, а главное, что боеприпасы для нее в 1943 г. уже не производились (велось только переснаряжение использованных гильз гранатами для орудий обр. 1940 г. и обр. 1910/30 гг.).
2. 121,9-мм (122-мм) гаубица У-11 образца 1941 г. Гаубица была разработана конструкторами Уралмашзавода (УЗТМ) В. Сидоренко и Н.Усенко в октябре-ноябре 1941 г. и прошла испытания в 1942-43 гг. как на полевом лафете, так и в башне танка КВ-9 и рубке СУ-122М. Однако к осени 1943 г. гаубица так и не была доведена. Постоянно вылезали какие-то конструктивные дефекты. Опять же раздельное заряжание гаубицы приводило также к малой скорострельности ее, а бороться при необходимости с вражескими танками можно было только кумулятивным (в терминах тех лет "бронепрожигающим") снарядом, еще отличавшимся в 1943 г. ненадежной работой. Кроме того, гаубица обладала очень малой дальностью прямого выстрела (менее 500 м), что затрудняло ведение из нее огня по подвижной точечной цели.
3. 121,9-мм (122-мм) гаубица Д-6 ОКБ завода № 9 образца 1943 г. Дальнейшее развитие гаубицы У-11, с использованием установочных мест 85-мм пушки Д-5. Д-6 могла быть без переделок установлена в башню ИС-85. Но как танковое орудие она имела те же недостатки, что и У-11, к тому же постоянно ломалась на испытаниях.
4. 152,4-мм танковая гаубица С-41 образца 1943 г. Гаубица была разработана ЦАКБ для вооружения танка КВ-1С, превращая его в подобие КВ-2. Однако и этой гаубице были присущи все недостатки, что и рассмотренным ранее. Кроме того, в виду большего усилия, требующегося для "закусывания" ведущих поясков в нарезах, увеличилась вероятность разрыва казенной части орудия из-за недосыла гильзы и нарушения зарядного соотношения. И дополнительным тормозом для принятия этого орудия было наличие у него дульного тормоза.

Вот и все танковые артсистемы большого калибра, что имелись хотя бы в опытном экземпляре и допущенные до испытаний на тот момент.

Ни одно из имевшихся полевых орудий без значительной переделки (часто сравнимой с проектированием частей орудия заново) установить в танк было невозможно.

Однако к тому моменту уже существовала опытная "122-мм пушка Д-2 (А-19 облегченная)", удовлетворительно прошедшая первый этап заводских испытаний. Пушка отличалась от А-19 тем, что имела лафет гаубицы М-30 и, следовательно, значительно сниженный боевой вес, а также малую длину и силу отката. Пушка была рекомендована для принятия на вооружение, но отклонена комиссией НКО потому, что имела дульный тормоз, дававший при мощном заряде "большой демаскирующий эффект, превышающий таковой у всех известных артсистем" (в том числе гаубицы Д-1).
Поэтому когда Ж.Котин обратился в ОКБ-9 с просьбой рассмотреть возможность установки в башню танка ИС 122-мм пушку, он, что называется "попал по адресу". Конечно, 122-мм пушка имела раздельное заряжание, как и 106,7-мм ЗИС-6 и все гаубицы, но при этом ее выстрел был хорошо освоен промышленностью, фугасное действие не вызывало сомнений, дальность прямого выстрела была сопоставима с таковой у "Тигра" (если не больше). Играл в пользу этого орудия также тот факт, что оно было рекомендовано для принятия на вооружение и удовлетворительно без поломок прошло почти все полигонные испытания вместе со 152-мм гаубицей Д-1.
Для установки Д-2 в башню танка ИС ее не пришлось переконструировать и эскизный проект был выполнен в срок всего 10 дней (как значится в записке Ф.Петрова). Несмотря на то, что военные продолжали резко протестовать против принятия на вооружение танкового орудия с дульным тормозом, Нарком танковой промышленности В.Малышев поддержал такое решение и, заручившись поддержкой Д.Устинова, доложил И.Сталину о преимуществах быстрого принятия на вооружение 122-мм танковой пушки. Вождь счел его доводы разумными, и НКВ получил "добро" об изготовлении опытного образца 122-мм танковой пушки Д-2-5 (А-19 танковая) к 11 ноября 1943 г.
Последовавшее вскоре заседание ГКО окончательно решало судьбу вооружения танка ИС. Голоса присутствовавших разделились. Одни отстаивали только что предложенную пленумом Техуправления НКВ 100-мм пушку с баллистикой морского орудия Б-34 и унитарными боеприпасами, другие — мощную 122-мм корпусную пушку, которая сможет "одним ударом" выводить из строя не только танки, но и ДОТы.
И решение Сталина, выступившего на заседании на стороне 122-мм пушки, многие называют сегодня глупым и недальновидным.
Нет, дорогие критики, это решение было на тот момент как раз очень дальновидным. Давайте поставим себя на место Сталина. Он хорошо знал, что значит разработать принципиально новое орудие, прекрасно представлял (и отнюдь не теоретически) каких сил и средств это стоит. Так решите и вы для себя что лучше: 100-мм пушка пусть даже с унитаром и теоретически чуть более мощная для борьбы с танками, но только через несколько месяцев, когда будет освоен бронебойный снаряд (а фактически прошло больше полгода), или 122-мм пусть даже с дульным тормозом и раздельным заряжанием, но УЖЕ ГОТОВАЯ И УСПЕШНО ПРОШЕДШАЯ ПЕРВЫЙ ЭТАП ИСПЫТАНИЙ? А главное - 122-мм танковая пушка имела очень много общих узлов с серийной 85-мм Д-5 и отличалась от нее главным образом стволом и казенной частью - противооткатные механизмы отработаны, а именно с ними в орудиях такого калибра всегда были главные проблемы.
Да и не отверг Сталин 100-мм пушку. Более того, 27 декабря 1943 г. ГОКО принял постановление № 4851 о разработке для вооружения тяжелого танка ИС и средних артсамоходов 100-мм орудия.
- Вот с этого места - поподробнее, - вскричит иной танкист-теоретик. - А па-чи-му этого не сделали?
Давайте разберемся и с этим.
Выполняя постановление ГОКО, к 20 февраля 1944 г. в СССР должны были быть готовы танк ИС и средняя САУ со 100-мм пушкой. Поскольку проект такой пушки делал ЦАКБ, то ориентировались именно на его продукцию. Это была пушка С-34. В ней проектировщики ЦАКБ, для удобства заряжания, предусмотрели новое размещение заряжающего - слева от орудия "под правую руку". Именно эта корректировка (добавлю от себя - довольно разумная на мой непросвещенный взгляд) явилась первым камнем преткновения, о который разбились нормальные отношения ЦАКБ с танкистами. Ведь танкисты должны были перепроектировать все боевое отделение танка и разработать к нему принципиально новую башню, потом изменить формы для литья, технологию сборки... И главное - их никто об этом заранее не предупреждал! А сделать все это было ой как непросто, ведь это означало СЕПШНО ПЕРЕСТРОИТЬ БРОНЕВОЕ ПРОИЗВОДСТВО. Спорящие стороны принялись обвинять друг друга в невыполнении постановления в срок. Но даже не это стало главным фактором непринятия ИС-100 и СУ-100 на вооружение, а то, что в феврале 1944 г. ПУШКА С-34 НЕ ВЫДЕРЖАЛА ИСПЫТАНИЙ. Вышли из строя противооткатные устройства и говорить о начале ее серийного производства в то время было рано.
К концу февраля 1944 г. ОКБ № 9 предложило свой вариант 100-мм танковой пушки Д-10. Она была спроектирована на базе конструкции Д-5 и Д-25, но в отличие от прототипов, пушка имела новые противооткатные механизмы, нуждавшиеся в отработке. Естественно, что производители танков и САУ, ЧКЗ и УЗТМ, больше склонялись к применению этого орудия, так как под него не требовалось принципиально переделывать боевое отделение.
3 марта 1944 г. начались испытания Д-10 в артсамоходе. Но программа испытаний выдержана не была и пушка вернулась в ОКБ для доработки конструкции. Еще несколько раз начинались и прерывались испытания Д-10, но только 2 июля программа испытаний завершились удовлетворительно, а 3 июля 1944 г. ГОКО постановлением № 6131 принял пушку Д-10С на вооружение артсамохода СУ-100.
Эксперименты же с танковой 100-мм пушкой продолжались до конца июля и не завершились успехом. Завод № 9 мог освоить 100-мм пушку Д-10 в серии к сентябрю 1944 г., причем все принятые заказчиком кондиционные орудия понемногу поступали на Уралмаш для установки в СУ-100, но самоходки появились на фронте только в конце года. Была одна особенность, сильно затормозившая появление 100-мм танковых пушек. В их боекомплекте НЕ БЫЛО бронебойного снаряда! А выпуск его был освоен только в ноябре 1944 г., когда и начали формирование первых частей со 100-мм артсистемами.

А теперь посмотрим, что давало такое перевооружение танку? Вернемся к теоретикам. Их доводы:
1. Унитарный выстрел, а значит - большая скорострельность.
2. Меньший калибр, а значит - больший боекомплект
3. Большая бронепробиваемость.

Разберемся с этим по-порядку.

Возразить что-либо на первый довод трудно, ибо действительно при стрельбе с места 100-мм пушка дает некоторые преимущества перед 122-мм. Но не следует забывать, что огонь из танков в то время производился в бою чаще всего с коротких остановок, то есть - заряжание велось в движении, а в данной ситуации во-первых, быстрая перезарядка таким тяжелым и длинным боеприпасом (выстрелом) практически невозможна, а во-вторых, раздельный выстрел (как два сравнительно коротких и менее тяжелых цилиндра) по заверениям испытателей даже был несколько удобнее при выборе типа снаряда в тесном боевом отделении. Так что в большинстве случаев практическая скорострельность ИС-122 (1,5-2,5 выстр/мин) несильно отличалась даже от практической скорострельности среднего Т-34-85 (3-4 выстр/мин). Но повторяю, унитарный выстрел - это довольно сильный аргумент.
Второй довод - насчет большего возимого боекомплекта не выдерживает проверкой практикой. Ведь преимущества раздельного заряжания в тесном боевом отделении танка в том и состоят, что снаряды можно хранить отдельно от гильз с зарядами и таким образом, в боевом отделении сложной формы танка ИС, можно было разместить их более рационально.
Собственно - так это и случилось, так как БК танка ИС-122 состоял из 28 выстрелов, а ИС-4 (Объект 245) со 100-мм пушкой Д-10 - 29 выстрелов. ЦАКБ правда, удалось путем долгой канители довести БК танка ИС-5 (Объект 248) до 36 выстрелов, но по заверению испытателей пользоваться шестью выстрелами, расположенными в передней части корпуса, в боевой обстановке не представлялось возможным. Так что и здесь выигрыш был очень условным.
Ну и насчет бронепробиваемости. Опять же, высказываясь за 100-мм орудие, "танкисты-теоретики" говорят о большей бронепробиваемости 100-мм пушки Д-10. Но говорят об этом, как об аксиоме, опираясь на данные, приведенные в руководстве на 100-мм пушку 50-х годов. Но в войну эти цифры были чуть-чуть иными.
Сравните, здесь приведены данные по бронепробиваемости по данным НКВ от 4 мая 1944 г:

100-мм пушка Д-10 122-мм пушка Д-25
вес наряда (кг) 15,6 25
нач скорость (м/с) 890 800
дальность 0 гр 30 гр 55 гр 0 гр 30 гр 55 гр
300 м 164 136 76 160 130 72
500 м 159 132 73 155 127 70
1000 м 149 122 68 144 117 65
1500 м 138 112 62 133 107 60
2000 м 127 103 57 122 98 55

Нетрудно видеть, что даже теоретический выигрыш 100-мм пушки в бронепробиваемости составляет в среднем 5 мм при прочих равных условиях и то на малых дистанциях. Причем я подчеркиваю слово "теоретический". Именно потому, что в 1944 г. выяснилось, что эти теоретические расчеты очень плохо стыкуются с практикой.

