Сейчас на борту: 
armour-clad,
krysa,
maslopoop,
Merc,
roman-3k-hi,
Strannik4465,
SudoModelist.ru,
UBL,
VADIM B,
vaviloff74,
veter,
КВ-14,
Юрген
   [Подробнее...]

#601 15.03.2018 10:40:54

Старый Судоремонтник
Лейтенант
let
Откуда: г. Новороссийск
Судоремонтный завод
Сообщений: 1368




Re: Оборона Новороссийска 1941 - 1943 гг.

Да, все это возможно, особенно когда орудия стоят у Мефодиевского рынка. А когда на Волчьих воротах, то весьма затруднительно свести орудия с высот и вести по открытой местности. И вести их надо не один километр по открытом местности под напором напирающих немцев...
Я не встречал в истории Новороссийска таких описаний подвигов артиллеристов. В истории написано, что где стояли орудия на Волчьих Воротах, так и остались стоять разбитые.
А от Владимировки - все может быть. Может и утащили. Но данных об этом, к сожалению, нет.
Да и вообще, когда пишут про бои на окраине Новороссийска в Восточном районе, то про артиллерию не упоминают. Так что тут вопрос ещё интересней: А где была артиллерия и сколько её было в последние дни обороны до подхода 318-й дивизии?
Слишком много уделено описанию боев, участниками которых были сами писавшие. И, слава Богу, что выжили и успели хоть что-то написать.

 

#602 19.03.2018 11:26:16

Старый Судоремонтник
Лейтенант
let
Откуда: г. Новороссийск
Судоремонтный завод
Сообщений: 1368




Re: Оборона Новороссийска 1941 - 1943 гг.

Я закончил писать про события в Новороссийске в июне 1941 - сентябре 1942 году. Далее идет оборона на рубежах цемзавода "Октябрь" и борьба подпольщиков в городе.
Но я не много отдохну, а потом - видно будет.
Однако, на вопросы я всегда готов ответить. Задавайте...

 

#603 17.08.2018 13:52:36

Старый Судоремонтник
Лейтенант
let
Откуда: г. Новороссийск
Судоремонтный завод
Сообщений: 1368




Re: Оборона Новороссийска 1941 - 1943 гг.

Рыжова Ольга Яковлевна поделилась своими детскими воспоминаниями периода оккупации города:
В 1942 году мне было одиннадцать лет. Мы со старшей сестрой Полиной жили с мамой и бабушкой Анной на окраине юго-западного района города, в доме по улице Манченко, 48.
Перед войной, в мае 1941 года, я окончила три класса Новороссийской начальной школы № 11 на ул. Кутузовской. А 1-го сентября 1942 г. для меня новый учебный год так и не начался. К городу подошла война.
В первых числах сентября 1942 года начался штурм города с интенсивными бомбардировками гитлеровской авиацией и с артиллерийскими обстрелами жилых кварталов.
При очередном авианалёте прямым попаданием бомбы был разрушен и сгорел наш дом. После утраты дома нашу семью из четырёх человек приютила сестра мамы – тётя Сима в своём домовладении по улице Борисовской. Её муж Сидор с первых дней воевал на фронте, и она осталась вдвоём с сыном, моим сверстником Лёней.
В первые дни боёв на подступах к городу семья тёти перебралась дальше от боевых действий в хутор Широкая балка.
Спустя день, когда бои шли уже на окраине Новороссийска, мы последовали за ними в район Широкой балки. Но когда добрались на место, то оказалось, что, убегая от германской оккупации, мы попали на территорию, занятую румынскими войсками.
На побережье уже размещались части 9-й механизированной кавалерийской дивизии румын.
Среди домиков в ущелье реки стояла военная техника, суетились солдаты, разгружались обозы, и по дороге к морю тянулись колонны всадников. С большим трудом отыскали мы своих родственников, которые остановились в пустом сарае для коз у одной знакомой жительницы хутора Широкая балка. С приходом в хутор оккупантов хозяйка коз спрятала их в горах. Нас тоже поместили в пустом сарае, в котором раньше содержалась корова. По всем признакам, животное покинула своё стойло совсем недавно. А в жилом домике разместились румынские кавалеристы.
Несколько дней выходить из сарая мы боялись, так как неясно было, как отнесутся к нам в оккупанты. Но потом детское любопытство взяло верх, и мы с сестрой все же стали выходить из сарая, помогать по хозяйству приютившей нас хуторянке.
Наша хозяйка поделилась с нами своей тайной и показала свой тайник, куда она спрятала от румын корову. Новое стойло было оборудовано между уцелевших стен заброшенной хибарки, в двух километрах в лесу. Кроме ухода за коровой, мы кормили коз, спрятанных в лесном овраге. За это нам наливалось молоко, которым мы делились с бабушкой и мамой.

 

#604 20.08.2018 15:00:31

Старый Судоремонтник
Лейтенант
let
Откуда: г. Новороссийск
Судоремонтный завод
Сообщений: 1368




Re: Оборона Новороссийска 1941 - 1943 гг.

1

Но все хорошее быстро кончается, кончилась и наша хуторская жизнь беженцев. После первой недели суеты и интенсивного движения румынских войск в районе Широкой балки установилась стабильная обстановка. На побережье румынами была организована гарнизонная служба и появились патрули, занимающиеся досмотрами и проверками местных жителей.
Прибрежная зона в Широкой балке была объявлена зоной строгого режима. Начали проводиться облавы. Жандармерия ловила и вывозила гражданское население из числа трудоспособных женщин, юношей и девушек, которые в основном были беженцы из нашего города.
Однажды в лесу была обнаружена и наша хозяйка вместе с коровой. Животное отобрали, а избитую пожилую женщину бросили у двора. Румыны обыскали надворные постройки её дома. В сарае нашли маму и увели с собой для выяснения личности. Собранных облавой в хуторе женщин румыны подвергли издевательствам и насилию. Детей и стариков тогда не тронули, но стало ясно: оставаться в хуторе становится опасно.
На следующий день, после возвращения растерзанной мамы, мы с сестрой и бабушкой на рассвете пошли по ущелью и, поднявшись на перевал, вернулись в оккупированный город.
Так как наш дом в городе ещё в начале сентября был разрушен, мы пришли в Новороссийске на улицу Борисовскую в дом маминой сестры. Во время боёв за город их дом сохранился, но в доме разместились на постой солдаты отделения интендантской службы. Это были словаки. Они относились к населению значительно лучше, чем румыны и немцы. Хозяйке дома с сыном была выделена комната во времянке, и с разрешения постояльцев, мы поселились там все вместе. Словаки по-доброму относились к детям. Случалось, что и угощали галетой, бывало и погладят украдкой по голове.
Жизнь в оккупации была нелёгкой. Мама очень боялась за нас и категорически запрещала появляться на улице. Однако голод заставлял нас рисковать и отправляться обменивать вещи на пищу в ближайших станицах.
Наш первый поход в компании с соседями по улице – с Шурой Басюк и её сыновьями через станицу Натухаевскую в хутор Стрелка прошёл удачно. Станичники к ходокам относились хорошо, мы наменяли кукурузы, подсолнечника и благополучно вернулись домой...
Во втором полугодии 1942 года по дорогам и тропам из города и в город двигались сотни жителей Новороссийска. Некоторые беженцы из оккупированного города направлялись на жительство в станицы Кубани, но основная масса, спасаясь от голода, шла на поиски продуктов. Чтобы победить страх, люди объединялись в группы. В коллективе казалось надёжнее… Запомнился случай, когда моя старшая сестра Полина отправилась в станицу Гостагаевскую и была арестована. В течение недели мы с мамой не находили места от страха, думали о самом страшном. Но, к счастью, продержав под арестом несколько дней, отобрав обмененные продукты, её отпустили … В городе население голодало. Надо было как-то выживать.
Мама была вынуждена брать в стирку бельё в германской войсковой части, расквартированной в нашем районе. Тяжёлая работа прачки кончилась после того, когда она заразилась чесоткой и тяжело заболела. На следующий день, когда мама не смогла выйти на очередную стирку, в дом пришёл немецкий фельдфебель. Не разбираясь в причине прогула, он плетью избил маму, так что она долго не могла лежать на спине.

 

#605 22.08.2018 11:29:13

Старый Судоремонтник
Лейтенант
let
Откуда: г. Новороссийск
Судоремонтный завод
Сообщений: 1368




Re: Оборона Новороссийска 1941 - 1943 гг.

- 176 –
    9 октября в газете «Правда» был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об установлении полного единоначалия и упразднение института военных комиссаров в Красной Армии». В соответствии с Указом ответственность за все стороны боевой и политической жизни частей, соединений и учреждений Красной Армии возлагалась на их командиров. Институт военных комиссаров и политический руководителей упразднялся. Взамен его вводился институт заместителей командиров по политической части. Для всех политработников, как и для командиров Красной Армии, вводились общие воинские звания и знаки различия.
    10 октября ОКХ передало указание Гитлера о том, что немецкая 17-я армия должна занять Шаумян, затем ударить на Туапсе и захватить побережье Черного моря, чтобы тем самым создать предпосылку успешного сражения между Новороссийском и Туапсе, а также в направлении Сухуми.
    11 октября Ставка Верховного Главнокомандования освободила генерал-полковника Я.Т. Черевиченко от командования войсками Черноморской группы и назначила на эту должность генерал-майора И.Е. Петрова, освободив от должности командующего 44-й армией. Командующим 44-й армией назначен генерал-майор К.С. Мельник.
    11 октября газета «Заря Востока» опубликовала материалы о жестоких боях под Новороссийском. С особым мужеством и упорством сражались бойцы морской пехоты, которые за три дня боев истребили до 1000 гитлеровцев. В одном бою 30 краснофлотцев под командованием старшины 2 статьи Сутягина уничтожили 50 человек. В боях отличились главстаршина Добрыкин, солдаты Петренко, Краснов, Абрамов и другие. Самоотверженный подвиг совершил кандидат с члены ВКП(б) красноармеец Ткач, который обвязавшись гранатами бросился под танк и подорвал его. Герой погиб, но враг не прошел!

 

#606 24.08.2018 10:01:36

Старый Судоремонтник
Лейтенант
let
Откуда: г. Новороссийск
Судоремонтный завод
Сообщений: 1368




Re: Оборона Новороссийска 1941 - 1943 гг.

