Сейчас на борту: 
Nemo-800,
Азов,
Аскольд
   [Подробнее...]

#1 25.01.2021 17:21:08

Вик
Капитанъ I ранга
k1r
Сообщений: 2974




Испанская партия

1

Позволю себе предложить коллегам некую альтернативу Испано-американской войны.
По замыслу это часть более широкой и продолжительной альтернативы. Но будет ли реазизован этот замысел, сказать не берусь.
Итак
                  Испанская партия

 

#2 25.01.2021 17:22:33

Вик
Капитанъ I ранга
k1r
Сообщений: 2974




Re: Испанская партия

1. Встреча двух адмиралов.
Конец мая в Санфуэгосе прекрасен. Тепло, но не очень жарко. Морской воздух….
Два элегантных господина, сидя на веранде роскошной виллы, вели неторопливую, внешне вполне светскую беседу. Но, несмотря на их элегантный вид, что-то в их внешности указывало на то, что светским щеголям их относить не стоит.
Один из них высокого роста, крупный, явно с крепкими мускулами и недюжинной физической силой, лет 45-50.
Второй поменьше и постарше лет на 10. Но тоже крепкий.
- Вы, дон Паскуаль, понимаете, что после отрицательного ответа Мадрида на ноту Кливленда от 7 апреля, вы неизбежно скатываетесь к войне со Штатами? - пригубив из бокала малагу, сказал высокий господин.
- Я бы так определенно не формулировал, Ваше высочество, но определенные опасения есть… У меня, во всяком случае, - ответил господин постарше.
- А вы готовы? В частности, ваш флот? А ведь результат войны будет, в основном, определен результатом действий на море…
- Ваше высочество, состояние испанского флота вы знаете… Я все же надеюсь, что войны удастся избежать. О другом варианте мне думать не хочется.
- А кому же думать, если не вам, дон Паскуаль?
- Я, когда пытаюсь думать об этом, то не вижу выхода. Постоянное, многолетнее урезание ассигнований на флот привело к тому, что Армада Эспаньола стала очень малобоеспособна. Именно поэтому я, став в 1892 году морским министром, через три месяца вышел из состава кабинета, обнаружив, что мои коллеги по политическим мотивам не хотят поддерживать жизненно необходимые для флота реформы и, более того, неблагоразумно урезают морской бюджет. А ответ всегда один: в бюджете нет денег… Хотя это не совсем так. Но на улучшение ситуации в судостроении и подготовке личного состава в нынешней ситуации нужны экстраординарные средства. И откуда их взять, сказать трудно..
Высокий господин снова пригубил из бокала.
- И тем не менее, вариант есть. Хотя сейчас широко озвучивать его, конечно, преждевременно…
- И какой?
- Вы помните Каролинский кризис? Тогда Германия хотела занять несколько Каролинских островов…
- Да, Ваше высочество, но тогда папа Лев XIII, как третейский судья, принял сторону Испании и признал Каролинские острова владением испанской короны. И, потом, с октября 1885 года, когда папа объявил Каролины испанскими, прошло почти 11 лет…
-Да, это так… Но Германия, все прошедшее с тех пор десятилетие активно проводящая колониальную экспансию, не потеряла интерес к этим территориям… И теперь представьте себе, что Испания проигрывает войну САСШ. Естественно, все или, как минимум, большую часть заморских территорий вы теряете. Германия, видя, что, во-первых, интересные ей территории могут быть заняты новым владельцем и, во-вторых, вы уже не сможете отстаивать их, что делает? Естественно, занимает их и занимает бесплатно. А до начала войны Испания могла бы продать Каролины Германии и получить некоторую сумму, которая могла бы способствовать более успешной подготовке к столкновению.
- Продавать  свои территории?!
- Поступиться меньшим во имя большего. В случае поражения в войне Испания однозначно теряет Кубу, самую ценную из своих колоний… Ну и Филиппины… И Каролины пойдут следом…  А рационально использованные деньги, полученные за Каролины, могли бы помочь лучше подготовить флот.
- В любом случае, Ваше высочество, такое предложение и Ее Величество королева и в правительстве сочтут, как минимум, непатриотичным.
- Вот именно поэтому я и говорю, что сейчас его широко озвучивать преждевременно. Но если события будут развиваться так, как я предполагаю, его время может наступить. А сейчас, я думаю, надо идти иным путем… 
Контр-адмирал Паскуа́ль Серве́ра-и-Топе́те поставил бокал с малагой на стол и вопросительно посмотрел на собеседника.
- На следующей неделе я буду на приеме у королевы, - продолжил высокий господин. – И на приеме подниму вопрос о  признании североамериканцами  кубинских повстанцев воюющей стороной, о ноте Кливленда от 7 апреля и последствиях вашего ответа от 22 мая и предложу Ее величеству кредит на укрепление флота. Небольшой, миллионов на 15 рублей золотом. Но с малыми процентами. И именно на укрепление флота… И еще, дон Паскуаль, я буду просить королеву вновь назначить вас морским министром. Мне представляется, что из всех испанских адмиралов вы наилучшим образом сумеете подготовить испанский флот к предстоящим испытаниям…
- Что вы, Ваше высочество, я лишь один из многих испанских адмиралов…
- Да, из слишком многих… Адмиралов у вас в избытке… Но, дон Паскуаль, мы ведь уже не первый год знакомы… Сколько лет? 400-летие экспедиции Колумба, 92 год. Уже почти 4 года… 
- Если вам, Ваше высочество, удалось бы решить вопрос с кредитом, то это помогло бы в решении некоторых вопросов подготовки флота. В частности, боевой подготовки, удалось бы увеличить программу плавания, учебных стрельб, соответственно, улучшить подготовку личного состава. Но вопросы проблем материальной части одними деньгами не решить… Проблемы артиллерии, проблемы судостроения и судоремонта… Низкая квалификация специалистов и рабочих, слабое и устарелое оборудование верфей и портов, плохая организация  работ… Результаты налицо… Крейсера «Alfonso XIII» и «Lepanto» так и нее смогли дать проектного хода, причем далеко не смогли. Броненосные крейсера типа Princesa de Asturias заложены в 90-м году и до сих пор на стапелях, уже 6 лет…
- Ну, долгострой и качество постройки на испанских верфях известны… И причины этого тоже понятны... Что здесь делать?...
Высокий господин задумался.
- Давайте решим так, - после небольшой паузы продолжил он. – Я направлю в Испанию группу специалистов, которые смогут осмотреть верфи, порты, корабли и дадут конкретные рекомендации, как улучшить ситуацию в этих вопросах. В группе будут корабельные инженеры, инженеры-механики, морские артиллеристы… Об этом я тоже поговорю с королевой. Как вы на это смотрите, дон Паскуаль?
-Конечно, это было бы хорошо. Зная уровень российского кораблестроения (1), считаю, что рекомендации российских специалистов были бы весьма полезны. Но как на столь тесные контакты со страной, которая заведомо слабее потенциального противника, посмотрит император Александр? (2)
- Я думаю, что император поддержит своего генерал-адмирала и председателя Государственного совета (3)… Я имею все основания так думать.
- Ваше высочество, вы сказали, что мы знакомы с вами уже несколько лет, все эти годы откровенно переписываемся. Поэтому позвольте задать вам один откровенный вопрос?
- Пожалуйста, дон вы Паскуаль.
- Почему вы столь заинтересованно пытаетесь помочь нам в борьбе с САСШ? Мы более слабая сторона, риск оказаться на стороне побежденных велик.
Генерал-адмирал Российского Императорского флота великий князь Алексей Александрович не торопясь снова пригубил малагу и поставил бокал на стол.
- Дон Паскуале, я не буду говорить о солидарности монархий, стран Старого Света… Это все, честно говоря, не совсем серьезно… Истинная причина в том, что вы оказались для нас в нужное время в нужном месте. САСШ набрали слишком большой темп экономического развития и, соответственно, активно пытаются активизировать экономическую экспансию. Причем, направлена эта экспансия на заморские территории. В частности, на Китай. А у нас там свои интересы. И лишний соперник, причем экономически сильный, нам там не нужен. А если американцы проиграют вам на море, они, во-первых, не получат Кубу, то не усилятся ею, во-вторых, потеряв часть флота, они потеряют интерес к заморской экспансии и направят ее, по суше куда-нибудь, скажем, в Мексику… Надеюсь, дон Паскуаль, я не оскорбил вас своим ответом?
Нет, ваше высочество, я, напротив, благодарен вам за откровенный ответ. А как далеко вы готовы пойти с нами?
- Прямое вмешательство в конфликт исключено. А все остальное… Будет зависеть от того, как энергично вы будете готовиться к столкновению. В частности, я советую помнить о варианте продажи Каролинских островов. Продав их Германии, вы не только получите деньги, но, думаю, и благосклонность Германии в назревающем конфликте. И сейчас это предложение действительно преждевременно. Но если события будут развиваться так, как они развиваются сейчас, то, в случае обращения Германии к правительству Испании по этому вопросу, нужно, чтобы оно нашло поддержку и чтобы деньги за острова пошли на усиление, в первую очередь, флота.
- А вы, ваше высочество, уверены, что деньги пойдут именно на флот и армию?
- В случае, если дело дойдет до необходимости для Испании продавать Каролины, мы найдем способы, чтобы все произошло именно так.
- Мы – это Российская Империя, ваше высочество?
- Да, дон Паскуаль. И первый шаг в разработке таких способов мы сделаем своим кредитом… И, что, дон Паскуаль, согласны вы принять руководство флотом на таких условиях? И я обещаю, что буду всячески стараться вам помогать и в процессе этой работы. В частности, траншами кредита…
- То, что вы сейчас нарисовали, Ваше высочество, дает надежду. Давайте попробуем!
- Значит, договорились, дон Паскуаль. Я изложу королеве Марии Кристине первую часть наших предложений, исключая вопрос  о продаже Каролин… И думаю, что встречу понимание…. А теперь, дон Паскуаль, давайте воздадим должное этой прекрасной малаге.

Прием великого князя Алексея Александровича королевой-регентшей Марией Кристиной прошел практически именно так, как Алексей Александрович и предполагал. Собственно, приемов было два. Первый - торжественный со всеми сопутствующими атрибутами. На этом приеме королева вручила Алексею Александровичу орден Золотого руна – высший орден Королевства Испания. По поднятым великим князем Алексеем Александровичем вопросам, королева Мария Кристина выслушала его, в принципе согласилась, и предложила продолжить обсуждение их на следующий день с участием Председателя правительства Испании дона Антонио Кановаса дель Кастильо.
Встреча на следующий день решила все вопросы окончательно. Увидев положительное отношение королевы Марии Кристины к предложениям великого князя Алексея Александровича, дон Антонио Кановас дель Кастильо, со своей стороны тоже понимая растущую со стороны САСШ угрозу, тоже согласился с ними. Хотя чувствовалось, что адмирал Сервера в роли морского министра в восторг его не приводит. Но поскольку предоставление предоставление целевого кредита на развитие Armada Espanola связывалось с условием предоставления поста морского министра адмиралу Сервере, то возражать дон Антонио Кановас не мог.

15 июня 1896 года из порта Виго вышел отряд кораблей Российского Императорского флота в составе "броненосцев "Имп. Александр II" и "Имп. Николай I" (4) под флагом генерал-адмирала, Отряд шел в Кронштадт.

---------------------------------------------------------------------
(1) В этой альтернативе усилиями генерал-адмирала великого князя Алексея Александровича технический уровень судостроения в России к концу 19 века становится достаточно высок, сравнимым с германским и французским.
(2) В этой альтернативе Император Александр III не умирает в 1894 году, великий князь Николай Александрович погибает во время покушения на него в Японии в 1891 году, а великий князь Георгий Александрович не заболевает туберкулезом и впоследствии наследует Императору Александру III.
(3) В этой альтернативе великий князь Алексей Александрович не член, а председатель Государственного совета.
(4) В этой альтернативе "Имп. Александр II" и "Имп. Николай I" не соответствуют своим реальным образцам, а подобны ЭБРу "12 Апостолов" с некоторыми изменениями.

Отредактированно Вик (25.01.2021 17:31:58)

 

#3 25.01.2021 17:27:47

Вик
Капитанъ I ранга
k1r
Сообщений: 2974




Re: Испанская партия

2. Интрига начинается.
29 июня отряд кораблей под флагом генерал-адмирала пришел из Виго в Кронштадт. Обойдя корабли отряда на катере и поблагодарив экипажи за совместное плавание, великий князь Алексей Александрович убыл в Санкт-Петербург.
Уже на следующий день он встретился с Императором Александром III. Император внимательно выслушал Председателя Государственного совета, генерал-адмирала и брата. Но, главное, своего ближайшего соратника по управлению Империей.
- Итак, Алексей, твой замысел сделать из Испании нечто, способное попортить кровь американцам, успешно развивается, - сказал Император. – А ты уверен, что, несмотря на все наши усилия, кредиты и прочее, американцы не разобьют испанский флот в первом же бою, и мы ничего не добьемся. А, напротив, они одержав быструю и легкую победу, получив Кубу и, вполне вероятно, Филиппины, вдохновятся на дальнейшую экспансию.
- Вот для того, чтобы американцы не смогли одержать быструю и легкую победу, а надолго втянулись в эту войну, я и хочу добиться усиления испанского флота.
- Но насколько это реально? Ведь сейчас испанский флот не сравним с флотом САСШ ни по количеству, ни, тем более, по качеству.
- Саша, а высокое качество флота САСШ в плане подготовки личного состава пока не доказано… В плане техники, да, американские корабли сильнее. И их больше… Поэтому и нужно, чтобы испанцы форсировали достройку своего долгостроя и отремонтировали то, что у них есть.
- Но и тогда они будут слабее американцев.
- Вот поэтому я и хочу подбросить Вильгельму идею вновь вернуться к вопросу о приобретении Каролинских островов… И здесь рассчитываю на твою помощь.
- Каким образом? – удивился Император.
- Надо подключать людей из МИДа. Конечно, неофициально. И, конечно, все надо делать так, чтобы испанцы не знали, что мы инициируем этот вопрос.
- И тогда немцы делают испанцам предложение, от которого они не смогут отказаться, испанцы получают какую-то сумму за острова и приобретают корабли… Алексей, ты хитер, как старый змей!… Но здесь есть вопрос, какие корабли они смогут приобрести? У кого?
- Пока не знаю. Но будут деньги, найдутся и корабли… Как вариант, итальянцы систематически продают построенные корабли, уже несколько продали аргентинцам… Возможно сами аргентинцы, да и чилийцы… Возможно, японцы решат отказаться от строительства флота: с деньгами у них сейчас очень туго (1)… 
Ну ты, действительно, хитер, Алексей! Кстати, если бы японцы отказались от планов строительства флота, нам на Дальнем Востоке было бы спокойнее, – заметил Император. – Да, интригу ты задумал грандиозную… Я подыщу людей, которые напомнят немцам о Каролинах. Думаю, лучше действовать не через чиновников МИДа, а через генерал-адъютантов. Пусть американцы еще поднажмут на испанцев, тогда и немцев подключим.... Американцы же должны каким-то образом отреагировать на отказ испанцев.
- А пока я подберу несколько офицеров из корпусов корабельных инженеров, инженер-механиков и артиллеристов, - заметил генерал-адмирал. - Пусть выяснят, что можно сделать,  чтобы быстрее достроить крейсера типа «Princesa de Asturias», выяснят, что там с машинами «AlfonsoXIII» и «Lepanto», да и со всем остальным…

Уже через неделю в Испанию была отправлена комиссия офицеров, состоящая из четырех корабельных инженеров, шести инженеров-механиков и четырех морских артиллеристов. Старшим среди корабельных инженеров был полковник корпуса корабельных инженеров (2) Н.В.Долгоруков (Спис.чиновККИ1902с10) , среди инженер-механиков флота - подполковник корпуса инженер-механиков флота Н.А.Пастухов (Биогр.оф.флота) , среди морских артиллеристов – подполковник корпуса морской артиллерии К.Т.Дубров (Спис.чиновКМА1902с7) . Председателем комиссии был назначен полковник ККИ Долгоруков, но все офицеры комиссии обладали большой самостоятельностью в действиях. В частности, все офицеры имели право личных письменных докладов генерал-адмиралу.

------------------------------------------------------------
(1) Поскольку в этой альтернативе цесаревич Николай в 1891 году был убит в Японии в городе Оцу, что привело к русско-японской войне в 1892 году, то к 1896 году Япония была в трудном финансовом положении, но, однако, пыталась восстановить свой флот.
(2) В этой альтернативе реформы 1886 года с переименованием корабельных инженеров и инженер-механиков в должностные звания не было. Также не был упразднен в 1884 году чин капитан-лейтенанта для офицеров флота.

 

#4 25.01.2021 17:29:11

Вик
Капитанъ I ранга
k1r
Сообщений: 2974




Re: Испанская партия

3. Итак, господа, пора действовать.
22 сентября генерал-адмиралу флаг-офицер вручил документы, пришедшие с утренней почтой. Алексей Александрович быстро их просмотрел.
Среди документов лежал рапорт полковника ККИ Н.И.Долгорукова. С него генерал-адмирал и начал. Рапорт полковника Долгорукова, в частности, гласил: «….руководствуясь указаниями Вашего Императорского Высочества, обратить особое внимание на изыскание способов максимально быстрой достройки крейсеров типа «Princesa de Asturias» считаю необходимым доложить следующее:
1.Причинами, приведшими к тому, что все три крейсера уже шесть лет стоят на стапелях являются:
а) отсутствие сколько-нибудь систематического финансирования постройки. Но следует отметить, что, начиная с начала июля сего года, финансирование стало более регулярным;
б) слабые производственные мощности верфей, строящих эти корабли. Станочный парк беден и устарел;
в) низкая распорядительность администрации. Часто заказы и наряды на изготовление конструкций и оборудования запаздывают даже при наличии финансов. Хотя надо отметить, что отчасти это обусловлено нерегулярностью финансирования.
Выходов из создавшейся ситуации представляется два.
Первый выход состоит в закупке и монтаже значительного количества новых станков и другого оборудования на верфях в Каракке, Ферроле и Картахене, обучении мастеровых и инженерного состава. При своевременной поставке станочного парка и оборудования и внедрении сверхурочных работ такая такое оборудование верфи займет порядка 6-8 месяцев. Однако, учитывая наблюдаемый мною и другими офицерами сложившийся на верфях неторопливый стиль работы, по моим оценкам здесь займет не менее года – полутора лет. После дополнительного оборудования верфей в Карраке, Эль-Ферроле и Картахене сроки готовности крейсеров, при условии сверхурочных работ, составят ориентировочно: для  «Princesa de Asturias» в Ла Карраке (крейсер уже готовят к спуску, который состоится в ближайшие месяцы) – порядка года, для «Cardenal Cisneros» в Эль-Ферроле - порядка полутора лет, для «Cataluna» в Картахене – полтора-два года.
Второй выход, который позволил бы значительно сократить сроки достройки крейсеров, представляется в приходе в Испанию транспорта-мастерской «Кронштадт» (1), который уже закончен оборудованием в Германии и в настоящее время должен быть укомплектован экипажем и мастеровыми, и готовиться к переходу на Дальний Восток. Прибытие хорошо оборудованной мастерской, практически плавучего судоремонтного завода, с высоко квалифицированными и дисциплинированными мастеровыми, при условии сверхурочных работ и своевременного снабжения строения материалами и поставляемыми механизмами, позволит ввести в строй «Princesa de Asturias» - менее чем за год, «Cardenal Cisneros» - за год – год и три-четыре месяца, «Cataluna» - менее чем за два года.
Однако, по поводу «Cataluna» следует отметить, что, согласно полученным подполковником Дубровым сведением, для нее еще не заказано вооружение. А основной поставщик артиллерии Испанского флота, фирма «Fabrica Nacional de Trubia», из-за небольших мощностей исполняет заказы исключительно медленно. Поэтому, в случае использования «Кронштадта», вооружение для «Cataluna» следует заказывать уже сейчас, причем за пределами Испании.
Немногим лучше ситуация с главным калибром всех трех крейсеров типа «Princesa de Asturias» - 240-мм/42 орудиями системы Guillen Modello 1896. Эти орудия, представляющих собой модернизированное орудие 24cm Hontoria Modello 1883 путем удлинения ствола и установки винтового затвора (Испанск морск арт) , уже заказаны фирме «Fabrica Nacional de Trubia», но в настоящее время существуют лишь в чертежах. Ожидать, что все шесть потребных орудий будут произведены в течение года-полутора, не приходится. Поэтому следует подобрать близкий аналог этому орудию по массе и дульной энергии и организовать закупку или срочное изготовление подобранных орудий.
Аналогичная ситуация складывается и со средней артиллерией крейсеров «Princesa de Asturias» и «Cardenal Cisneros» - 140-мм/45,2 орудиями системы Guillen Modello 1896. Эти орудия, представляющие собой упрощенный по технологии изготовления вариант орудия Канэ (Испанск морск арт) , существуют только в чертежах. Поэтому существует опасность, что при ускоренной постройке названных кораблей, орудия могут существенно запоздать.
Также, в случае использования  «Кронштадта» необходимо обеспечить согласование работ, производимых на «Кронштадте», и работ, производимых непосредственно испанскими верфями.
Крейсера «Alfonso XIII» и «Lepanto» имеют существенные недостатки и по кораблестроительной, и по механической частям. По кораблестроительной части основным недостатком является излишний верхний вес и, как следствие, низкая остойчивость. Практически единственным способом решения этой проблемы является замена артиллерии кораблей на более легкую и эффективную скорострельную артиллерию, а также некоторые корпусные работы в части уменьшения верхних конструкций.
По механической части, согласно выводам подполковника КИМФ Пастухова и его офицеров, машины и котлы обоих крейсеров имеют существенные недостатки по изготовлению, отделке и сборке. По мнению подполковника Пастухова устранить эти недостатки силами испанских заводов не реально. Следовало бы перевести крейсера на один из российских судостроительных заводов. Со своей стороны присоединяюсь к этому мнению и в плане чисто судостроительных работ…..
…Работы над остальными кораблями испанского флота ввиду их малой боевой ценности, представляется, надо осуществлять во вторую очередь…..»
Генерал-адмирал великий князь Алексей Александрович был неплохим, хорошо подготовленным инженером (2) и сразу сумел оценить перспективность предложения полковника Долгорукова. Оно позволяло, исключив этап модернизации испанских верфей, существенно ускорить ввод в строй крейсеров типа «Princesa de Asturias». Кроме того, использование транспорта-мастерской «Кронштадт» фактически передавало ход строительства крейсеров в руки русских кораблестроителей. Тем более при условии согласования работ, проводимых на транспорте-мастерской и испанских верфей. А в том, что распоряжение от адмирала Серверы на такое согласование испанские верфи получат, генерал-адмирал не сомневался.
Генерал-адмирал знал, что транспорт-мастерская «Кронштадт» три дня назад вышел из Либавы и сейчас находится в пути на Дальний Восток. Первым портом, в который должен был зайти «Кронштадт» был французский Брест. Поэтому генерал-адмирал вызвал флаг-офицера и приказал отправить в Брест приказ командиру «Кронштадта» из Бреста перейти в Эль-Ферроль и стать там, ожидая дальнейших распоряжений.
Далее Алексей Александрович отработал остальные пришедшие документы и принялся писать письмо адмиралу Сервере, уже заступившему на должность морского министра. Письмо содержало предложение относительно использования «Кронштадта» и согласования работ на транспорте-мастерской и испанских верфях. Предложение, от которого нельзя было отказаться: первый транш по кредиту на усиление испанского флота в размере 3 млн. рублей ушел накануне.