Ведь расчеты бронепробиваемости проверялись на вязкой отечественной броне преимущественно средней твердости и то по нормали, а с лета 1944 г. немцы применяли главным образом броню высокой твердости, которая стала где-то более хрупкой, а где-то более твердой и для ее пробития на первое место выступала уже не высокая начальная скорость, а большая масса снаряда. Это приводило например, к тому, что лобовая броня танка "Пантера" (наклоненная к горизонту на угол 55 град) стала пробиваться 122-мм снарядом с фантастических дистанций (например, с 2000-2500 м), а если снаряд и рикошетировал - в броне все равно оставались трещины и даже проломы.

И в заключение, дабы не оставаться голословным, приведу подборку из нескольких документов из моей коллекции, о 122-мм и 100-мм танковых пушках.

Совершенно секретно
ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ТЕХСОВЕТА НКВ

тов САТЭЛЬ Э.А.

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА

Как показали опытные стрельбы, по немецким танкам "Пантера", проведенные на Кубинском полигоне ГБТУ, испытавшиеся пушки, в порядке эффективности действия их снарядов по лобовой части танка "Пантера", располагаются в следующем порядке:

1. 122мм танковая пушка "Д-25" (завода № 9) имеющая баллистику одинаковую с пушками: 122мм А-19, 122мм Д-2 завода № 9 С-4 ЦАКБ, а именно: начальная скорость v=780-790 м/се при снаряде 25 кг.. Эта пушка пробивает лоб "Пантеры" уверенно на дистанции 2500 мтр., при чем это еще не предельная дистанция

2. 100мм танковая пушка Д-10, имеющая баллистику одинаковую с пушкой 100 мм БС-3, а именно: начальная скорость v=890-900 м/сек. при снаряде 15,6 кг

Эта пушка пробивает лоб "Пантеры" на дистанции до 1500 мтр., при чем это уже предел.

3. 88-мм германская пушка, с начальной скоростью 1000 м/сек при снаряде 10 кг., пробивает лоб "Пантеры" до дистанции только 650 метров.
Лобовая броня "Пантеры" имеет толщину 85мм и наклон к горизонту 35град. Следовательно, при стрельбе по танку "Пантере", на указанных дистанциях, в точке встречи с целью траектория снаряда наклонена к горизонту под углом мало отличающимся от нуля, и угол между осью снаряда и нормалью к броне (угол встречи) близок к 55 град.
Указанные результаты являются предварительными, поскольку при опытах были применены пушки разной изношенности: 100 мм Д-10 сделавшая 400 выстрелов, а 122мм Д-25 новая. Но полученная разница настолько значительная, что больших поправок в результатах ожидать трудно.
Принятый до настоящего времени сопоб оценки бронепробиваемости при углах встречи от 0 град до 30 град оказывается недостаточным в применениее к противотанковым пушкам.
Поэтому, по нашему мнению, необходимо вновь пеерсмотреть вопрос о наиболее выгодных, для борьбы с танками, калибрах пушек.
-2-
Если иметь в виду борьбу с танками "Пантера", то, как воочию показывают Кубинские опыты, 122мм пушка Д-25 (v=780-790 м/сек), g=25 кг.) оказывается более выгодной нежели 100-мм пушка Д-10 (v= 890-900 м/сек g=15,6 кг.).
Точно также следует рассматривать как более выгодную, 122-мм пушку на колесном лафете (А-19, Д-2 завода № 9, С-4 ЦАКБ).
100 мм пушка БС-3 оказывается менее выгодной.

Как Вам известно, в настоящее время имеются достаточно отработанные два образца 122мм полевых пушек, облегченного по сравнению с А-19 веса, и с той же баллистикой, а именно:
1. 122 мм пушка С-4 конструкции ЦАКБ долженствующая поступить на полигонные испытания.
Пушка С-4 имеет очень много узлов общих с 100 мм пушкой БС-3 и производство ее могло бы быть налажено на той же базе, что и пушек БС-3.
Следовательно, по этой же пушке вопрос лишь в благоприятном исходе полигонных и, возможно, последующих войсковых испытаний.
2. 122мм пушка Д-2, конструкции завода № 9, неоднократно выдержавшая полигонные испытания. Серия 4 штуки Д-2 готовится в ближайшее время к войсковым испытаниям. Полагаю, что необходимо срочно рассмотреть вопрос о возможной производственной базе для Д-2, на случай если С-4 не выдержит полагающихся испытаний.
Второй принципиальный вопрос вытекающий из Кубинских опытов - это вопрос о больших начальных скоростях, в частности о 85-мм пушках с начальной скоростью 100-1100 м/сек.
Опыт показывает сравнительно небольшую эффективность действия снаряда 88мм немецкой пушки, по немецкому же танку "Пантере".
Всетсе с тем известно, что такая 85-мм пушка получается, по весу и габаритам, примерно равноценной 100-мм пушке с начальной скоростью 900 м/сек.
Отработка 85мм пушек с v=1000-1100 м/сек. ведется и в ЦАКБ и на заводе № 9, а между тем сравнительная ее эффективность действия по реальному немецкому танку становится сомнительной, тем более, что такую пушку мы не можем поставить в габариты танковой башни меньшие, чем требующая для установки 100 мм пушки Д-10 (или С-34).
-3-
По этому вопросу представляется, что если будет целесообразным, после окончания Кубинских опытов, и если окончательные результаты подтвердят имеющиеся на сегодня, - созвать специальное совещание и наметить на нем дальнейшие пути работ по пушкам с большими начальными скоростями.
Единственно несомненной на сегодняшний день является необходимость повышения начальных скоростей для зенитных пушек, в которых повышение начальной скорости резко увеличивает потолок и уменьшает полетное время.
Просим Ваших соответствующих указаний.
ЗАМ. НАЧАЛЬНИКА ТЕХОТДЕЛА НКВ
Генерал-майор Инж.Арт. Службы: /ТОЛОЧКОВ/
НАЧ. СЕКТОРА ОПЫТНЫХ КОНСТРУКЦИЙ: /ВОЛОСАТОВ/

Статья Свирина

 

#4 23.11.2009 23:08:22

Scif
Гость




Re: Список документов к прочтению перед выдвижением нездоровых теорий

http://litl-bro.livejournal.com/1700.html
http://litl-bro.livejournal.com/9450.ht … 34#t153834

Добавил в копилку, в пару к "Сведениям о выполнении плана заказов БТУ КА заводами промышленности в 1940-м году", "План заказов БТУ КА на 1941-й год".

Содержание документа живо напоминает октябрьскую поэму В.В.Маяковского "Хорошо!": "Я наших планов люблю громадье, размаха шаги саженьи...". "Громадье планов" и "саженьи шаги размаха" применительно к заказу БТУ подразумевали намерение получить от промышленности 1200 танков КВ, в том числе 500 типа КВ-3 - против 243 танков КВ, не без приключений сданных промышленностью в 1940-м году; 2800 танков Т-34 - против 115 танков, выпущенных в 1940-м году; 670 танков Т-40 - против 41 машины, выпущенной в 1940-м году; наконец, планировалось развернуть производство танков Т-50 и выпустить до конца года 550 машин. Производство танков старых типов окончательно свертывалась - однако продолжающийся выпуск запчастей к ним был возложен на те же самые заводы-изготовители (напр., на Кировский завод был возложено производство запчастей Т-28 на общую сумму 5 млн. руб., на завод №183 - ХПЗ - изготовление 300 КПП для БТ-7, 285 главных фрикционов для мотора М-17, 100 главных фрикционов для мотора М-5 и запчастей для танков БТ общей стоимостью 20 млн. 300 тыс. руб., на завод №174 - изготовление 1085 запасных моторов Т-26 и производство запчастей Т-26 общей стоимостью 29 млн. 700 тыс. руб.), что заведомо создавало дополнительное "напряжение" при выполнении весьма напряженного плана.

 

#5 04.08.2010 13:44:28

Scif
Гость




Re: Список документов к прочтению перед выдвижением нездоровых теорий

Наши танки, количество:
По состоянию на 1 июня 1941 г. на вооружении РККА состояли:
- танков КВ с малой башней 370 ед., в том числе в западных военных округах 337 ед.;
- танков КВ с большой башней 134 ед., в том числе в западных военных округах 132 ед.;
- танков Т-35 59 ед. и 51 ед. соответственно;
- танков Т-34 линейных 671 и 635;
- танков Т-34 радио - 221 и 197;
- танков Т-28 - 481 и 424;
- танков Т-37 линейных - 1933 и 927;
- танков Т-37 радио - 388 и 154;
- танков Т-38 линейный - 1046 и 438;
- танков Т-38 радио - 83 и 30;
- танков Т-40 линейный - 113 и 101;
- танков Т-40 радио - 17 и 14;
- танков Т-40 учебный - 2 и 0;
- танков Т-26 2-башенный - 1261 и 589;
- танков Т-26 линейный - 3935 и 1993;
- танков Т-26 радио - 3377 и 1528;
- танков Т-26 линейных с зенитной турелью - 111 и 111;
- танков Т-26 радио с зенитной турелью - 63 и 0;
- танков БТ-2 - 580 и 396;
- танков БТ-5 линейный - 1277 и 663;
- танков БТ-5 радио - 399 и 208;
- танков БТ-5 дизель - 12 и 7;
- танков БТ-ИС - 2 и 0;
- танков БТ-7 линейный - 2471 и 1499;
- танков БТ-7 артиллерийский - 117 и 65;
- танков БТ-7 радио - 1881 и 1212;
- танков БТ-7 с зенитной турелью - 89 и 89;
- танков БТ-7м линейный - 509 и 255;
- танков БТ-7м радио - 181 и 157;
- танков БТ-7 РСМК - 3 и 1;
- танков БТ-7м с зенитной турелью - 12 и 10;
- танков БТ-8 - 2 и 0.
Итого линейных танков 21800, в том числе в западных военных округах 12223.
Кроме того, наличествовали:
- танков Т-37 химических (огнеметных) - 10 и 0;
- танков ОТ-130 - 500 и 180;
- танков ОТ-133 - 327 и 179;
- танков ОТ-134 - 2 и 0;
- танков Т-26 "телемеханический танк" - 53 и 26;
- танков Т-26 "танк управления телемеханическим танком" - 61 и 29;
- танков Т-26 БХМ-3 - 308 и 128;
- танков Т-26 ТОС - 2 и 0;
- танков БТ-2 химических - 14 и 0;
- танков БТ-7 химических - 1 и 0.
Итого специальных танков 1278, в том числе в западных округах 542.
Но и это еще далеко не все. Кроме перечисленного, наличествовали:
- самоходных установок СУ-5 - 28 и 17;
- Т-26 саперных - 57 и 12;
- Т-26 тягач - 211 и 100;
- танкеток Т-27 линейных - 2343 и 930;
- танкеток Т-27 тягач - 182 и 151;
- танкеток Т-27 химических - 33 и 6.
Итого в РККА наличествовало 25932 бронеединицы, в том числе в западных военных округах 13981.