Немецким командованием были изданы приказы для жителей Новороссийска, которыми вводился жесточайший режим для местных жителей:
    – За плохое отношение к оккупационным войскам виновные подвергаются расстрелу.
    – Хождение по улицам разрешалось введённым комендантским часом с 5 часов утра до 8 часов вечера. Задержанные вне этого времени – считаются партизанами и караются расстрелом.
    – Каждый еврей на рукаве должен носить отличительный знак в виде жёлтой шестиконечной звезды.
    – Вся полнота власти в городе над жителями передаётся коменданту.
    – Лица, отлучившиеся из своего населённого пункта без пропуска, объявляются партизанами и караются расстрелом.
    – Лица, не сдавшие своевременно оружие, подлежат расстрелу.
    – Лица, уклоняющиеся от объявляемой властями регистрации населения, также подлежат расстрелу. Аналогичные репрессии применяются оккупационными властями и в других случаях невыполнения их приказов.
    Для поддержания оккупационного режима в городе были сформированы полевая жандармерия и немецкая комендатура военного типа.
    В связи с активными военными действиями в восточной части Новороссийска немецким командованием было решено создать в городе временную комендатуру военно-гражданского типа, которая и была организована 13 октября 1942 года из военнослужащих германского гарнизона и штатских специалистов.
    Функциями этой комендатуры являлись:
    1. Регистрация и эвакуация гражданского населения из города Новороссийска
    2. Сохранение жилищного фонда.
    3. Рациональное использование разрушенных построек на топливо.
    4. Регулирование движения и организация безопасности проходов, а также обеспечение нормального движения по шоссейным и грунтовым дорогам в город Новороссийск.
    5. Расквартирование воинских подразделений.
    6. Выявление и направление по частям солдат-одиночек, отставших от своих частей.
    7. Полное руководство работой районных и городских старост по вопросам обслуживания и использования гражданского населения.
    Помимо этого комендатура военно-гражданского типа в г. в Новороссийске через приданные ей отделения полевой жандармерии и сотрудников районной полевой полиции проводила:
    – репрессивные мероприятия и наказания в отношении лиц из гражданского населения, заподозренных или уличённых в нарушении установленного в городе режима, воровстве, поджогах и т.д. Мерами наказания являлись: вначале временные аресты, штрафы;
    – первичное расследование, связанное с совершением лицами гражданского населения более серьёзных преступлений: саботаж, шпионаж и диверсия. В случае установления действительности этих данных, задержанные или арестованные лица, передавались для дальнейшего следствия в ГФП.
    В конце сентября 1942 года в городе были расклеены объявления, в которых говорилось, что желающие получить продукты из немецких складов обязаны подать в местную комендатуру заявление с указанием имени и возраста всех членов семьи. Население поверило. Собранных в середине октября по повесткам людей отправили в станицу Владимировскую, где был организован концлагерь, а затем в такие же концлагеря от Новороссийска до Тамани. Оставленные дома были разграблены, а все обнаруженные ценные вещи отправлены в Германию.
    В течение первых месяцев оккупации фашисты отобрали у жителей всех коров, свиней, коз и кур. Через каждые три-четыре дня на базаре делались облавы, где у граждан забирались все ценности. Грабили и оборудование государственных предприятий, имевшихся в городе, которое также вывозилось в Германию.
    Женщины города от девочек до старух подвергались насилию. Молодые женщины и девушки сгонялись в дома терпимости, которые фашисты называли «кабаре», «сбыт женщин» или «тайный лагерь». Офицерский дом терпимости располагался в Доме пионеров по улице Советов.
    В сентябре 1942 года немецкие и румынские солдаты в селе Мысхако устроили повальное изнасилование женщин. Жительница города Новороссийска Бондарева Агафья Александровна, 44 года, проживающая в посёлке Мысхако, заявила после освобождения:
    «Вечером 12 сентября 1942 года немецкие и румынские солдаты провели повальное изнасилование женщин посёлка. В эту ночь были изнасилованы и девочки-подростки, и их матери, и старухи. Могу назвать ряд имён изнасилованных немцами женщин: 14-летняя Симененко Нина, Мирюн Вера, 26 лет, уборщица школы, 38-летняя Таран и другие
    15 сентября 1942 года румынские солдаты изнасиловали жену красноармейца Чалыш Татьяну, её мать Николаенко повесилась, не перенеся в семье позора… Во Дворце пионеров по улице Советов был организован дом терпимости под вывеской «Кабаре». Немцы туда отбирали красивых молодых девушек. С этой целью они ходили по квартирам, проводили записи, пропускали через медицинские комиссии, а затем принудительно уводили в «Кабаре», невзирая на протесты девушек. Этот дом терпимости был предназначен исключительно для офицерского состава. Из лиц, которых немцы привлекли для обслуживания в «Кабаре», мне известны: Саулис Ольга, Малышенко Евгения, Зорина Наталья, 16 лет, Парамонова Мария и другие
».
    Карательные меры против детей применялись повсеместно. Так, одного 14-летнего мальчика публично расстреляли за опоздание на работу, а другой его ровесник, направлявшийся из Новороссийска в поисках пищи, был расстрелян после зверских пыток.
    В Тоннельную были отправлены дети, искавшие свою мать. При этом каждому из детей было назначено наказание по приказу коменданта:
     «Пятнадцатилетней девочке дать 15 палок, десятилетнему и пятилетнему мальчикам по 5 палок».
    Жестокий оккупационный режим в городе обеспечивали отборные армейские части, охранные батальоны СС, специальные команды гестапо и полевой жандармерии.

 

#607 27.08.2018 11:55:11

Старый Судоремонтник
Лейтенант
let
Откуда: г. Новороссийск
Судоремонтный завод
Сообщений: 1368




Re: Оборона Новороссийска 1941 - 1943 гг.

Из воспоминаний матери Владимира Буравкина:
    - На мои вопросы – как же им удалось выжить? Мама вспоминала:
    «Оккупация города войсками вермахта для жителей нашего двора домов № 38 и 40 по улице Октябрьская на юго-западной окраине Новороссийска началась утром 8-го сентября 1942 года, а завершилась как-то стремительно быстро… Накануне ещё была слышна отдалённая канонада в восточной части города и в районе центрального рынка, которая постепенно стихла к ночи. К утру установилась относительная тишина, изредка прерываемая отдельной беспорядочной перестрелкой из стрелкового оружия и орудийных разрывов в центре города. Ближе к обеду где-то поблизости бой разгорелся с новой силой, совсем рядом с домом раздались взрывы и выстрелы.
    Выглянув за калитку, мы увидели вражеские танки на месте расположения советской зенитной батареи, занимавшей позиции в районе пустыря во дворе нынешней гимназии № 6, которая ещё накануне вечером прикрывала город и отражала атаки пикирующих бомбардировщиков врага.
    Один вражеский танк стоял на перекрёстке улиц Октябрьской и Яковлева, прямо перед нашим домом, и вёл беглый огонь из орудия в сторону Октябрьской площади. За ним ещё несколько танков со стороны улицы Рубина выходили на нашу улицу и по ней спускались вниз к площади.
    За танками небольшими группами быстро двигались по обеим сторонам улицы солдаты в мундирах мышиного цвета, со смуглыми лицами и в касках-тазиках плоской формы. Как позже узнали мы, это были румынские стрелки, которые заняли наш район второго бугра и расположились на постой в домах по соседству. Румыны с ненавистью обращались с гражданским населением, мародёрствовали, насиловали и грабили жителей в оккупации похлеще немцев.
    В это время мимо нашей калитки пробежал вверх по улице местный паренёк лет 15–16. Он обоими руками держался за живот, из которого сильно хлестала кровь. Он крикнул, что попал под артиллерийский обстрел у средней школы №1 на Октябрьской площади. Там на позициях у башни идёт бой моряков с немцами, наступающими от рынка вверх по улице Рубина. Пробежав несколько метров, смертельно раненый паренёк упал у забора соседнего дома и умер. Мы с сестрой спустились в погреб под домом и слышали бой в районе Октябрьской площади, который длился ещё несколько часов.
    Так началась оккупация города длиною в долгий год, полный страха, голода, унижений и ежедневного ожидания смерти, но это уже другая трагическая история жизни в неволе.
    Нам пришлось сутками скрываться в своём погребе от обысков патрулей комендатуры и совместных с местной полицией облав полевой жандармерии.
Вероятно, только болезнь нашей мамы спасала нас с сестрой от высылки на принудительные работы при массовых арестах молодёжи. К тому же, среди румынских постояльцев нашего двора существовала версия, что у нашей мамы инфекционное заболевание – дизентерия или брюшной тиф. Поэтому квартировавшие в окрестных домах румынские солдаты обходили вход в наш полуподвал по левой стороне заднего двора вокруг колодца.
    И патрули при облавах к нам не заглядывали.
    А тем временем в городе появились властные структуры военного времени в прифронтовой территории: комендатура, управа с городской головой и гражданской полицией, местное отделение гестапо и биржа труда. Был введён и строго соблюдался комендантский час. Приказы и распоряжения коменданта города Эриха Рейха вывешивались в общественных местах уже на третий день оккупации города.
    Однако самым страшным испытанием того времени был голод. На долгие годы это чувство сохранилось в нашей памяти. Выжить во время голода при оккупации нам удалось благодаря стечению нескольких случайных обстоятельств и помощи старшего брата Якова…    
    К середине лета 1942 года многие предприятия города прекратили работу и начали эвакуацию, мы остались без работы. Наш старший брат Яков взял нас с сестрой к себе на работу – в магазин у Мефодиевского рынка. Предвидя приближение трагических дней, он помог нам создать небольшой запас продуктов.
    Кроме этого, в начале июля 1942 года при бомбёжках порта авиацией врага были разбиты склады и вагоны с продовольствием. В это время эшелоны с продовольствием в большом количестве скопились на подъездных путях железной дороги. Мы, в числе жителей близлежащих районов, не дожидаясь разрешения властей, бросились разбирать продовольственные товары, что не успели сгореть в разбитых вагонах. Кто успел, тому досталось растительное масло в жестянках.
    После бомбёжки мы собирали с железнодорожного полотна обгоревшее зерно. Конечно, объёмы были небольшие, но их хватило нам при скромном расходе почти на пять месяцев. Но самым невероятным подарком, а возможно, и спасением во время оккупации для нас стала рыба! Все началось с того, что в магазин поступила для реализации бочка сельди. В первый день мы распродали чуть больше четверти бочки. А следующим утром, открыв магазин, рыбы в бочке не обнаружили. Долго не могли понять, куда бесследно пропала рыба из закрытого помещения. В итоге пропавшую селёдку пришлось списать.
    Прошло некоторое время. При очередном воздушном налёте взрывной волной сорвало крышу, частично повредило чердак и привалило прилавок магазина. После отбоя воздушной тревоги мы вернулись из укрытия в магазин и начали разбирать завалы в торговом зале. Каково же было удивление, когда мы оторвали от половиц повреждённый прилавок и, сдвинув половые доски, обнаружили недавнюю пропажу. Вся пропавшая сельдь была разложена под полом. Этот подарок от «умных» грызунов мы растянули на полгода.
    Враг был уже на Кубани. Бои шли на Тамани. Магазин закрыли. Брата мобилизовали в одну из частей Новороссийской морской базы. Из города выводили последние организации и эвакуировались жители. И после трагических боев первой декады сентября советские войска оставили западную часть и большую часть восточной стороны города.
    Для нас наступили драматические дни жизни в оккупации города. Из-за нависшей угрозы отправки на принудительные работы нам приходилось постоянно скрываться от облав. Перемещение по городу было смертельно опасно. Поэтому мир нашего существования сузился до помещения погреба. Вот тогда нас и спас созданный небольшой запас продуктов питания.
    Нам приходилось прятаться серьёзно. В опустевших домах нашего двора разместились на постой румынские части. Это были обозники из кавалерийской моторизованной дивизии.
    Наши соседи по двору в основном разъехались, кто в эвакуацию, кто на фронт. В трёх домах нашего двора осталось девять человек – в основном старики, женщины и дети. Мы от греха подальше безвылазно находились в полуподвале дома со стороны заднего двора. Но и здесь иногда появлялись денщики и румынские ездовые, чтобы набрать воды из колодца, вывалить отходы в мусорную яму или для посещения расположенного в дальнем углу двора клозета.
    Заготовленные ранее продукты мы экономно растянули до зимы. С началом декабря в условиях скрытого проживания перешли на голодный паек. Спасали картофельные очистки с румынской полевой кухни, которые мы собирали по ночам на заднем дворе дома. Мы разрабатывала их в ручной мельнице, и получались съедобные лепёшки. Это при том, что соль в оккупации была, как и воск для свечей, в дефиците. Но нас очень выручала рыбная мука. В своё время мы сохранили и засушили часть селёдки. И когда закончились продукты, дробили солёные волокна рыбы вместе с костью в ступке и добавляли к замесу «теста» для лепёшек из кукурузы пополам с корой и травами.