8 сентября транспорт-мастерская «Кронштадт» пришел во французский порт Брест. Здесь его уже ожидало телеграфное приказание в кратчайшие сроки закупить значительное количество материалов по приложенному к приказанию списку и, пополнившись углем и запасами, следовать в Эль-Ферроль. Средства на закупки следовало получить в местном банке, куда они уже были специально переведены.
Объем и разнообразие пунктов списка удивляли командира «Кронштадта» капитана 2 ранга В.В. Колокольцева (Биогр.оф.флота) : у него сложилось такое впечатление, что все это предназначено для ремонта сильно поврежденного или разукомплектованного корабля. И в своем предположении он был весьма близок к истине. Список был сформирован комиссией русских офицеров, обследовавших состояние строящегося в Эль-Ферроле крейсера «Cardenal Cisneros» и включал необходимые для ускорения его постройки материалы и комплектующие.
Все эти заботы по закупкам всего, чего возможно, и пополнению углем и запасами, заняли у капитана 2 ранга В.В. Колокольцева более двух недель, и 30 сентября «Кронштадт» вышел из Бреста в Эль-Ферроль.
И 2 октября транспорт-мастерская «Кронштадт» бросил якорь на рейде Эль-Ферроля.

-----------------------------------------------------------------------
(1) В этой альтернативе транспорт-мастерская «Кронштадт» соответствует реальному «Кронштадту», находившемуся в составе Российского Императорского флота, с той только разницей, что пароход «Phoenicia», построенный в 1894 году был уже в 1895 году куплен Российским флотом для переоборудования в транспорт-мастерскую для Тихоокеанской эскадры и поставлен в Германии на оборудование в плавучую мастерскую. В начале 1896 года оборудование закончено, экипаж судна и команда мастеровых сформированы и транспорт-мастерская должен был уйти на Дальний Восток.
"Кронштадт" представлял собой двухвинтовой (фото,Су-е,1992,№10,с.66,Мирамор) пароход водоизмещением 15000 тонн в полном грузу, построенный верфью "Блом унд Фосс" в 1894 году. Максимальная скорость – 11 узлов (по данным, Су-е,1992,№10,с.65; в Су-е,1991,№12,с.55-данные немного иные) . Вооружение транспорта-мастерской составляли 4-47 мм пушки.
(2) В этой альтернативе великий князь Алексей Александрович закончил, причем весьма успешно, механическое отделение Морской академии.

 

#5 25.01.2021 17:41:26

Вик
Капитанъ I ранга
k1r
Сообщений: 2974




Re: Испанская партия

4. Тем временем под знойным небом Испании.
Прибывшая в Испанию комиссия русских офицеров, прежде всего, представилась адмиралу Сервере, только что занявшему кресло морского министра. Во время беседы адмирал Сервера сообщил, что предоставляет членам комиссии право непосредственного обращения к нему по любым вопросам, что он уже дал распоряжение предоставить русским офицерам неограниченный доступ на корабли Испанского флота, все порты, верфи, заводы и другие сооружения. И, что главное, он дал указание командирам и руководителям внимательно прислушиваться к советам членов комиссии и принимать их к исполнению.
Еще во время проезда в Испанию члены комиссии распределили между собой первоочередные задачи. Таковыми являлись оценка состояния дел по постройке крейсеров типа «Princesa de Asturias» в Ла Карраке, Эль-Ферроле и Картахене и анализ возможностей и способов исправления крейсеров «AlfonsoXIII» и «Lepanto». Поэтому уже на следующий день после приема у адмирала Серверы члены комиссии, разделившись на группы, отправились по местам постройки и базирования крейсеров. Благо, «AlfonsoXIII» и «Lepanto», построенные в Эл-Ферроле и Картахене, так не закончили свои неудачные испытания и оставались по месту постройки.
Результатом выполнения этих первоочередных задач комиссией офицеров Российского Императорского флота и стал рапорт председателя комиссии полковника ККИ Н.И.Долгорукова, который лег на стол генерал-адмирала.
Вторым, очень важным, результатом работы комиссии стало выявление неисправности и конструктивных недостатков стапеля в Ла Карраке, которые грозили повреждениями корпуса крейсера «Princesa de Asturias» во время спуска, который планировался в ближайшее  время, на октябрь месяц. По совету, а реально, требованию полковника Долгорукова стапель был отремонтирован и исправлен.
И 17 октября 1896 года (МитюковВМСИспании) крейсер «Princesa de Asturias» благополучно сошел на воду.
Соответственно, возник вопрос о навешивании на крейсер бортовой брони. И тут выяснилась одна неприятная подробность: бортовую броню, броню барбетов, колпаков башен и боевой рубки  на «Princesa de Asturias» ДО СИХ ПОР не удосужились заказать! Мало того. Броня пояса, барбетов, колпаков башен и рубки не была заказана и на два остальных крейсера!
Испанцы долго обсуждали, какую броню и кому заказывать. И уже в 1895 году сошлись во мнении, что броня должна быть обработанной по методу Гарвея. При этом склонялись к заказу брони в Англии…
Возникшую проблему требовалось немедленно решить. Причем решать надо было здесь, в Испании: времени на обсуждения вопроса с Петербургом не было. В Петербург надо было отправить уже предложение решения проблемы с поставками брони.
На каждый крейсер требовалось порядка 730 тонн брони (Мои прикидки по аналогии с Тересой) толщинами 300-152 мм - для пояса, 200 мм - для барбетов, 100 мм – для колпаков башен и 200 мм – для боевой рубки. Причем для барбетов, колпаков башен и рубки требовались плиты довольно сложной формы.
Короткое совещание офицеров комиссии, находившихся в это время в Карраке, в котором участвовали полковник ККИ Долгоруков, подполковник КМА Дубров и еще несколько офицеров, приняло следующие решения:
1. Требование установить на крейсера броню, закаленную по способу Гарвея, в сложившихся условиях становится нереальным. В большинстве стран промышленное производство гарвеевской брони либо только налаживается, либо только налажено и объемы ее производства не удовлетворяют потребностям собственных флотов этих стран. Поэтому ожидать скорой поставки гарвеевской брони не следует;
2. На крейсера следует стремиться поставить сталеникелевую броню, изготовленную по патентам фирмы Шнейдер и Ко. (ИнетВики) При заказе, в первую очередь, ориентироваться на сроки поставки. Поэтому, по возможности, следует искать поставщиков, уже обладающих плитами подходящих размеров, которым остается только работа по обрезанию кромок плит;
3. В качестве возможных поставщиков сталеникелевой брони возможно рассматривать, в первую очередь, завод Шнейдер в Крезо, кроме того, завод Сен-Шамон, Адмиралтейские Ижорские заводы, Обуховский завод (1), завод Виккерса. Американские заводы, производящие сталеникелевую броню по патентам Шнейдера, естественно, исключаются.
4. В крайнем случае, если не удастся организовать удовлетворительные по времени поставки сталеникелевой брони, можно будет ставить стальную броню;
5. Первоочередной задачей является получение порядка 400 тонн поясной брони для крейсера «Princesa de Asturias».
С этим решением полковник Долгоруков и убыл из Кадиса в Мадрид к адмиралу Сервере.

Адмирал Сервера принял все выводы комиссии. Но при этом сказал, что пункт 4 широко озвучивать не следует. Отказ от гарвеевской брони сам по себе вызовет отрицательную реакцию в Кортесах, а уж замена гарвеевской брони на стальную, которая по своим характеристикам существенно уступает даже сталеникелевой, может вызвать скандал. Поэтому пока решили пытаться разместить экстренные заказы на сталеникелевую броню.

Интенсивный обмен телеграммами с возможными поставщиками брони показал, что получить броню на все три крейсера вот так сразу отнюдь не просто.
Минимальный срок поставки – 3 месяца на 500 тонн поясной брони дали Адмиралтейские Ижорские и Обуховский заводы, которые имели некоторый «бесхозный» задел сталеникелевой брони после решения Морского министерства Российской империи ставить на все вновь закладываемые корабли гарвеевскую броню (2). При использовании сверхурочных работ Адмиралтейские Ижорские заводы давали за этот срок 340 тонн брони, Обуховский завод – 160 тонн. Причем броня будет обрезана по заданным шаблонам.
Это решало вопрос поясной брони для «Princesa de Asturias», но для остальных крейсеров сроки поставки даже поясной, наиболее простой по форме плит, брони были существенно больше. Завод «Schneider» в Крезо был готов поставить 600 тонн за 9 месяцев, Виккерс – 500 тонн за 10 месяцев, завод Сен-Шамон – 600 тонн за 12 месяцев.
Соответственно, было решено заказать заводу «Schneider» 600 тонн и Виккерсу 200 тонн плит поясной брони. Эти 200 тонн Виккерс был готов поставить за 6 месяцев.
Кроме того, Виккерсу заказали броню барбетов на «Princesa de Asturias», каждый из которых весил примерно 60 тонн, всего 120 тонн. Плиты барбетов, как имеющие более сложную форму, но меньшую общую массу, Виккерс был готов поставлять по 60 тонн, т.е. по комплекту плит на барбет, через 6 и 9 месяцев.
На крейсера «Cardenal Cisneros» и «Cataluna» 240 тонн барбетных плит были заказаны заводу Сен-Шамон, который обязался поставить первые 60 тонн через 8 месяцев, а далее поставлять по 60 тонн с интервалом в два месяца.
Также заводу Сен-Шамон были сделаны заказы на броневые колпаки башен на все три крейсера, что, в общем, составило порядка 240 тонн. Колпаки завод обязался поставить в течение 18 месяцев.
И, наконец, все три боевых рубки для крейсеров общей массой порядка 90 тонн взялся поставить Обуховский завод со сроком поставки в течение 15 месяцев.

Обсудил полковник Долгоруков с адмиралом Серверой и вопрос заказа артиллерии для крейсера «Cataluna». Адмирал согласился с тем, что при вводе в строй крейсера в течение двух лет, завод «Fabrica Nacional de Trubia», производящий орудия системы Онтория для испанского флота, запоздает с поставкой орудий, как минимум на год-полтора. Поэтому было решено заказать для крейсера 138,6-мм/45 орудия Model 1891 или Model 1893, которые, по мнению подполковника КМА Дуброва, «суть едино», на заводе Канэ. На крейсера «Princesa de Asturias» и «Cardenal Cisneros» было решено ставить 140-мм/35 орудия системы Hontoria Modello 1883 с усовершенствованным винтовым затвором Алонсо.
В случае же, если 140-мм орудия, производимые заводом «Fabrica Nacional de Trubia», будут запаздывать изготовлением, то передать французские орудия на корабль, достигший наивысшей степени готовности.
Относительно главного калибра крейсеров было решено рассмотреть возможность использовать русские 10-дм/45 орудия первой модели массой в 22,4 тонны (3), а также выяснить перспективы изготовления для них орудий 240-мм/40 Model 1893 массой 22,8 тонны, аналогичных предназначенным для установки на французский крейсер «D’Entrecasteaux».
По проекту предназначенные на крейсера 240-мм/42 орудия системы Guillen Modello 1896 должны весить 19,2 тонны. Хотя, по мнению подполковника КМА Дуброва такая оценка массы орудия при заявленных характеристиках занижена.

Решались не только вопросы, связанные с крейсерами типа «Princesa de Asturias». Крейсера «Alfonso XIII» и «Lepanto», после оценки их состояния офицерами комиссии, в конце октября были отправлены на Кронштадтский пароходный завод на ремонт машин и котлов, а также перевооружение.
Перед отправлением в Кронштадт с каждого из крейсеров сняли все четыре 200-мм орудия Онтория, представлявшие собой их главный калибр. Снятые орудия предполагалось установить на другие корабли и береговые батареи. Вместо снятых 200-мм орудий на каждый крейсер планировалось установить два 8-дм/45 орудия по одному в носу и корме на платформах, где ранее стояло по два 200-мм орудия. Такая замена артиллерии позволила уменьшить верхние веса крейсеров примерно на 40 тонн, что заметно улучшало остойчивость крейсеров.
Остальную артиллерию крейсеров, состоящую из 6 – 120-мм/35 орудий Онториа, 4 – 37-мм пушки Гочкиса и 2 – 37-мм револьверных пушки Гочкиса, планировалось отремонтировать, обратив особое внимание на затворы 120-мм пушек, и перевести все орудия на бездымный порох. 

Работы по улучшению технического состояния Испанского флота становились все обширнее. После проведенных в октябре предварительных переговоров во Францию на завод «Forges et Chantiers de la Mediterranee» в Тулоне было решено отправить броненосец «Pelayо». На броненосце планировалось произвести капитальный ремонт машин, заменить старые огнетрубные котлы на новые водотрубные системы Никлосса. Также заменялась средняя артиллерия – 1 – 160-мм/35 погонное орудие Онториа и 12 – 120-мм/35 орудий Онториа на батарейной палубе заменялись на  9 - 138,6-мм/45 орудий Канэ, одно – погонное, восемь – на батарейной палубе. Также, поскольку новые котлы имели меньшую массу, чем старые, планировалось в счет экономии массы, забронировать батарею 75-мм броней.
Артиллерию главного калибра изменять не планировали. Противоминную артиллерию планировалось частично изменить, поставив более современные орудия.
Контракт на проведение ремонта был подписан достаточно быстро, и 29 ноября 1896 года под звуки салюта наций «Pelayo» вошел на Тулонский рейд.

------------------------------------------------------------------------------------------------
(1) В реальной истории Ижорские заводы освоили изготовление сталеникелевых плит к 1893 г. Обуховский завод стал производить сталеникелевые плиты после 1894 г. (Кондратенко, Развитие броневого пр-ва…, 2008, с.32,37)  В этой альтернативе Ижорские заводы и Обуховский завод начали изготовлять сталеникелевые плиты несколько раньше, в 1892 и 1893 гг, соответственно.
В этой альтернативе, как и в реальной истории около 1889 г, во французском концерне «Братья Шнейдер и компания» («Шнейдер и Ко » ) в Ле-Крезо изобрели новый тип брони «сталеникелевую». В 1890 г. были проведены испытания сталеникелевой брони, изготовленной заводом Шнейдера для морского ведомства Северо-Американских Соединененных Штатов. Добавка в сталь никелевой лигатуры значительно увеличила прочность броневой стали. (Хронология изобретений брони. Из Инета)
(2) В реальной истории гарвеированные плиты стали производить на Ижорском заводе в 1896 году. В этой альтернативе Ижорский завод стал производить гарвеированные плиты в 1894 году.
(3) Орудия модели, в реальной истории поставленной на броненосцы береговой обороны «Адм.Ушаков», «Адм.Сенявин» и «Ген-адм.Апраксин».
В данной альтернативе 10-дм/45 орудия разработаны для замены 12-дм/30 орудий при модернизации броненосцев 80-х годов, т.к. броненосцы береговой обороны для Российского флота не строятся..

 

#6 25.01.2021 18:27:59

Вик
Капитанъ I ранга
k1r
Сообщений: 2974




Re: Испанская партия

5. Вашингтон, Капитолий.
7 декабря президент Гровер Кливленд выступил в Конгрессе со своим последним ежегодным посланием. В этом послании он снова вернулся к кубинскому вопросу и высказался за предоставление Кубе автономии. К посланию президента был приложен доклад государственного секретаря Ричарда Олни, в котором обосновывалась идея признания кубинских повстанцев воюющей стороной

Посланник Российской Империи в САСШ Эрнест Карлович Коцебу конечно же не дремал и, тем более, имея указание особенно внимательно обращать особое внимание на кубинские и испанские события, немедленно сообщил о содержании послания президента Кливленда и доклада государственного секретаря Олни. Свое сообщение он сопроводил выводом, что после выборов новый президент САСШ будет продолжать ту же политику в отношении Кубы, причем, вероятно, еще более энергично.
Ответ из Петербурга не заставил себя ждать. Посланнику и морскому агенту в САСШ капитану 1 ранга Дмитрию Федоровичу Мертваго из МИДа и Морского министерства были даны секретные указания собирать сведения о техническом состоянии и дислокации находящихся в строю кораблей флота САСШ, об уровне подготовки личного состава флота, степени готовности и скорости постройки строящихся кораблей, о состоянии береговой обороны основных портов САСШ на Атлантическом побережье, о численности, вооружении и уровне подготовки армии.
Сразу большую часть этих сведений было не собрать, но путем тихой и кропотливой работы…
И уже в марте 1897 года в Петербург ушли достаточно подробные сведения по поставленным вопросам. В частности о том, что еще в июне президент Кливленд увеличил ассигнования на строительство береговых укреплений с 0,5 млн. до 2,4 млн. долларов. А факт подготовки к защите побережья позволял с большой уверенностью предполагать, что американцы уверенно взяли курс на войну.