Немецкие танки, количество:
По состоянию на 22 июня немцы имеют:
1-я танковая группа.
9-я панцердивизия: 19 Pz.I, 32 Pz.II, 11 Pz.III с 37-мм пушкой, 60 Pz.III с 50-мм пушкой, 20 Pz.IV, 12 Pz.Bef.
11-я панцердивизия: 11 Pz.I, 44 Pz.II, 24 Pz.III с 37-мм пушкой, 47 Pz.III с 50-мм пушкой, 20 Pz.IV, 20 Pz.Bef.
13-я панцердивизия: 8 Pz.I, 45 Pz.II, 27 Pz.III с 37-мм пушкой, 44 Pz.III с 50-мм пушкой, 20 Pz.IV, 13 Pz.Bef.
14-я панцердивизия: 11 Pz.I, 45 Pz.II, 15 Pz.III с 37-мм пушкой, 56 Pz.III с 50-мм пушкой, 20 Pz.IV, 11 Pz.Bef.
16-я панцердивизия: 12 Pz.I, 44 Pz.II, 23 Pz.III с 37-мм пушкой, 48 Pz.III с 50-мм пушкой, 20 Pz.IV, 10 Pz.Bef.
2-я танковая группа.
3-я панцердивизия: 13 Pz.I, 59 Pz.II, 29 Pz.III с 37-мм пушкой, 81 Pz.III с 50-мм пушкой, 32 Pz.IV, 15 Pz.Bef.
4-я панцердивизия: 10 Pz.I, 51 Pz.II, 31 Pz.III с 37-мм пушкой, 74 Pz.III с 50-мм пушкой, 20 Pz.IV, 26 Pz.Bef.
10-я панцердивизия: 11 Pz.I, 47 Pz.II, 105 Pz.III с 50-мм пушкой, 20 Pz.IV, 17 Pz.Bef.
17-я панцердивизия: 22 Pz.I, 45 Pz.II, 106 Pz.III с 50-мм пушкой, 30 Pz.IV, 13 Pz.Bef.
18-я панцердивизия: 17 Pz.I, 50 Pz.II, 99 Pz.III с 37-мм пушкой, 15 Pz.III с 50-мм пушкой, 36 Pz.IV, 12 Pz.Bef.
Отдельный 100-й огнеметный батальон: 25 Pz.II, 42 Flammpz (похоже, что на базе "двушки"), 5 Pz.III, 1 Pz.Bef, 9 Pz.A13(e).
3-я танковая группа
7-я панцердивизия: 11 Pz.I, 55 Pz.II, 167 Pz.38(t), 30 Pz.IV, 15 Pz.Bef.
12-я панцердивизия: 51 Pz.I, 34 Pz.II, 109 Pz.38(t), 30 Pz.IV, 8 Pz.Bef.
19-я панцердивизия: 53 Pz.I, 35 Pz.II, 110 Pz.38(t), 30 Pz.IV, 11 Pz.Bef.
20-я панцердивизия: 55 Pz.I, 31 Pz.II, 121 Pz.38(t), 31 Pz.IV, 2 Pz.Bef.
Отдельный 101-й огнеметный батальон: 25 Pz.II, 42 Flammpz (похоже, что на базе "двушки"), 5 Pz.III, 1 Pz.Bef.
4-я танковая группа
1-я панцердивизия: 11 Pz.I, 43 Pz.II, 71 Pz.III с 50-мм пушкой, 20 Pz.IV, 21 Pz.Bef.
6-я панцердивизия: 11 Pz.I, 47 Pz.II, 155 Pz.35(t), 30 Pz.IV, 13 Pz.Bef.
8-я панцердивизия: 11 Pz.I, 49 Pz.II, 118 Pz.38(t), 30 Pz.IV, 15 Pz.Bef.
В централизованном подчинении:
Pz.Abt.z.b.V.40 на французских танках в Норвегии;
Pz.Abt.211 там же;
Отдельный 102-й огнеметный батальон (неизвестно где)

Да плюс еще 272 StuG-а

Приказами КО № 12-16 1940 года и Наставлением по учету и отчетности в Красной Армии предусматривалось деление всего имущества по качественному состоянию на следующие категории:
1-я категория - новое, не бывшее в эксплуатации, отвечающее требованиям технических условий и вполне годное к использованию по прямому назначению.
2-я категория - бывшее (находящееся) в эксплуатации, вполне исправное и годное к использованию по прямому назначению. Сюда же относится имущество, требующее войскового ремонта (текущий ремонт).
3-я категория - требующее ремонта в окружных мастерских (средний ремонт).
4-я категория - требующее ремонта в центральных мастерских и на заводах (капитальный ремонт).

В этом смысле 13981 бронеединица западных военных округов распределяется следующим образом:
- танков КВ с малой башней -- 275 единиц 1-й категории, 60 2-й, 2 3-й;
- танков КВ с большой башней -- 132 единица - 124, 7 и 1 соответственно;
- танков Т-35 -- 42 2-й, 5 3-й и 4 4-й категории;
- танков Т-34 линейных -- 599 1-й, 35 2-й, 1 3-й категории;
- танков Т-34 радио -- 195 1-й и 2 2-й категории;
- танков Т-28 -- 283 2-й категории, 94 3-й и 47 4-й;
- танков Т-37 линейных -- 8 1-й категории, 434 2-й, 245 3-й, 240 4-й;
- танков Т-37 радио -- 4 1-й, 77 2-й, 34 3-й и 39 4-й;
- танков Т-38 линейный -- 4 1-й, 270 2-й, 96 3-й, 68 4-й;
- танков Т-38 радио -- 18 2-й, 10 3-й и 2 4-й;
- танков Т-40 линейный -- 100 1-й и 1 2-й;
- танков Т-40 радио -- 13 1-й и 1 2-й;
- танков Т-26 2-башенный -- 404 2-й, 72 3-й, 113 4-й;
- танков Т-26 линейный -- 375 1-й, 1384 2-й, 95 3-й и 139 4-й;
- танков Т-26 радио -- 321 1-й, 1007 2-й, 84 3-й и 116 4-й;
- танков Т-26 линейных с зенитной турелью -- 111 1-й;
- танков БТ-2 -- 315 2-й, 63 3-й и 18 4-й;
- танков БТ-5 линейный -- 544 2-й, 60 3-й и 59 4-й;
- танков БТ-5 радио -- 174 2-й, 16 3-й и 18 4-й;
- танков БТ-5 дизель -- 7 2-й;
- танков БТ-7 линейный -- 7 1-й, 1273 2-й, 153 3-й и 66 4-й;
- танков БТ-7 артиллерийский -- 50 2-й, 9 3-й и 6 4-й;
- танков БТ-7 радио -- 6 1-й, 1020 2-й, 143 3-й и 43 4-й;
- танков БТ-7 с зенитной турелью -- 3 1-й, 81 2-й и 5 3-й;
- танков БТ-7м линейный -- 248 2-й, 6 3-й и 1 4-й;
- танков БТ-7м радио -- 152 2-й и 5 3-й;
- танков БТ-7 РСМК -- 1 2-й;
- танков БТ-7м с зенитной турелью -- 10 2-й;
Итого 12223 танка основных типов, в том числе 2145 танков 1-й категории, 7900 - 2-й, 1199 3-й и 979 4-й.
Кроме того, наличествовали:
- танков ОТ-130 -- 10 1-й, 147 2-й, 18 3-й и 5 4-й;
- танков ОТ-133 -- 2 1-й, 166 2-й и 11 3-й;
- танков Т-26 "телемеханический танк" -- 25 2-й и 1 3-й;
- танков Т-26 "танк управления телемеханическим танком" -- 28 2-й и 1 3-й;
- танков Т-26 БХМ-3 -- 109 2-й, 13 3-й и 6 4-й;
Итого специальных танков 542, в том числе 12 1-й, 475 2-й, 44 3-й и 11 4-й категорий.
Кроме перечисленного, наличествовали:
- самоходных установок СУ-5 -- 8 2-й, 4 3-й и 5 4-й категории;
- Т-26 саперных -- 2 2-й, 2 3-й и 8 4-й;
- Т-26 тягач -- 67 2-й, 16 3-й и 17 4-й;
- танкеток Т-27 линейных -- 471 2-й, 173 3-й и 286 4-й;
- танкеток Т-27 тягач -- 63 2-й, 35 3-й и 53 4-й;
- танкеток Т-27 химических -- 3 3-й и 3 4-й
Итого 2157 бронеединиц 1-й категории, 8986 2-й, 1476 3-й и 1362 4-й категории.
Достаточно легко заметить, что считать баланс по исправным танкам с немецкой стороны и требующим среднего и капитального ремонта - с нашей как бы не слишком корректно. Потому от 13981 бронеединицы остаются 11143 бронеединицы.
Далее, к вопросу о подготовке экипажей для новых танков - обратите внимание на количество танков 2-й категории для танков новых типов. Это танки учебно-боевого парка (танки 1-й категории стоят на консервации в НЗ). На 1301 танк новых типов видим 67 КВ и 37 Т-34 учебно-боевого парка. Как Вы полагаете - много экипажей оные успеют подготовить?
Наиболее весомой выглядит вторая категория - 8986 бронеединиц. Однако и с ней не все гладко. Фокус в том, что в одной категории находятся как вполне исправное и годное к использованию по прямому назначению имущество, так и требующее войскового ремонта. Вот тут и начинается кино :-( . Весной 1941 г. танковые части западных округов обследовались специальной комиссией. Среди ее выводов наличествует, в частности, такой: около 25% танков второй категории реально небоеспособны из-за отсутствия гусениц (замена изношенных траков и пальцев гусениц - вполне себе войсковой ремонт... вот только нет их ни в частях, ни на складах - траков и пальцев. И поступления их от промышленности нет и не предвидится).
Как вывод из всего сказанного - 22 июня 1941 г. по тревоге в западных округах могли выступить в поход не более семи - семи с половиной тысяч танков. Не двадцать две тысячи. И даже не четырнадцать
(C) Дмитрий Шеин

 

#6 04.08.2010 23:26:23

shurik_63
Старшiй лейтенантъ
st-let
Откуда: 广州
Сообщений: 2898




Re: Список документов к прочтению перед выдвижением нездоровых теорий

Scif написал:

Оригинальное сообщение #273828
Отдельный 102-й огнеметный батальон (неизвестно где)

PanzerAbtelung(flamm)102 c 24.06.41 по 28.06.41 вел БД в Рава-Русском УРе.
От Константина Федченко:
"24 июня 1941 года батальон поддерживал наступление 24 пд на один из крупных фортов, при участии огнеметных танков был захвачен один из дотов. 26 июня атаки на форт были продолжены, на этот раз батальон поддерживал действия 296 пд. 29 июня 1941 года к 13.00 командир 296 пд доложил о взятии форта [Таким образом, безымянный крупный форт дрался больше 5 суток, причем явно нанес тяжелые потери 24 пд, так что до смены ее 296 пд продолжать штурм 25 июня даже силами батальона огнеметных танков немцы не смогли].
30 июня 1941 года 102 батальон огнеметных танков был переведен в непосредственное подчинение штаба 17 армии, а 27 июля 1941 года был расформирован."


"Вашего Высокопреосвященства смиренный послушник и неустанный молитвенник." Georg G-L

 

#7 18.08.2010 10:39:28

Scif
Гость




Re: Список документов к прочтению перед выдвижением нездоровых теорий

http://nnm.ru/blogs/Svoj_v_dosku/bronetankovye_voyska/

— Баев А.Н. Особенности действий бронетанковых и механизированных войск зимой
— Боевой устав броневых сил РККА. Часть 1. Книга 1. Танки
— Боевой устав бронетанковых и механизированных войск Красной Армии. Часть 1
— Боевой устав механизированных войск РККА. Часть 1. Строи и боевые порядки танков
— Временная инструкция по боевому применению танкетных частей С.Д.
— Зюзин Н.М. Эпизоды боевых действий танковых подразделений в Отечественной войне
— Клейн Г. Бой танков с танками
— Кожевников М.М. Действия танков в составе штурмовой группы при атаке ДОТ и ДЗОТ
— Матвеев Е. Боевые приёмы танкистов
— Наставление по огневому делу. Правила стрельбы из танкового оружия
— Огонь из танка с хода (учебное пособие)
— Памятка танкистам по боевым действиям в городах и селах
— Памятка танкистам по борьбе наших танков с танками врага
— Руководство по обучению вождению танков
— Руководство по эвакуации застрявших танков с поля боя
— Танк Т-34 в бою. Краткое пособие

 

#8 31.08.2010 12:49:06

Scif
Гость




Re: Список документов к прочтению перед выдвижением нездоровых теорий

Предвоенные донесения разведки.
"Доклад начальника ГАБТУ КА об организации, вооружении и средствах борьбы БТ и МВ КА и иностранных армий" от 21 мая 1941 г. (ЦАМО РФ, ф. 38 (Главное автобронетанковое управление), оп. 11353 (Штаб управления командующего БТ и МВ), д. 895 (Доклад начальника ГАБТУ КА об организации, вооружении и средствах борьбы БТ и МВ КА и иностранных армий)).
http://litl-bro.livejournal.com/1700.html#cutid1

http://kris-reid.livejournal.com/262912.html

№295. СООБЩЕНИЕ "МАРСА" ИЗ БУДАПЕШТА ОТ 1 МАРТА 1941 г.
Начальнику Разведуправления
Генштаба Красной Армии
«Во время наступления на Францию, немцы применяли тяжелые танки вес 32 тонны, вооружение: одна 105-миллиметровая пушка, одна 77миллиметровая пушка и 4 – 5 пулеметов. Команда 7 человек. Ширина больше 2 метров. Боевая скорость до 18 километров. Всего в наступлении участвовало 10 мотомехдивизий (400 танков), из них только 2-3 имели по 1 полку тяжелых танков (в тяжелой дивизии, 1 полк легких и средних танков – 250 штук и тяжелый полк – 150 танков)». (с)917

 

#9 31.08.2010 12:49:59

Scif
Гость




Re: Список документов к прочтению перед выдвижением нездоровых теорий

про США
http://kris-reid.livejournal.com/247240.html

трывки из приложения №3 «Мнения отдельных офицеров и солдат 2-й танковой дивизии относительно сравнительных характеристик немецких и американских танков» к рапорту командира 2-й тд от 20 марта 1945 г.
Сержант Рейнс М. Роббинс, командир танка и капрал Уолтер МакГрейл, механик-водитель: «С момента высадки во Франции мы видели бесчисленное множество американских танков, подбитых и сгоревших. Американские парни гибнут из-за того, что наши танки плохие. Конечно, мы понимаем, что находящиеся в обороне немцы обычно делают первый выстрел. Но наше мнение таково: «Пантеры» превосходят «Шерманы» по всем параметрам. Немецкие танки быстрее, маневреннее, лучше вооружены и несут гораздо более тостую броню».