 

#608 29.08.2018 08:51:27

Старый Судоремонтник
Лейтенант
let
Откуда: г. Новороссийск
Судоремонтный завод
Сообщений: 1368




Re: Оборона Новороссийска 1941 - 1943 гг.

С началом зимы единственным спасением для населения от голода были походы по окрестным кубанским станицам для обмена различных носильных вещей на продукты питания. Это были опасные, рискованные вылазки, иногда безуспешные. Получив пропуска, мы собирались в компании из нескольких человек, обычно родных и соседей. Эти группы состояли в основном из женщин, мальчишек и девчонок с матерями.
За продуктами отправлялись пешком из города по анапской дороге в ближайшие станицы: Раевскую, Натухаевскую, Гостагаевскую и в Варениковскую. В станицах ходили по дворам и предлагали обменять на продукты у кого что сохранилось: носильные вещи, реже простые украшения – колечки, серёжки, цепочки, часы и даже крестики.
    До высадки десанта советской армии в район Мысхако и начала массового выселения из города оставшихся жителей жандармерия особо не препятствовала проходу на пропускных пунктах (КПП) измождённых голодом людей, направляющихся на поиск продуктов в станицы. Для этого достаточно было иметь пропуск установленной формы.
    Эта относительная свобода передвижения из фронтового по сути города в первые месяцы оккупации была основана, очевидно, на том, что новые власти все же хотели дать шанс оставшимся жителям как-то прокормить себя самостоятельно. Кроме того, у многих, отправляющихся на поиски продуктов в сельскую местность, в городе оставались в ожидании хоть какой ни будь пищи голодные дети и старики. Поэтому, как правило, ушедшие обязательно возвращались назад с каким-то провиантом: с котомкой картошки или кукурузы.
    А после возвращения их часто ждал налёт-облава, и продукты отбирались оккупантами. Особенно зверствовали румыны, очевидно, из-за худшего продуктового снабжения в сравнении с немецкими войсками. Они отбирали у жителей всё, не брезговали ничем.
    Однажды после возвращения из станицы Гостагаевской мы испекли больной матери лепёшку из кукурузной муки. Мама попросила открыть дверь, чтобы подышать свежим воздухом.
    Зная, что квартировавшие в соседних домах солдаты опасались заходить в наш инфицированный подвал, мы неосмотрительно открыли дверь. В это время мимо открытой двери нашего убежища в полуподвале с заднего двора пробегал чернявый румын из ездовых. Видно, почувствовав, вкусный запах любимой национальной еды из кукурузы, он вдруг изменил свой курс и стремительно забежал к нам в полуподвал. Забежав, он быстро вырвал прямо из рук старушки горячую лепёшку и быстро вышел во двор. Набиравший воду из колодца и наблюдавший эту картину немецкий солдат, молча дал кулаком в зубы союзнику и отобрал остатки лепёшки. Положив лепёшку на край колодца, он кивнул, чтобы мы её забрали...
    Но не только враги грабили и глумились над мирным населением. Однажды, возвращаясь в город из очередного похода в станицы для обмена вещей на продукты, мы попали в засаду. Засада была организована «народными мстителями» из анапского куста партизанских отрядов…
    В тот раз мы шли небольшой группой из пяти человек: я, соседка Паша, подруга Муся Липатова и племянницы Полина и Ольга 13-и и 11-и лет. Пытаясь обойти блокпосты на просёлочных дорогах, мы двинулись напрямик по тропам из ст. Гостагаевской через перевал «Красная горка» в станицу Натухаевскую. И жестоко поплатились за то, что оторвались от попутчиков – основной группы жителей из нашего района городских бугров.
    Мы уже поднялись на перевал, когда из кустов на нас выскочили два здоровенных мужика с заросшими бородой и опухшими от пьянства лицами. Угрожая оружием, они отобрали у нас выменянные на одежду котомки с кукурузой и забрали нашу одежду – кофты и стёганки. С меня сняли даже разбитые в многодневных пеших переходах девичьи ботинки 36 размера. При этом ругаясь, они кричали, что здесь, в лесах за перевалом, воюют за нас, проливают свою кровь, не жалея живота своего, и пухнут от голода и холода. А мы, немецкие подстилки, остались в оккупированном городе и пособничаем врагу…
    Уже по возвращению домой маленькая племянница Ольга тихо спросила у меня: «Почему у дяди партизана на обеих руках были по двое часов»? Что можно было сказать? Да и партизаны ли это были? Как показала суровая действительность, местные партизаны были разные. Одни геройски воевали в тылу с фашистами, а такие, как встретившиеся нам в горах «воевали» с детьми и женщинами, отсиживаясь по лесам подальше от вражеских войск, устраивали засады не на врагов, а отбирали продукты и одежду у мирных жителей.
    К концу зимы жизнь в оккупированном городе становилась все опаснее и труднее, к голоду добавился холод. Прошли массовые принудительные эвакуации населения из разрушенного прифронтового города. Тех, кто не явился на сборные пункты по приказам, развешенным по городу, отлавливали в облавах. А затем принудительно под страхом расстрела, посылали на строительство оборонных сооружений Голубой линии и отправляли этапами через Крым для работ в Европу.
    Это обстоятельство заставило нас с сестрой предпринять дополнительные меры осторожности, усилить скрытость своего присутствия в подвале. Выходить во двор из своего убежища из-за страха попасть в облаву, мы перестали совсем. Не стало возможности выбираться для поиска пищи, нельзя было скрытно развести огонь и согреть помещение погреба. Да и остатки дров быстро закончились. Постоянно находясь в подвале, мы не могли узнать, что происходило в нашем квартале, а соседей по двору почти всех выслали. Даже румыны прекратили заходить во двор и набирать воду из нашего колодца. Боялись заразиться тифом. Спасало нас при тяжёлой жизни в оккупации то, что мы с сестрой и мамой (на снимке) были все вместе.
    А между тем, наша мама погибала на глазах, и оказать помощь мы были бессильны. По ночам спали, навалив на себя все, что осталось из одежды, плотно прижавшись друг к другу.»

 

#609 31.08.2018 12:10:41

Старый Судоремонтник
Лейтенант
let
Откуда: г. Новороссийск
Судоремонтный завод
Сообщений: 1368




Re: Оборона Новороссийска 1941 - 1943 гг.