6. Снова Испания.
К новому, 1897 году разрешился, в общем, и  вопрос с главным калибром крейсеров типа «Princesa de Asturias». Расчеты, выполненные артиллерийскими офицерами – членами комиссии во главе с подполковником КМА К.Т.Дубровым, подтвержденные ведущими специалистами морской артиллерии Российского Императорского флота, показали, что для установки, как русских 10-дм/45 орудий, так и французских 240-мм/40 Model 1893 потребуются лишь незначительные переделки их корпусных конструкций. Такие переделки обусловлены примерно на 10% большей дульной энергией устанавливаемых орудий (дульные энергии 10-дм/45 и 240-мм/40 Model 1893 орудий очень близки) по сравнению с 240-мм/42 орудия системы Guillen Modello 1896. Конечно, для организации подачи 225,2 кг снарядов к русским 10-дм орудиям также потребуется изменение элементов системы подачи, рассчитанной на 150-кг снаряд. Для подачи 144-кг и 170-кг снарядов к французским 240-мм/40 орудиям изменения в подаче могут быть вообще минимальными.
Эти результаты подполковник Дубров и доложил адмиралу Сервере. Также он сообщил, что на Обуховском заводе имеются два готовых 10-дм/45 орудия. Согласие на поставку в Испанию, в случае надобности, этих орудий генерал-адмирал уже дал.
В результате обсуждения вопроса по главному калибру крейсеров типа «Princesa de Asturias» было решено попытаться заказать для всех трех крейсеров во Франции 240-мм/40 орудия Model 1893 со сроками поставки до года. Если же французы не смогут выдержать этот срок для поставки 6-ти орудий, то сократить заказ до 4-х орудий.
Кроме того, подполковник Дубров указал адмиралу Сервере, что использование дымного пороха затрудняет и замедляет темп стрельбы. Особенно, это вредно сказывается на стрельбе орудий среднего и малого калибра. Поэтому подполковник Дубров предложил начать переход Испанского флота на бездымный порох, в первую очередь, для орудий среднего калибра. Для начала следовало бы провести соответствующие испытания и определить заряды, обеспечивающие сохранение существующих баллистических характеристик орудий. Поставки пороха для этих целей может осуществить Россия, уже, в основном, перешедшая в своих морских орудиях на бездымный порох.
По этому вопросу было решено закупить партию пороха в несколько сотен тонн в России и одновременно еще заказать значительную партию пороха на Охтенском заводе. По получении пороха и снаряжении зарядов надлежало немедленно начать испытания.
Далее, подполковник Дубров отметил, что указанный в артиллерийском наставлении и принятый на Испанском флоте метод, согласно которому «самое лучшее – это прицеливание на глаз, эффективность которого достигается посредством большой практики и учетом атмосферных условий», как минимум, устарел, а по сути, порочен. Необходимо внедрять современные приборы определения дистанции до цели и прицеливания. Как минимум, необходимо срочно внедрять микрометры Люжоля-Мякишева для определения дистанции до цели и прицелы, используемые в Российском Императорском флоте.
Выслушав оценку состояния методов стрельбы, принятых Испанским флотом, сделанную подполковником Дубровым, адмирал Сервера сокрушенно задумался.
- Насколько же мы отстали, - наконец вымолвил он. – Как быстро наши офицеры смогут освоить эти прицельные приспособления?
- За месяц, господин адмирал. Там ничего особенно сложного нет. Вместе с комплектами приборов, конечно же, будут присланы офицеры-специалисты, которые будут устанавливать и налаживать приборы на кораблях и обучат ваших офицеров.
- Тогда на крупные артиллерийские корабли надо ставить комплекты прицельных приспособлений. Хотя бы на самые современные… Два броненосца 1 класса, шесть броненосцев 2 класса, два крейсера 1 класса…10 комплектов (1)… Мы можем заказать 10 комплектов?
- Да, господин адмирал. Вероятно, уже через три-четыре месяца все десять комплектов приборов и офицеры-специалисты уже будут в Испании.
- Хоть это хорошо, - вздохнув, сказал адмирал Сервера. – Срочно будем заказывать…

Появление в Эль-Ферроле транспорта-мастерской «Кронштадт» с ее разнообразным и многочисленным станковым парком и высоко квалифицированным персоналом имело для ускорения строительства крейсера «Cardenal Cisneros» весьма значительный эффект. 19 января 1897 года крейсер был спущен на воду, существенно продвинувшись в степени готовности со 2 октября 1896 года – даты прихода «Кронштадта» в Эль-Ферроль.
Но с достигнутыми успехами появились и проблемы: «Кронштадта» на все три верфи, на которых строились крейсера типа «Princesa de Asturias», естественно, не хватало. Конечно, офицеры «Кронштадта» и комиссии существенно улучшили организацию постройки крейсера «Cardenal Cisneros», поделились опытом с испанскими специалистами и мастеровыми, но низкая квалификация местных мастеровых и бедность станочного парка верфи в Эль-Ферроле никуда не делась. И запланированный 1 ноября уход «Кронштадта» в Картахену неизбежно приводил к снижению достигнутых темпов постройки крейсера.
Надо было искать выход. И выход был найден самим генерал-адмиралом. Было решено провести целевой найм квалифицированных мастеровых в количестве, как минимум, 50-80 человек, а по возможности, и более. Нанятых мастеровых планировалось использовать отчасти отдельными бригадами на особенно сложных работах, отчасти для обучения испанских мастеровых методом показа. Набирать мастеровых планировалось, в первую очередь, с заводов, которые не связаны непосредственно с военным кораблестроением Российской империи. В частности, на Сормовском и Коломенском заводах.
Вместе с мастеровыми также решено было привезти на верфи в Эль-Ферроль, Кадис и Картахену значительное количество переносного инструмента различного назначения.
Кроме того, генерал-адмирал решил увеличить число офицеров корпуса корабельных инженеров и корпуса инженер-механиков в составе комиссии с тем, чтобы на каждой из трех верфей постоянно находились 2-3 офицера из состава комиссии.

-----------------------------------------------------------------------------------
(1) По испанской классификации: броненосцы 1 класса - «Pelayo» и «Emperador Carlos V», броненосцы 2 класса - «Infanta Maria Teresa», «Vizcaya», «Almirante Oquendo», «Princesa de Asturias», «Cardenal Cisneros», «Cataluna», крейсера 1 класса - «AlfonsoXIII» и «Lepanto».

 

#7 25.01.2021 18:29:03

Вик
Капитанъ I ранга
k1r
Сообщений: 2974




Re: Испанская партия

7. Древние города Кадис и Картахена.
4 ноября 1896 года транспорт-мастерская «Кронштадт» пришел в порт Кадис.
Кадис, город, претендующий на то, чтобы считаться старейшим городом Западной Европы, очень красив. Кафедральный собор Кадиса, Большой театр де Фалья, Замок Сан-Себастьян, Римский театр Кадиса…
Но времени на все эти красоты у мастеровых и матросов и, даже, у офицеров «Кронштадта» было мало: работы на постройке «Princesa de Asturias» велись в две, а иногда и в три смены. За месяц мастеровые и офицеры «Кронштадта» должны были выполнить работы, затруднительные для рабочих  и оборудования верфи Ла Каррака. На это отводился месяц.
Затем «Кронштадт» должен был уйти в Картахену, где строилась заметно отставшая от своих sister ship-ов «Cataluna».
Но пробыл «Кронштадт» в Кадисе несколько дольше, чем планировалось, и вышел в Картахену 22 декабря. Зимнее Средиземное море слегка «побаловало» экипаж «Кронштадта» штормом, который длился около двух суток, но существенных проблем не принес. И утром 27 декабря моряки «Кронштадта» увидели маяк на мысе Палос.
В Картахене «Кронштадт» должен был обосноваться надолго, до готовности крейсера «Cataluna», который сильно отставал от своих собратьев в готовности. В значительной мере это определялось слабостью материальной базы адмиралтейства Картахены. Которую, своим оборудованием и высококвалифицированными мастеровыми, «Кронштадт» и должен был скомпенсировать.

Картахена – это тоже очень древний город, основанный еще карфагенянами, римляне называли ее «Новый Карфаген». Хотя первенство в древности городов Европы присваивается Кадису, но все же не все так однозначно…
И достопримечательностей в Картахене тоже не мало. И первое, что могло заинтересовать русских офицеров в Картахене – это Арсенал– верфь и военно-морская база, построенная еще королем Филиппом V в 18 веке. Постройки тех лет к концу 19 века представляли собой памятник эволюции кораблестроения в Испании.

Приход «Кронштадта» в Картахену сразу резко активизировал работы на «Cataluna». Существенно способствовало такому резкому ускорению работ и то, что план проведения первоочередных работ уже был создан ранее офицерами комиссии.
А после 27 января 1897 года, когда в Картахену прибыло 60 мастеровых и указателей с инструментом, в том числе пневматическим, возглавляемых двумя молодыми поручиками корпуса корабельных инженеров, дело пошло еще быстрее.
Надо сказать, что и Эль-Ферроль и Карраку число отправленных мастеровых было поменее – 40 и 36 человек, соответственно.

Продвигалась постройка не только в Картахене. В середине февраля в Испанию из России прибыли 400 тонн броневых плит бортового пояса с Адмиралтейских Ижорских заводов и с Обуховского завода. Эти плиты были отправлены в Ла Карраку для установки на крейсере «Princesa de Asturias».
Но хорошие новости этим не исчерпывались. Французы согласились поставить в Испанию 6 штук орудий калибром 240-мм/40 Model 1893 в течение года, причем первая пара орудий должна поступить в Испанию уже в сентябре, вторая – в ноябре и третья – феврале 1898 года. Это означало, что нет необходимости изменять проект системы подачи главного калибра под более тяжелые снаряды к русским 10-дм/45 орудиям.
Принятый заказ на восемь 138,6-мм/45 орудий Model 1893 завод Канэ обещал выполнить за шесть месяцев и поставить все орудия к июлю 1897 года.
Таким образом, достройка всех трех крейсеров типа «Princesa de Asturias» к осени 1898 года становилась все более реальной. Вопрос был только в том, дадут ли американцы эти полтора года…


8. Американские страсти.
Ставший 4 марта 1897 года президентом САСШ Уильям Мак-Кинли и в ходе своей предвыборной кампании и уже после инаугурации твердо обещал своим избирателям с кубинским вопросом. И свое обещание Мак-Кинли явно намерен был сдержать.
20 мая 1897 года сенат САСШ принял резолюцию в которой признал состояние войны на Кубе и признал кубинских повстанцев воюющей стороной. (Кондратенко ИАВ)
2 июня испанскому послу в Вашингтоне была вручена нота протеста против действий командующего войсками на Кубе генерал-губернатора генерала Вейлера-и-Николау, наносящих ущерб американской торговле и американским гражданам на Кубе.
18 сентября новый американский посол в Испании Стюарт Вудфорд лично изложил министру иностранных дел Испании герцогу Тетуанскому ноту, в которой отмечалось, что восстание продолжается, САСШ не могут более воздерживаться от вмешательства, поэтому признают за кубинцами право воюющей стороны. Причем зачтением ноты американцы не ограничились. На ноту был затребован ответ. Для ответа предоставлялся срок до 1 ноября.
Американцы, перейдя на язык ультиматумов, явно вели дело к разрыву с Испанией.
По данным, имеющимся у посланника Российской империи в САСШ Коцебу, эту ноту президент Мак-Кинли редактировал лично.
Ситуация осложнялась еще чехардой в испанском правительстве. Председатель консервативного правительства Испании Антонио Кановас дель Кастильо был убит 8 августа 1897 года итальянским анархистом Микеле Анджиолилло. Новый консервативный кабинет возглавил Марсело Аскаррага Пальмеро, но его кабинет продержался лишь до 4 октября 1897 года. Существенную роль в падении кабинета Аскарраги сыграла американская нота, по сути представляющая собой ультиматум.
Пришедшее к власти правительство либералов и новый премьер-министр Испании Пракседес Мариано Матео Сагаста-и-Эскобар оказались перед необходимостью как-то реагировать на поставленный ультиматум. И это при условии, что к войне с САСШ Испания была не готова. Оставалось только маневрировать, тянуть время и идти на уступки, которые позволили бы сохранить Кубу для Испании.
Так, декретом от 9 октября 1897 года генерал Вейлер-и-Николау был снят с должности генерал-губернатора и на его место был назначен маршал Бланко-и-Эренас, который отменил многие жесткие меры, введенные предшественником.

Но сохранивший свой пост во всех кабинетах морской министр адмирал Сервера при поддержке русских специалистов непрерывно продолжал усиленно готовить испанский флот к войне.

 

#8 25.01.2021 18:30:06

Вик
Капитанъ I ранга
k1r
Сообщений: 2974




Re: Испанская партия

9. Генуя – родина Колумба.
16 мая 1897 года, в безоблачный и солнечный день, в порту Генуи над большим и красивым кораблем взвился испанский флаг. Испанский экипаж принял построенный фирмой «Ansaldo» в Генуе броненосный крейсер «Cristobal Colon». Поднятому на корме испанскому флагу салютовали орудия крепости, а муниципалитет Генуи преподнес крейсеру серебряный герб в честь открытия Нового Света.
Крейсер, который был предназначен для итальянского флота и уже числился под итальянским названием «Giuseppe Garibaldi», был куплен Испанией еще в процессе постройки. Сделка была совершена в мае 1896 года, и вот теперь на построенном крейсере подняли испанский флаг.
Построенный крейсер представлял собой, вероятно, самый мощный корабль испанского флота. Сравнимым с ним по боевой силе мог считаться, наверное, только  броненосец «Pelayo». Главный калибр корабля представляли два 254-мм/40 орудия системы Армстронга, средний – десять 152-мм/40 и шесть 120-мм/40 скорострельных орудий той же системы, противоминный – десять 57-мм орудий. Броня крейсера была изготовлена в Италии на заводе Тернии. Плиты были закалены по усовершенствованному способу, приближавшему их качество к броне Круппа (МКол 1995-03) .
Но мало кто знал, что с главным калибром крейсера произошла почти детективная история. Заключая договор в мае 1896 года, испанцы отказались от поставки вместе с крейсером орудий главного калибра, мотивируя это тем, что 254-мм/40 орудия Армстронга не удовлетворяют их по своим баллистическим характеристикам. Вместо них планировалось поставить 240-мм/40 орудия Канэ.
Однако по настоянию подполковника КМА Дуброва, высказавшему адмиралу Сервере свои опасения, что при сделанном и без того большом заказе во Франции орудий Канэ, могут возникнуть задержки с поставкой еще двух крупнокалиберных сложных в изготовлении орудий. Поэтому уже весной 1897 года было принято решение все же заказать для крейсера орудия Армстронга, каковые теперь на нем и стояли. 
Теперь «Cristobal Colon» должен был войти в состав учебной эскадры и начать боевую подготовку.


10. Липы Берлина.
После предъявления американским послом Стюартом Вудфордом министру иностранных дел Испании герцогу Тетуанскому ноты-ультиматума Император Александр III и великий князь Алексей Александрович решили, что пора разворачивать интригу с покупкой Германией Каролинских островов.
Россия от этой операции выигрывала трижды.
Во-первых, в результате этой сделки Испания получает дополнительные средства, которые, при известном давлении России, будут потрачены на усиление флота. Это сделает ее более сильным противником для САСШ. И тогда даже в случае поражения в войне, Испания сумеет нанести американцам более серьезные потери.
Во-вторых, инициировав покупку Германией Каролинских островов и поддержав ее в процессе переговоров, Россия получала более благосклонное отношение к себе. Хотя бы на некоторое время.
В-третьих, получив от Испании Каролинские острова, Германия, естественно, станет более благосклонно относиться к Испании в ее борьбе с САСШ. Благосклонность Германии к Испании в этом случае обеспечивалась ее материальными интересами. Германии на Тихом океане значительно выгоднее было бы иметь соседкой слабую Испанию, а не сильные, динамично развивающиеся САСШ.
Считая, что наилучшим способом продвижения в Германии идеи покупки Каролинских островов будут неофициальные контакты через генерал-адъютанта, Император Александр III решил, что наилучшим исполнителем этого поручения будет генерал-адъютант, генерал-лейтенант князь Николай Сергеевич Долгорукий. (Список генералов 1898) Князь Долгорукий в 1886-1889 годах был послом в Персии, где защищал интересы русских промышленников.
Поэтому 25 октября 1897 года генерал-адъютант князь Долгорукий выехал в Берлин.
По прибытии в Берлин князь Долгорукий почти сразу был принят Германским императором Вильгельмом II. И в неофициальной беседе, последовавшей после официального представления, князь Долгорукий и изложил мнение, что наступил удачный момент для приобретения Германией Каролинских островов, к которым она проявляла интерес еще 12 лет назад, в 1885 году.
Императору Вильгельму идея воспользоваться трудным положением Испании и купить, понятно, недорого, Каролинские острова понравилась. Он предложил обстоятельно поговорить об этом уже на следующий день с участием недавно назначенного статс-секретаря по иностранным делам Бернгарда фон Бюлова.
Фон Бюлову идея приобретения Германией Каролинских островов тоже понравилась. Выяснив видение того, как осуществить эту операцию, русской стороной и цели, которые преследует Россия в данном вопросе, он согласился с тем, что момент для принуждения Испании к продаже островов весьма благоприятен.

Буквально через несколько дней германскому послу в Мадриде Йозефу фон Бадовицу были отправлены бумаги с предложением Мадриду продать Германии Каролинские острова и инструкции по проведению переговоров.

Генерал-адъютант князь Долгорукий уехал в Петербург с тем, чтобы в скором времени выехать в Мадрид для встречи с королевой-регентшей Марией Кристиной.

 

#9 25.01.2021 18:32:04

Вик
Капитанъ I ранга
k1r
Сообщений: 2974




Re: Испанская партия

11. Испания. Горячее лето и бурная осень 1897 года.
Подпитанный деньгами российского кредита испанский флот ожил. На кораблях стали проводиться регулярные учения, кстати, выявившие множество недостатков. Выяснилось, что снаряды на кораблях не калиброваны, некоторые в ствол входили с большой натугой, механизмы давно не проходили должного обслуживания, трущиеся части не притерты, необходимых запасов нет… И еще многое, многое, многое…
Но вдохновленный возникшей возможностью подготовить флот до уровня достойного противника американского флота, адмирал Сервера решал эти проблемы с большой энергией. Было организовано калибрование снарядов и гильз, уже принятых флотом, а также принимаемых вновь, проведена ревизия состояния механизмов кораблей. Технические проблемы адмирал Сервера решал с помощью офицеров Российского Императорского флота, входивших в состав комиссии, которая к этому времени разрослась до двух десятков человек.
Кроме того, на всех кораблях испанского флота постепенно, в первую очередь на крейсерах «Infanta Maria Teresa» и «Vizcaya» в 140-мм/35 орудиях системы Hontoria Modello 1883 ставились усовершенствованные винтовые затворы Алонсо. Однотипный крейсер «Almirante Oquendo» получил орудия с такими затворами «с рождения». Такие же орудия получил и достраиваемый «Emperador Carlos V».
На кораблях испанского флота, состоящих в кампании, практически непрерывно проводились все виды учений и тренировок. К середине лета кое-что стало уже получаться.
Успешно также шло переснаряжение зарядов на бездымный порох. В значительной мере этому способствовало то, что все расчеты по подбору величины заряда и соответствующие испытания были проведены на Охтенском Морском полигоне, а испанцы у себя просто опробовали уже предложенный вариант.
При консультациях, а, если говорить прямо, под руководством офицеров комиссии достаточно споро продвигалась и постройка крейсеров типа «Princesa de Asturias».
Прибывшие в феврале с Адмиралтейских Ижорских и Обуховского заводов 400 тонн сталеникелевой бортовой брони уже к концу марта «опоясали» «Princesa de Asturias».
В мае 400 тонн таких же плит, то есть полный комплект бортовой брони, сдал завод «Schneider» в Крезо. Эта броня поехала в Эль-Ферроль «опоясывать» «Cardenal Cisneros».
Оставшиеся 200 тонн «Schneider» поставил в июле, то есть строго по графику.
А вот Виккерс с поставкой своих 200 тонн запоздал и вместо апреля поставил их в июле. Вообще, создавалось такое впечатление, что англичане не торопятся с выполнением испанского заказа.
Но, поскольку «Cataluna» сошла на воду только 23 июня, то темпы ее строительства такая задержка не повлияла.
В первой половине июля из Франции с завода Канэ прибыли заказанные восемь 138,6-мм/45 орудий Model 1893. Их решили ставить на имеющий наибольшую готовность крейсер «Princesa de Asturias».
Орудия среднего калибра на крейсера «Cardenal Cisneros» и «Cataluna» поставлял завод «Fabrica Nacional de Trubia», который первые восемь 140-мм/35 орудиях системы Hontoria Modello 1883 с затворами Алонсо поставлял в сентябре, вторые восемь – в январе 1898 года. И, судя по темпам работ, завод успевал. 
Наступила осень. Темпы постройки крейсеров типа «Princesa de Asturias» не снижались. Причем «Cataluna» потихонечку приближалась по степени готовности к своим sister ship-ам.
В августе и сентябре завод Сен-Шамон поставил броню на два из четырех заказанных ему барбета, практически без опоздания.
А Виккерс опять опоздал, поставив броню на первый из двух заказанных ему барбетов, в сентябре вместо апреля, а броню на второй, которую должен был поставить в июле, так и не поставил к ноябрю.
Решался вопрос и с орудиями главного калибра для крейсеров. Первая пара 240-мм/40 Model 1893 из Франции пришла в сентябре и была немедленно отправлена на «Princesa de Asturias.