Капитан Генри У. Джонсон, рота F, 66-й тп: «Широкие гусеницы немецких танков обеспечивают им заметно лучшую проходимость. Даже антипробуксовочные накладки на гусеницах «Шерманов» не позволяют им сравниться в ходовых качествах с «Тиграми» и «Пантерами».
Пушки немецких танков имеют высокую начальную скорость снаряда, что позволяет немцам открывать огонь на дальних дистанциях. Я видел «Шерманы», подбитые с расстояния 900 м, однако никогда не видел «Тигра», подбитого на расстоянии более 250 м. По моим личным наблюдениям, большинство «Тигров» и «Пантер», потерянных противником, были не подбиты, а брошены экипажами или уничтожены в ходе налетов. Мы же 85% танков теряем именно в результате действий танков противника. Немецкие длинноствольные 75-мм и 88-мм пушки значительно превосходят наши 75-мм и 76-мм пушки.
Силуэт «Шермана» высок, его легко заметить на расстоянии 2000-3000 м. Я редко видел, чтобы снаряды рикошетировали от брони «Шерманов». В то же время от лобовой брони немецких танков снаряды рикошетируют непрерывно. По-моему мнению, силуэт «Тигров» и «Пантер» гораздо компактнее, чем у «Шермана».
Немцы используют совершенно бездымный порох, что затрудняет обнаружение танков противника. В то же время наши танки при выстреле выпускают заметное облако дыма. Лобовая броня немецких танков позволяет выдерживать попадания нескольких снарядов, в то же время наши танки выходят из строя после первого же попадания.
По моему мнению, наши «Шерманы» следует сравнивать с немецкими PzKpfw III и PzKpfw IV, а «Тигры» и «Пантеры» находятся классом выше, имея более низкий силуэт, лучшую броню, лучшую маневренность, намного лучшую пушку с великолепным прицелом, а также превосходные боеприпасы».
Сержант Честер Дж. Марчак: «Немецкие снаряды пробивают даже самую толстую броню на наших танках. Они стреляют с таких дистанций, с каких мы даже не думаем открывать огонь. Нам нужна более толстая броня, большая скорость движения и подкалиберные боеприпасы. Калибр пушки увеличивать не обязательно. Кроме того, мы должны получить возможность более активно маневрировать. Все, что я знаю – это то, что немецкие танки намного превосходят наши. Немцам для маневра достаточно пятачка свободного пространства. Как мы можем зайти им во фланг, когда они разворачиваются на месте и снова подставляют нам лобовую броню? А их лобовую броню мы пробить не можем, разве что приблизимся на расстояние вытянутой руки. Но немцы нас на такую дистанцию ни за что не подпустят. Наши танки хороши для парадов и для подготовки новобранцев. Но на передовой это не более чем самоходные гробы! Я это почувствовал на собственной шкуре, не раз выскакивая из горящей машины, которую немецкий снаряд пробил через самый толстый участок брони».
Сержант Лео Андерсон: «Мне приходилось видеть в бою то, что часто расстраивает и злит такистов. Многократно я наблюдал дуэли между нашими и немецкими танками. Немецкие машины превосходят наши. Их пушки и броня гораздо лучше. Вот, например, к северу от Вурзелена, Германия, наша колонна двигалась к указанной цели, когда мы внезапно попали под огонь немецких танков. Я собственными глазами видел, как рикошетировало несколько снарядов. А вот пушки Гансов били наверняка. Немцы сожгли три наших истребителя танков и одного «Шермана». Если б наши танки были не хуже «Пантер», немцы ни за что не смогли бы добиться успеха»
Сержант Френсис У. Бейкер, командир танка: «Утром 20 ноября 1944 года, я занял свое место в танке «Шерман», вооруженном 76-мм пушкой. Немцы начали контратаку, причем пехоту поддерживали три «Пантеры». Я приказал наводчику открыть огонь по ближайшему танку, находившемуся от нас в 800 ярдах. К моему изумлению наши снаряды рикошетировали от борта «Пантеры». Мой наводчик добился по меньшей мере 7 попаданий в разные участки от гусениц до башни. Немцы подумали, что мы располагаем истребителями танков и отступили. Я не верил своим глазам, наблюдая за маневрами танка, только что получившего семь попаданий. Справа от меня на огневую позицию выдвинулся истребитель танков, вооруженный 90-мм пушкой. Одним точным выстрелом истребитель танка поджег «Пантеру». Развернув орудие, истребитель сжег и второй немецкий танк».
Майор Пол А. Бейн-младший, командир 3-го батальона 67-го тп: «Я считаю, что боевые качества танка определяются прежде всего его пушкой. Американские танки М4 можно считать устаревшими, после того, как немцы получили Машины PzKpfw IV, оснащенные новыми 75-мм пушками. А пушки, установленные на «Пантерах» и «Тиграх» вообще нельзя сравнивать с нашими 75-мм и 76-мм пушками. Несколько раз я был свидетелем того, что наши танки не могут пробить лобовую броню «Тигров» и «Пантер» даже с дистанции 300-500 ярдов, в то время как немецкие танки уверенно поражают «Шерманы» с дистанции 2500-3000 ярдов. Во время ноябрьского наступления вдоль реки Рер, в районе Геренсваля, тактическая группа нашего полка попала под огонь одного или двух немецких танков (вероятно «Пантер» или «Тигров»). В течение пяти минут немцы сожгли 4 «Шермана», в то же время мы не смогли подбить ни одного танка, хотя добились по меньшей мере 10 попаданий 75-мм и 76-мм снарядов».
Шиаб-сержант Кертис Х. Аткинсон, взводный сержант: «Во время одного боя мой взвод вел бой с двумя «Пантерами» на дистанции около 800 ярдов. Первыми тремя выстрелами немцы сожгли три наших танка. Они бы подбили и два оставшихся, но мы поставили дымовую завесу. Мой танк добился нескольких попаданий, но все 75-мм бронебойные снаряды рикошетировали».
(с)Panzeralex

 

#10 22.09.2010 13:28:19

shurik_63
Старшiй лейтенантъ
st-let
Откуда: 广州
Сообщений: 2898




Re: Список документов к прочтению перед выдвижением нездоровых теорий

Не совсем документ, но дает некоторое понимание о важности службы тыла
http://kris-reid.livejournal.com/206920.html
показан расход топлива на 100км.
http://s59.radikal.ru/i163/1009/46/4b8e2d5b00a2t.jpg
структура легкой механизированной дивизии
танковая бригада в составе 2-х танковых полков,
моторизованный (драгунский) полк,
арт полк,
развед полк(аналог батальона)
Всего же в дивизии было  около 10 400 человек и 3400 машин (танков, грузовиков, мотоциклов и т.д)
Нашел нормы погрузки  боеприпасов в КА на транспортные средства (увы без ссылки)
http://s004.radikal.ru/i207/1009/f3/4f77d6fa476ct.jpg
Надеюсь желающим писать альтернативы это поможет не остаться в самый тяжелый момент без боеприпасов и топлива.

Отредактированно shurik_63 (22.09.2010 13:29:13)


"Вашего Высокопреосвященства смиренный послушник и неустанный молитвенник." Georg G-L

 

#11 22.09.2010 14:17:13

shurik_63
Старшiй лейтенантъ
st-let
Откуда: 广州
Сообщений: 2898




Re: Список документов к прочтению перед выдвижением нездоровых теорий

плановая таблица переправы подразделений 124тбр через р.Нева.
http://i064.radikal.ru/1009/17/b274f797b44bt.jpg
Возращаясь к предыдущему посту с топливом
Документ об одном из вариантов по переброске 123танковой бригады(расчет без танков)
http://s49.radikal.ru/i123/1009/e8/1f60e1b687f5t.jpg
а теперь вариант по перевозке по ж\д. Обращаю внимание на количество жд вагонов требуемых для переброски бригады(опять без танков)
http://s55.radikal.ru/i149/1009/27/c970e631ba6ft.jpg

Отредактированно shurik_63 (22.09.2010 14:17:53)


"Вашего Высокопреосвященства смиренный послушник и неустанный молитвенник." Georg G-L

 

#12 20.10.2010 06:50:06

jurdenis
Мичманъ
michman
Сообщений: 5790




Re: Список документов к прочтению перед выдвижением нездоровых теорий

Хорошая статья о количестве танков в РККА(там приводится и данные по категориям )
http://rkka.ru/drig/raz/predist.htm

Отредактированно jurdenis (20.10.2010 06:51:00)


“Как хотелось бы пожить в хорошем и счастливом будущем,  но времена не выбирают, в них живут и умирают  “.
Пример истории Росии зачастую это  пример плохого менеджмента может есть смысл перестать пинять на народ и задуматся над сменой менеджеров ?
Как очень часто бывает  глупая и некрасивая практика похоронила умную и красивую теорию . Вывод  теория без практики мертва .

 

#13 27.09.2011 12:56:39

bober550
Гость




Re: Список документов к прочтению перед выдвижением нездоровых теорий

Может и не туда, но как говориться впечатлен. То Т-60 с 45мм пушкой оказываеться назывался Т-45, а теперь оказываеться "Матильда мк1" никогда так не называлась. http://vif2ne.ru/smf/forum/0/co/312993.htm

 

#14 09.11.2012 10:51:53

goose
Гость




Re: Список документов к прочтению перед выдвижением нездоровых теорий

Scif написал:

Оригинальное сообщение #177
Вам известно, например, что выпуск скажем Т-34-85 был бы невозможен в принципе без поставки по ленд-лизу 3 станков (ибо в СССР после эвакуации был всего 1 станок для обработки погона башен диаметром более 1500 мм - он обслуживал программу выпуска КВ/ИС).

Возможность имелась в ущерб кораблестроительной программе, которая и так застыла во время ВМВ. Подобные станки для расточки погонов имелись у создателей кораблей.

 

#15 09.11.2012 12:18:48

SLV
Гость




Re: Список документов к прочтению перед выдвижением нездоровых теорий

goose написал:

Оригинальное сообщение #621822
Возможность имелась в ущерб кораблестроительной программе, которая и так застыла во время ВМВ. Подобные станки для расточки погонов имелись у создателей кораблей.

В оккупированном Николаеве и блокадном Ленинграде?