Из воспоминаний Наталии Антоновны ТЕРЕЩЕНКО:
    «…Когда бои уже шли на окраинах Новороссийска, на элеваторе высыпали все зерно и подожгли его. Видимо, чтобы не досталось фашистам. И население бросилось туда — делать запасы. Мама принесла ведро пшеницы. Из холодильника в порту выносили мешками кукурузу. В общем, кто что мог, тот то и тащил домой, чтобы выжить, ведь был голод. А напротив нашего дома был винзавод, так оттуда вылили все вино на улицу, и оно рекой текло вниз по склону в море, а люди выбегали с кружками и прочей посудой, черпали его вместе с грязью...
    Фашисты входили в город в ночь на 10-е сентября 1942 года. Это была очень черная ночь. Мы прятались в подвале аптеки горбольницы, где мама работала медсестрой, вместе со всем медперсоналом.
    Сначала услышали, как рядом с аптекой проехал танк, звеня гусеницами. Потом услышали цоканье подкованных сапог прямо у себя над головами. Утром в подвал зашел немецкий автоматчик и велел всем разойтись по домам (а мы все тогда в школе изучали немецкий язык, поэтому его нехитрую фразу понять было легко).
     Мы вернулись в свой дом, он в пяти минутах ходьбы от больницы. Дверь нараспашку. Наверное, немцы прикладом ее вышибали, потому что следы остались. В комнатах все вверх дном перерыто. Стекла выбиты, по полу разлетелись осколки разбитого зеркала. Мы заделали кое-как прорехи, а для жилья выбрали среднюю комнату — на случай, если снаряд попадет в дом, то, может быть, не пробьет сразу несколько стен. Нашли маленькую гильзу и сделали из нее коптилку. В больнице-то мы сидели с толпой народа. А тут первую ночь остались совершенно одни.
    Сидим у тусклого огонька этой коптилки, грустные мысли в голову лезут. И вдруг слышим истошный женский крик. Утром стало известно, что из соседнего дома, где жила моя подружка Витуся Никифорова, немцы увели на расстрел ее маму, партийного работника. Ее, как рассказывали соседи, гнали по улице полураздетую, в одном нижнем белье, подталкивая штыками. Не знаю, кому понадобилось доносить на одинокую мать.
    Вообще фашисты специально оказывали на население психологическое воздействие. Например, они стреляли собакам обязательно в задние лапы, и собаки не визжали от боли, а буквально кричали человеческим криком, а по нашим горным улицам эхом разносился этот страшный вой. Это было ужасно!.. И ведь мужчин практически не осталось в городе, некому было добить несчастных животных, чтобы прекратить их мучения.
    И позже фашисты продолжали свои зверства. Вешали людей прямо на центральном рынке…
    Когда стихли уличные бои, к нам в дом пришел немецкий офицер в сером с розоватым отливом мундире, в огромной фуражке. Он будто сошел с карикатур Кукрыниксов — толстенький, маленький. Он хотел остановиться у нас на постой. Но мы с сестрой стали говорить, что у нас здесь очень плохо жить, холодно и сыро, много мышей, клопов и вшей. В общем, напугали его, и он, слава Богу, ушел. Так у нас в доме никто из оккупантов и не останавливался.
Маму обязали работать в больнице, где немцы обустроили госпиталь для своих раненых. А из гражданских отделений оставили только инфекционное и венерологическое, которые считали, что им понадобятся.
Сестре моей было 19 лет, она была очень хороша собой, и мы с мамой прятали ее от беды, как могли. Поэтому все хозяйство по дому легло на мои плечи. С водой в нашем городе отродясь были проблемы, а во время войны так совсем стало худо. Повсюду у нас стояли бочки, тазики, бадьи — на случай дождя. А так обычно я ходила по воду далеко в ущелье, на нынешнюю улицу Новороссийской республики.
Возникли какие-то оккупационные власти. На наши советские продовольственные карточки немцы выдавали населению семечки. Нам на троих достался целый мешок. Я, как главная хозяйка в доме, прокручивала семечки на мясорубке и пекла из этого месива пышки, они получались темно-зеленого, почти черного цвета. А у наших соседей было два крохотных ребеночка, поэтому они эти семечки чистили, обвевали, чтоб деткам что-то приготовить более удобоваримое
…»

 

#610 03.09.2018 12:07:56

Старый Судоремонтник
Лейтенант
let
Откуда: г. Новороссийск
Судоремонтный завод
Сообщений: 1368




Re: Оборона Новороссийска 1941 - 1943 гг.

В целях грабежа общественного и личного имущества граждан города Новороссийска германское командование осуществляло ряд подлых провокационных актов.
    Узнав, в какой части города расположены самые благоустроенные, богатые квартиры и где жила производственно-техническая интеллигенция, германское командование на 10-й день своего появления в городе Новороссийске объявляет эти квартиры запретными зонами. Населению этих кварталов предложено в течение 2-х часов покинуть свои квартиры. По истечению этого срока немецкие разбойники врывались в квартиры, ломали замки, вырывали двери и тащили с собой все, что им попадалось ценное, все то, что, по их мнению, может пригодиться их семьям и родственникам, живущим в Германии. Немцы забирали ковры, самовары, кровати, мебель, швейные машинки, патефоны, музыкальные инструменты, мужское и женское бельё, наволочки с подушек, наперники с перин и даже батареи парового отопления снимали и увозили в Германию. Когда запретная зона, первоначально отведённая по улицам, прилегающим к морю, оказалась разграбленной, германское командование расширило эту зону, захватив на этот раз почти половину города.
    Снова грабежи, снова нескончаемым потоком от Новороссийска на Тамань двигались машины с имуществом горожан, отправляемого немцами в Германию.
    Очевидец Селеванов Михаил Ильич о провокациях со стороны германского командования показал:
    «Мне известно, что 22 сентября 1942 года немцы расклеивали по городу объявления. В обращениях к населению сообщалось, что все многосемейные и лица в возрасте от пятидесяти лет и выше, желающие получать продукты питания из немецких складов, обязаны подать заявление в местную комендатуру с указанием имени и возраста всех членов своей семьи. Население поверило. Заявления поданы.
Спустя некоторое время, примерно 10 – 15 октября, все лица, подавшие заявления, получили именные повестки с обозначением места явки на сборный пункт. В повестке указывалось, что семья имеет право захватить с собой груз весом не более 30 килограмм. С пунктов, куда являлись обманутые немцами граждане, вещи их грузили на машины, а людей под конвоем отправляли в район п. Владимировки. Здесь был организован концлагерь. В этом лагере люди находились по несколько дней, затем их перегоняли в другой концентрационный лагерь, находящийся в станице Натухаевская, а потом распределяли по другим лагерям, организованным немцами от г. Новороссийска до Тамани.
    Так производилась первая эвакуация немецким командованием населения города Новороссийска. Жилища этих граждан переходили в собственность немецкого командования. Они снимали крыши, срывали полы, вынимали оконные рамы, забирали обстановку, как то: кровати, шкафы, гардеробы, шифоньеры, постельное и личное бельё немцы грузили на машины и отправляли в Германию
».
    Очевидец – учительница школы совхоза Мысхако Маринина Татьяна Викторовна 25 лет, беспартийная, заявила:
    «В тот момент, когда немцы согнали жителей для обозрения повешенных двух моряков, немецкие и румынские солдаты врывались в квартиры отсутствующих жителей, выбивали двери в шкафах, буфетах, гардеробах и грабили квартиры. В течение первых месяцев пребывания немцев в городе они отобрали у населения всех коров, свиней, коз и кур. Причём этот грабёж культурные немцы в своём приказе мотивировали тем, что у населения нет кормов для скота. Лица, не сдавшие скот, подлежат строгому наказанию».

 

#611 05.09.2018 10:39:13

Старый Судоремонтник
Лейтенант
let
Откуда: г. Новороссийск
Судоремонтный завод
Сообщений: 1368




Re: Оборона Новороссийска 1941 - 1943 гг.

С 14 по 30 октября полки 73-й немецкой пехотной дивизии снова атаковали советские оборонительные позиции у Цемесской бухты. О прорыве к прибрежной дороге никто уже и не мечтал. Цель немецких атак заключалась в улучшении немецких позиций. До наступления зимы было необходимо оборудовать прочную зимнюю линию обороны. «Третье ребро» (немецкое название) и еще несколько комплексов зданий были взяты. Во время атак немцы и русские боролись за каждую пядь земли и истощили свои силы. По окончании этих боев 213-й гренадерский полк был сведен в две стрелковые и две пулеметные роты. Такая же картина наблюдалась и в других полках. Это была последняя попытка открыть Черноморское шоссе на Туапсе.
         Противостояла им 318-я стрелковая дивизия. Одним из бойцов этой дивизии, оборонявшей советские позиции в районе цемзавода «Октябрь», был Орест Александрович Сычеников. Он служил в ней с самый первых дней формирования. С ней же он оказался в Новороссийске.
    - Под цемзаводами я много поползал на животе – вспоминал Орест Александрович.
    Ему довелось не только оборонять, но и освобождать Новороссийск. От Новороссийска он пошёл на Запад.
    Вернулся в город Орест Александрович через двадцать лет в 1963 году в должности первого секретаря горкома КПСС. Через год стал начальником Новороссийского управления нефтеналивного флота Черноморского пароходства, которое в 1967 году преобразовали в самостоятельное Новороссийское морское пароходство. Ему пришлось, как начальнику пароходства, заниматься и строительством города. Пароходство, одно из богатейших предприятий города, своими силами строило новые кварталы города с развитой инфраструктурой на знаменитой Малой земле. В этих домах селились не только работники НМП, но и очередники городской очереди на жильё. Были построены Новороссийская мореходная школа – НМШ и Новороссийское высшее инженерное морское училище НВИМУ, ныне Государственный морской университет им. Ф.Ф. Ушакова (хотя я не уверен, что это название сохранилось до наших дней), Дворец моряков, началось строительство нового многоэтажного здания пароходства. Деньги вкладывались в развитие судоремонтных заводов, больницы и поликлиники моряков в Новороссийске и Туапсе, баз отдыха и пионерских лагерей. Флот пароходства быстро рос и пополнялся, как судами отечественной постройки, так и закупленными за границей, расширялась береговая инфраструктура флота.
    Но в 1977 году О.А. Сыченникова избрали председателем ЦК профсоюзов морского и речного флота, и он переехал в Москву.
    В 2013 году, когда Оресту Александровичу исполнился 91 год, ему было присвоено звание  Почетного гражданина города-героя Новороссийска. По положению, существующему в компании ОАО «Новошип», ветераном может стать человек, проработавший в компании не менее 25 лет. Но О.А. Сыченников проработал в пароходстве только 13 лет. По ходатайству Совета ветеранов руководство ОАО сделало исключение из этого правила, присвоив ему почетное звание Ветеран ОАО «Новошип».
    В 2017 году О.А. Сыченников умер.

 

#612 05.09.2018 19:47:19

Анатолий
Контръ-Адмиралъ
k-admiral
Откуда: Одесса
Украина Украина
Сообщений: 11962




Re: Оборона Новороссийска 1941 - 1943 гг.

можно ли тут глянуть карты боев за город ?


Дорогу осилит идущий

  В Библии есть прекрасные слова - "Не спорь о деле, для тебя ненужном".

 

#613 07.09.2018 10:39:51

Старый Судоремонтник
Лейтенант
let
Откуда: г. Новороссийск
Судоремонтный завод
Сообщений: 1368




Re: Оборона Новороссийска 1941 - 1943 гг.

Карт боев за город мне не попадались. Есть карты боев за Новороссийск, где Новороссийск обозначен как пятнышко. Вас такое устроит?

 

#614 07.09.2018 10:41:41

Старый Судоремонтник
Лейтенант
let
Откуда: г. Новороссийск
Судоремонтный завод
Сообщений: 1368




Re: Оборона Новороссийска 1941 - 1943 гг.