Учебная эскадра, в которую теперь входили практически все боеспособные корабли испанского флота, все лето и осень проведя в практически непрерывных учениях, стала представлять собой вполне боеспособное соединение.
Казалось, все пока идет хорошо…

Но 12 декабря германский посол в Испании Йозеф фон Бадовиц попросил аудиенции у министра иностранных дел Испании герцога Тетуанского и на встрече изложил предложение германского правительства о покупке Германией Каролинских островов. Герцог Тетуанский был в шоке…. После продолжительной паузы он ответил, что изложит полученное предложение Ее Величеству королеве.
В тот же день полученное предложение было обсуждено в узком кругу королевой Марией Кристиной, премьер-министром Испании Пракседес Мариано Матео Сагаста-и-Эскобар,  министром иностранных дел Испании герцогом Тетуанским и морским министром контр-адмиралом Паскуа́лем Серве́ра-и-Топе́те.
Конечно, все были шокированы полученным предложением. Все, кроме адмирала Серверы. Но он, конечно, не стал озвучивать факт своего предварительного знания. Однако, все понимали, что это предложение было из тех, от которых нельзя отказаться. Тем более после заявления адмирала Серверы, что испанский флот, при условии пополнения его строящимися кораблями, имеет шансы устоять при столкновении с флотом САСШ. А это даст возможность отстаивать свои позиции на последующих переговорах. Но если еще и Германия в каком-то виде вмешается в конфликт, то у Испании не будет никаких шансов.
После этого возник вопрос: «Что делать?»
Из дальнейшего  обсуждения стало ясно, что принятие германского предложения неизбежно, и вопрос сводится только к тому, как добиться более выгодных условий продажи. И тогда адмирал Сервера предложил обратиться за посредничеством и помощью к России, в частности, к великому князю Алексею Александровичу. В свою очередь, королева Мария Кристина, учитывая ту помощь, которую Россия оказывает Испании в подготовке с столкновению с САСШ, решила обратиться с этой же просьбой непосредственно к императору Александру III.


12. Мадридская сделка.
Мнение испанской стороны, что при обсуждении условий продажи островов следует пригласить в качестве третейского судьи Российскую Империю, возражений со стороны германской стороны не вызвало. И председатель Государственного совета Российской империи великий князь Алексей Александрович вместе с генерал-адъютантом ЕИВ князем князь Николаем Сергеевичем Долгоруким отправились в Испанию.
Переговоры длились недолго. Единственное расхождение сторон было в стоимости сделки. Испанцы хотели 40 млн. песет, что, конечно, многовато, немцы давали 25 млн. Но интенсивная переписка между Петербургом, Берлином и Мадридом позволила довольно быстро решить и эту проблему: сошлись на 30 млн. песет.
Определенную роль здесь сыграл намек великого князя Алексея Александровича сделанный германскому послу фон Бадовицу, что деньги, полученные испанцами, с очень большой вероятностью, достанутся австрийцам. Особенно если Германия поспособствует… Это, конечно же, стало известно в Берлине и способствовало согласию немцев увеличить сумму.
И 21 января 1898 года испанский премьер-министр Пракседес Мариано Матео Сагаста-и-Эскобар и германский посол Йожеф фон Бадовиц подписали договор, согласно которому Каролинские острова, архипелаг Паллау и Марианские острова переходили к Германии (1). За передачу Островов Германская империя уплачивала королевству Испания 30 млн. песет.
Но по условиям договора: (Из Википедии)
1. Германская империя признавала за испанскими религиозными учреждениями на Тихоокеанских островах те же права, что и за германскими.
2. Германская империя обязывалась относиться к испанским сельскохозяйственным и коммерческим субъектам на Тихоокеанских островах так же, как и к германским.
3. За Испанией оставалось право создавать и поддерживать функционирование (даже в случае войны) угольных станций на архипелаге Паллау и Марианских островах.

-------------------------------------------------------------------------------
(1) В этой альтернативе Марианские острова Испания продала Германии вместе с островом Гуам, в отличие от реала, в котором в 1899 г Марианские острова Испания продала Германии, исключая остров Гуам, который после Испано-Американской войны захватили САСШ.

 

#10 25.01.2021 18:34:49

Вик
Капитанъ I ранга
k1r
Сообщений: 2974




Re: Испанская партия

13. Австрия. Родственники.
Великий князь Алексей Александрович не зря намекал фон Радовицу на то, что полученные испанцами деньги могут достаться австрийцам. Особенно, «если Германия поможет….».
Дело в том, что с 1896 года испанцы искали возможности пополнить свой флот покупкой кораблей за границей. Особенно интенсивно стали вестись эти поиски в 1897 году, когда стало ясно, что САСШ бесповоротно взяли курс на войну.
Но особых успехов на этом пути испанцы не снискали. Покупка крейсера «Cristobal Colon» была единственным успехом. Ведущие морские державы развивали свои флоты, руководствуясь долгосрочными планами, и продажа находящихся в строю и достраивающихся современных кораблей основных классов в их планы не входила. В этом испанцам отказала даже Россия. Заказать новые корабли на судостроительных заводах за границей было возможно, но испанцев этот вариант не устраивал по срокам. Латиноамериканские государства, Аргентина, Бразилия и Чили, тоже не были склонны продавать свои корабли испанцам. Особенно, Аргентина и Чили, между которыми в это время были весьма напряженные отношения.
А вот в Австрии дела испанцев пошли лучше. Королева-регентша Мария Кристина, которая в девичестве была австрийской эрцгерцогиней, использовала династические связи для получения согласия Австрии на приезд испанской военно-морской миссии. Миссии было разрешено посетить военно-морскую базу в Поле и все заинтересовавшие ее корабли.
Но возникли согласования списка кораблей, предназначенных для продажи. Испанцы хотели получить броненосцы «Kronprinzessin Erzherzogin Stefani», «Wien» и «Trieste» (1). Австрийцы же предлагали весьма устаревшие корабли, вплоть до деревянного фрегата «Schwarzenberg». Переговоры зашли было в тупик, но тут «подмогла Германия»: немцы рекомендовали австрийцам продать корабли с тем, чтобы на полученные деньги заложить новые, более сильные корабли. И австрийцы согласились на сделку. Правда, они не захотели продавать «Trieste», имеющий более современные котлы Бельвиля и ожидаемую несколько более высокую скорость, чем остальные два его sister ship-а.
Поэтому австрийцы предложили вместо «Trieste» продать однотипный «Monarch», имеющий огнетрубные цилиндрические котлы. Испанцев такая замена устроила, и 18 марта 1898 года договор о продаже кораблей был подписан. Более того, огнетрубные котлы испанцев, имеющих не очень квалифицированные машинные команды, устраивали даже больше. За все три корабля испанцы заплатили 31,6 млн. крон, или 39,5 млн. песет. (1 крона = 31 коп, 1 песета= 25 коп.ВКАМ 1897)
Заодно австрийцы переименовали «Trieste» в «Monarch», чтобы название, символизирующее собой монархию, сохранилось на флоте.

Броненосцы «Kronprinzessin Erzherzogin Stefani» и «Wien» уже находились в составе австрийского флота. Бывший «Monarch» планировался к вводу в строй в мае. Поэтому на все три броненосца из Испании сразу после подписания договора р покупке кораблей в Австрию были направлены приемные команды.

--------------------------------------------------------------------------------------------
(1) В этой альтернативе, в результате того, что в 1849 году во время Венгерской революции император Николай I не пришел на помощь Вене, Венгрия добилась независимости и стала Королевством Венгрия. Поэтому венгерских названий в австрийском флоте быть не может. Соответственно, «Budapest» в этой альтернативе стал «Trieste».


14. А в Испании жарко и зимой.
Тем временем на верфях в Ла Карраке, Эл-Ферроле и Картахене продолжались лихорадочные работы.
И в результате в январе 1898 года крейсер «Princesa de Asturias» вошел в состав флота и был причислен к учебной эскадре для прохождения курса боевой подготовки.
Сразу же после этого русские мастеровые, работающие в Ла Карраке, были отправлены в Эль-Ферроль на достройку крейсера «Cardenal Cisneros».
В установленные по контракту сроки, в ноябре 1897 и феврале 1898 года завод Сен-Шамон поставил оставшиеся 120 тонн брони на два барбета. В феврале же, вместо июля-августа, пришли, наконец, запоздавшие 60 тонн барбетной брони от Виккерса.
Сразу же по прибытию, броня устанавливалась на крейсера.
К февралю Обуховский завод поставил броневые плиты на боевые рубки всех трех крейсеров общим весом 90 тонн.
В январе завод Сен-Шамон поставил два комплекта плит на колпаки башен общим весом в 80 тонн, в феврале еще 40 тонн. Теперь заводу осталось еще поставить плиты на колпаки трех башен общим весом в 120 тонн.
С орудиями тоже ситуация выглядела обнадеживающе.
В октябре, почти без опоздания, завод «Fabrica Nacional de Trubia» поставил восемь 140-мм/35 орудиях системы Hontoria Modello 1883 с затворами Алонсо, которые были отправлены в Эль-Ферроль на крейсер «Cardenal Cisneros». Туда же была отправлена поступившая в ноябре из Франции пара 240-мм/40орудий Model 1893.
В январе-феврале 1898 года подошла очередь вооружаться и крейсеру «Cataluna». В Картахену были отправлены с завода «Fabrica Nacional de Trubia» восемь 140-мм/35 орудиях системы Hontoria Modello 1883 с затворами Алонсо и два орудия 240-мм/40 Model 1893 из Франции.

С самого момента знакомства в 1892 году между адмиралом Серверой и великим князем Алексеем Александровичем завязалась переписка, пусть и не очень интенсивная, но стабильная. И, естественно, после встречи в Санфуэгосе и последующих событий эта переписка стала существенно интенсивней. Скажем так: весьма интенсивной.
И вот в одном из январских писем адмирал Сервера написал; «….. С сожалением должен признать, что, сосредоточив свое внимание на достройке и подготовке кораблей, предназначенных для Кубинской эскадры, я несколько упустил вопросы подготовки кораблей, которые возможно выделить в состав Манильской эскадры и для обороны берегов метрополии. Поэтому сейчас я просил бы ваше высочество, после окончания строительства крейсеров «Cardenal Cisneros» и «Cataluna», привлечь русских инженеров и мастеровых, ныне работающих на их строительстве, к ремонту кораблей Манильской эскадры. Равно как инженеров и мастеровых, освободившихся после окончания постройки «Princesa de Asturias»….».
В ответном письме генерал-адмирал писал: « …..Относительно перевода на Манильские корабли наших инженеров и мастеровых, работающих непосредственно на испанских верфях, вопроса не существует. К такому переводу препятствий нет. Относительно же инженеров и мастеровых транспорта-мастерской «Кронштадт» надо сначала решить вопрос о том, что не окажется ли более целесообразно отправить его на первом участке пути вместе с эскадрой, идущей на Кубу. До отправления эскадры «Кронштадт», несомненно, может быть использован для Манильской эскадры……. Однако, представляется, что переброской нескольких, явно устаревших, кораблей вопрос защиты Филиппин и Манилы, в частности, не решить. Я вообще не вижу возможности для Испании защитить одновременно и Кубу, и Филиппины. На Филиппинах я вижу лишь возможность в столкновении нанести американской эскадре  значительные потери и тем самым не дать САСШ захватить Манилу «с ходу». В идеале следовало бы укрепить входы в Манильскую бухту мощными береговыми батареями. Насколько это возможно сейчас в отведенное, думаю небольшое, время вам, дон Паскуаль, виднее. Вопрос доставки на Филиппины нескольких мощных, пусть и не самых современных, орудий, в случае надобности, я могу решить. Срок доставки орудий в Манилу составит примерно месяца полтора с момента принятия решения. Однако представляется, что времени на сооружение капитальных батарей уже не осталось. В данной ситуации более перспективным представляется минирование входов в бухту и подходов к Маниле гальваноударными минами. В случае необходимости, доставка мин в Манилу может быть осуществлена за месяц – полтора….».

 

#11 26.01.2021 14:02:43

Вик
Капитанъ I ранга
k1r
Сообщений: 2974




Re: Испанская партия

15. Пружина войны раскручивается…
12 января 1898 года в Гаване вспыхнули беспорядки, вызванные разгромом испанскими офицерами, волонтерами и рабочими табачных фабрик оппозиционных газет. С криками «Смерть Бланко» бунтовщики требовали возвращения на Кубу генерала Вейлера-и-Николау, который замещен в должности генерал-губернатора маршалом Бланко-и-Эренас, отменившим многие жесткие меры Вейлера в отношении повстанцев.
Американский консул в Гаване Ли отправил в Вашингтон сообщение, что Гаване необходимо присутствие американского военного корабля.
Утром 24 января помощник государственного секретаря САСШ Уильям Дэй встретился испанским послом в Вашингтоне Депьюи де Ломом и сообщил ему о решении президента САСШ Мак-Кинли послать в Гавану крейсер «Maine» для того, чтобы «засвидетельствовать признание Соединенными Штатами успехов испанской политики умиротворения на Кубе». Конечно, это была явная угроза.
На следующий день крейсер уже стоял на рейде Гаваны. Появление «Maine» вызвало возмущение испанских жителей Гаваны и официальный протест маршала Бланко-и-Эренас, но американцы его проигнорировала. Крейсер так и остался на рейде.
6 февраля большая группа американских бизнесменов, связанных своими интересами с Кубой, направила президенту Мак-Кинли петицию с требованием вмешательства в конфликт и обеспечения спокойствия на Кубе. Президент и сам уже склонялся к этому решению. Точнее, решение было принято уже давно. Мак-Кинли просто склонялся к мнению, что время вмешательства уже настало…
И тут телеграф принес известие: 15 февраля на рейде Гаваны взорвался крейсер «Maine». Взрыв переломил крейсер у носовой башни, и он затонул в течение нескольких минут. Погибли 2 офицера и 264 нижних чина из штатной численности экипажа в 31 офицер 343 нижних чина. Уцелевших американских моряков подобрали шлюпки с крейсера «Alfonso XII» и парохода «City of Washington».
Причина взрыва крейсера впоследствии так и не была установлена.
Американская следственная комиссия, прибывшая в Гавану в конце февраля, пришла к выводу, что причиной гибели крейсера стала детонация погребов, вызванная взрывом подводной мины. Комиссия воздержалась от прямых обвинений в адрес испанцев, но… «осадочек-то остался».
Испанское следствие пришло к выводу об отсутствии указаний на внешний источник взрыва.
Позднее к выводу о внутреннем характере взрыва пришел и командированный на театр военных действий минный офицер I разряда лейтенант Давид Борисович Похвиснев, который проводил свое расследование спустя пять месяцев после гибели «Maine».
Так, лейтенант Похвиснев отметил отсутствие оглушенной рыбы вблизи катастрофы, что указывало на отсутствие ощутимого гидродинамического удара, который был бы неизбежен при подводном взрыве. Взрыв, по его мнению, произошел внутри корпуса, причем не у днища, а на уровне ватерлинии. Возможно, произошла детонация погребов, которую, в свою очередь, вызвала авария неисправного котла в носовой кочегарке.
Но американцев подлинная причина взрыва интересовала мало. Упустить такой прекрасный повод к войне они не могли. 9 мая конгресс единогласно утвердил билль о чрезвычайном положении, согласно которому на «укрепление национальной обороны» выделялось 50 млн. долларов, снимались пошлины на ввоз военного имущества в САСШ. Начались закупки быстроходных пассажирских пароходов и яхт.
Резко активизировалось дипломатическое давление на Испанию. Ставший государственным секретарем Уильям Дэй 20 марта направил, а 23 марта подтвердил инструкцию американскому послу в Испании Стюарту Вудфорду, согласно которой тот должен был потребовать от испанского правительства заключения мира с кубинскими повстанцами не позднее 15 апреля. В качестве посредника на переговорах был предложен президент САСШ Мак-Кинли.
Испанцы, не будучи готовыми к столкновению, начали маневрировать и тянуть время. 26 марта Испания обратилась к правительствам Германии, Австрии, Англии, Франции и России с предложением передать дело на международный арбитраж. Одновременно министр иностранных дел Испании герцог Тетуанский вручил послу САСШ ответную ноту, в которой Испания соглашалась на перемирие с кубинцами, если те предложат перемирие. 
6 апреля европейские державы, наконец, откликнулись на просьбу Испании. Но этот отклик представлял собой весьма беззубую ноту с призывами к миру и гуманности, которую подготовил дуайен дипломатического корпуса в Вашингтоне Джулиан Паунсофт. При получении ноты президент Мак-Кинли заверил дипломатов, что САСШ привержена к миру, но Испания в данном вопросе является помехой к его достижению. Поэтому САСШ, поскольку Испания не в состоянии восстановить порядок на Кубе, берут эту задачу на себя.
Но Испания продолжала маневрировать. 11 апреля в Вашингтон пришло сообщение, что королева-регентша Мария Кристина подписала декрет с приказом маршалу Бланко-и-Эренас заключить перемирие с повстанцами. Таким образом, формально условие американской ноты от 20-23 марта были выполнены.
Но американцы считали, что они уже готовы к войне, и остановить их уже ничего не могло. В тот же день, 11 апреля президент САСШ Мак-Кинли обратился к конгрессу с посланием, в котором обосновывал необходимость вооруженного вмешательства САСШ в борьбу на Кубе. 19 апреля конгресс рассмотрел послание президента и принял резолюцию, в которой было выдвинуто требование отказа Испании от суверенитета над Кубой и вывода с нее испанских войск. 20 апреля посол САСШ в Испании Вулфорд предъявил герцогу Тетуанскому ультиматум с требованием беспрекословного выполнения этих условий. Срок ответа на ультиматум был определен в два дня.
Вот и все… Отступать и маневрировать дальше было некуда. И 21 апреля Испания отказалась принять американский ультиматум, объявила о разрыве дипломатических отношений и отозвала своего посла Луиса Поло де Бернабе, совсем недавно сменившего Депьюи да Лома.
В ответ президент САСШ Мак-Кинли приказал начать блокаду Кубы.
23 апреля Испания официально объявила войну САСШ. Американский конгресс закон о войне с Испанией принял 25 апреля, но декларация была введена в действие с 22 апреля, чтобы оправдать начатую американским флотом блокаду Кубы. (МКол 2008 №04 с.19) Все. Пружина распрямилась. Война началась…(1)

----------------------------------------------------------------------------------
(1) Эта часть полностью основана на книге: Кондратенко Р.В. Испано-американская война.