 

#16 25.07.2013 19:16:50

Kidd
Участник форума
Сообщений: 1974




Re: Список документов к прочтению перед выдвижением нездоровых теорий

Нашел в Инете таблицу о танках разных стран с техническими характеристиками из многотомной Технической энциклопедии 1934 года издания.Может быть,кому-то будет интересно.Искал темы-куда выложить,но не нашел подходящей.Решил сюда http://i47.fastpic.ru/thumb/2013/0725/88/899540c3aa878d6ac2fec7acac839488.jpeg


Скромность украшает мужчину,но настоящий мужчина украшений не носит. Я.Гашек

 

#17 25.07.2013 19:17:42

Kidd
Участник форума
Сообщений: 1974




Re: Список документов к прочтению перед выдвижением нездоровых теорий

Для тех,кто не захочет открывать через файлообменник
http://i47.fastpic.ru/big/2013/0725/88/899540c3aa878d6ac2fec7acac839488.jpg


Скромность украшает мужчину,но настоящий мужчина украшений не носит. Я.Гашек

 

#18 17.08.2013 20:29:11

AAG
Мичманъ
michman
Откуда: Москва
Трехпалубный танчик линкорного типа Pisez-1000
Сообщений: 3851




Re: Список документов к прочтению перед выдвижением нездоровых теорий

Ндас... Надо - не надо, но везде!!!!


"То strive, to seek, to find, and not to yield. / Бороться и искать, найти и не сдаваться." Альфред Лорд Теннисон

 

#19 08.05.2014 15:39:28

Kidd
Участник форума
Сообщений: 1974




Re: Список документов к прочтению перед выдвижением нездоровых теорий

3

Закину-ка сюда,чтоб не потерялась систематизированная ссылка на разные форумы по танкам  http://kv-bear.livejournal.com/843.html#cutid1


Скромность украшает мужчину,но настоящий мужчина украшений не носит. Я.Гашек

 

#20 21.01.2018 14:29:47

off-topic-off
Участник форума
Сообщений: 418




Re: Список документов к прочтению перед выдвижением нездоровых теорий

ссылка на http://www.forum.sudden-strike.ru
уже не работает

 

#21 27.07.2018 18:26:02

КВ-14
Участник форума
Откуда: бывшая столица Руси
САУ СУ-152
Сообщений: 1144




Re: Список документов к прочтению перед выдвижением нездоровых теорий

1

№ 192. Доклад наркома государственного контроля СССР Л. 3. Мехлиса секретарю ЦК ВКП(б) И. В. Сталину и председателю СНК СССР В. М. Молотову “Об итогах ревизии танковой промышленности и связанных с ней отраслей народного хозяйства” — 22 марта 1941 г.


Скрыть Реквизиты
Направление:     Вооружённые силы и оборонаПромышленность
Тип документа:     Доклады, выступления, стенограммы, протоколы
Государство:     СССР
Датировка:     1941.03.22
Метки:     ВПКРабкрин
Источник:     Оборонно-промышленный комплекс СССР накануне Великой Отечественной Войны (1938 — июнь 1941). М.: Книжный Клуб Книговек, Москва, 2015. Стр. 785-798.
Архив:     АП РФ. Ф. 3. Оп. 46. Д. 385. Л. 97-126. Подлинник.
№ 192. Доклад наркома государственного контроля СССР Л. 3. Мехлиса секретарю ЦК ВКП(б) И. В. Сталину и председателю СНК СССР В. М. Молотову “Об итогах ревизии танковой промышленности и связанных с ней отраслей народного хозяйства”

22 марта 1941 г.

Совершенно секретно.

Особой важности.

Согласно плану работы НКГК СССР, утвержденному ЦК ВКП(б), Наркоматом государственного контроля Союза ССР произведена ревизия деятельности заводов танковой промышленности, производства бронекорпусов и строительства новых объектов.

Ревизии подвергнуты танкостроительные заводы Наркомсредмаша № 183, № 174, № 37, № 75, СТЗ, ЧТЗ, ГАЗ им. Молотова, Кировский завод Наркомтяжмаша, заводы Наркомсудпрома — Ижорский, Мариупольский и № 264, завод НКБ № 78, Подольский завод им. Орджоникидзе Наркомнефти.

Ревизией установлено:

В 1940 г. танкостроительные заводы обязаны были выпустить 3498 танков. Фактически за это время выпущено 2779 танков, или 79,4%, в том числе: танков КВ выпущено 243 шт. при плане 248 шт.; танков Т‑34 выпущено 115 шт. при плане 600 шт.; танков Т‑40 выпущено 41 шт. при плане 100 шт.; танков Т‑26 выпущено 1601 шт. при плане 1550 шт.; танков БТ‑7М выпущено 779 шт. при плане 1 тыс. шт.

За 2 месяца 1941 г. выпущено танков 439 шт. при плане 437 шт., в том числе: танков КВ — 94 шт. при плане 92 шт., танков Т‑34 — 292 шт. при плане 263 шт., танков Т‑40 — 53 шт. при плане 82 шт. Кроме того, заводам № 174 выпущено 2 новых образца танка Т‑50.

Производство отдельных типов танков находится в следующем состоянии.

По танку КВ

На Челябинском тракторном заводе Наркомсредмаша

Завод обязан был в 1940 г. выпустить опытную партию танков КВ в количестве 5 шт. и подготовить мощности для производства 300 шт. танков в 1941 г. Это задание не выполнено. На 1 января 1941 г. ни одного танка КВ из опытной партии заводом не выпущено. На 15 января 1941 г. еще не были полностью изготовлены детали танков опытной партии.

Для обеспечения выполнения плана производства танков в I и II кварталах 1941 г. приказом Наркомсредмаша завод обязан был создать мощности на временных площадях. Эти мощности не созданы. Станочные линии для механической обработки деталей КВ, а также рабочие места сборки узлов не организованы. Из 126 станков, подлежащих установке в бывшем цехе “ширпотреба”, на 15 января 1941 г. смонтировано 23 станка, монтаж 41 станка, подлежащих установке на площадях ремонтно-механического цеха, совершенно не начат. Графики монтажа и ввода оборудования в эксплуатацию не составлены.

Оснащение производства танков инструментарием проходит совершенно неудовлетворительно. На 10 января 1941 г. для обработки деталей изготовлено в металле: штампов и приспособлений — 684 наименования, или 31% к потребности, режущего и вспомогательного инструмента — 191 наименование, или 12%, мерительного инструмента — 166 наименований, или 5,5%.

План создания задела деталей на программу 1 квартала 1941 г. был спущен механическому цеху только 11 декабря 1940 г., а экспериментальному цеху только 3 января 1941 г. Причем эти планы были спущены без указания сроков и очередности изготовления деталей. В результате этого из 3259 наименований деталей для 30 машин, предусмотренных к выпуску до 6 февраля 1941 г., на 13 января 1941 г. изготовлено только 358 наименований.

На Кировском заводе Наркомтяжмаша

Кировский завод в 1940 г. обязан был  выпустить 243 танка КВ. Это задание заводом полностью выполнено.

Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 17 июля 1940 г. № 1288‑495сс Кировский завод обязан был спроектировать и изготовить: 2 опытных танка КВ с толщиной брони в 90 мм, 2 опытных танка с толщиной брони в 100 мм и самоходную артиллерийскую установку на базе КВ с толщиной брони в 60 мм и с 152‑мм пушкой БР‑2. Танки КВ с броней в 90 мм и 100 мм заводом изготовлены только по одному экземпляру, и с 15 января 1941 г. эти танки находятся на испытаниях. Вторые образцы танков с утолщенной броней, а также самоходная артиллерийская установка, не изготовлены вследствие неполучения в срок бронекорпусов с Ижорского завода.

По танку Т-34

На заводе № 183 Наркомсредмаша

Завод № 183 обязан был в 1940 г. изготовить 500 танков Т‑34 и довести их выпуск к 1 января 1941 г. до 1,6 тыс. шт. На 1 января 1941 г. заводом изготовлено всего лишь 115 танков Т‑34, или 23% плана. Срыв выполнения плана производства танков Т‑34 произошел вследствие затяжки подготовки производства, а также нарушений технологического процесса.

На 1 ноября 1940 г. из 8957 наименований инструментария было изготовлено 6315 наименований, или 70%. Неполное оснащение производства инструментарием повлекло задержку внедрения технологии по ряду узлов и деталей танка Т‑34. Из разработанных заводом 2601 техпроцесса на 1 ноября 1940 г. сдано цехам только 1362 техпроцесса, или 52%. Выпуск танков Т‑34 по важнейшим узлам и деталям производился по временной технологии, что вызвало увеличение затрат рабочего времени на механическую обработку деталей танка. Трудоемкость механической обработки на один танк составила 1518 нормо-часов против запланированных 1038 нормо-часов.

Танк Т‑34 имеет ряд конструктивных недостатков. Гусеничная лента обеспечивает гарантийный срок службы только на 50%. Быстро изнашиваются главный фрикцион и вентилятор. Не отработана технология сварки бронедеталей, в результате чего при сварке корпуса танка появляются трещины. Причины образования этих трещин заводом до сих пор не установлены и не устранены. При эксплуатации машин в воинских частях выявилось, что трещины разрастаются. В 15‑м полку 8‑й дивизии было установлено наблюдение над 122 бронедеталями танков Т‑34 с трещинами. Результаты этих наблюдений показали, что при эксплуатации машин от 4 до 11,3 часа трещины на 21 детали увеличились примерно в 4 раза.

На заводе № 183 имеют место нарушения технологического процесса производства Т‑34. В цехе “730” контрольный эталон маски был изготовлен на 7 мм меньше чертежного размера, в результате чего башни в количестве 130 шт. были собраны с отступлением от чертежей, и подгонка маски к каждой башне производилась индивидуально. Это повлекло излишнюю затрату рабочего времени на сборку и нарушило взаимозаменяемость деталей крупного узла танка. На сборку были поданы муфты сцеплений термически не обработанными, и это было обнаружено только после того, когда уже 95 танков сошли с конвейера. Бронедетали башни танка Т‑34, изготовляемые Мариупольским заводом им. Ильича, принимаются заводом № 183 с отступлениями от технических условий. Отверстия амбразуры, башен, принятых ОТК завода № 183, имеют размеры меньше чертежного. Устранение этих отступлений вызвало задержку выпуска танков, так как на каждую башню только на работу по шлифовке амбразуры затрачивалось от 80 до 110 человеко-часов. Нарушение технологии привело к большому браку. За 1940 г. потери от брака по заводу составили 8850 тыс. руб.

Проверкой Наркомата госконтроля на заводе № 183 установлены факты бесхозяйственности в расходовании материальных ценностей и денежных средств. На заводе имело место массовое разбазаривание остродефицитных материалов. За 9 месяцев 1940 г. продано разным организациям и частным лицам материалов на сумму 354 тыс. руб., в том числе: бензина — 11 160 кг, гвоздей — 3192 кг, олова — 343 кг, разных пиломатериалов — 254,4 куб. м и др.

Завод самовольно, без разрешения НКСМ, содержал постоянных представителей в Москве, Ярославле, Ленинграде и Мариуполе в количестве 16 чел.

Директором завода № 183 Максаревым Ю. Е. широко проводилась практика премирования лиц, не имеющих отношения к производству и не связанных с заводом. Премировались также освобожденные партийные, профсоюзные и комсомольские работники, в том числе секретари райкома партии и заводского партийного комитета и другие ответственные партийные работники райкома и заводского профсоюзного комитета.

С целью создать видимость благополучия с выполнением программы директор завода № 183 Максарев Ю. Е. включил в товарный выпуск октября 1940 г. незаконченные производством и не принятые военпредом 60 танков Т‑34, завысив этим исполнение плана октября на 52%.

На лиц, виновных в разбазаривании денежных средств и материальных ценностей, мною наложены взыскания. Непосредственные виновники разбазаривания отстранены от занимаемой должности и привлечены к судебной ответственности.

После проверки завод улучшил работу. За январь и февраль 1941 г. завод выпустил 260 танков Т‑34, что составляет 133,3% плана. Брак в январе 1941 г. по сравнению со среднемесячным 1940 г. снизился на 35%. На 1 марта цехам спущено 78% техпроцессов, полностью оснащенных инструментарием.

На Сталинградском тракторном заводе Наркомсредмаша

СТЗ обязан был в 1940 г. изготовить 100 танков Т‑34 и подготовиться к выпуску танков в 1941 г. в количестве 1 тыс. шт. с доведением мощности производства до 2 тыс. шт.