Из воспоминаний Алексей Николаевича Чижова:
    «...Летом 1942 года мне еще не исполнилось шестнадцати лет. Я жил в Новороссийске со старшим братом и бабушкой. Наша мама, арестованная по доносу еще в тридцать седьмом, отбывала срок в одном из лагерей ГУЛАГа, строила сталинский БАМ.
    В июле немецкие войска неудержимо двигались на Кавказ, наступая южным флангом на Кубань с конечной целью  захватить Новороссийск. Угроза падения города сделалась настолько реальной, что была проведена срочная мобилизация, призвали всех мужчин, включая семнадцатилетних. Был мобилизован и мой старший брат Андрей, которому исполнилось семнадцать за пять дней до призыва. Я навестил его в сборном лагере недалеко от Новороссийска, оттуда их должны были отправить в тыл на формирование. Я передал ему справку об окончании 9-го класса, хотя мы его так и не закончили. С братом мы снова увиделись только после войны.
    Моя бабушка Мария Александровна Федоренко была врачом-хирургом, получила медицинское образование еще до революции в Швейцарии. Она одной из первых получила право практиковать в России (для этого ей пришлось добиться аудиенции у самого Николая II). В свои шестьдесят пять лет бабушка была еще крепкой, волевой женщиной, состояла в отряде местной противовоздушной обороны (МПВО). При объявлении воздушной тревоги ей предписывалось являться в поликлинику, чтобы оказывать помощь гражданским раненым.
    Скорое падение города было очевидным. Противоздушная оборона практически подавлена, во многих частях города пылали пожары. Под конец бомбили днем и ночью. В один из таких налетов полутонная бомба упала рядом с нашим  домом, наружная стена рухнула, но сама наша квартира частично уцелела. Я по обломкам с трудом забрался в нее и вынес кое-какие вещи. Нагруженные узлами, мы с бабушкой побрели в другую часть города, километра за три, к ее хорошей знакомой – Зое Германовне Лощилиной.
    Эта мужественная женщина работала зубным врачом в тюремной поликлинике, по мере сил помогала политзаключенным, передавая на волю их устные, а иногда и письменные послания. Благодаря Зое Германовне нам удавалось поддерживать связь с мамой, пока она содержалась в новороссийской тюрьме. У Зои Германовны был свой дом с участком земли, на котором уместились небольшой фруктовый сад, огород и цветник. Дом состоял из большой кухни и двух комнат. Одну из них хозяйка отдала нам, но с условием, что я буду помогать по хозяйству.
    Скоро Лощилина послала меня за углем на покинутую военно-морскую базу. Я набрал только одно ведерко, отнес его домой и вернулся на базу снова. Любопытство взяло верх, и я облазил всю базу, но не нашел ничего стоящего, кроме пары ношенных парусиновых флотских штанов. Наша хозяйка была недовольна и уже собиралась задать мне трепку, но я вывернулся и убежал.
    Итак, я был один, свободный как ветер, в опустевшем и охваченным пожарами городе, который одни войска уже покинули, а другие еще не заняли. Один, или с друзьями, я обследовал порт и запасные пути, кое-где застряли вагоны с остатками продовольствия. Охраны не было никакой. Мне повезло: я обнаружил целый ящик сливочного масла, двадцать четыре килограмма! Я решил отнести его Зое Германовне и заслужить таким образом прощение. Но при очередной бомбежке я бросился на землю, ящик разбился. Пришлось засунуть масло в рубашку, как в мешок. При виде такого богатства Зоя Германовна сменила гнев на милость. Но я уже привык к вольной жизни, кроме того, мои похождения могли принести немалую пользу. И действительно, мне удавалось время от времени пополнять наши запасы продовольствия.
    В начале сентября немцы уже захватили северную часть города. Отдельные группы автоматчиков просочились в центр. Наутро оказалось, что многие улицы и дворы простреливаются. Я увязался за двумя моряками, охотившимися за немецкими разведчиками, и хотя мы никого не поймали, развлечения хватило на весь день.
Наши части отдельными группами проходили через город к мысу Мысхако, откуда по ночам эвакуировались через бухту в район цементных заводов. Я по наивности ожидал штурма, уличных боев, в которых мог бы принять участие. Но все произошло очень прозаично. Однажды утром я увидел, как по нашей улице движется танк с крестами на башне, а рядом и позади него группа солдат в темно-зеленой форме с автоматами наизготовку. Меня поразил их сытый, опрятный вид, который подчеркивался засученными рукавами. Шли спокойные, уверенные в себе победители. У многих жителей Новороссийска сложилось мнение, что война нами проиграна.
    Захват города произошел довольно спокойно. Даже обычных насилий было немного. Мне лично был известен только один случай. По-другому обстояло дело в пригородных поселках. Их занимали румынские части (немцы их в город не пустили). Эти не стеснялись и насиловали всех подряд. Женщины, чтобы уберечься от насильников, переодевались в тряпье и мазали лица сажей.
    Начались дни оккупации. Все это время Новороссийск оставался фронтовым городом, поэтому власть осуществляла военная комендатура, а гестапо у нас так и не было. Комендатура разместилась в здании горсовета. Около нее сразу начали виться молодые прихвостни, выполнявшие для немцев черную работу за кормежку. Некоторых из них я раньше видел в клубе Карла Маркса. По слухам, часть комсомольского актива, не успевшая эвакуироваться, сотрудничала с оккупантами. Из таких прихвостней в Новороссийске образовалась «молодая гвардия» наоборот: они развлекали немецких солдат, но без какой-либо подпольной деятельности. Они организовали какой-то ансамбль, который ездил по немецким частям с выступлениями. Все кончилось тем, что всю группу где-то накрыл залп «Катюши». В этой группе была и наша учительница географии. В начале войны, когда наш класс был направлен на работу, запретила нам с братом принимать в этом участие из-за того, что мы были сыновьями репрессированной. Мы с Андреем, конечно, не послушались, и вместе со всеми таскали ящики с патронами на артиллерийском складе.
    Теперь в доме Лощилиной, в лучшей комнате, расположились два немецких унтера, а мы втроем ютились в другой. Но присутствие оккупантов помогло нам прожить зиму в относительном тепле, так как немцев регулярно снабжали топливом. Питались мы с хозяйкиного огорода и остатками моей добычи.
    Вскоре после захвата города немцы раздали населению запасы из городского холодильника, которыми сами не могли воспользоваться. Они просто сняли охрану, оставив открытыми ворота, а толпа людей, прослышавших об этом, растащила все, что можно было унести. Мне тогда удалось притащить домой тушу барана. И последний мой снабженческий «подвиг» – это два похода на виноградники Мысхако. Мы, двое пацанов, отправились в поход, взяв с собой по две вместительные корзины-кошелки, которые связывали вместе и вешали через плечо. На винограднике мы набили наши корзины, наелись до отвала, а затем кидались виноградными гроздьями как снежками (это чтобы не досталось немцам). Мне навсегда запомнился вкус этого чудесного муската. Грязные, пропитанные сладким соком, мы затем окунулись в море прямо в одежде, которая успела высохнуть по дороге домой
...»

 

#615 07.09.2018 12:05:21

Анатолий
Контръ-Адмиралъ
k-admiral
Откуда: Одесса
Украина Украина
Сообщений: 11962




Re: Оборона Новороссийска 1941 - 1943 гг.

Старый Судоремонтник написал:

#1309032
Есть карты боев за Новороссийск, где Новороссийск обозначен как пятнышко

покажите какое есть.
/с интересом читаю воспоминания от Новороссийцев.

Отредактированно Анатолий (07.09.2018 12:06:29)


Дорогу осилит идущий

  В Библии есть прекрасные слова - "Не спорь о деле, для тебя ненужном".

 

#616 10.09.2018 15:10:32

Старый Судоремонтник
Лейтенант
let
Откуда: г. Новороссийск
Судоремонтный завод
Сообщений: 1368




Re: Оборона Новороссийска 1941 - 1943 гг.

Из отчета САГ НОР:
«За период с 26.08 по 8.10.1942 САГ HОР произвела 3179 самолёто – вылетов, из них 929 ночных, с общим налётом 2446 часов 15 минут… В результате внезапных и зачастую смелых штурмовых и бомбардировочных налётов при максимальном напряжении всех сил и средств (до 6 – 7 вылетов в сутки), самоотверженности лётного и технического состава уничтожено: 269 автомашин, 134 повозки с войсками и грузами, до 2000 солдат и офицеров, рассеяно до двух рот пехоты, 141 лошадь, 52 ЗПТ, 8 орудий ЗА, 8 орудий МЗА, одно орудие ПА, 4 мотоцикла, 2 цистерны, 2 прицепа, 1 миномётная батарея, 3 бронемашины, 3 танка, 4 понтона, 4 баржи, 7 катеров и одна лайба. Подавлен огонь одной полевой батареи, 6 батарей ЗА. Взорвано 2 склада боеприпасов и склад ГСМ. Погашено до 20 прожекторов… В проведённых 56 воздушных боях сбито 8 Ме-109 и Ме-110, 5 ФВ-189 и подбито 6 Ме-109, 5 Ме-110 и один ФВ-189…»
       В начале октября была направлена докладная записка командования Новороссийского куста партизанских отрядов:
«С приходом [немцев] в город был объявлен приказ, что в случае убийства хотя бы одного немца каком-нибудь квартале квартал будет немцами выжжен и жители его арестовано.
В сентябре месяце на углу улиц Ксеньевской и Ставропольской у 21-й школы была повешена девушка с надписью «За снятие трупа партизана». В сентябре у колодца по Павловской улице вышедших на улицу после установленного времени (с наступлением темноты)  - расстреливали. Избивали женщину на базаре, которая не предъявила документов (забыла дома) во время проверки. Узаконено бить палками за разные провинности: по 10, 25 и 25 палок в зависимости от проступка.
Всякого рода аресты и расстрелы проводились, как правило, ночью. Всё  мужское население было согнано в лагерь у кирпичного завода
...»
    Приказ немецкого командования:
    «Германское командование доводит до сведения жителей города о нижеследующем: саботаж на производстве, злостный не выход на работу, хождение по улицам и сверх установленного часа, хранение и ношение оружия, укрывательство партизан командиров большевистской армии строго запрещается.
    За нарушение настоящего приказа – расстрел. В случае убийства хотя бы одного немца в каком-либо квартале весь квартал будет выжжен, а население его арестовано
»

 

#617 01.10.2018 17:40:38

Старый Судоремонтник
Лейтенант
let
Откуда: г. Новороссийск
Судоремонтный завод
Сообщений: 1368




Re: Оборона Новороссийска 1941 - 1943 гг.