 

#12 26.01.2021 14:07:48

Вик
Капитанъ I ранга
k1r
Сообщений: 2974




Re: Испанская партия

16. Финальный рывок.
Испания маневрировала, тянула время… Конечно, испанское правительство знало, что бесконечно тянуть время не удастся, что война неизбежна. Но цель оттягивания начала войны была вполне осознаваемой и конкретной: надо было успеть подготовить флот. А на это требовалось еще буквально несколько месяцев.
Так, 27 января 1898 года в Кадис из России пришел крейсер «Alfonso XIII», 3 февраля – крейсер «Lepanto». После полуторагодичного ремонта и модернизации, выполненной Кронштадтским пароходным, Балтийским и Франко-Русским заводами, корабли совершенно другими, чем до ремонта.
Водоизмещение стандартное кораблей составило 4780-4790 тонн. Главный калибр крейсеров составляли 2 - 8-дм/45 орудия Бринка по одному в носу и корме на платформах.
Замена ранее стоявших 4- 200-мм/35 орудий Онториа на 2 - 8-дм/45 орудия Бринка уменьшила верхний вес примерно на 40 тонн и повысила остойчивость крейсеров.
Средний калибр составили 6 – 120-мм/35 орудий Онториа, Затворы орудий были отремонтированы, а точнее, модернизированы, став подобными затворам Канэ. В результате орудия стали скорострельными. Заряды к орудиям теперь были из бездымного пороха. Вес заряда был подобран таким, чтобы баллистические характеристики орудий остались прежними.
Противоминный калибр включал 4 – 37-мм пушки Гочкиса, установленные на жилой палубе и стрелявшие через порты, и 2 – 37-мм револьверные пушки Гочкиса.
Машины и котлы крейсеров были отремонтированы и модернизированы с устранением ошибок испанского изготовителя – завода «Maquinsta Terrestre y Maritima». Машины крейсеров ремонтировались и модернизировались на Балтийском заводе, котлы – на Франко-Русском. Относительно котлов существовала мысль заменить огнетрубные котлы на котлы Бельвиля, но затем от этой мысли отказались из опасения уменьшить нижний вес крейсеров и тем самым уменьшить их остойчивость.
В результате ремонта и модернизации МКУ на испытаниях «Alfonso XIII» и «Lepanto» дали 18,1-18,3 узла при 7780-7810 и.л.с. при естественной тяге и 20,0-20,1 при 11470-11480 и.л.с. при искусственной тяге.
Таким образом, испанский флот получил два хороших крейсера – разведчика при эскадре. Причем с хорошо обученными экипажами. Поскольку испанские экипажи все полтора года ремонта пробыли со своими кораблями, участвовали в работах по ремонту и испытаниях.

В феврале 1898 года, 14 числа, из Одессы на Дальний Восток вышел пароход Добровольного флота «Владимир». В трюмах парохода находились 2 – 9-дм/35 пушки системы Бринка и системы капитана Пашкевича с лафетами Путиловского завода, взятые с Главного артиллерийского полигона, (Широкорад Энц отеч арт с.291) и 1 – 6-дм/35 образца 1887 г. с лафетом Дурляхера, спроектированным специально для нее, взятая с Пермского завода. (Широкорад Энц отеч арт с.271) Орудия были снабжены всеми необходимыми прицельными и дальномерными приспособлениями и боезапасом, которого хватало на несколько боев.
Также в трюмах «Владимира» лежали 140 сферических мин образца 1893 года. (Боярский Морск мин оружие с.280)  Эти мины имели заряд в 56 кг влажного пироксилина и могли устанавливаться на глубинах до 120 метров. Кроме того, на палубе парохода находился деревянный паровой 45-футовый катер образца 1885 года водоизмещением 11,25 тонн с мощностью машины 96 индикаторных сил серийного для русского флота типа.
На судне также имелись пассажиры. Пятеро подтянутых господ в штатском занимали каюты 1-го класса, 40 мужчин, одетых попроще, но тоже прилично, занимали каюты 3-го класса. Причем эти 40 обитателей 3-го класса явно считали господ из 1-го класса своими начальниками.

В марте крейсер «Cardenal Cisneros» вышел на испытания. Крейсер был уже практически полностью готов, за исключением брони колпака кормовой башни. Эта броня прибыла в Эль-Ферроль с завода Сен-Шамон уже после начала испытаний. По их завершении крейсер должен был вернуться на верфь для установки этой брони.
31 марта крейсер «Emperador Carlos V» вышел из порта Гавра, где он стоял с 27 сентября 1897 года, и 4 апреля прибыл в порт Эль-Ферроль. В Гавре на крейсере монтировали орудия главного калибра и часть электросетей. Но еще до завершения работ командир крейсера получил шифрованную телеграмму с приказом покинуть французские воды и идти в Ферроль.  Приказ был вызван опасениями, что с началом войны между САСШ и Испанией, которое ожидалось со дня на день, крейсер будет интернирован французскими властями. (МорКол №2 2010 с.23)
В Эль-Ферроле крейсер был поставлен в док для очистки подводной части. Одновременно силами русских и испанских специалистов проводились работы по завершению монтажа электрооборудования, не выполненные в Гавре. Основную часть работ составлял монтаж электросети, обеспечивающей электрическое наведение орудий главного калибра.
7 апреля броненосец «Pelayo» вышел из Тулона в Кадис. Хотя ремонт броненосца еще не был полностью закончен, но главное уже было сделано. Уже был закончен капитальный ремонт машин, старые огнетрубные котлы заменены водотрубными котлами Никлосса, устанавливаемая дополнительно 75-мм броня батареи была уже смонтирована более чем на половину, из 9 - 138,6-мм/45 орудий Канэ теперь составляющих батарею броненосца были установлены 4. Словом, работ оставалось немного…. Но из опасений, что в случае начала войны броненосец будет интернирован, было решено вернуть «Pelayo» в Испанию и закончить работу в Кадисе силами русских и испанских специалистов и мастеровых. Поэтому, захватив оставшиеся не установленными броневые плиты батареи и 5 - 138,6-мм/45 орудий Канэ, броненосец пошел домой.
20 апреля в Кадис пришли броненосцы «Kronprinzessin Erzherzogin Stefani» и «Wien», купленные в Австрии и зачисленные в состав испанского флота под названиями «Santa Anna» и «Almirante Gravina», соответственно. Броненосцы, приведенные из Полы перегонной командой, были зачислены в состав учебной эскадры и срочно пополняли экипажи. Русские и испанские офицеры проверяли техническое состояние кораблей, в первую очередь механизмов и артиллерии. Корабли оказались в хорошем техническом состоянии, особенно совершенно новый, вошедший в строй в 1897 году, «Almirante Gravina». Да и «Santa Anna» для своих 9 лет эксплуатации выглядела отлично.
21 апреля броненосец «Emperador Filippe II», до продажи бывший австрийским броненосцем «Monarch», согласно срочному приказу вышел из Полы в Кадис. Причина приказа была та же – опасение интернирования в случае начала войны. Хотя от Австрии и не ожидали столь пунктуального следования правилам нейтралитета, но все же…
На броненосце не были закончены некоторые мелкие работы и не были проведены испытания машин в полном объеме. Но, в принципе, после полного укомплектования экипажа, броненосец был готов к боевой службе.

А дальше… Дальше была война.

 

#13 26.01.2021 20:21:30

Вик
Капитанъ I ранга
k1r
Сообщений: 2974




Re: Испанская партия

17. А на Тихом океане…
Пароход Добровольного флота «Владимир» пришел на Филиппинские острова, в военный порт Манилы Кавите 27 марта. Все пятеро пассажиров 1-го класса практически сразу же по прибытию парохода были приняты командующим Манильской эскадрой контр-адмиралом Патрисио Монтехо-и-Пасарон.
Безо всякой раскачки пассажиры парохода, которые, конечно же, были офицерами и нижними чинами Российского Императорского флота, быстро спустил на воду катер и, совместно с испанскими офицерами и солдатами, принялись оборудовать позиции для привезенных пушек. Из прибывших 5 офицеров двое были артиллеристами, трое – минерами. Из 40 нижних чинов артиллеристами были десять человек, минерами – тридцать.
После обсуждения вопроса, где ставить орудия, по рекомендации русских офицеров, было решено установить их так, чтобы прикрыть ими минные заграждения на входе в Манильскую бухту. Сюда ставились все три привезенных орудия: обе 9-дм/35 пушки системы Бринка и системы капитана Пашкевича (Широкорад Энц отеч арт с.291) и 6-дм/35 образца 1887 г. (Широкорад Энц отеч арт с.271)
Мины планировалось ставить на линии, соединяющей оба берега прохода несколько севернее островов Коррегидор и Кабалло в два ряда общим числом 80 штук.
Остальные 60 мин планировалось ставить банками у Манилы и Кавите. Для постановки мин срочно стали изготавливать минный плотик из привезенного минного катера и барказа с одного из испанских кораблей.
Кроме того, начали оборудование испанской канонерской лодки «General Leso» для постановки мин.
Адмирал Монтихо собирался также использовать самодельные мины, изготовленные из навигационных буев. Часть из них, делалась управляемыми с берега по электрокабелю.

Через неделю позиция орудий была полностью готова. Площадки для орудий, обваловка, погреба боезапаса, укрытия для орудийных расчетов – все было готово. Позиция находилась на берегу в лесу и, соответственно, скрыта от посторонних глаз. И даже со стороны берега позиция была скрыта прибрежным кустарником.
Далее русские артиллеристы с помощью моряков азимута и расстояния от позиции до различных точек на входе в Манильскую бухту. В частности, маяка на острове Кабалло, восточной оконечности острова Коррегидор, а также нескольких других. Моряки же, используя привезенный паровой 45-футовый катер, не только помогали артиллеристам, но и, главное, определяли реперные точки, необходимые для установки минного заграждения на входе в бухту.
К середине марта оборудование испанской канонерской лодки «General Leso» для постановки русских мин образца 1893 года было окончено. В этой работе русским морякам помогали и испанские моряки. Вообще, надо заметить, что бытующее мнение о некотором высокомерии испанцев совершенно не подтвердилось. Адмирал Монтихо, получив письмо морского министра адмирала Серверы, предоставлял русским морякам все им необходимое. Был выделен необходимый личный состав: несколько офицеров и несколько десятков нижних чинов. Также было выделено все необходимое материальное обеспечение: несколько шлюпок и снаряжение. Все испанские офицеры, как прикомандированные для помощи русским, так и остальные практически сразу признали высокую квалификацию русских специалистов. Да и трудно было бы ожидать другое. Сравнивая русские мины образца 1893 года с минами Бустаманте, бывшими на вооружении испанского флота, они прекрасно понимал, что сравнение не в пользу «отечественного продукта». Новым для испанцев оказался и способ лейтенанта Угрюмова установки мин с приспособленного судна: на палубу клался гладкий деревянный настил, ставились мины, положенные сверху на якорь, а под якорь подкладывались деревянные брусья. Именно так была оборудована канонерская лодка «General Leso». Единовременно «General Leso» могла принимать до 50 мин.
Естественно, испанцы и сами готовились к отражению нападения. Несмотря на то, что Испания строила новый военный порт в бухте Субик-бей, адмирал Монтихо решил встречать противника в Манильской бухте, в расположенном здесь военном порту у деревни Кавите. Дело в том, что в Субик-бей работы только начинались, береговой обороны тем еще практически не было.
В Кавите готовились береговые батареи, готовился к постановке тот небольшой запас мин, имеющийся у испанцев в Кавите, из корпусов навигационных буев изготовлялись самодельные мины.
Работы велись активно, но, к сожалению, подавляющее большинство орудий в Манильской бухте было очень устаревших моделей, вплоть до гладкоствольных. Этого изменить было уже невозможно.
Наиболее сильные береговые батареи испанцев стояли у Манилы. Здесь, в частности, стояли 4 крупповских орудия калибром 240-мм, более дальнобойных, чем 203-мм орудия на американских кораблях. Военный порт Кавите защищали три 120-мм и два 150-мм орудия старого. (Википедия Битва при Кавите)
Для усиления береговой обороны снимались орудия с небоеспособных кораблей, снималась также часть орудий с кораблей, оставшихся в строю. (Википедия Битва при Кавите)
В этих интенсивных работах прошел март, пошел апрель…

24 апреля коммодор Джордж Дьюи, командующий американской эскадрой на Тихом океане, находящийся со своей эскадрой в Гонконге, получил от секретаря морского департамента Джона Лонга телеграмму с требованием немедленно следовать к Филиппинским островам и начать энергичные действия против расположенного там испанского флота.
Коммодор Дьюи перевел эскадру из Гонконга в ближайшую к нему бухту Мирс-бей, так как Англия объявила о своем нейтралитете в начинающейся войне. За три дня американская эскадра приняла все необходимые запасы, и 27 апреля, после встречи с бывшим американским консулом в Маниле, вышел к Филиппинским островам, куда должен был прибыть через 56 часов. (Из Белов Испано-американская война)
Консул подробно описал Дьюи испанские укрепления в Маниле и Кавите. Но о поставленной южнее Кавите батарее из трех русских орудий и планах минирования Манильской бухты русскими минами консул не знал. Даже о содержимом трюмов парохода «Владимир» точной информации он не имел, согласно распространявшимся слухам пароход привез снаряды к морским и береговым испанским орудиям, продовольствие и снаряжение, изготовленное в России по испанскому заказу. 

О выходе эскадры Дьюи из Мирс-бей адмирал Монтихо узнал в тот же день, 27 апреля вечером. Об этом его известил телеграммой испанский консул в Гонконге. Простейшие расчеты показывали, что у Манилы американскую эскадру можно ожидать через двое с небольшим суток.
Чтобы не подвергать Манилу опасности обстрела, адмирал Монтихо решил отвести свои корабли к арсеналу порта Кавите. Уход к Кавите был обусловлен и тем, что здесь в случае потопления в бою корабли затонули бы на мелком месте, и их экипажи имели бы больше возможностей спастись. Испанцы готовили свои корабли к бою, красили их в маскирующий серый цвет, снимали с мачт рангоут и раскладывали на палубах брустверы из мешков с песком для защиты личного состава от осколков. (Википедия Битва при Кавите)
Главное, что надо было успеть сделать – это установить мины. Поэтому установку мин у Манилы начали практически сразу после получения телеграммы, уже вечером. Мины здесь ставили сами испанцы. Ставились здесь самодельные мины, сделанные из из корпусов навигационных буев. Эти мины заполнялись взрывчаткой и использовали детонаторы от торпед. Всего таких мин устанавливалось 22 штуки. (Тонина Испанские мины в ИАВ) Еще несколько самодельных мин, управляемых с берега по электрокабелю, устанавливались у входа в базу Кавите.
Одновременно с этим канонерская лодка «General Leso» с полным запасом мин вышла ко входу в Манильскую бухту якобы на дежурство и смену канонерской лодке «El Cano», которая днем захватила американское судно «Saranac» с грузом в 1600 тонн угля и вечером привела его в Манилу.
Одновременно минный плотик, состоящий из парового катера, привезенного пароходом «Владимир», и испанского баркаса приступил к установке русских мин в промежутке между Манилой и входом в бухту Кавите.
За ночь канонерская лодка «General Leso» установила все имеющиеся на борту 50 мин в одну линию, соединяющую оба берега прохода несколько севернее островов Коррегидор и Кабалло. Ранним утром 28 апреля она вернулась обратно к Кавите.
Минный плотик за вечер и ночь установил 19 мин в промежутке между Манилой и входом в бухту Кавите, 10 - взятых на баркас плотика и 9 – с подошедшего ночью баркаса со смешанной русско-испанской командой.
Весь день велась выгрузка мин с парохода «Владимир» на канонерскую лодку «General Leso», принявшую 45 мин, на минный плотик, принявший 11 мин, и приданный к плотику испанский баркас, принявший 9 мин. Вечером канонерская лодка «General Leso» пошла ко входу в Манильскую бухту, устанавливать там вторую линию из 45 мин. Минный плотик и приданный ему испанский баркас отправились продолжать ставить мины в промежутке между Манилой и входом в бухту Кавите. Сюда, в дополнение к установленным накануне ночью 19 минам, устанавливались еще 20 мин. Таким образом, в запасе оставалось еще 6 из привезенных на пароходе «Владимир» в 140 мин.
К утру 29 апреля все эти мины были установлены. Все было готово для встречи врага.

https://c.radikal.ru/c43/2101/f3/666da6e0f59f.jpg

Минные постановки в Манильской бухте
1 – 1-я линия заграждений русскими минами обр 1893 г – 50 мин
1 – 2-я линия заграждений русскими минами обр 1893 г – 45 мин
3 – батарея из русских 2-х – 9-дм/35 орудий и 1-го – 6-дм/35 орудия
4 – линия заграждений у Манилы испанскими самодельными гальваническими минами -22 мины
5 – линия заграждений между Манилой и Кавите русскими минами обр 1893 г – 19 мин
6 – линия заграждений между Манилой и Кавите русскими минами обр 1893 г – 20 мин

 

#14 26.01.2021 20:29:30

Вик
Капитанъ I ранга
k1r
Сообщений: 2974




Re: Испанская партия

18. Бой при Кавито.
30 апреля американская эскадра в составе крейсеров 1 класса «Olympia» и «Baltimore», крейсеров 2 класса «Raleign» и «Boston», канонерских лодок «Concord» и «Petrel», а также вспомогательного авизо «Mc Culloch», транспортного парохода «Zafiro» и угольщика «Nanshan» подошла ко входу в Манильскую бухту. Крейсер «Boston» и канонерка «Concord» Дьюи отправил для разведки бухты Субик-бей, Испанцев они там не обнаружили. Получив донесение об этом, Дьюи провёл вечером совещание, на котором было решено той же ночью под прикрытием темноты прорваться в Манильскую бухту, пройдя не через обычно используемый северный проход, а более сложный для судоходства южный проход Бака Гранде между островами Эль-Фреле и Кабалло.
Несмотря на существующую опасность того, что вход в Манильскую бухту может быть заминирован, коммодор Дьюи решил возглавить эскадру сам на своём флагманском крейсере «Olympia». Когда на совещании ему предложили пустить вперёд транспорт, американский командующий ответил: «Есть там мины или нет, — но я поведу эскадру сам». Командиры кораблей получили короткую инструкцию: «Следуйте в кильватере флагмана и повторяйте все его маневры». В 21:45 на американской эскадре была сыграна боевая тревога и погашены бортовые огни, кроме одного фонаря за кормой, чтобы держать строй в колонне.
Вслед за крейсером «Olympia» корабли американской эскадры 8-узловым ходом двинулись по проливу в Манильскую бухту. Затемнение сделало свое дело, испанцы не обнаружили врага, входящего в бухту, до 00:15, когда с береговой батареи на острове Эль-Фреле, наконец, заметили американскую эскадру и сделали несколько выстрелов вдогон идущим в конце канонерской лодке «Concord» и крейсеру «Boston», но не добились попаданий. Вести прицельный огонь у испанцев не было возможности из-за отсутствия прожекторов. Американцы также ответили несколькими пущенными в сторону берега снарядами, после чего испанская батарея замолчала. Американская эскадра пошла дальше.
Эскадра прошла уже до середины прохода, когда в 0:45 с правого борта под днищем крейсера «Baltimore» раздался взрыв, причем весьма мощный. Крейсер сразу заметно наклонился на правый борт. Со светомаскировкой пришлось распрощаться. На запрос фонарем с «Olympia» «Baltimore» дал ответ, что пробоина велика, остановить поступление воды не удается. Коммодор Дьюи приказал «Baltimore» и двигаться к правому берегу входа в бухту и, если остановить поступление воды не удастся, выбрасываться на берег. Американская эскадра практически остановилась.
И расплата не заставила себя ждать. По американским кораблям справа открыла огонь батарея, состоящая из нескольких крупнокалиберных орудий. Причем, весьма точный даже по меркам дневного времени: уже третьим залпом батарея добилась попадания в головную «Olympia». Крупный снаряд попал в правый борт вблизи носа, сбил носовой кран и сбросил в воду правый якорь. К счастью для американцев, порвав при этом якорную цепь. Коммодор Дьюи приказал дать малый ход. «Olympia» двинулась вперед, вся эскадра, исключая «Baltimore», пошла за ней. При этом эскадра, целясь по вспышкам, интенсивно отвечала на огонь батареи.  Но батарея отвечала, причем весьма точным огнем. Было явно видно, что точка, через которую проходит американская эскадра, батареей пристрелян по азимуту и углу места. Попадания имели место в крейсер «Raleign» и в канонерскую лодку «Petrel», которая получила довольно существенные повреждения.
Повреждений батареи американцы не знали. Огонь она, однако, не прекращала, хотя интенсивность его несколько снизилась. На самом деле на батарее, состоящей из русских 2-х – 9-дм/35 орудий и 1-го – 6-дм/35 орудия, временно было выведено из строя 6-дм орудие и ранены 10 человек, русский заряжающий и 9 испанцев, причем двое из них тяжело.
Пройдя пролив и вытерпев огонь батареи, американцы, войдя в бухту, снизили ход до самого малого. Эскадра медленно двигалась по обширной Манильской бухте. Возможно, Дьюи не рискнул приближаться в предутренних сумерках к берегу, так как опасался атаки испанских минных катеров, слухи о которых дошли до американцев.