Завод не выполнил этого задания. На 1 января 1941 г. не сдано ни одной машины. Причиной срыва выпуска танков в 1940 г. явилась затяжка подготовки производства. Подготовка к выпуску танков Т‑34 в 1941 г. проходит также неудовлетворительно. Комплектные заделы деталей на программу 1 квартала 1941 г. созданы не были. Изготовление средств производства не закончено. На 1 января 1941 г. изготовлено: мерительного инструмента — 9778 шт. вместо 10 750, штампов — 1602 наименования вместо 1916. Наиболее сложный инструментарий для обработки картера коробки перемены передач, балансира, корпуса поворотного механизма был изготовлен только в ноябре и декабре 1940 г. Вследствие некомплектности изготовленного инструментария на 31 декабря 1940 г. в механическом цехе № 2 из 512 наименований деталей танка только 48 деталей изготовлялись по технологическому процессу.

Потери от брака деталей танка Т‑34 на 1 декабря 1940 г. составили 1 903 522 руб., или 13,3% к общим затратам по Т‑34. Особенно велик брак по литью траков. В октябре 1940 г. брак по литью траков составлял 97%, в ноябре — 83%, в декабре — 62%, в январе 1941 г. — 71% и в феврале 1941 г. — 64%. Изготовляемые СТЗ траки для танков Т‑34 низкого качества. Вместо 3 тыс. км службы гусеница выдерживает только 1,5 тыс. км, поэтому к танку Т‑34 дается дополнительный комплект гусеницы.

По танку Т-40 (плавающий)

На заводе № 37 Наркомсредмаша

Завод № 37 обязан был освоить и выпустить в 1940 г. 100 танков Т‑40 и довести мощность завода к 1 января 1941 г. до 2 тыс. шт. Фактически на 1 января 1941 г. заводом выпущен только 41 танк. Основной причиной невыполнения плана выпуска танков является недопоставка бронекорпусов Подольским заводом НКНефти.

Танк Т‑40 был запущен в серийное производство с рядом конструктивных недоработок, которые особенно отрицательно сказываются на работе танка в зимнее время. Гусеница танка через воздухоприток на головку двигателя забрасывает снег; радиатор для охлаждения масла размораживается, так как конструкция его не обеспечивает полный спуск воды из трубок. По этой причине в декабре 1940 г. и январе 1941 г. из 23 танков, отправленных в войсковые части, на 8 танках радиаторы были разморожены.

План внедрения технологии отдельными цехами не выполняется. По плану холодноштамповочным цехом технология на обработку 445 наименований деталей должна быть внедрена к 1 января 1941 г. Фактически на 25 января 1941 г. внедрено только 370 наименований деталей. За это же время по термическому цеху из 140 наименований деталей обрабатывалось по техпроцессу 124 детали.

По танку Т-50

На Кировском заводе Наркомтяжмаша

Постановлением Комитета обороны при СНК СССР от 19 ноября 1940 г. № 427сс Кировский завод НКТМ обязан был спроектировать и изготовить к 15 января 1941 г. 2 опытных образца танка Т‑50. Завод не выполнил этого задания. Ни одного опытного образца танка Т‑50 к установленному сроку не изготовлено.

Причиной невыполнения постановления КО является несвоевременная и некачественная разработка рабочих чертежей и технических условий конструкторским бюро завода.

На заводе № 174 Наркомсредмаша

Постановлением КО № 427сс от 19 сентября 1940 г.[1] проектирование и изготовление двух опытных образцов танка Т‑50 было поручено также и заводу № 174 НКСМ. Завод эго задание выполнил досрочно. Однако тактико-технические требования по танку Т‑50 заводом № 174 полностью не выполнены. Не предусмотрена установка в машине рации 71‑ТК‑З, не защищен воздухоприток от попадания горючей жидкости внутрь танка, не разработана система подогрева воды и масла для облегчения запуска двигателя в зимнее время, не предусмотрен запуск двигателя вручную изнутри танка.

Постановлением КО № 443сс от 19 декабря 1939 г. танк Т‑26 с 1 января 1941 г. был снят с производства и завод оставлен как основная база по производству запасных частей и агрегатов к танку Т‑26[2]. В 1940 г. завод обязан был изготовить и поставить 816 моторов Т‑26 и запасных частей к танку Т‑26 на сумму 21 550 тыс. руб. Завод не выполнил этого задания. На 1 января 1941 г. изготовлено и сдано моторов 332 шт., или 40,7%, запасных частей изготовлено на сумму 20 160 тыс. руб., или 93,6%.

Наряду с ревизией производства танков Наркоматом госконтроля проверена финансово-хозяйственная деятельность завода № 174. На заводе обнаружены большие сверхнормативные запасы по ряду остродефицитных материалов. На 1 декабря 1940 г. сверхнормативные запасы составляли: по ленте красной меди — на 194 дня, трубам латунным — на 252 дня, трубам алюминиевым — на 800 дней, пруткам бронзовым “БАЖМ” — на 284 дня и т. д.

На заводе имеет место разбазаривание остродефицитных материалов. С 1 января 1940 г. по 1 декабря 1940 г. продано разным организациям и частным лицам материалов на сумму 159 тыс. руб., в том числе: бензина 3065 л, дерматина — 1044 м, баббита — 29 кг и ряд других.

Установлены факты представления заводом в главк завышенных заявок на материалы, а также случаи скрытия фактических остатков остродефицитных материалов. В IV квартале 1940 г. завод представил в главк завышенную заявку на материалы, в том числе: по железу листовому — на 45,2 т, по стали конструкционной — на 29,7 т, по стали листовой горячекатаной — на 53,9 т, по алюминию чушковому — на 26,2 т. В отчетных сведениях по форме ЦУНХУ № 6 на 2 ноября 1940 г. заводом было занижено фактическое наличие материалов, в том числе: по железу листовому — на 69,7 т, легированной стали на 13,9 т, электростали — на 16,3 т и т. д.

Перерасход фонда зарплаты в 1940 г. по непромышленному персоналу завода № 174 составил 1502 тыс. руб.; перерасход фонда директора за 1940 г. составил 197 тыс. руб.

По танковым моторам

На заводе № 75 Наркомсредмаша

В 1940 г. завод № 75 не выполнил плана производства танковых моторов. Из предусмотренных планом 1940 г. 2890 шт. дизель-моторов В‑2 для танков БТ‑7, КВ, Т‑34 и Т‑50 завод выпустил только 1937 моторов, или 67% плана.

Установленный решением КО № 443сс от 19 декабря 1939 г. годовой план производства и отгрузки запасных частей к танковым двигателям заводом выполнен в 1940 г. только на сумму 2572 тыс. руб., или 15,8% плана.

Завод обязан был в 1940 г. закончить конструирование и испытание дизель-мотора В‑5 мощностью в 700 л. с. для танка КВ и дизель-мотора В‑4 мощностью в 300 л. с. для танка Т‑50 и начать выпуск этих моторов с 1 января 1941 г. Образцы этих моторов заводом изготовлены, но испытания не закопчены и выпуск моторов не начат.

Танковый дизель-мотор В‑2 заводом № 75 выпускается с рядом конструктивных недостатков. Ненадежны в работе топливный и масляный насосы; имеет место прорыв газов в стыке между головкой и блоком цилиндров; преждевременно срабатываются поршневые кольца. Главным недостатком дизель-мотора В‑2 является чрезвычайно непродолжительный срок жизни мотора. Гарантированная заводом продолжительность работы дизель-мотора составляет только 100 часов. Требования потребителя и приказ Наркомсредмаша об отработке мотора к 1 марта 1940 г. на гарантийный срок службы 250 часов заводом не выполнены.

На момент проверки действующая технология инструментарием оснащена не была. Из 9846 наименований инструментария на 10 декабря 1940 г. изготовлено 7070, вследствие чего из 9108 операций по 808 операциям обработка деталей ведется по обходной технологии. Технологическая документация находилась в запущенном состоянии. В операционные карты вносились многочисленные изменения, в ряде случаев даже никем не подписанные; сами карты имеют неряшливый вид. На заводе имело место массовое нарушение технологии.

Потери от брака по заводу за 1940 г. составили 14 421 тыс. руб., или 8,2% к стоимости валовой продукции. Особенно велик брак в цехе цветного литья. За 1940 г. потери от брака по этому цеху составили 5700 тыс. руб. По алюминиевому литью брак возрос с 10,4% во II квартале 1940 г. до 26,6% в III квартале и до 28,3% в декабре 1940 г.; в январе 1941 г. брак по алюминиевому литью составил 23,2%.

Проверкой Наркомата госконтроля на заводе № 75 вскрыты большие недостатки в области финансово-хозяйственной деятельности. За 11 месяцев 1940 г. продано на сторону разным организациям и частным лицам материалов на сумму 447 тыс. руб. в том числе: фабрике-кухне олова — 85 кг, Харьковскому мединституту железа кровельного — 2 тыс. кг, театру Русской драмы эбонитовых трубок — 500 кг и др. Отделом снабжения завода № 75 систематически представлялись в Наркомсредмаш завышенные заявки на фондовые материалы и скрывались остатки остродефицитных материалов. Перерасход фонда зарплаты по заводу за 11 месяцев 1940 г. составил 6577,9 тыс. руб., или 10,9%.'

На лиц, виновных в разбазаривании материалов и нарушении финансовой дисциплины, мною наложены дисциплинарные взыскания.

После проверки завод улучшил работу. За январь-февраль 1941 г. план выпуска дизель-моторов заводом выполнен на 109%. За это время выпущено 653 мотора. Готовность оснастки механических цехов на 10 марта 1941 г. составляет по приспособлениям 91%, по инструменту 94%.

На автозаводе им. Молотова Наркомсредмаша

Постановлением КО № 333сс от 26 июля 1940 г. Горьковский автомобильный завод им. Молотова обязан был в 1940 г. изготовить и поставить заводу № 37 НКСМ двигатели “202” для танков Т‑40 в количестве 385 шт. Завод не выполнил этого задания. На 1 января 1941 г. заводу № 37 поставлено только 118 моторов, или 30,7% плана. В течение января-февраля 1941 г. моторы заводу № 37 совершенно не поставлялись.

Проверка состояния производства танковых моторов показала, что положение с обеспечением танковых заводов моторами крайне напряженно. По предварительным данным Наркомсредмаша, представленным в Комитет обороны при СНК СССР, на 1941 г. намечено к выпуску 4950 машин (КВ, Т‑34, Т‑50 и артиллерийский тягач “Ворошиловец”, требующих установки модификаций моторов В‑2.

Кроме этого, заявка ГАБТУ КА на моторы В‑2 на 1941 г. составляет 2570 шт., в том числе только для укомплектования учебного парка — 1215 моторов. Следовательно, общая потребность в моторах В‑2 на 1941 г. составляет, не считая потребности для задела машин на 1942 г., 7520 шт. Планом Наркомсредмаша намечается к выпуску в 1941 г. моторов В‑2 всего в количестве 5,6 тыс. шт. Таким образом, единственный завод № 75, поставляющий дизель-моторы к танкам КВ, Т‑34 и Т‑50 и к артиллерийскому тягачу “Ворошиловец”, даже при полном выполнении намечаемого Наркомсредмашем плана 1941 г. может покрыть потребность в моторах лишь на 70‑75%. ГАБТУ КА Комитетом обороны при СНК СССР намечено выделить 735 моторов вместо заявленных 2570 шт.

Сталинградский тракторный завод как база моторостроения для Т‑34 совершенно не готов. Решение КО № 426сс от 20 ноября 1940 г. об изготовлении 5 опытных танковых дизель-моторов мощностью в 500 л. с. со сроком службы не менее 500 часов СТЗ не выполнено. На 1 марта 1941 г. не изготовлены даже самые ответственные детали мотора, как коленчатый вал, картер и др.

Завод № 174 также неудовлетворительно готовится к  производству дизельмоторов В‑4 для танков Т‑50, несмотря на то что приказом НКСМ № 25с от 16 января 1941 г. он должен  полностью подготовить производство этих моторов к 1 августа 1941 г.

Также напряженно положение и с обеспечением моторами танка Т‑40. Горьковский автозавод в связи с освоением авиамотора М‑105 прекратил выпуск и поставку 6‑цилиндровых моторов заводу № 37 и предполагает возобновить производство этих моторов только к концу II квартала 1941 г. и то на более суженной базе.