После оставления Новороссийска нашими войсками дозорные линии кораблей НВМБ были развернуты на подходах к Геленджику, однако в ночное время в Цемесскую бухту  высылались два - три торпедных катера, где они несли дозоры у восточного берега бухты.
           В ночь с 26 на 27 сентября торпедные катера № 94 и № 114 осуществляли поиск противника в районе побережья Анапы. У станицы Благовещенской ТК № 94 вступил в бой с рейдовым катером противника и потопил его пулеметным огнем.
           29 сентября торпедные катера № 114 и № 124 потопили быстроходную десантную баржу противника.
          1 октября по приказу командующего ВВС ЧФ управление и личный состав 1-й авиаэскадрильи 46-го авиаполка убыли в Саранск на переформирование.  2-я эскадрилья в составе 9 самолетов УТ-1б под командованием капитана Ф.Н. Макарова, затем старшего лейтенанта Ю.Д. Никольского, военком старший политрук  Кривицкий, вошла в оперативное подчинение 62-го истребительного авиаполка ВВС ЧФ. За месяц с 23 сентября по 22 октября эта эскадрилья выполнила 330 боевых вылетов ночью, нанося удары по переднему краю противника в Новороссийске. К концу октября в эскадрилье в строю осталось 4 летчика: старший лейтенант В.В. Прозор, старшины И.С. Тутов, В.И. Щербаченко, Д.А. Юдин.
         6 октября торпедные катера № 114 и № 124 потопили груженную баржу противника. После чего торпедный катер № 114 неудачно атаковал морской буксир противника у мыса Такиль и, при возвращении, остался без горючего. На помощь ему пришли торпедные катера № 74 и № 86 под прикрытием пары истребителей.
    8 октября при выполнении штурмовки позиций противника в районе Новороссийска был подбит самолет Ут-1б, летчик В.И. Щербаченко, 2-й эскадрильи 46-го авиаполка. При возращении с задания самолет загорелся, а летчик выпрыгнул с парашютом.
        11 октября Командующим Черноморской группой войск Закавказского фронта назначен генерал-майор И.Е. Петров.
        11 октября состоялось совещание Южного штаба партизанского движения с командованием Новороссийского куста партизанских отрядов, включавшего 24 отряда. Это было самое крупное партизанское соединение. В выступлениях П.И. Селезнёва, П.К. Бычкова, К.Г. Тимошенкова прозвучала жестокая оценка отдельных отрядов, «отсиживающися в тылу, у своих баз». П.К. Бычков подчеркнул, что «у нас в большинстве случаев партизанских отрядов нет, у нас есть обычные армейские разведгруппы, которые иногда делают глубокую разведку и выясняют обстановку». Было выдвинуто требование вывести отряды в районы формирования, чтобы население, поднимающееся на борьбу с врагом, могло соединиться с партизанами. А для обслуживания фронта предлагалось оставить отряды тех районов, по территории которых проходила линия фронта. Обсуждались меры по созданию резервов в отрядах, немедленному выводу из отрядов семей партизан, вопросы снабжения и другие. Совещание проходило с большим накалом. П.И. Селезнёв остро критиковал командира Новороссийского куста третьего секретаря крайкома ВКП(б) С.Е. Санина: «Достаточный срок прошёл, а вы ни одному отряду мозги не вправили – это факт... Вы ни одного отряда по-настоящему не призвали к порядку и они у вас болтаются: несколько человек на три дня сходят, а 15 дней отдыхают...»
         12 октября 1942 года Краевое управление НКВД разработало новую дислокацию оперативно-чекистских групп, в которой указывалось не только места их дислокации, но и обслуживаемая территория. Так. По Новороссийску было принято решение:
    «…оперативную группу, возглавляемую старшим лейтенантом Бесчасновым, дислоцировать в городе Геленджике, закрепив за ними г. Новороссийск, Верхнебаканский, Крымский, Анапский районы с выходом на город Темрюк….»
        13 октября 1942 года Крайком ВКП(б) направил директиву горрайкомам партии и комиссарам партизанских отрядов Краснодарского края об укреплении партийной работы и дисциплины в отрядах. Руководителям парторганизаций рекомендовалось популяризировать боевые примеры партизан, отличившихся в борьбе с врагом, и вовлекать этих партизан в ряды партии.
    Всего в крае было организовано 86 партизанских отрядов и 7 партизанских соединений, в том числе и Новороссийское. В тылу врага работали 4 секретаря крайкома и 147 секретарей райкомов партии. В рядах партизан и подпольщиков самоотверженно сражались 3455 коммунистов.

 

#618 03.10.2018 15:42:57

Старый Судоремонтник
Лейтенант
let
Откуда: г. Новороссийск
Судоремонтный завод
Сообщений: 1368




Re: Оборона Новороссийска 1941 - 1943 гг.

14 октября 1942 года немецко-фашистские войска возобновили наступление на Туапсе, продолжавшееся до 5 ноября.
           И в это же день, 14 октября полки 73-й пехотной дивизии снова атаковали советские оборонительные позиции у Цемесской бухты. О прорыве к прибрежной дороге никто уже и не мечтал. Цель атак заключалась в улучшении немецких позиций. До наступления зимы было необходимо оборудовать прочную зимнюю линию обороны. «Третье ребро» (немецкое название) и еще несколько комплексов зданий были взяты. Во время атак немцы и русские боролись за каждую пядь земли и истощили свои силы. По окончании этих боев 30 октября, 213-й гренадерский полк был сведен в две стрелковые и две пулеметные роты. Такая же картина наблюдалась и в других немецких полках. Это была последняя попытка открыть Черноморское шоссе на Туапсе.
        19 октября 1942 года приказом командования Черноморской группы войск контр-адмирал С.Г. Горшков был снят с должности командующего 47-й армией. Вместо него командующим назначен генерал Комков. Приказ подписали командующий Черноморской группы войск генерал Петров, член Военного совета Л.М. Каганович и начальник штаба генерал-лейтенант Антонов.
    В этот же день экипаж ледокола «Торос» был награждён орденами и медалями за вывод под артиллерийским огнем противника 6 тыс. тонного дока из Новороссийска и отбуксировку его в Сухуми.
        С 22 октября по 22 декабря летчики 2-й эскадрильи 46-го авиаполка совершили 192 боевых вылета из 256 вылетов штурмовой авиации Черноморского флота, с нанесением штурмовых ударов по переднему краю обороны противника в районе Мефодиевки и Балки Адамовича в Новороссийске. В конце декабря эскадрилью расформировали, а оставшиеся самолеты УТ-1б передали по истребительным авиаполкам ВВС ЧФ, где они использовались в качестве связных и учебных.
       25 октября в Геленджикской бухте при взлете была сбита летающая лодка Че-2, летчик капитан Георгибани, 80-й ОАЭ ВВС ЧФ.
       В ночь с 28 на 29 октября торпедные катера № 1124 и № 124 атаковали десантную баржу противника под Анапой. Но торпеды зарылась грунт. Через полтора часа катер № 124 в районе озера Соленое атаковал вторую баржу противника, но торпеда описала циркуляцию и поразила торпедный катер, но не взорвалась. На катере были повреждены укосины и консоли, погнут сектор руля. Катер своим ходом пришел в Геленджик.
       Ранним утром 29 октября торпедный катер № 10, возвращаясь из ночного поиска, атаковал двумя торпедами брекватер в Двуякорной бухте.
    Восточнее Новороссийска моряки внезапной атакой истребили до 50 гитлеровцев.

 

#619 03.10.2018 20:09:32

sezin
Участник форума
Иногда всплывающий подводный град Новогеоргиевск
Сообщений: 479




Re: Оборона Новороссийска 1941 - 1943 гг.

Старый Судоремонтник написал:

#1314492
19 октября 1942 года приказом командования Черноморской группы войск контр-адмирал С.Г. Горшков был снят с должности командующего 47-й армией. Вместо него командующим назначен генерал Комков

Командарма звали
Фёдор Васи́льевич Камко́в (25 февраля 1898 — 18 июля 1951) .

 

#620 05.10.2018 13:42:54

Старый Судоремонтник
Лейтенант
let
Откуда: г. Новороссийск
Судоремонтный завод
Сообщений: 1368




Re: Оборона Новороссийска 1941 - 1943 гг.