В 02:00 адмирал Монтихо, получив сообщения с Эль-Фреле, поднял свою эскадру по тревоге. В состав эскадры входили крейсера 2-го класса «Reina Cristina» и «Castilla», крейсера 3-го класса «Don Juan de Austria», «Don Antonio de Ulloa», «Velasco», «Isla de Cuba» и «Isla de Luson», вспомогательный крейсер «Isla de Mindanao», канонерские лодки 1-го класса «El Cano», «General Leso» и «Marques del Duero», описное судно «Argos».
Однако из всех этих кораблей боеспособными были только шесть крейсеров - «Reina Cristina», «Castilla», «Don Juan de Austria», «Don Antonio de Ulloa», «Isla de Cuba» и «Isla de Luson»- и одна канонерская лодка - «Marques del Duero». Из этих семи кораблей два – крейсера «Castilla» и «Don Antonio de Ulloa» - по причине неисправности машин могли использоваться только как плавучие батареи. Эти шесть крейсеров и канонерка стояли на якорях восточней мыса Сангли у входа в бухту Канакао.
С остальных кораблей вооружение было снято и орудия отправлены на береговые батареи.
Тем временем американский крейсер «Baltimore», экипаж которого проиграл борьбу с поступающей водой, затонул в 02:05 на глубине 10 метров у юго-восточного берега Манильской бухты в 11 километрах южнее поселка Кавите. Из 33 офицеров и 395 матросов спаслись 25 офицеров и 319 матросов. Спасшаяся на шлюпках и других подручных средствам часть экипажа была взята в плен прибывшей из Кавите командой, численностью в 80 человек при 5 офицерах.

На рассвете американская эскадра вышла к Маниле, но испанских военных судов там не оказалось. Эскадра взяла курс на юг и около 5 утра обнаружила испанскую эскадру у Кавите. В ожидании начала сражения три американских вспомогательных судна - вспомогательное авизо «Mc Culloch», транспортный пароход «Zafiro» и угольщик «Nanshan» - получили приказ выйти из боевой линии и отойти на время боя в дальнюю часть бухты. Американские крейсера и канонерки, выстроившись в кильватерную колонну, двинулись в сторону мыса Сангли, где стояла испанская эскадра.
Испанцы первыми открыли огонь с кораблей и берега, когда американцы были от них на дистанции 30 кабельтовых (5,5 км), но не добились попаданий, так как снаряды падали с недолётами. Американцы пока не открывали огня по испанским кораблям. Дьюи только отдал приказ сократить интервалы в колонне. Американская эскадра двигалась со скоростью 6 узлов, дистанция между кораблями в колонне была 200 ярдов (183 м).
В 05:40 Дьюи скомандовал поворот на северо-запад, чтобы все его корабли могли вести огонь левым бортом, и отдал ставший знаменитым приказ командиру «Olympia» Чарльзу Гридли: «Когда будете готовы, Гридли, можете открывать огонь». Выстрел 203-мм орудия носовой башни «Olympia» стал сигналом начала стрельбы для всех американских кораблей. В тот момент испанцы были от них на расстоянии 20 кабельтовых (3,7 км). Пройдя две мили параллельно линии испанской эскадры, американцы совершили разворот на юго-восток, чтобы вести теперь огонь правым бортом. Всего Дьюи совершил пять подобных галсов, постепенно приблизившись к испанским кораблям до дистанции в 10 кабельтовых (1,8 км). Свидетель битвы вспоминал, что американские крейсеры «двигались медленно и четко, почти не ломая строй», их действия напоминали «тщательно отрепетированный спектакль». Первыми американцы уничтожили два испанских баркаса, принятые ими за минные катера.
Главную роль в сражении играл сильнейший американский крейсер - флагманская «Olympia» (водоизмещение 5,8 тыс. тонн, скорость 21 узел, четыре 203-мм орудия в двух башнях, десять 127-мм орудий). Он шел первым в колонне, ведя непрерывный огонь по противнику. Первоначально американцы стреляли недостаточно метко, однако количество выпущенных ими снарядов было столь велико, что испанцы получали всё новые попадания, которые причиняли им серьёзные повреждения и вызывали многочисленные пожары. По мере сближения с противником эффективность обстрела возрастала.
Из испанских кораблей наиболее активно вели ответный огонь ближайший к американцам крейсер «Don Juan de Austria» (1130 т., четыре 120-мм орудия) и флагман адмирала Монтехо крейсер «Reina Cristina» (3500 т., 16 узлов, шесть 160-мм орудий). Американцы сосредоточили огонь на «Don Juan de Austria» и вскоре заставили его выйти из боя, отступив вглубь бухты. Затем под обстрел попала «Reina Cristina»  и второй большой корабль испанцев - «Castilla»  (3200 т., из четырёх 150-мм и двух 120-мм орудий часть была уже снята). На деревянной «Castilla» вспыхнул пожар, из-за перебитой якорной цепи её развернуло к противнику бортом, где уже были сняты орудия. Потеряв возможность вести дальше бой, экипаж «Castilla» перешёл на подошедший «Don Juan de Austria», также серьёзно пострадавший от обстрела. Тяжёлые повреждения получил и однотипный с «Don Juan de Austria» крейсер «Don Antonio de Ulloa».
В 07:00 крейсер «Reina Cristina» по приказу адмирала Монтехо двинулся навстречу американской эскадрой. На приближающийся испанский крейсер обрушился общий огонь крейсеров «Olympia» и идущего за ней «Raleign». За короткое время безбронный испанский корабль получил множество попаданий. На «Reina Cristina» американские снаряды снесли рубку и капитанский мостик, заднюю дымовую трубу и все три мачты, были пробиты котлы, выведено из строя рулевое управление, в корпусе зияли огромные пробоины, корабль охватил пожар, угрожавший взрывом боевого погреба, который пришлось затопить. Из-за разрывов снарядов была выбита практически вся орудийная прислуга, а прямое попадание в кают-компанию уничтожило переполненный лазарет. Один из снарядов сбил с клотика испанский флаг, который, однако, был немедленно поднят вновь на обломке мачты.
Адмирал Монтехо приказал повернуть свой разбитый корабль к берегу. Американцы не прекращали обстреливать тонущую «Reina Cristina», к которой подошли для оказания помощи крейсера «Isla de Cuba» и «Isla de Luson» и канонерская лодка «Marques del Duero», также получившие повреждения. В 07:30, практически сразу после расстрела «Reina Cristina», Дьюи дал своей эскадре приказ о выходе из боя. Это было объявлено под предлогом того, чтобы дать командам возможность позавтракать. На самом деле Дьюи получил от капитана Гридли неожиданный доклад об исчерпании боезапаса. Поэтому американский командующий решил прервать сражение и уточнить ситуацию. К неудовольствию охваченных горячкой боя команд (Матросы кричали: «Ради бога, не останавливайте нас! К чертям завтрак!») американские корабли прекратили обстрел и стали отходить. В сражении наступил перерыв… И тут, в 07:55, произошел взрыв, под левым бортом флагмана американской эскадры крейсера «Olympia» взметнулся столб воды…

https://c.radikal.ru/c30/2101/a3/55a35da91268.jpg
1 – линия заграждений у Манилы испанскими самодельными гальваническими минами -22 мины
2 – линия заграждений между Манилой и Кавите русскими минами обр 1893 г – 19 мин
3 – линия заграждений между Манилой и Кавите русскими минами обр 1893 г – 20 мин

- Ну, наконец-то, - воскликнул стоящий на палубе крейсера «Isla de Cuba» мужчина лет около 40, одетый в когда-то элегантный, а теперь грязный, испачканный сажей, штатский костюм. – Ну не могло быть так, чтобы они прошлись по минному полю, как по бульвару!
Стоящий недалеко от мужчины контр-адмирал Монтехо-и-Пасарон в грязном, закопченном и слегка рваном мундире не понял восклицания, произнесенного на чужом языке, но о смысле его догадался.
- Труды ваших людей, капитан, окупились в полной мере, - обратился адмирал к мужчине по-французски.
- Да не могло же быть иначе! Под ними 39 мин, а они ПЯТЬ проходов практически по линии заграждения, и ничего! – ответил капитан-лейтенант Российского Императорского флота Михаил Владимирович Бубнов. (Список офицеров Морск ведомства 1904 с358 Выпуск мин Классов 1887г Боярский с275)
Капитан-лейтенант Бубнов руководил группой русских минеров и, соответственно, всеми минными постановками, осуществляемых ими в Манильской бухте. И, конечно же, болел за конечный результат, полученный с их помощью. Теперь этот результат, превращал полное поражение в, хотя бы, ничейный исход боя. Тем более, что чем дальше, тем больше становилось видно, что крейсер «Olympia» уже не боец. И, более того, шансов уйти из Манильской бухты у него немного, точнее мало.
Крейсер «Olympia» приобрел постепенно нарастающие крен на левый борт и дифферент на нос, вышел из строя и стал медленно двигаться на SW параллельно мысу Сангли, подвергаясь вялому обстрелу полуподавленных батарей, расположенных на мысе.

- Ну, наконец-то, - воскликнул стоящий на палубе крейсера «Isla de Cuba» мужчина лет около 40, одетый в когда-то элегантный, а теперь грязный, испачканный сажей, штатский костюм. – Ну не могло быть так, чтобы они прошлись по минному полю, как по бульвару!
Стоящий недалеко от мужчины контр-адмирал Монтехо-и-Пасарон в грязном, закопченном и слегка рваном мундире не понял восклицания, произнесенного на чужом языке, но о смысле его догадался.
- Труды ваших людей, капитан, окупились в полной мере, - обратился адмирал к мужчине по-французски.
- Да не могло же быть иначе! Под ними 39 мин, а они ПЯТЬ проходов практически по линии заграждения, и ничего! – ответил капитан-лейтенант Российского Императорского флота Михаил Владимирович Бубнов. (Список офицеров Морск ведомства 1904 с358 Выпуск мин Классов 1887г Боярский с275)
Капитан-лейтенант Бубнов руководил группой русских минеров и, соответственно, всеми минными постановками, осуществляемых ими в Манильской бухте. И, конечно же, болел за конечный результат, полученный с их помощью. Теперь этот результат, превращал полное поражение в, хотя бы, ничейный исход боя. Тем более, что чем дальше, тем больше становилось видно, что крейсер «Olympia» уже не боец. И, более того, шансов уйти из Манильской бухты у него немного, точнее мало.
Крейсер «Olympia» приобрел постепенно нарастающие крен на левый борт и дифферент на нос, вышел из строя и стал медленно двигаться на SW параллельно мысу Сангли, подвергаясь вялому обстрелу полуподавленных батарей, расположенных на мысе.

Становилось видно, что американцы находятся в растерянности. Оставшиеся корабли – крейсера «Raleign» и «Boston» и канонерские лодки «Concord» и «Petrel» - замедлили ход и первое время даже не пытались оказывать помощь подорвавшейся «Olympia».
И только спустя полчаса, примерно в 08:30 американские корабли медленно двинулись к пытающейся выйти из-под обстрела «Olympia». И это ей потихоньку удавалось, хотя крен и дифферент медленно, но увеличивались.
Спустя еще час стало ясно, что крейсер «Olympia» тонет. Экипаж крейсера приняли, в основном, крейсера, в меньшей степени, канонерские лодки. Крейсер «Olympia» затонул в 10:09 на глубине около 9 метров, башни и надстройки корабля оставались над водой.

Адмирал Монтихо постарался воспользоваться представившейся передышкой по максимуму. Испанская эскадра после двухчасового боя потеряла крейсера «Reina Cristina» и «Castilla». Оставленные командами, они затонули на мелководье, но верхняя часть корпусов осталась на поверхности. Из других кораблей наиболее тяжело пострадал «Don Antonio de Ulloa», стоящий полузатопленным у берега с разобранной машиной и снятой артиллерией обращённого к берегу борта. Тем не менее, часть команды оставалась на корабле и готовилась продолжать бой. У канонерки «Marques del Duero» были сбиты два орудия и повреждена машина, однако судно сохранило ход и готовилось к бою. Мало пострадали однотипные крейсера «Isla de Cuba» и «Isla de Luson» - единственные из испанских кораблей, имевшие защиту в виде броневой палубы. Адмирал Монтехо, поднявший флаг на крейсере «Isla de Cuba», вместе с крейсерами «Isla de Luson» и «Don Juan de Austria», а также канонеркой «Marques del Duero» вернулся на свою прежнюю позицию, которую занимал до начала боя.
Испанские моряки, вдохновленные тем, что противник потерял наиболее сильные свои корабли, рвались в бой. Но холодный расчет показывал, что оставшиеся в строю испанские корабли, по-прежнему, оставались слабее оставшихся в строю американских кораблей.
Таким образом, в водах Манильской бухты по-прежнему господствовала американская эскадра, но берег оставался за испанцами. Поэтому оставаться длительное время в бухте американцы не могли. Положение для них осложнялось тем, что бухта оказалась прямо таки «нашпигована» минами.

И теперь коммодору Дьюи, перешедшему на крейсер «Raleign», предстояло решать, что делать дальше: повторить атаку или уходить из бухты.
Коммодор Дьюи собрал сведения со своих кораблей. Информация об исчерпании боезапаса оказалась ошибочной. За время дневного боя американцами не было получено ни одного серьёзного повреждения, испанцы стреляли плохо. Даже последствия ночного обстрела кораблей береговой батареей были больше. Сколько-нибудь заметные повреждения имели крейсер «Raleign» и, в большей степени, канонерская лодка «Petrel». Но и эти повреждения были не критичны. Потери в личном составе от ночного обстрела батареей и дневной ограничивались на уцелевших кораблях 2 убитыми 22 ранеными. Наиболее тяжелые потери понесла канонерская лодка «Petrel», С крейсера «Olympia» после подрыва его на мине удалось спасти 30 офицеров и 371 матроса из экипажа в 33 офицера и 395 матросов.
Словом, по соотношению сил, все шансы добить испанскую эскадру у Дьюи были. Но мины! Было ясно, что на подходах к мысу Сангли испанцы установили мины. Можно было предположить, что мины установлены и перед Манилой. 
И коммодор Дьюи решил уходить. Уходить с тем, чтобы дождавшись прибытия формируемого в Сан-Франциско VIII корпуса генерала Меррита, вернуться к Маниле уже с войсками десанта и, вероятно, с пополнением в кораблях. Дождавшись, когда к боевым кораблям подойдут отправленные в дальний угол бухты вспомогательное авизо «Mc Culloch», транспортный пароход «Zafiro» и угольщик «Nanshan», Дьюи в в 13:50 малым ходом в строю кильватерной колонны повел эскадру к выходу из Манильской бухты. Головным теперь шел пароход «Zafiro» с минимально необходимым экипажем на борту. 
И не зря. Пройдя, по своим представлениям, линию заграждений, на которой при входе в бухту подорвался крейсер «Baltimore», американцы вздохнули. И тут пароход «Zafiro» подорвался на мине. Для парохода подрыв мины оказался роковым, он затонул через 15 минут. Взрыв произошел в районе кочегарного отделения, поэтому, несмотря на подготовку к такому развитию событий, часть кочегаров спасти не удалось. Погибли 6 человек.
После подрыва эскадра остановилась и двинулась дальше с большими предосторожностями только в 16:20. Но больше подрывов не было, американская эскадра благополучно, если, учитывая общий итог «посещения» ею Манильской бухты, можно так сказать, ушла из бухты.

Следует отметить, что при уходе американцев батарея из русских 2-х – 9-дм/35 орудий и 1-го – 6-дм/35 орудия, прикрывающая минные заграждения на входе в Манильскую бухту, огонь не вела. Это решение было обусловлено необходимостью беречь боеприпасы, пополнение которых в условиях возможной блокады могло оказаться затруднительным, а также желанием сохранить в целости орудия батареи на случай повторной атаки Манильской бухты.(1)

---------------------------------------------------------------------------------
(1) Эта часть сделана на основе статьи «Битва при Кавито» из Википедии.

 

#15 27.01.2021 17:03:48

Вик
Капитанъ I ранга
k1r
Сообщений: 2974




Re: Испанская партия

19. Все, что могли, сделали. Пора к барьеру.
В Испании результаты боя в Манильской бухте были восприняты, как грандиозная победа. Контр-адмирал Патрисио Монтехо-и-Пасарон сразу стал национальным героем. Ему был присвоен чин вице-адмирала, а также он был награжден Большим крестом ордена Святого Фердинанда, высшей степенью этого ордены, который, в свою очередь, являлся высшей военной наградой. Все офицеры-участники боя также были награждены орденами: Кавалерскими крестами ордена Святого Фердинанда или Офицерскими или Рыцарскими крестами ордена Святого Херменегильдо или же Орденом Военно-морских заслуг различных классов с I по IV. Матросы и солдаты, участвующие в бою были награждены медалями.
Все русские офицеры были награждены Кавалерскими крестами ордена Святого Фердинанда, минные кондукторы - Орденом Военно-морских заслуг IV класса, унтер-офицеры и матросы – медалями.

Однако к середине мая в среде журналистов и депутатов кортесов восторги от победы адмирала Монтехо постепенно сменились вопросом: «А почему значительно более сильная эскадра морского министра контр-адмирала Серве́ра-и-Топе́те до сих пор сидит в Кадисе, не идет на помощь испанским войскам на Кубе? Ведь дела там идут не блестяще».
Положение испанцев на Кубе и до начала войны далеко не блестящее, с началом войны стало еще хуже. Американский флот поставил себе целью взять  под контроль северное побережье Кубы, в первую очередь, входы в Гавану и Матанасас, а также ряд областей в юго-западной части острова до порта Сьенфуэгос. Уже 22 апреля эскадра капитана 1 ранга Сэмпсона, вышедшая утром того же дня из Ки-Уэста, захватила груженый лесом испанский пароход «Buenaventura». Вскоре американцы взяли еще несколько других призов. Конечно, вопрос законности этих захватов подлежал рассмотрению призового суда… Но факт потери судов оставался фактом.
23 апреля американцы захватили новые призы – пароход «Pedro» и шхуну «Mathilde». Но несколько судов сумели проскользнуть в Гавану мимо американских крейсеров.
24 апреля блокирующая эскадра флота САСШ захватила пароходы «Miquel Jover», «Catalina» и «Saturnina», шхуны «Sofia» и «Canelita».
И так практически каждый день……
В кортесах все громче звучали утверждения, что «промедление смерти подобно». Правительство, слишком зависящее от кортесов, было склонно уступить требованиям и отправить эскадру адмирала Серверы на Кубу в кратчайший срок. Звучали даже голоса с предложением сместить адмирала Серверу с должности морского министра и поставить во главе эскадры другого адмирала. Дело дошло до того, что посол Российской империи в Испанском королевстве тайный советник Дмитрий Егорович Шевич был вынужден встретиться с премьер-министром Испании Пракседес Мариано Матео Сагаста-и-Эскобар и в беседе твердо увязать предоставление Испании нового кредита в 5 млн. рублей с оставлением адмирала Серверы в должностях морского министра и командующего эскадрой. Естественно, действовал он так по прямому указанию Председателя Государственного совета Российской империи великого князя Алексея Александровичем.

Тем временем контр-адмирал Сервера в Кадисе лихорадочно заканчивал подготовку материальной части кораблей, проводил интенсивные тренировки личного состава эскадры, готовил запасы.
К началу июня в состав эскадры, собранной в Кадисе, входили 4 броненосца - «Pelayo», «Santa Anna», «Almirante Gravina» и «Emperador Filippe II», 7 броненосных крейсеров - «Infanta Maria Teresa», «Vizcaya», «Almirante Oquendo», «Princesa de Asturias», «Cardenal Cisneros», «Cristobal Colon» и «Emperador Carlos V», 2 бронепалубных крейсера - «Alfonso XIII» и «Lepanto», 3 истребителя миноносцев – «Terror», «Furror» и «Pluton».
Технически все эти корабли были уже полностью готовы, за исключением крейсера «Emperador Carlos V», на котором русские и испанские специалисты заканчивали наладку электрической системы наведения орудий главного калибра. Что, впрочем, не мешало крейсеру участвовать в боевой подготовке эскадры.
В июне к эскадре должен был присоединиться броненосный крейсер «Cataluna», достройка и испытания которого заканчивались в Картахене.