По производству бронекорпусов к танкам

На заводе № 78 НКБ

Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) № 1505‑584сс от 21 августа 1940 г. завод № 78 НКБ обязан был организовать производство бронекорпусов и бронебашен к танкам КВ. В IV квартале 1940 г. завод должен был изготовить и сдать Челябинскому тракторному заводу 5 комплектов бронекорпусов и бронебашен к танкам КВ и подготовить мощности к выпуску в 1941 г. 300 комплектов начиная с января месяца 1941 г. Завод не выполнил этого задания. На 1 февраля 1941 г. производство бронекорпусов и бронебашен к танку КВ даже не было еще начато.

Завод № 78 обязан был к 1 января 1941 г. организовать производство литых броневых башен к танку КВ для Челябинского тракторного завода на мощность 300 танков в год с тем, чтобы по освоении литых башен заменить ими башни из катаной брони. Это задание заводом также не выполнено и к производству литых башен еще не приступлено. Разработка рабочих чертежей по литым башням начата только с конца ноября 1940 г. и на 1 февраля 1941 г. закончена не была.

На Подольском заводе им. Орджоникидзе Наркомнефти

Постановлением Комитета обороны № 333сс от 26 июля 1940 г. Подольский завод им. Орджоникидзе обязан был изготовить в 1940 г. 100 бронекорпусов танка Т‑40. В 1940 г. Подольский завод изготовил только 65 бронекорпусов танка Т-40.

Невыполнение плана производства бронекорпусов Т‑40 явилось следствием недопоставки Кулебакским и Мариупольским заводами Наркомсудпрома бронелиста, неудовлетворительного хода освоения процесса термической обработки деталей и отсутствия должного контроля в цехах за обработкой деталей.

Кулебакский и Мариупольский заводы НКСудпрома в 1940 г. поставили заводу им. Орджоникидзе бронь марки “ФД” толщиной 9 мм в количестве 75 т, или 55,5% плана, толщиной 10 мм — 196 т, или 59,5%, толщиной 13 мм — 103 т — 17,6%. В январе 1941 г. поставки бронелиста марки “ФД” толщиной 9 и 10 мм совершенно не было.

Неудовлетворительное освоение процесса термической обработки деталей вызвало перерасход стали против установленных норм. Броневой стали толщиной 9 мм на один бронекорпус израсходовано 720 кг вместо 405 кг по норме, стали толщиной 10 мм израсходовано 1670 кг против нормы 980 кг и толщиной 13 мм — 2400 кг вместо 1885 кг. Только при полигонном испытании бронедеталей на пулестойкость отходы бронедеталей вследствие неудовлетворительной термической обработки доходили до 42%. Установленная заводом норма расхода стали на один бронекорпус является завышенной. Эта норма в 2,6 раза больше чистого веса бронекорпуса.

На Ижорском заводе Наркомсудпрома

Ижорский завод обязан был изготовить и поставить в 1940 г. Кировскому заводу и ЧТЗ 266 шт. бронекорпусов с башнями для танков КВ. Завод выполнил это задание, поставив 273 бронекорпуса, или 102,6%.

Постановлением Комитета обороны при СНК СССР № 427сс от 19 ноября 1940 г. Ижорский завод обязан был поставить к 15 декабря 1940 г. Кировскому заводу НКТМ и заводу № 174 НКСМ четыре опытных корпуса Т‑50. На 1 марта 1941 г. завод изготовил и сдал два корпуса Т‑50 заводу № 174 НКСМ и один корпус Кировскому заводу.

Постановлением ЦК ВКП(б) и СНК СССР № 1288‑495сс от 17 июля 1940 г. Ижорский завод обязан был поставить Кировскому заводу НКТМ к 1 октября 1940 г. четыре бронекорпуса КВ толщиной брони 90 и 100 мм и к 15 октября 1940 г. один бронекорпус для самоходной артиллерийской установки с толщиной брони 60 мм. Это задание завод выполнил с опозданием по трем корпусам на 4 месяца.

Комитет обороны решением № 373сс от 29 августа 1940 г. обязал НКСП и НКТМ к 15 октября 1940 г. изготовить опытно-установочные партии литых башен для КВ: две башни из брони, цементированной во время отливки, две башни из гомогенной брони марки Ижорского завода и две башни из гомогенной брони марки Мариупольского завода. Это постановление Комитета обороны Ижорский и Мариупольский заводы выполнили также с опозданием на 3,5 месяца. Испытания литых башен дали удовлетворительные результаты.

На Мариупольском заводе им. Ильича Наркомсудпрома

Мариупольский завод обязан был в 1940 г. изготовить и сдать заводу № 183 НКСМ бронедеталей и дисков колес танка Т‑34 775 комплектов. Фактически на 1 января 1941 г. завод сдал 575 комплектов. Причиной невыполнения задания является большой брак брони при прокате, пулевом и снарядном отстреле, неудовлетворительное оснащение производства приспособлениями и инструментом, систематическое изменение чертежей по башне и ряду других деталей. Брак брони при прокате, пулевом и снарядном отстреле доходил до 14,3%. В январе и феврале 1941 г. изготовлено 224 комплекта деталей корпуса Т‑34 против 293 комплектов, установленных планом.

Постановлением КО № 390сс Мариупольский завод обязан был в 1940 г. изготовить 300 шт. литых, механически обработанных башен к танку Т‑34[3]. По состоянию на 1 февраля 1941 г. изготовлено 305 литых башен.

На заводе № 264 Наркомсудпрома

Постановлением Комитета обороны № 351сс от 13 августа 1940 г. завод № 264 обязан был в 1940 г. изготовить для Сталинградского тракторного завода НКСМ опытную партию бронекорпусов и башен танка Т‑34 в количестве 20 комплектов и к 1941 г. подготовить выпуск их в количестве 2 тыс. комплектов. Это задание заводом № 264 полностью сорвано. На 1 марта 1941 г. заводом не изготовлено ни одного корпуса.

Технология производства корпусов и башен Т‑34 не оснащена штампами, инструментом, приспособлениями и оборудованием.

Несмотря на то, что основные поставщики танковой брони Ижорский и Мариупольский заводы в настоящее время выполняют план производства корпусов и башен к танкам, однако эти два завода не покрывают всей потребности в броне для танкостроения. Заводы № 78 НКБ и № 264 НКСудпрома совершенно не готовы к удовлетворению потребностей ЧТЗ и СТЗ в бронекорпусах.

Учитывая неблагополучие с производством танковой брони, Наркоматом госконтроля СССР в настоящее время вторично производится более глубокая проверка работы заводов как производящих бронедетали, так и броневую сталь.

По производству запасных частей для танков

В 1940 г. запасных частей к старым типам танков произведено на сумму 68,7 млн. руб., или 81,6% к утвержденному правительством плану. После проверки Наркомата госконтроля заводы улучшили производство запасных частей. За 2 месяца 1941 г. выпущено запчастей к снятым с производства типам танков на сумму 14 млн. руб., или 91,7% задания, и к новым типам танков на сумму 3 млн. руб., или 108,7% задания.

Несмотря на то, что танковые заводы за 2 месяца 1941 г. почти выполнили задание по производству запасных частей, однако это количество запчастей удовлетворяет потребность только одного лишь НКО в пределах 50‑55%. Особенно напряженное положение с выпуском запчастей к снятым с производства танкам. Задания заводу № 183 по запчастям к танку БТ‑7, заводу № 174 по запчастям к танку Т‑26 даны такие, которые не удовлетворяют потребность в этих запчастях, а к танку Т‑28 запчастей вообще никто не выпускает.

Также в плохом состоянии находится производство запасных бронедеталей для ремонта снятых с производства типов танков. В связи с постановкой на производство новых корпусов танков КВ, Т‑34 и Т‑40, выпуск ремонтных бронедеталей для танков Т‑26, БТ, Т‑38, Т‑37, Т‑28 и Т‑35 со второго полугодия 1940 г. по существу основными заводами НКСудпрома прекращен, а новых баз для изготовления этих бронедеталей НКСудпром не выделил.

Мариупольский завод НКСП при задании на изготовление в I квартале 1941 г. 50 т бронедеталей к старым типам танков на 1 марта 1941 г. ни одной бронедетали не изготовил.

Ижорский завод НКСудпрома при задании на изготовление в I квартале 1941 г. бронедеталей к старым типам танков на сумму  236 тыс. руб. фактически на 1 марта 1941 г. изготовил бронедеталей только на 44,9 тыс. руб.

Подольский завод НКНефти при задании на выпуск бронедеталей в I квартале 1941 г. на сумму 191,5 тыс. руб. фактически на 1 марта 1941 г. изготовил бронедеталей только на 42,6 тыс. руб.

Запасных бронедеталей к новым танкам ни один завод до сих пор не изготовляет.

По научно-исследовательским работам в области танкостроения

Научно-исследовательские и экспериментальные работы в области танкостроения явно недостаточны и не обеспечивают должного развития танкостроения. Этому важному участку работы как Наркомсредмаш, так и ГАБТУ КА уделяют недостаточное внимание.

Единого научно-исследовательского центра по танкостроению не существует. Эта работа распылена между наркоматами и отдельными заводами. Опытно-экспериментальные базы на заводах, за небольшим исключением, отсутствуют.

При конструировании новых машин конструкторы-танкисты основываются только на опыте отечественного танкостроения и, главным образом, на опыте своего завода. Над использованием опыта иностранных фирм, даже по имеющимся в СССР образцам, почти никто не работает. Аналогичное положение и с использованием иностранного опыта по танковому броневому строению. Достаточно сказать, что даже отстрел бронекорпусов ведется исключительно отечественными боеприпасами. Снаряды иностранных армий, которые в СССР имеются в достаточном количестве, совершенно не используются для отстрела бронекорпусов наших танков.

Решением КО № 75сс от 16 апреля 1940 г. Наркомсредмашу было предложено организовать танковый отдел при Научно-исследовательском автотракторном институте НКСМ (НАТИ)[4]. К выполнению этого задания правительства как НКСредмаш, так и НАТИ подошли крайне несерьезно. До декабря 1940 г. танковый отдел не имел утвержденной тематики, не были утверждены положение и штаты отдела. В штате отдела на 1 марта 1941 г. имеется всего 43 инженерно-технических работника. Дальнейшая комплектация танкового отдела НАТИ танкистами с заводов Ленинграда и Харькова задерживается отсутствием жилого фонда в НАТИ. Материальной частью отдел не обеспечен. Кроме старого танка БТ‑7 ни одного другого, как и отечественного, так и иностранного танка НАТИ не имеет. Помещений для лабораторий также нет.

Несколько лучшее положение с опытно-экспериментальной базой по танковому моторостроению. При заводе № 75 в г. Харьков имеется научно-исследовательский институт по опытным дизель-моторам, который имеет собственную, хотя и небольшую, производственную базу. Однако НИИ при заводе № 75 над иностранными образцами моторов также не работает. План опытных работ, утвержденный КО на 1940 г., НИИ завода № 75 ни по одной теме не выполнен.

По капитальному строительству заводов танковой промышленности

Произведенной  Наркоматом госконтроля ревизией на заводах № 37, 75, 183, 174, ЧТЗ и СТЗ Наркомсредмаша установлено, что план капитального строительства по этим заводам не выполняется. Пусковые объекты, обеспечивающие производство танков, своевременно в эксплуатацию не вводятся. Положение с капитальным строительством по отдельным танковым заводам находится в следующем состоянии:

На заводе № 37 НКСМ

Наркомстрой обязан обеспечить окончание строительства инструментального цеха завода № 37 в мае 1941 г. Фактически строительные работы на площадке еще не развернуты. На 1 марта 1941 г. в строительство инструментального цеха вложено 271,8 тыс. руб., или 13,67% от сметной стоимости строительных и сантехнических работ. На работах по сооружение цеха занято только 208 чел. вместо необходимых по графику 400 чел. Главцентрострой Наркомстроя не обеспечил площадку строительными материалами, вследствие чего приостановлены железобетонные работы и со строительства снято 135 чел. рабочих.

На заводах № 75 и № 183 НКСМ

По объектам, предназначенным для производства танков и танковых моторов, план строительно-монтажных работ в 1940 г. выполнен трестом № 26 Наркомстроя по заводу № 75 на 14,8% и по заводу № 183 на 72,3%.