29 октября 1942 года немцами была проведена операция «Ксенофонт» - высадка десанта на мысе Пенай.
В 23 часа 28 минут тридцать катеров и шлюпок под прикрытием одного самолёта подошли к берегу Цемесской бухты. Они были обнаружены часовыми Новороссийского оборонительного района из роты старшего лейтенанта В.А. Ботылева. Подпустив противника на расстояние прицельного выстрела, около 200 м, они открыли огонь из пулемётов и винтовок. Трём катерам удалось подойти к берегу и высадить десант на берег, остальные высаживали десант в море. Добравшаяся до берега группа из 30 – 40 немцев попала на минное поле и вернулась на катера. В 23 часа 50 минут все вражеские катера и шлюпки отошли в район Мысхако.
          Высадка немецкого десанта провалилась. За этот подвиг В.А. Ботылев был награжден орденом Красного Знамени.
          Однако по тревоге были подняты не только подразделения первого участка, но и остальные части.
         А вот как описан это эпизод в книге Тике:
        «…После того как в конце августа соединения 5-го армейского корпуса подошли к Новороссийску, один взвод «береговой егерской роты «Бранденбург» был применен на единственной дороге, связывавшей советские войска в Новороссийске с Геленджиком, с задачей взорвать ее и перерезать пути снабжения русских. Больший отрезок прибрежной дороги проходит на уровне половины высоты круто обрывающихся к берегу гор.
Пока немецкие ночные бомбардировщики темной ночью вдоль берега летели на Геленджик и бомбили портовые сооружения, две штурмовые лодки с усиленным взводом «бранденбуржцев» подошли к мысу Пенай и тихо причалили к берегу в найденной для высадки бухте. Все было рассчитано до малейшей детали. В то время как небольшое охранение оставалось у лодок, «бранденбуржцы» начали восхождение. На половине высоты крутого склона на фоне неба поднимались опоры прибрежного шоссе. Шедший впереди отряд разминирования обозначал дорогу. За ним, тяжелогруженые, карабкались вверх остальные. Проехала русская колонна из 11 грузовиков. «Бранденбуржцы» искали укрытие для наблюдения. Затем стали изучать особенности дороги. Установка минного фугаса на дороге показалась нецелесообразной. Необходимо было найти место, где под дорогой проходит водоотвод. Выставили охранение. Вскоре было найдено подходящее место. Саперы установили подрывной заряд. Внезапно послышалось кваканье — сигнал «Внимание!»
Из-за поворота показался русский грузовик и выхватил из темноты светом фар рюкзак, лежащий на дороге, — один из саперов в спешке оставил саперный ранец с взрывчаткой. Машина остановилась, из нее вышел офицер. Теперь настало время действовать человеку из группы прикрытия в обмундировании Красной Армии. Он пошел к автомобилю, назвал пароль, известный от перебежчиков, и столкнул ранец с дороги. Русский спросил:
— Что вы тут делаете?
И в ответ услышал:
— Дорогу охраняем.
Но советский лейтенант оказался недоверчивым, мгновенно выхватил пистолет и выстрелил в «бранденбуржца», прежде чем тот и его товарищи, лежавшие в укрытии, успели среагировать. Тут остальные «бранденбуржцы» бесшумно бросились к русскому офицеру и убили его. Водитель на грузовике пытался бежать, но далеко не уехал. Его догнала пулеметная очередь. Машина упала с крутого обрыва. Вскоре подошла колонна из 15 машин. Теперь скрывать было уже нечего. Пулемет — на дорогу, очереди ударили по приближавшейся колонне. Охрана спрыгнула и укрылась в тени под горой. Пока «бранденбуржцы» уничтожали остатки охраны, саперы подготовили все к подрыву. Когда оказалось, что некоторые машины везут взрывчатку, их подвели к месту подрыва.
Первые «бранденбуржцы» уже бежали под гору, когда фельдфебель-сапер все приготовил. В ночи раздался крик: «Внимание! Взрыв!»
Затем от мощного взрыва содрогнулись горы. Чуть позже штурмовые лодки с «бранденбуржцами» возвратились к берегу, занятому немцами.
На следующий день воздушная разведка заметила километровые заторы у взорванного участка дороги
…» [которых не было]

            В этот день группа партизан Новороссийского отряда «Гром и молния» минировали железнодорожный путь на перегоне разъезд Горный – Баканская. На мине подорвался воинский эшелон противника в составе двух паровозов и пятидесяти вагонов (по другим данным – сорок вагонов). После крушения жители посёлка Верхнебаканского долго слышали взрывы снарядов и крики раненых. Движение по железной дороге было остановлено на трое суток.
           Вызывает сомнение название посёлка. Скорее всего, Нижне-Баканский, так как там существует станция Баканская. А у Верхнебаканской – станция Тоннельная.

 

#621 08.10.2018 13:59:03

Старый Судоремонтник
Лейтенант
let
Откуда: г. Новороссийск
Судоремонтный завод
Сообщений: 1368




Re: Оборона Новороссийска 1941 - 1943 гг.

В октябре командир отряда «Мститель» А.А. Денисенко дал задание Валентине Мелиховой установить места размещения вражеских штабов и воинских частей в городе, а так же дома, которых живут офицеры.
    В доме № 7 на улице Осоавиахима поселились три офицера. Хозяина дома Резникова они выгнали во времянку, расположенную во дворе. Теплым октябрьским днём, когда офицеры ушли по делам службы, Валя решилась обследовать из жильё. Через открытое окно она влезла в комнату. До этого девушка внимательно наблюдала за домом и его постояльцами, хорошо изучила режим жизни гитлеровцев и скрытые походы к помещению. Разведчица быстро перебирала разбросанные на столе бумаги, некоторые откладывая в сторону.
    Вдруг случилось непредвиденное. Никогда в это время дня квартиранты не возвращались со службы. А тут к дому, громко переговариваясь и смеясь, подходили к дому трое. Валя не смогла найти лучшего укрытия, как стол, с которого до самого пола свисала скатерть. У ока, через которое она проникла в комнату, стояли враги.
    Продолжая разговор, офицеры вошли в дом, последний закрыл за собой засов. Оккупанты очень боялись населения, не доверяли и тем, в чьих домах жили, постоянно запирались и держали оружие наготове. Двое направились к дивану, а один уселся на стул и вытянул ноги под стол. С изумлением он снял скатерть и вытащил из-под стола девушку. Это было так неожиданно, что все трое на какое-то время  застыли в растерянности. Воспользовавшись их замешательством, Валя выхватила пистолет и крикнула: «Хенде хох!». Свободной рукой она собрала со стола ремни с оружием и, медленно подойдя к окну, выпрыгнула во двор. Близко расположенные один от другого дома, густые заросли кустарника в палисадниках дали возможность партизанке скрыться.
    Вскоре район, прилегающий к дому, был оцеплен солдатами. Более часа они тщательно почесывали все дворы, постройки, но безрезультатно. Тогда озлобленные фашисты согнали население и построили в две шеренги на улице Полежаева. Офицер, сильно коверкая русские слова, объявил, что если через десять минут не будет выдала укрытая партизанка, каждый десятый будет расстрелян. По истечении десяти минут старики, женщины, дети были перестроены в одну шеренгу и офицер, медленно шагая вдоль шеренги, стволом пистолета толкая в грудь каждого начал отсчитывать:
    - Айн, цвай, драй, фир…
    Вдруг раздался звонкий голос:
    - Остановитесь. Я та, кого вы ищете.
    Из противоположного двора вышла девушки в легком розовом платье, со светлыми коротко остриженными волосами. Немцы зашумели, бросились к ней…
    Через двое суток, во второй половине дня солдаты согнали население на улицу Осоавиахима. Здесь же, под разлапистой акацией с позеленевшей от старости корой, стояла молодая партизанка. Босая, в изодранной одежде, с опухшим от побоев лицом, она смотрела куда-то вдаль, на горы, расположенные по другую сторону Цемесской бухты. В двух шагах стоял автоматчик, а второй взобрался на лестницу и на ветке акации крепил веревку.
    Вдруг все услышали шум мотора, а затем увидели летящий советский самолёт. Кто-то вскрикнул. Вся охрана разбежалась в разные стороны. Из-за забора показалась голова пожилой женщины. Озираясь по сторонам, она зашептала:
    - Беги! Беги, доченька!
    Девушка не тронулась с места. Очень спокойно и внимательно посмотрела на женщину, отрицательно покачала головой:
    - Зачем? Чтоб вас расстреляли?
    - Кто же ты, милая?
    - Валей звали меня, бабушка. Партизанка я.
    Самолет улетел в сторону Колдун-горы. Солдаты, оправившись от испуга, грубыми окриками, ударами прикладов, вымещая злобы за только что пережитый страх на беззащитных жителях, торопились согнать их в месту казни.
    Любовь к советским людям заставила комсомолку-партизанку Валю Мелихову взять оружие в руки и пожертвовать собой ради спасения их…

    Это единственное место, так подробно расписывающее произошедшие события в Новороссийске в книге В.И. Грезина «Народные мстители».
   
- 186 -

 

#622 10.10.2018 16:41:02

Старый Судоремонтник
Лейтенант
let
Откуда: г. Новороссийск
Судоремонтный завод
Сообщений: 1368




Re: Оборона Новороссийска 1941 - 1943 гг.

В октябре на оккупированной территории края активизировалось антифашистское подполье. В целом в подпольном движении на оккупированной территории Краснодарского края можно выделить три относительно самостоятельных блока.
Первый - это организованное подполье из числа работников совпартактива и органов НКВД, специально оставленных в тылу врага. Эта подпольная сеть понесла большие потери в первые же недели оккупации. Вторым блоком являлось партизанское подполье, к созданию которого партизанские штабы и отряды приступили, начиная с октября - ноября 1942 года. Такие подпольные группы, возникшие во многих населенных пунктах края, выполняли задачи содействия партизанам в сборе разведданных, распространении листовок, снабжении отрядов медикаментами и продовольствием, но в ряде случаев переходили также и к самостоятельным действиям против врага. Третий блок в антифашистском движении на оккупированной территории составило - стихийное подполье, сложившееся на основе деятельности патриотических групп населения и патриотов-одиночек.
    Сколько было подпольных групп в Новороссийске нам неизвестно. Известно только о действии партизанской группы во второй половине Новороссийска, то есть в районе пос. Мефодиевский, которой руководил С.Г. Островерхов.
    А были ещё группы.
    Так, рассказывали о неких двух девицах, живших в городе. С приходом немцев они открыли, скажем прямо, бордель для них… А когда пришли наши – ни кто их не тронул. Так и жили они в своей квартире. И только по требованию возмущенных жителей Новороссийска они выехали из города. Кто это были? Мы не знаем, как и не знали жители тех лет. Но девиц ни кто из органов не тронул… Теперь можно предположить, что девицы собирали сведения с офицеров и передавали их куда следует. Как знать, может так и было…
    Но нам известны сведения только о подпольной группе, которой руководил С. Г. Островерхов. Она образована в конце сентября, из оставленного в городе Степана Григорьевича Островерхова. Он имел опыт подпольной работы в городе в Гражданскую войну, возглавлял узловой железнодорожный комитет. Горели в Новороссийске и на перегонах вагоны со снарядами, паровозы, стоявшие в порту пароходы. В апреле 1919 года контрразведка выследила и арестовала С.Г. Островерхова. После пыток он приговорен к расстрелу. Но белые взяли Царицын и ему объявили помилование. Расстрел заменили пожизненной каторгой. Но Степан Григорьевич не покорился и принял активное участие в подготовке освобождения заключенных. В феврале 1920 года более 700 узников вышли на свободу. Многие влились в местный партизанский отряд. А в марте партизаны, соединившись с войсками Красной Армии, освобождали Новороссийск.
    С 1921 года С.Г. Островерхов на советской и хозяйственной работе. В начале 1941 года его назначили начальником МПВО вагоноремонтного завода.
    11 сентября 1942 года гитлеровцы заняли Новороссийск, кроме цемзавода «Октябрь» и восточной окраины города. С.Г. Островерхов остался в оккупированном городе и начал собирать группу. К концу октября группа была создана и стала работать. В неё вошли Аза, 21 год, и Борис, 15 лет, дети С.Г. Островерхова, Семикины Дарья Петровна, Неонила, 18 лет, Майя,16 лет, Студеникины Нина, Зинаида, Анатолий, Т. Растригина, С. Карпов, Анна Зотовна Авдеева, Анна Золотова, Мария Петрова, В. Юнашев, П. Вдовиченко, А. Стаценко, Г. Сечиокно, В. Слезак, Свиркунов.
    Задачей группы С.Г. Островерхова было проникновение в немецкие части и учреждения, с тем, чтобы добывать сведения необходимые данные для командования советских войск, выявлять солдат и офицеров немецко-фашисткой армии, желающих перейти на нашу сторону и содействовать этому и т.д. Первоначально группа занималась разведкой, сведения передавались на «Большую Землю», Красной Армии. Иногда убивали немецких офицеров, когда оказавшихся в запрещенных, для жителей города, районах.