Лишенный возможности идти навстречу требованиям кортесов помимо самого адмирала Серверы премьер-министр Испании Сагаста решил обратиться к нему непосредственно. Для этого он лично приехал в Кадис, дождался возвращения с очередных маневров броненосца «Pelayo» - флагмана эскадры Серверы, и прибыл на броненосец.
После недолгих приветствий Сагаста перешел к цели своего визита.
- Господин адмирал, вы, несомненно, знакомы с настроениями в обществе. И понимаете, что ситуация очень серьезная, дело может закончиться падением правительства. Пресса и кортесы сильно настроены против Вас, адмирал. Не буду скрывать, что я имел разговор с российским послом, причем по его инициативе, в котором он практически на уровне требования увязал сохранение за вами постов министра и командующего с предоставлением нового кредита. Но бесконечно так продолжаться не может. Эскадру надо отправлять на Кубу в ближайшее время.
- Наиболее близкое время – конец июня, господин премьер-министр.
- Еще почти месяц! Это невозможно! У вас же все корабли уже готовы! Что вы еще ждете, господин адмирал?
Адмирал Сервера встал и прошелся по салону. Вид он имел крайне раздраженный.
-Чего я жду, господин премьер-министр? Во-первых, корабли эскадры еще толком не научились маневрировать совместно. Но над этим, допустим, можно будет заниматься и на переходе… Но есть еще и во-вторых. Вы, вероятно, не в курсе, что на части кораблей эскадры русские офицеры еще налаживают прицельные и дальномерные приспособления. А даже на тех кораблях, где они налажены, наши офицеры их еще не освоили. Это означает, что в бою стрелять мы будем не корабли противника, а в белый свет. Я уже склоняюсь попросить русских, чтобы их офицеры-специалисты пошли с эскадрой на Кубу… А есть еще и в-третьих. На крейсере «Emperador Carlos V» до сих пор не закончена наладка электрической системы наведения орудий главного калибра. А это означает, что его современные орудия будут стрелять со скорострельностью орудий 20-летней давности. И, наконец, в-четвертых. Крейсер «Cataluna» прибудет в Кадис, ориентировочно, в середине июня. И его экипаж надо будет еще сколотить, обучить совместному маневрированию с эскадрой. И без «Cataluna» я никуда не пойду: все мои корабли индивидуально слабее американских. Поэтому взять я могу только численным превосходством, чем большим, тем лучше.
- Господин адмирал. Я, честно говоря, не знал этих обстоятельств. Мы, штатские, видим корабль на воде и считаем, что он готов к бою. Но, к сожалению, и большинство в кортесах такие же штатские. Объяснить им ожидание прихода «Cataluna» хоть как-то возможно, но остальное…Да нельзя же так открывать перед всеми наши слабости.
Адмирал Сервера снова прошелся по салону, задумался.
- Выйти сразу же после прибытия «Cataluna»? Это, конечно, плохо, но, в крайнем случае, возможно. Поставить ее в конце колонны и тренировать на переходе… Конечно, уровня подготовки других кораблей не достичь, но в хвосте колонны ходить научится. А стрелять… Тут уж, как получится.
- То есть вы сможете выйти в середине июня? – подхватился Сагаста.
- Но тут есть еще одно «но»… К выходу эскадры в Кадисе должны стоять два-три угольщика с 12000 тонн угля. Причем, не любого угля, а кардифа… И вообще, без угольщиков я не выйду, поскольку очень и очень сомневаюсь в возможности пополнить запасы угля на промежуточных стоянках. А оказаться без угля перед противником я не хочу.

Крейсер «Cataluna» пришел в Кадис 16 июня. К этому времени на всех кораблях уже были налажены прицельные и дальномерные приспособления, а на крейсере «Emperador Carlos V» еще и отрегулирована электрическая система наведения орудий главного калибра. Все корабли эскадры в большей или меньшей степени прошли чистку подводной части.
На рейде к этому времени уже стоял транспорт-мастерская «Кронштадт», который должен был сопровождать эскадру на первом участке ее пути, и германский угольщик с 5500 тоннами кардифа. До требуемых адмиралом Серверой 12000 тонн далеко, но, тем не менее, он согласился выходить с эскадрой на Кубу. Дело было в том, что, кроме немецкого угольщика, два парохода Добровольного флота России или Русского Общества Пароходства и Торговли должны были прибыть в условные места по предполагаемому маршруту эскадры с общим грузом в 10000 тонн угля.
Еще двое суток было потрачено на завершение всех еще не оконченных дел, прием еще не принятых запасов.
И 19 июня в 9 часов утра эскадра адмирала Серверы вышла из Кадиса в свой нелегкий путь.

Накануне отхода эскадры в Кадис прибыли два русских офицера – капитан 2 ранга светлейший князь Александр Александрович Ливен и лейтенант Давыд Борисович Похвиснев. Эти офицеры были назначены состоять при испанском флоте в качестве официальных наблюдателей. Первоначально в русском Главном Морском штабе планировали на испанский флот послать только лейтенанта Похвиснева, а капитана 2 ранга Ливена планировали отправить на американский флот. Но, поскольку помощь России испанскому флоту, пусть не во всех деталях, была известна, возникли опасения, что в ответ на запрос о возможности присылки наблюдателя на американский флот может последовать отказ. Поэтому обоих офицеров решили послать на испанский флот. Капитан 2 ранга светлейший князь Ливен был размещен на броненосце «Pelayo», лейтенант Похвиснев – на крейсере «Emperador Carlos V».

 

#16 27.01.2021 17:05:02

Вик
Капитанъ I ранга
k1r
Сообщений: 2974




Re: Испанская партия

20. Следом за Колумбом.
Эскадра шла тремя колоннами. Точее двумя, третья колонна шла уступом. В правой шли броненосцы - «Pelayo», «Santa Anna», «Almirante Gravina» и «Emperador Filippe II», в центральной – броненосные крейсера «Princesa de Asturias», «Cardenal Cisneros», «Cristobal Colon», «Emperador Carlos V» и «Cataluna». В третьей колонне, идущей строем уступа, шли броненосные крейсера «Infanta Maria Teresa», «Vizcaya», «Almirante Oquendo», которые тащили на буксирах истребители «Terror», «Furror» и «Pluton». Бронепалубные крейсера «Alfonso XIII» и «Lepanto» шли впереди эскадры, а транспорт-мастерская «Кронштадт» и немецкий угольщик шли сзади эскадры в 5-8 милях.
В таком строю эскадра шла практически все время, двигаясь со скоростью 6-8 узлов, и 21 июня в 6 часов вечера прибыла на Канарские острова в порт города Санта-Крус-де-Тенерифе.
Два дня эскадра отдыхала, занимаясь мелким ремонтом и устранением неполадок, выявившихся на переходе. Работы у мастеровых транспорта-мастерской «Кронштадт» было немного, но все же она была.
Затем эскадра занялась погрузкой угля, частично из портовых запасов, частично из немецкого угольщика, сопровождающего эскадру, а также пополнением запасов. Погрузка длилась три дня, и 26 июня в 2 часа пополудни эскадра вышла с Канарских островов на острова Зеленого Мыса, принадлежащие Португалии. 
Пять суток движения уже привычным строем. И 1 июля в 3:30 пополудни эскадра пришла в залив Порту Гранде на острове Сан-Винсенте, относящемуся к архипелагу островов Зеленого Мыса. Здесь рассчитывали пополнить запасы угля с сопровождающего эскадру немецкого угольщика. Вопрос состоял только в том, насколько педантично португальцы будут соблюдать нейтралитет. И, соответственно, как быстро придется покинуть португальский порт…
Сразу по приходу в порт и выполнению дипломатических формальностей приступили к погрузке угля. Португальский губернатор разрешил принимать уголь не только с угольщика, сопровождающего эскадру, но и уголь из запасов, имеющихся в порту. Правда, этот уголь был не очень хорош для боя, но для перехода через океан годился.
Однако, в то же время губернатор послал в Лиссабон запрос о том, какой срок испанская эскадра может находиться в Порто Гранде. Ответ на этот вопрос пришел через двое суток. И был он следующим: с момента объявления решения испанская эскадра должна покинуть португальские территориальные воды в течение 48 часов. Адмирал Сервера использовал эти предоставленные двое суток полностью. Испанская эскадра покинула Порто Гранде 5 июля в 4 часа пополудни и взяла курс на West. Полностью разгруженный немецкий угольщик ушел на NO. Кроме того, за все четверо суток стояния в Порто Гранде на корабли эскадры было погружено 800 тонн угля.
И еще… В 4 милях на West от западной оконечности острова Сан-Винсенте эскадру ждал пароход Добровольного флота «Омск» (1) с 10000 тонн угля, который тихонько пристроился идти 8-10 милях за ней.
Эскадра на переходе шла привычным строем со скоростью 6-8 узлов. Штормы эскадру обходили. Сила ветра менялась где-то в пределах от 2 до 4 баллов с преимущественным направлением от O до NO. (Белов ИАВ с.38-39)
Особых происшествий во время перехода не было. Единственно, на истребителе «Terror» испортилась, а точнее, расхлябалась машина. Истребители и на этом переходе, как правило, шли на буксире крейсеров «Infanta Maria Teresa», «Vizcaya», «Almirante Oquendo», экипажи которых уже неплохо приладились к своей роли буксировщиков. Но иногда адмирал Сервера приказывал отдать буксиры и истребителям идти своим ходом, а иногда даже выполнять имитации атак кораблей эскадры. Во время одного из таких учений и выяснилось, что машина «Terror» расхлябана. Тогда транспорт-мастерская «Кронштадт» отправил на истребитель группу специалистов и взял «Terror» на буксир. Работы по наладке машины продолжались двое суток завершились успешно. Испытания машины истребителя, проведенные под наблюдением офицеров с «Кронштадта», показали, что «Terror» полностью восстановил свои боевые возможности.
Кроме того, во время перехода офицеры-специалисты с транспорта-мастерской «Кронштадт» периодически осуществляли технический контроль механизмов кораблей эскадры, давая, при необходимости, советы испанским специалистам и помогая в устранении мелких неисправностей.
И вот океан пройден. Ранним утром 14 июля испанская эскадра подошла к южной оконечности французского острова Мартиника и легла в дрейф в 4 милях от отдельно лежащего острова Diamomd Rock. Погода благоприятствовала погрузке в открытом море. С  кораблей эскадры были спущены баркасы, которые начали сновать между пароходом «Омск» и кораблями. Надо было признать, что погрузка шла очень медленно: за час корабли грузили по 20-25 тонн. И это не смотря на то, что уголь был заранее погружен в большие крепкие прямоугольные мешки. Соответственно, и в баркасы с «Омска» он спускался в мешках, и на корабли эскадры тоже поднимался в мешках. Погрузка продолжалась 8 часов, затем ветер, поднявшийся до 4 баллов, вынудил ее прервать. Корабли эскадры успели погрузить от 150 до 200 тонн угля каждый. Запас угля истребителей, на погрузку которых обращалось особое внимание, был доведен до полного.
Крейсер «Lepanto» отделился от эскадры и пошел в порт Форт-де-Франс, эскадра же двинулась дальше на West, но уже иным строем. Впереди шли единой колонной броненосцы «Pelayo», «Santa Anna», «Almirante Gravina», «Emperador Filippe II», броненосные крейсера «Princesa de Asturias», «Cardenal Cisneros», «Cristobal Colon», «Emperador Carlos V» и «Cataluna». За колонной строем уступа, шли броненосные крейсера «Infanta Maria Teresa», «Vizcaya», «Almirante Oquendo», которые тащили на буксирах истребители «Terror», «Furror» и «Pluton». Крейсер «Alfonso XIII» замыкал строй эскадры.
В 10-12 милях за эскадрой шел «неизвестно как оказавшиеся тут» пароход Добровольного флота «Омск», в трюмах которого оставалось еще более 7500 тонн отборного угля. Транспорт-мастерская «Кронштадт» несколько десятков миль проводила эскадру в море и ушла в порт Форт-де-Франс.
Крейсер «Lepanto» пробыл в порту Форт-де-Франс не более часа, а затем вновь ушел в море. Экипаж крейсера на берег, естественно, не отпускали. На берег смогли сойти и пройтись по порту трое офицеров, приехавших на катере вместе с командиром крейсера, прибывшем представиться береговому начальству.... А через 6 часов из порта вышел пароход Русского Общества Пароходства и Торговли «Церера», пришедший в Форт-де-Франс четыре дня назад.
Куда эскадра пошла от острова Мартиника, знали только несколько человек из штаба адмирала Серверы и капитан 2 ранга светлейший князь Ливен, которого адмирал фактически включил в состав своего штаба. Командиры кораблей эскадры и капитан парохода «Омск» узнали о пункте назначения уже в море с помощью флажной сигнализации. Эскадра шла курсом на порт Виллемстад на голландском острове Кюрасао.
С рассветом 16 июля испанская эскадра пришла в Виллемстад. Согласно законам Голландии на рейдах ее колоний разрешено одновременно пребывать только двум военным кораблям одной национальности. (Белов ИАВ с.67) Соответственно, только двум кораблям голландцы согласились дать уголь. Поэтому в порт ввели броненосцы «Pelayo» и «Santa Anna», имеющие минимальную дальность плавания при полном запасе угля из всех кораблей эскадры. Остальные корабли эскадры остались ждать перед портом в открытом море. Воспользовавшись благоприятной погодой, начали погрузку угля с помощью баркасов на броненосцы «Almirante Gravina» и «Emperador Filippe II», тоже не блещущие дальностью плавания при полных угольных ямах.
Эскадра пробыла в Виллемстаде более 12 часов. За это время «Pelayo» и «Santa Anna» довели свой запас угля до полного. «Almirante Gravina» и «Emperador Filippe II» тоже практически полностью заполнили свои угольные ямы. В 3 часа пополудни к Вильямстаду пришел крейсер «Lepanto». И в вечерних сумерках эскадра ушла своим обычным курсом – на West. Пароход «Омск», с еще имеющимися на нем почти 7000 тонн угля, в этот раз шел практически в строю эскадры, в 5 кабельтовых следом за замыкающим строй крейсером «Lepanto».
Пройдя около 70 миль курсом на West, эскадра уже в темноте легла на курс, ведущий к порту Сантьяго-де-Куба. Всю ночь эскадра шла со скоростью около 6,5 узлов. Вечером была пробита боевая тревога, и люди ночевали на своих боевых постах. Утром скорость была увеличена до 8 узлов.
После завтрака адмирал Сервера пригласил в адмиральский салон «Pelayo», где уже присутствовал  начальник штаба эскадры капитан 1 ранга Хоакин Бустаменте, командира броненосца капитана 1 ранга дона Хосе Фернандес-и-Ниньо и капитана 2 ранга светлейшего князя Ливена. Беседа велась на французском.
- Мсье, -обратился адмирал к офицерам. – Я хотел бы знать ваше мнение по поводу того, куда нам сейчас идти: в Сьенфуэгос  или в Сантьяго-де-Куба? Не буду скрывать, у меня уже есть свое мнение, но я хотел бы знать ваше.
Офицеры переглянулись и молчали. Пауза затягивалась.
- Давайте, вы, дон Хосе, - обратился адмирал Сервера к командиру броненосца.
- Я за Сьенфуэгос, господин адмирал. Порт хорошо оборудован, имеются ремонтные средства. Город связан железной дорогой с Гаваной. Это позволит пользоваться ресурсами Гаваны. Кроме того, под Сантьяго-де-Куба уже ведутся бои с инсургентами, причем, как я понимаю, тяжелые.
- А вы, ваша светлость, что думаете? – адмирал Сервера повернулся к капитану 2 ранга Ливену.
- Я думаю, что надо идти в Сантьяго. Дон Хосе прав, в качестве основной базы флота на первом этапе надо принять Сьенфуэгос. Но, идя туда вдоль берегов Кубы, мы почти наверняка столкнемся с американской эскадрой. И будем вынуждены принять бой непосредственно с перехода, возможно вдали от обеих портов. Поэтому считаю, что надо идти в Сантьяго. В порту мы сможем пополнить запасы, кому понадобится, и уголь, отремонтировать мелкие неисправности. Отдохнуть, наконец. У нас уже которую ночь люди спят вполглаза на боевых постах.
- Но даже, если мы выберем Сантьяго-де-Куба, то встреча с американцами вполне возможна. И мы также будем вынуждены принять бой с похода, без захода в порт, - заметил капитан 1 ранга Фернандес-и-Ниньо.
- Тогда столкновение произойдет вблизи нашего порта. Ведь американцы пока не знают, куда мы пойдем: к портам южного побережья Кубы или в Гавану. Состав эскадры позволяет сделать и такой ход. Поэтому они должны прикрывать оба направления. Пока они выяснят, что мы к югу от острова, мы либо дойдем до Сантьяго, либо будем близко от его, - ответил князь Ливен.
Адмипал Сервера и капитан 1 ранга Бустаменте молчали и не вмешивались в возникшую дискуссию.
- В ваших словах, ваша светлость, зерно истины. Но Сантьяго-де-Куба может быть только промежуточной базой. Далее надо идти в Сьенфуэгос. Вы, как я понимаю, с этим согласны, - заметил капитан 1 ранга Фернандес-и-Ниньо.
- Безусловно, - согласился князь Ливен.
Адмирал Сервера переглянулся со своим начальником штаба.
- Вот именно необходимость привести себя в порядок после перехода, и привела нас с доном Хоакином к мысли идти в Сантьяго-де-Куба, - сказал адмирал Сервера. – И, кроме того, в любом порту, куда бы мы не пришли, американцы будут блокировать нас максимально возможными силами. Но, осуществление блокады порта противника вдали от своих баз – это трудная задача. Причем она тем труднее, чем дальше своя база. В частности, они будут вынуждены как-то решать вопрос с бункеровкой. Выберем удобный момент и пойдем на прорыв. А, точнее, не на прорыв, а на бой, У своего порта и по своим правилам.
И эскадра продолжила свой путь в Сантьяго-де-Куба.
Во второй половине дня 19 июля эскадра вышла на траверс мыса Дам-Мари на острове Гаити. Здесь эскадру покинул пароход Добровольного флота «Омск», который должен был уйти в Порт-о-Пренс на острове Гаити и оставаться там до особого распоряжения. В трюмах парохода оставалось еще более чем 7000 тонн кардиффского угля. Туда же, в Порт-о-Пренс, должен был придти и пароход Русского Общества Пароходства и Торговли «Церера» с 4500 тонн отборного угля, вышедший из в Форт-де-Франс 14 июля.
Задачей обоих угольщиков должно было стать дальнейшее снабжение испанских кораблей, действующих в кубинских водах. Порт-о-Пренс был выбран для стоянки угольщиков, как ближайший к Кубе небританский порт.
Угольщик ушел, а эскадра продолжила идти к своей цели. Строй эскадры был прежним. Возглавляли эскадру броненосцы. Адмирал Сервера не стал выдвигать вперед разведку из бронепалубных крейсеров, считая, что лучше избежать возможности более ранней встречи американских кораблей с крейсерами разведки, чем иметь лишние полчаса - час на подготовку к бою. Тем более, что корабли и так шли в полной готовности к бою.
Однако время шло, а американских кораблей так и не было видно. Наступил вечер, затем ночь. И на рассвете 20 июля эскадра адмирала Серверы подошла к порту Сантьяго-де-Куба, так и не встретив вражеских кораблей. К середине дня эскадра стала на якорь в бухте.

------------------------------------------------------------------------------
(1) В этой альтернативе пароход «Омск» («Rio Tiete», «Knight Errant») (Мор Кол 2007 06 с.17) приобретен Добровольным флотом не в 1915 г, как в реале, а в мае 1898 г, практически сразу после окончания постройки (март 1898 г).