Срок ввода в эксплуатацию к 15 декабря 1940 г. инструментального цеха завода № 75 сорван. На 1 января 1941 г. освоение средств по строительству инструментального цеха составило только 3,3% от стоимости этого цеха. Строительство остальных цехов на заводе № 75 ведется такими темпами, которые не обеспечивают своевременное окончание этих цехов. На 1 января 1941 г. готовность кузнечно-штамповочного цеха составила 0,8%, ремонтно-механического — 1,2%, цеха топливной аппаратуры — 13,3% и столовой — 19,5%.

На заводе № 183 необходимо было закончить работы по расширению отдела “200” к 1 октября 1940 г., первой очереди кислородного цеха и инструментального отдела Н‑750 — к 15 декабря 1940 г. и малярно-укомплектовочного цеха с вводом в эксплуатацию 30% от общей площади застройки — к 1 января 1941 г. Это задание трестом № 26 также не выполнено. На 1 января 1941 г. вложение средств составило по строительству малярного цеха 1,4%, инструментального отдела — 6,6%, расширения отдела “200” — 11% от их полной стоимости. К строительству кислородного цеха трест не приступал.

Управляющий трестом № 26 Наркомстроя Микунис и начальник стройуправления Гольдберг не обеспечили строительство первоочередных объектов заводов № 75 и № 183 рабочей силой и материально-техническими средствами. В результате плохой организации труда и неудовлетворительного использования строймеханизмов основные трудоемкие работы — земляные, кирпичная кладка и бетонные — до зимы 1940‑1941 гг. выполнены не были.

Вместо концентрации рабочей силы на строительстве важнейших пусковых цехов трест № 26 за время с июля по декабрь 1940 г. выполнил по заводам № 75 и № 183 прочих работ на сумму 3495 тыс. руб.

На заводе № 174 НКСМ

На заводе № 174 к 1 апреля 1941 г. должен быть введен в эксплуатацию механический цех второй очереди и расширен термический цех. Срок сдачи этих объектов под монтаж установлен к 1 марта 1941 г. Это задание Наркомсредмашем и Наркомстроем не выполнено.

Финансирование работ по этому строительству разрешено только 20 ноября 1940 г. Завод № 174 освободил и передал тресту № 40 Наркомстроя строительные площадки с опозданием до двух месяцев. К строительным работам по расширению термического цеха трест № 40 приступил 10 декабря 1940 г. и по второй очереди механического цеха — только 4 января 1941 г. Необходимые для механического цеха 406 т металлоконструкций на 1 февраля 1941 г. еще не были изготовлены. Работы по устройству фундаментов под колонны здания механического цеха выполнены на 61%. Кладка бутовых фундаментов пристройки термического цеха выполнена на 80%, кирпичная кладка — на 63,3%. К устройству кровельного перекрытия еще не приступлено. Окончание строительно-монтажных работ задерживается из-за отсутствия технической документации по внутрицеховой планировке оборудования, сантехнике и каналам в полах, изготавливаемой 8‑м ГПИ Наркомсредмаша.

На Сталинградском тракторном заводе НКСМ

Строительство первоочередных пусковых объектов Сталинградского тракторного завода должно быть закончено: механического цеха — к 1 октября 1940 г., сборочно-сдаточного цеха — к 1 сентября 1940 г. и цеха цветного литья — к 15 декабря 1940 г.

Механический цех строительством закончен и сдан заводу СТЗ под монтаж оборудования 29 ноября 1940 г. На 10 февраля 1941 г. завод еще не приступил к монтажу оборудования.

Сборочное, моечное и красильное отделения сборочно-сдаточного цеха сданы заводу под монтаж оборудования 16 декабря 1940 г. Монтаж оборудования в красильном отделении на 10 февраля 1941 г. закончен не был.

Строительство цеха цветного литья не закончено. Техническая готовность строительных работ по этому цеху на 10 февраля 1941 г. составляла лишь 55,4%. Строительство цеха цветного литья своевременно не было обеспечено технической документацией. На несущие конструкции цеха чертежи были выданы заводом СТЗ строительству лишь 19 сентября 1940 г. вместо срока, предусмотренного по графику, — 20 июля 1940 г. Чертежи на подстропильные и стропильные фермы были выданы 12 октября и 1 ноября 1940 г.

На 10 февраля 1941 г. строителям не были выданы заводом СТЗ чертежи на фундаменты под оборудование, траншеи и полы. Завод своевременно не изготовил чертежей тоннеля формовочного транспортера цеха цветного литья, в связи с чем приостановлены работы по кирпичной кладке внутренних стен этого цеха.

На Челябинском тракторном заводе НКСМ

Установленные правительством сроки окончания в 1940 г. строительства газогенераторного и паросилового цехов, пристройки цеха цветного литья и 40 стандартных брусковых домов трестом № 8 Наркомстроя сорваны. Из всех пусковых объектов 1940 г. сдан в эксплуатацию только инструментальный цех, и то с опозданием на 4 месяца. Окончание строительства остальных объектов перешло на 1941 г.

По газогенераторному цеху в осях 1‑43 не сделаны кровля, кабельные каналы, полы и бытовые помещения, а в осях 43‑91 строительные работы только начаты. Полная стоимость строительных работ газогенераторного цеха по смете составляет 17,7 млн. руб. Выполнено трестом № 8 в 1940 г. работ по этому цеху на сумму 3,2 млн. руб.

По паросиловому цеху только уложены фундаменты под конструкции и установлена опалубка колонн. С ноября 1940 г. строительные работы по этому цеху не ведутся и объект законсервирован.

Срок окончания строительства первой очереди танкового цеха установлен к 15 мая 1941 г. Фактически на 25 февраля 1941 г. выполнено только 70% земляных работ под фундаменты колонн и частично сделаны фундаменты. Металлические конструкции для этого цеха Верхнесалдинским заводом Наркомстроя еще не изготовлены. Сметная стоимость строительных работ цеха составляет 9,7 млн. руб., а выполнено работ в 1940 г. на 220 тыс. руб.

Ни один из 40 брусковых и 20 шлакобетонных домов, подлежащих к сдаче в 1940 г. и I квартале 1941 г., на 25 февраля 1941 г. в эксплуатацию не сдан.

Начальник Главуралстроя Дыгай и управляющий трестом № 8 Наркомстроя Вершин своевременно не обеспечили строительные участки рабочей силой, не подготовили жилье для строительных рабочих и не организовали работы на пусковых объектах. План строительно-монтажных работ трестом № 8 в 1940 г. по заводу ЧТЗ выполнен лишь на 23,9%.

О руководстве Наркомсредмаша танковой промышленностью

Невыполнение плана производства новых образцов танков в 1940 г. явилось следствием  неудовлетворительного руководства танковой промышленностью со стороны Наркомсредмаша.

В течение 1940 г. из шести заводов Наркомсредмаша (СТЗ, ЧТЗ, № 75, № 183, № 37 и № 474), занятых производством танков и моторов к ним, только три завода (СТЗ, ЧТЗ и завод № 37), и то лишь в период IV квартала 1940 г., были заслушаны на заседаниях коллегии Наркомсредмаша по вопросам танкостроения.

Ряд объектов, предусмотренных постановлением правительства, Наркомсредмашем и Главспецмашем НКСМ не были включены в планы производства танковых заводов. Постановлением КО № 4сс от 2 января 1940 г. Наркомсредмаш обязан был на заводе № 174 изготовить и сдать в 1940 г. 200 химических танков Т‑134 с огнедымовым прибором (ОДП). До конца 1940 г. производство этих танков Наркомсредмашем заводу не планировалось, и только 11 ноября 1940 г. начальник Главспецмаша т. Горегляд А. А. включил заводу № 174 в план производства IV квартала 1940 г. изготовление указанных машин в количестве 50 шт. В 1940 г. завод № 174 ни одного танка с ОДП не выпустил.

Постановлением КО № 158сс от 3 апреля 1940 г. НКСМ обязан был в течение апреля-июля 1940 г. изготовить и сдать танковым ремонтным базам НКО и промышленности запчасти для танка Т‑26 на сумму 16 650 тыс. руб. и моторов Т‑26 в количестве 400 шт. Главспецмаш утвердил заводу № 174 план изготовления запчастей на сумму 8850 тыс. руб. и моторов в количестве 333 шт.

Постановлением КО № 443сс от 19 декабря 1939 г. завод № 75 НКСМ обязан был в 1940 г. изготовить запчастей на сумму 16 250 тыс. руб. Начальник планового отдела НКСМ Федотов установил заводу на 1940 г. план производства запчастей только на сумму 11 715 тыс. руб., и, таким образом, годовой план производства запасных частей к моторам “В‑2” был уменьшен на 4535 тыс. руб.

НКСредмаш плохо занимается вопросом обеспечения танкового парка запасными частями. Танкостроительные заводы, работая над выпуском новых танков, не могут в достаточном количестве обеспечить выпуск запчастей к старым типам танков, Зная об этом, Наркомсредмаш не принимает мер к тому, чтобы разместить производство этих запчастей на других заводах.

Результаты ревизии работы танковой промышленности обсуждались в Наркомате государственного контроля Союза ССР с участием зам. наркома среднего машиностроения т. Горегляда А. А., зам. наркома по строительству т. Соколова, начальника ГАБТУ КА, генерал-лейтенанта т. Федоренко Я. Н., замначальника ГАБТУ КА, генерал-майора т. Лебедева И. А. и ряда других руководящих работников НКСМ, НКТМ, ГАБТУ КА, НКСтроя, НКСудпрома, НКБоеприпасов и НКНефти. По каждому вопросу вызывались лишь работники, непосредственно за него отвечающие.

На основании произведенных ревизий и проверок мною на лиц, виновных в срыве выпуска танков и срыве строительства танковых объектов, а также в бесхозяйственном ведении дела, наложены взыскания. Соответствующим наркомам мною предложено принять ряд мер по улучшению работы танковых заводов и связанных с ним производств.

Считаю необходимым в ближайшее время обсудить в ЦК ВКП(б) и СНК СССР и принять решения по следующим вопросам.

1. Об увеличении выпуска, как в 1941 г., так и в 1942 г., новых типов танков, обязав НКСМ в минимальные сроки полностью развернуть производство танков на Челябинском и Сталинградском тракторных заводах.

2. Об увеличении танковых, броневых и моторных запасных частей для танкового парка, включив ряд других заводов как НКСМ, так и других наркоматов на производство запасных частей к старым типам танков.

3. О расширении базы танкового моторостроения, обеспечивающей полную потребность танкостроительных заводов и НКО в моторах на ближайшие годы, а по СТЗ и заводу № 174 обеспечить выпуск танковых моторов уже в 1941 г.

4. Об улучшении качества дизель-мотора “В‑2” и его модификаций и увеличении срока его службы не менее 250 часов уже в 1941 г., обеспечив дальнейшее увеличение срока службы мотора.

5. Об организации специального научно-исследовательского института по танкостроению и об улучшении постановки исследовательских и опытных работ по танкостроению, использовании иностранного опыта в этом деле и расширении экспериментальных баз танковых заводов.

6. О расширении базы производства брони и улучшении ее качества.

7. О наведении  порядка в технологии и оснащении производства танков на заводах НКСредмаша и устранении конструктивных недостатков танков.

8. О форсировании Наркомстроем всех строительных  работ на заводах танкостроения и бронестроения, обеспечив окончание этих работ в 1941 г.

Л. Мехлис.

Примечания:

[1] Ошибка в дате. Речь идет о постановлении Комитета обороны при СНК СССР № 427сс “О проектировании и изготовлении образцов легких танков Т‑50” от 19 ноября 1940 г. (ГА РФ. Ф. Р‑8418. Оп. 28. Д. 122. Л. 222‑231.)

[2] См. документ № 110.

[3] Речь идет о постановлении Комитета обороны при СНК СССР № 390сс “О производстве литых башен к танку Т‑34 из гомогенной брони марки МЗ‑2” от 9 октября 1940 г. (ГА РФ. Ф. Р‑8418. Оп. 28. Д. 122. Л. 44‑45).

[4] См. документ № 143.

АП РФ. Ф. 3. Оп. 46. Д. 385. Л. 97-126. Подлинник.

http://istmat.info/node/58559

 

Board footer