 

#623 11.10.2018 23:58:36

sezin
Участник форума
Иногда всплывающий подводный град Новогеоргиевск
Сообщений: 479




Re: Оборона Новороссийска 1941 - 1943 гг.

Старый Судоремонтник написал:

#1315754
В феврале 1920 года более 700 узников вышли на свободу. Многие влились в местный партизанский отряд. А в марте партизаны, соединившись с войсками Красной Армии, освобождали Новороссийск.

Многовато будет-700 узников тюрьмы.
До революции она была рассчитана на 230 человек,но сиживали  до 400 одновременно.
При Деникине в ноябре число сидельцев колебалось около 500)плюс-минус десяток).
Это по документам,которые есть в МУАН. 1919 года не наблюдается.
С января 20 года увеличивается освобождение.
Знаменитый же побег после того,как распропагандировали надзирателей-там не семьсот человек. Пофамильно человек тридцать можно выяснить.
Часть народу,конечно. сидели  и записаны раньше,и в эту учетную книгу не попали,но не семьсот.
К тому же я думаю,что оба надзирателя не смогли бы всех арестантов выпустили,а ,скорее всего,выпустили из какого-то одного корпуса.
Потому что были фамилии,которые были записаны в книгу,но освобождены уже после значительного побега.
Если освободили из одного корпуса- то это вполне объясняет это.

 

#624 12.10.2018 11:24:41

Старый Судоремонтник
Лейтенант
let
Откуда: г. Новороссийск
Судоремонтный завод
Сообщений: 1368




Re: Оборона Новороссийска 1941 - 1943 гг.

Это данные взяты из документов. А там - как знать. Может и так, может и не так....

 

#625 12.10.2018 11:28:35

Старый Судоремонтник
Лейтенант
let
Откуда: г. Новороссийск
Судоремонтный завод
Сообщений: 1368




Re: Оборона Новороссийска 1941 - 1943 гг.

15 октября в Архипо-Осиповке состоялось совещание командиров и комиссаров партизанских отрядов Новороссийского куста. В нём приняли участие представители Краснодарского краевого штаба. После анализа сложившейся обстановки перед каждым отрядом были поставлены конкретны боевые задачи. Руководители групп партизанских отрядов установили связь с командирами частей, занимавших оборону, и свои операции проводили во взаимодействии с их подразделениями. Партизаны сообщали армейскому командованию разведывательные данные о противнике, а советские воины обеспечивали им переход через линию фронта, иногда вместе с ними принимали участие в боевых действиях во вражеском тылу.
    5 октября в Новороссийск была направлена группа из десяти партизан отряда «За Родину» под командованием В.А. Лангового с целью установления связи с  оставленными там подпольщиками, проведения разведку сил врага. Незаметно преодолев передний край противника, партизаны по горам вышли к Нарзанной щели, что на северо-западной окраине Новороссийска. Здесь они обнаружили вновь построенную дорогу, по которой осуществлялось интенсивное движение противника из тылового поселка Верхне-Баканский на хутор Липки, оказавшийся на переднем крае. Партизаны вывели из строя несколько телефонных линий.
    Партизаны Ф.Н. Починок, Н.А. Балабанович и А.Г. Федоткин проникли в город, но связь с подпольщиками установить не удалось. Территория от цементного завода «Октябрь» до улицы Кирова на Мефодиевском посёлке была объявлена запретной зоной. Явочная квартира возле пивоваренного завода (ныне завод не существует) перестала существовать. В Цемесскую рощу, где была вторая точка встречи с подпольщиками, ни кто не приходил. Связь нарушилась. Вместо пяти суток партизаны действовали в тылу противника двенадцать. Питались дикорастущими фруктами и ягодами. Обессиленные, они вернулись в расположение отряда.
    В первых числах октября партизаны провели лесными тропами к дороге, идущей в станицу Крымскую своих товарищей семнадцатилетнего Юрий Трущенко и Н.А. Бертяева. Им поручалось узнать в Крымской и по пути следования к ней места размещения воинских частей противника, наличие подразделений карателей, интенсивность движения транспорта по железной и шоссейной дорогам. Через несколько дней разведчики возвратились в штаб группы партизанских отрядов, выполнив порученное задание.
    В октябре в Новороссийск были направлены партизаны из отряда «Норд-ост» В.Я. Дудник и шестнадцатилетний боец отряда «За Родину» Анатолий Масалов. Но они погибли, выполняя боевое задание.
    15 октября партизаны из отряда «Норд-Ост» В.Я. Дудин, М.Д. Пискунов, Г.В, Пшеничный с пятью испанскими патриотами были направлены в глубокий тыл врага. Ночью с морского охотника их высадили в районе станицы Таманской. Два месяца группа шла по Таманскому полуострову от Керченского пролива до Новороссийска добывая разведывательные данные для советского командования.
    20 октября группа бойцов из отряда «Ястребок» под командованием М.А. Кулинича на дороге у хутора Красного взорвала линию связи.
    В конце октября руководство Новороссийского партизанского куста разработало операцию, которая проводилась силами четырех партизанских отрядов. Главную задачу выполнят отряд «Норд-ост», его поддерживали отряды «Ястребок», «Новый» и «Гроза».
    На исходные позиции отряды прибыли 27 – 28 октября.
    Группа отряда «Ястребок», командир Н.Д. Костюченко, организовала засаду на дороге Нижне-Баканская – Неберджаевская. Бойцы отряда «Новый» блокировали дорогу на станицу Крымская, заминировали мост через река Бакан. Группа партизан отряда «Гроза», возглавляемая начальником штаба Н.Т. Зайцевым, блокировала хутор Горный.
    Партизанский отряд «Норд-ост» пришел на сутки раньше. Наблюдая за станицей Нижне-Баканской, партизаны встретились с шестнадцатилетними местными жителями П.Л. Ремизко и В.Ф. Белавко, которые оказали им большую помощь. От них партизаны узнали, что в станицу прибыли два батальонов вражеских солдат, которые расквартированы по частным домам и квартирам, примыкающим к зданию штаба.
    Партизаны создали три группы: первую, командиры А.Г. Морозов и В.Н. Тимофеев, для нападения на штаб, вторую, командир Г.Е. Покрышев, для уничтожения складов и поджога конюшни, третью, командир А.А. Коновалов, для прикрытия отхода после выполнения задания. В один час ночи 28 октября без шума партизан В.М. Безбедов снял часового, охранявшего дом. Несколько противотанковых гранат, брошенных в помещение через окна, похоронили под рухнувшей крышей и обвалившимися стенами офицеров и охрану штаба. Позднее стало известно, что семь офицеров погибли, а так же различные документы и материалы. Одновременно в стороне от взорванного здания загорелись помещение складов с боеприпасами и конюшня. Испуганные гитлеровцы выскакивали на улицу в нательном белье и были хорошими мишенями для партизан.
    Партизанскому отряду «Гроза», состоявшему из железнодорожников, предстояло уничтожить вражеский поезд, курсировавший на перегоне разъезд Горный – станция Баканская. В ночь на 30 октября партизаны Ф.А. Никитин и М.Н. Ланговой заминировали железнодорожное полотно. Поезд в составе 50 вагонов с боеприпасами и гитлеровцами утром 30 октября от взрывов заложенных мин взлетел на воздух и оказался под откосом. В результате взрывов движение поездов прекратилось на трое суток.
    Второй вражеский поезд с боеприпасами и гитлеровцами подорвали командир отряда «Гроза» Н.Т. Зайцев, токарь паровозного депо М.Н. Ланговой, дорожный мастер Ф.А. Никитин, а так же М.П. Губарь, С.Д. Серков, И.А. Бондарь и Н.И. Прокопец.
    Партизанские налеты лихорадили противника, держали гитлеровских заказчиков в состоянии напряжения. При этом партизаны проявляли смелость и мужество вплоть до самопожертвования. Так, группа партизанского отряда «Ястребок», попавший в окружение в районе станицы Натухаевская, послал последнюю радиограмму, переданную открытым текстом:
    «Фашисты окружили, приближаются к нам, платят дорого за наши жизни. Прощайте, товарищи. Костюченко».
    Нередко партизанские отряды действовали совместно с воинскими частями.
    6 ноября Абинский, Таманский и Новороссийский отряды вместе с частями 47-й армии отражали вражеские атаки в районе Ильская, Холмская.
    8 и 11 ноября партизаны вместе с частями Советской армии вели бои в районе станиц Азовская, отразив пять атак противника с большими для него потерями.
    Партизаны Новороссийского соединения вместе с частями сражались в районе станиц Дербендская, хутор Эреванский.
    Новороссийская группа партизан выпускала газету «Новороссийский партизан», редактор С.И. Масалов, на типографском станке с ножным приводом. В зависимости от наличия бумаги и важности поступившей корреспонденции газета выпускалась  на двух, реже на четырех полосах от ста пятидесяти до двух тысяч экземпляров. В ней публиковались сводки Информбюро, материалы о боевых подвигах отрядов и отдельных партизан, популяризировали боевой опыт. Так же показывали героев партизанской борьбы, воспитывала ненависть к врагам, призывала с каждым днем усиливать удары по захватчикам. За время работы партизанской типографией было выпущено до пяти тысяч экземпляров листов «Товарищи новороссийцы», «К гражданам Новороссийска», «Истребляйте фашистских захватчиков»,  «Читайте правду о положении на советско-германском фронте». Газеты и листовки вывешивались на перекрестках дорог и троп в окрестностях Новороссийска, а так же во многих посёлках Таманского полуострова.

 

Board footer