 

#17 27.01.2021 17:06:12

Вик
Капитанъ I ранга
k1r
Сообщений: 2974




Re: Испанская партия

21. Победа! Победа? А что дальше?
В Испании результаты боя в Манильской бухте были восприняты, как грандиозная победа. В самой Маниле поначалу тоже… Но, в отличие от Испании, в Маниле восторги были очень краткими. Очень быстро возник вопрос: «А что дальше?»
Ушедшие из Манильской бухты остатки американской эскадры были все еще сильнее, чем оставшиеся в распоряжении теперь уже вице-адмирала Патрисио Монтехо-и-Пасарон. А ведь это было все, чем располагала Испания на Тихом океане. Отступивший в Субик-бей коммодор Дьюи, напротив, имел большие резервы. И по корабельному составу, и, более того, по возможности доставки на Филиппины армейских контингентов.
Так, в Сан-Франциско формировался, хотя еще и был довольно далек от готовности, VIII корпус генерала Меррита. Кроме того, к Филиппинам один за другим отправлялись корабли Тихоокеанской эскадры контр-адмирала Миллера, первоначально предназначенной для обороны тихоокеанского побережья САСШ. Первым 11 июня из Сан-Франциско был отправлен монитор «Monterey», который, однако, на переходе к Гаваям получил повреждения и теперь исправлял их в Гонолулу. Но следом за ним уже двигался монитор «Monadnock». (Кондратенко ИАВ c111)
К Гавайским островам отправился конвой, состоящий из крейсера «Charleston», транспорта «City of Pekin» с запасами для эскадры коммодора Дьюи, бывшими лайнерами «City of Sydney» и «Australia» с первым эшелоном войск VIII корпуса. (Кондратенко ИАВ c111)  20 июня конвой достиг Гонолулу.
Возникла реальная опасность повторной попытки прорыва американцев к Маниле. Причем, уже в условиях, когда они уже знали о минной угрозе, существующей в Манильской бухте. Также существовала угроза высадки американцами десанта на Филиппинах при условии блокады испанской эскадры в Манильской бухте заведомо превосходящими силами.
Для парирования этих угроз испанцам необходимо было предпринять одно из следующих действий, а лучше все сразу. Во-первых, усилить береговую артиллерию, защищающую вход в Манильскую бухту, во-вторых, расширить минные поля в бухте и, в-третьих, пополнить корабельный состав Манильской эскадры за счет подхода подкреплений из метрополии.
Для усиления береговой артиллерии определенные возможности имелись: существовала вполне реальная возможность снять орудия с затопленных на мелководье крейсеров «Olympia» и «Baltimore». Несколько сложнее, но вполне реально, было достать с затопленных крейсеров и привести в боеспособное состояние боезапас к этим орудиям. Другим источником здесь являлись испанские корабли, потопленные во время сражения. Крейсера «Reina Cristina» и «Castilla» затонули на мелководье, верхняя часть корпусов осталась на поверхности. Крейсер «Don Antonio de Ulloa», стоявший полузатопленным у берега с разобранной машиной и снятой артиллерией обращённого к берегу борта, также мог еще послужить донором орудий для усиления береговой артиллерии. Боезапас к орудиям с этих кораблей достать было несложно.
Расширить минные поля в бухте было сложнее: имеющиеся мины практически все были уже установлены. Оставалось только пытаться изготавливать мины самостоятельно, используя возможности предприятий Манилы и арсенала в Кавите. Но здесь имелись определенные сложности, в первую очередь, в снабжении изготовленных мин взрывчатым веществом. Возможностей быстрой закупки мин или, хотя бы, взрывчатого вещества для них пока не просматривалось.
Но хуже всего обстояло дело с пополнением Манильской эскадры подкреплениями. С отправлением эскадры контр-адмирала Серверы в Вест-Индию в метрополии практически не оставалось мощных боеспособных артиллерийских кораблей. В Испании находились старые броненосцы «Vitoria» и «Numancia». «Vitoria» до начала войны перестраивалась в Ла Сейне, затем работы были спешно свернуты, а корабль переведен в Испанию, в арсенал Ла Каррака. «Numancia» к началу войны также находился в Ла Сейне, где проходил коренную модернизацию с заменой машин и артиллерии. С началом войны броненосец с частично собранной «на живую нитку» машино-котельной установкой и практически разобранной артиллерией был малым ходом переведен в Испанию, в Эль-Ферроль. Проведенная русскими специалистами в июне 1898 года оценка необходимого объема и длительности работ показала, что для окончания начатых французами работ при двухсменной работе испанских и всех имеющихся в Испании русских мастеровых «Vitoria» требует порядка трех месяцев, а «Numancia» - до полугода. Таким образом, быстрое пополнение Манильской эскадры крупными артиллерийскими кораблями исключалось.
Переброска же одних только истребителей на Тихий океан технически была признана очень сложной и нецелесообразной.
Дополнительные проблемы создавали также действия манильских повстанцев и ненадежность туземных солдат милиционных полков. Однако гарнизон Манилы, расположенный в самой Маниле, поселке Кавите и их окрестностях, насчитывал 13000 человек. Это позволяло организовать довольно устойчивую оборону района Манильской бухты. (1)

Проанализировав сложившуюся ситуацию, в Маниле начали своими силами делать все, что было возможно. Во-первых, восстановили минное заграждение на входе в Манильскую бухту, установив все оставшиеся на пароходе «Владимир» 6 русских мин образца 1893 года. Во-вторых, с технической помощью русских минеров, начали изготавливать самодельные мины из подручного материала.
Кроме того, в арсенале Кавите имелись 14 британских мин системы Матисона (Mathieson), но без некоторых компонентов, таких, как электрический кабель. Правда, имелись нарекания по качеству используемого в минах пироксилина. Мины имели железный или стальной корпус и заряд в 100, 250 или 500 фунтов пироксилина. Мины в 100 и 250 фунтов были обшиты деревом, мины в 500 фунтов являлись донными. (Тонина Испанские мины в ИАВ)  Русские минеры, использовав имеющиеся подручные средства и возможности предприятий Манилы, сумели восстановить отсутствующие компоненты мин. Мины Матисона были поставлены 3-й линией за русскими минами на входе в Манильскую бухту.
Одновременно были начаты работы по снятию орудий с затопленных испанских и американских кораблей и извлечению из них боеприпасов к этим орудиям. С испанских крейсеров «Reina Cristina», «Castilla» и «Don Antonio de Ulloa» удалось снять и отремонтировать 4 - 160-мм/35 BL орудия Hontoria, 1 - 120-мм/35 BL орудие Hontoria и 3 – 57-мм/43 QF орудия Nordenfelt. Количество подготовленных снарядов на орудие составляло 45, 54 и 85 штук, соответственно.
С американских крейсеров добыча была крупнее. С крейсера «Olympia» удалось снять 9 – 5-дм/40 орудий, одно орудие оказалось повреждено, и 8 – 6-фунтовых орудий. Четыре башенные 8-дм/35 орудия и оставшиеся 6 - 6-фунтовых орудий доставать из-под воды оказалось сложно. Правда, с боеприпасами к поднятым орудиям оказалось не очень. Количество поднятых и подготовленных снарядов на орудие составило 48 и 96 штук, соответственно.
На крейсере «Baltimore» вообще все орудия оказались исправными. Были подняты 4 – 8-дм/35 орудия, 6 – 6-дм/35 орудий и 4 - 6-фунтовых орудий. Удалось также поднять и подготовить по 50, 96 и 105 снарядов на орудие, соответственно.
Из 160-мм/35 BL орудий Hontoria, 120-мм/35 BL орудия Hontoria, американских 8-дм/35 орудий, 6-дм/35 орудий и 5-дм/40 орудий формировались батареи, которые ставились для обороны минных заграждений на входе в Манильскую бухту. Все 57-мм/43 QF орудия Nordenfelt и 6-фунтовые американские орудия было решено использовать для защиты береговых батарей от возможного американского десанта и атак манильских повстанцев. Кроме того, для защиты батарей от десанта и повстанцев были созданы отряды из экипажей потопленных и части экипажей сильно поврежденных кораблей общей численностью около 1000 человек.

Подъем орудий, снарядов и зарядов осуществляли испанские водолазы. Но в обследовании затопленных американских кораблей приняли участие и русские водолазы. Дело в том, что на пароходе Добровольного флота «Владимир», по-прежнему, находившемся в Маниле, конечно же «случайно» имелся полный комплект водолазного снаряжения, а среди команды парохода имелись двое квалифицированных водолазов. Они вместе с испанскими водолазами обследовали потопленные американские крейсера, причем русских водолазов интересовали, в первую очередь, их минные пробоины.
Результаты своих обследований водолазы, бывшие на самом деле кондукторами Российского Императорского флота, докладывали помощнику старшего инженер-механика парохода Лебедеву Владимиру Павловичу (Список чинов ККИ 1902,с74) , бывшему штабс-капитаном ККИ, в настоящее время откомандированному «для службы на судах Добровольного флота». Таким образом, в русском Морском министерстве уже получили первую информацию о размерах и характере повреждений американских крейсеров, потопленных в Манильской бухте.

----------------------------------------------------------------------------------------------
(1) Согласно данным Кондратенко ИАВ, с.111.

 

#18 28.01.2021 17:30:26

Вик
Капитанъ I ранга
k1r
Сообщений: 2974




Re: Испанская партия

22. В Сантьяго-де-Куба.
По прибытии в порт Сантьяго-де-Куба адмирал Сервера дал личному составу эскадры двое суток отдыха. Затем начались работы по мелкому ремонту, погрузке угля и припасов… Правда, выяснилось, что в Сантьяго находилось только 2300 тонн кардифского угля. (Белов ИАВ с.80) Причем качество этого угля, пролежавшего длительное время на открытом воздухе, было не лучшим. Но, учитывая, что после бункеровки в Виллемстаде особой проблемы с углем на эскадре не было, это было не критично.
Первые дни стоянки эскадры в порту прошли спокойно. Судя по всему, американцы еще не знали о том, что эскадра адмирала Серверы пришла в порт Сантьяго-де-Куба. Но утром 26 июля перед Сантьяго появились дымы, которые затем трансформировались в американские крейсера «Minneapolis», «St.Paul» и «Yale». Крейсер «Minneapolis» приблизился ко входу в бухту настолько, что был обстрелян батареями Моро и Сокапа.
Теперь американцы знали, что эскадра адмирала Серверы находится в порту Сантьяго-де-Куба. Существовал, конечно, вопрос: вся ли там эскадра? Но вопрос этот был больше риторическим. Вероятность того, что адмирал Сервера мог разделить эскадру, была мала. Задача, стоявшая перед ним, состояла в недопущении десантов американских войск на Кубу и в деблокировании ее портов. Для этого Сервере надо было разгромить американский флот или, хотя бы, нанести ему потери, при которых защита десантных экспедиций от испанского флота стала бы для американцев невозможной. Учитывая сложившееся соотношение числа кораблей в районе Кубы между САСШ и Испанией, такая возможность у адмирала Серверы была. Но только при условии полной концентрации всех линейных сил в один кулак.

https://d.radikal.ru/d11/2101/f0/27785e8ccd82.jpg
Бухта и город Сантьяго-де-Куба  (Белов ИАВ) 

Теоретически существовал, конечно, и другой вариант действий адмирала Серверы, состоящий в разделении эскадры на линейные и крейсерские силы. Линейные силы могли зайти в один из портов, требуя для своего блокирования существенной части линейных сил американцев. Крейсерские силы тем временем могли бы действовать на коммуникациях американцев. Но здесь возникала одна проблема: без портов базирования крейсера «повисали в воздухе», могли оказаться лишенными возможности бункеровки и пополнения запасов.
Как после стало известно, командующий эскадрой Северо-Атлантического океана капитан 1 ранга (Белов ИАВ, с.35) Уильям Томас Сэмпсон, узнав о приходе эскадры адмирала Серверы в Сантьяго-де-Куба, исключил для себя возможность второго варианта действий испанцев и стал стягивать к Саньяго все возможные силы для того, чтобы блокировать их эскадру в порту и совместной операцией флота и армии уничтожить. Кроме того, он немедленно обратился к генералу Нельсону Эплтону Майлзу – главнокомандующему американской армией и Расселу Александру Элджеру – военному министру САСШ с ходатайством о максимально быстрой высадке десанта в районе города Сантьяго-де-Куба.

К моменту появления американских кораблей у Сантьяго-де-Куба корабли эскадры адмирала Серверы были уже практически готовы к дальнейшему броску в Сьенфуэгос. Уголь загружен всеми кораблями до нормального запаса, остальные припасы тоже, подводная часть многих кораблей просмотрена и, хотя бы частично, очищена. Надо заметить, что работы по очистке подводной части кораблей было немного: корабли прошли чистку подводной части в Кадисе перед выходом в поход.
Однако адмирал Сервера решил не торопиться с выходом. Причина была в удаленности порта Сантьяго-де-Куба от практически единственного порта, в котором могла базироваться американская эскадра, действующая против южного побережья Кубы. Это давало надежду, что при действиях против Сантьяго часть кораблей блокирующей эскадры будет иногда, а может быть и постоянно, находиться на бункеровке.

После появления у Сантьяго 26 июля американские корабли близко к порту не подходили, но на горизонте все время наблюдались дымы. Ничего, кроме того, что это американские корабли-наблюдатели, предполагать не приходилось.
Но вот 31 июля на расстоянии ясной видимости перед входом в бухту появилась американская эскадра в составе 4 броненосцев 1 класса - «Indiana», «Massachusetts», «Oregon» и «Iowa», броненосца 2 класса - «Texas», 2 броненосных крейсеров - «New York» и «Brooklin», крейсеров «New Orleans», «Minneapolis», «Columbia» и «Cincinnati», а также вооруженной яхты «Mayflower». Блокада порта Сантьяго-де-Куба началась…
Уже на следующий день контр-адмирал Сервера, стоя на мостике броненосца «Pelayo», обсуждал сложившуюся ситуацию с начальником штаба эскадры капитаном 1 ранга Бустаменте, младшим флагманом эскадры капитаном 1 ранга де-Паредес, командиром броненосца капитаном 1 ранга Фернандес-и-Ниньо и капитаном 2 ранга Российского Императорского флота светлейшим князем Ливеном.
- Итак, сеньоры, как вы думаете, что еще американцы могут добавить к тому, что уже здесь есть? – спросил адмирал.
- Трудно сказать, у них еще есть крейсера, - после паузы ответил капитан Бустаменте. – И мониторы.
- Думается, что, сколько-нибудь, значимую силу представляют только мониторы, - сказал светлейший князь Ливен. – Но они имеют очень малый ход, порядка 10-12 узлов. Но их, скорее всего, таки пришлют сюда. Ведь иногда броненосцам и броненосным крейсерам придется хотя бы по одному уходить на бункеровку. Вот они и должны их хоть как-то заменять. Да и вообще, наша эскадра сильнее. Так, что их пушки здесь американцам не лишние.
- Таким образом, сеньоры, перед нами стоит дилемма: или дать сражение сейчас, или подождать пока один из броненосцев 1 класса уйдет на бункеровку, пусть даже взамен придут четыре монитора, - сформулировал вывод адмирал Сервера.
- Все же на мониторах 4 - 12-дм и 12 – 10-дм – это много, - заметил капитан Фернандес-и-Ниньо.
- Но минус 4 – 13-дм или 12-дм и 4 – 8-дм на броненосце, - ответил капитан де-Паредес.
- И ход у броненосца 15 – 16 узлов, а у мониторов едва 12. И боевая устойчивость броненосца намного выше, чем у монитора, - добавил светлейший князь Ливен.
- А если они пригонят угольщики куда-нибудь поближе, чем Ки-Уэст? – задал вопрос капитан Фернандес-и-Ниньо.
- Погрузка угля в открытом море – дело не быстрое. Мы в этом убедились. Д а и опасное. Мы внезапно выйдем, пойдем в атаку двумя-тремя кораблями и истребителями на бункерующийся броненосец, который, естественно, к бою готов не будет… Остальная эскадра связывает боем все другие корабли американцев… Считайте, сразу минус один, - ответил капитан Бустаменте.
- Итак, сеньоры, ждем, пока один из больших американских броненосцев уйдет на бункеровку. Эскадре – 10-часовую готовность. Вести непрерывное наблюдение за составом кораблей противника и немедленно докладывать, - подытожил дискуссию адмирал Сервера.

 

#19 28.01.2021 17:35:15

Вик
Капитанъ I ранга
k1r
Сообщений: 2974




Re: Испанская партия

22. В Сантьяго-де-Куба. - продолжение
В ночь с 5 на 6 августа американцы попытались заблокировать выход испанской эскадре, затопив на фарватере пароход-угольщик «Merrimac». Около половины четвертого утра «Merrimac» под командой лейтенанта Хобсона с экипажем из 7 человек с грузом в 2000 тонн угля двинулся вперед, ведя за собой шлюпку. На небольшом расстоянии за «Merrimac» шел паровой катер с эскадры под командой мичмана Поуэля. Пароход шел под самым берегом, подходя к входу в бухту с запада. Как только пароход обогнул входной мыс Сокапа, его обнаружили береговые батареи и открыли огонь. Ночь была не очень темная, легкий туман окутывал берег. Поравнявшись с батареей Эстрелла, «Merrimac» попытался развернуться поперек прохода, но в этот момент получил в борт торпеду с истребителя «Pluton». На пароходе сдетонировали некоторые из заложенных семи 203-мм орудийных зарядов, и он начал тонуть, одновременно увлекаемый течением. Экипаж парохода с криками бросился в буксируемую пароходом шестерку. Американцы, четверо из которых были ранены, попытались уйти к поджидавшему их у входа в бухту паровому катеру, но были захвачены в плен. Из-за сильного приливного течения «Merrimac» затонул не в проходе, а почти в самой бухте, между мысами Сольдадос и Хурруса. Выход из бухты для испанской эскадры оказался совершенно свободным. (На основе Белов ИАВ, с.92) 
Через три дня, 9 августа, американцы предприняли массированную бомбардировку батарей, защищающих вход в бухту Сантьяго, надеясь подавить их сопротивление. Капитан 1 ранга Сэмпсон разделил свою эскадру на два отряда. Восточный отряд, состоящий из крейсера «New York» (флагман) и броненосцев «Indiana», «Oregon» и «Iowa» под флагом самого Сэмпсона обстреливал укрепления Моро. Западный отряд БРКР в составе броненосцев «Massachusetts» и «Texas» и крейсеров «Brooklin» (флагман) и «New Orleans» возглавлял коммодор Шлей. Этот отряд действовал против батарей Сокапа.
Испанские батареи Морро состояли из 4-х дульнозарядных 280-мм пушек и 3-х чугунных 203-мм мортир. Все эти орудия стояли за земляной насыпью на высоте порядка 60 метров над уровнем моря. 280-мм орудия могли стрелять только в направлении моря, причем мортиры вообще не разворачивались хоть сколько-нибудь в горизонтальной плоскости.
Батареи Сокапа состояли из 3-х чугунных 203-мм мортир и двух современных 152-мм орудий. Расположены они были примерно на той же высоте, что и батареи Морро, и также могли стрелять только в направлении моря, причем мортиры были также неподвижны в горизонтальной плоскости. (На основе Белов ИАВ, с.92) 

https://a.radikal.ru/a12/2101/fb/fbd86244a601.jpg
Укрепления на входе в бухту Сантьяго-де-Куба (Белов ИАВ)

Кроме того, в проходе стоял крейсер «Reina Mercedes», находящийся в Сантьяго еще с начала войны. Вооружение крейсера составляли 6 – 162-мм/35 казнозарядных орудий, 3 – 57-мм/43 скорострельных орудия, 8 – скорострельных малокалиберных орудий и 5 минных аппаратов. Машины крейсера были неисправны, максимальный ход не превышал 10-12 узлов, и поэтому крейсер использовался, как брандвахта. С крейсера были сняты 4 – 162-мм орудия и отправлены на усиление береговой обороны. Оставшимися 2 – 162-мм носовыми орудиями крейсер простреливал вход в бухту. (На основе Митюков ВМС Испании) 
С 8.30 до 10.00 утра американские корабли, последовательно проходя малым ходом вдоль берега, с расстояния примерно 10-15 кабельтовых обстреливали батареи и крейсер «Reina Mercedes». Испанские батареи и крейсер сначала интенсивно отвечали, но к 10 часам замолчали. Капитан 1 ранга Сэмпсон, видимо, решил, что батареи подавлены и около 11 часов утра тоже прекратил бомбардировку и американцы отошли на обычное расстояние от входа в Сантьяго, равное 4 - 6 милям.
Однако, это было совершенно не так. Повреждения на батареях были минимальны. Ни одно орудие не было подбито, на всех батареях было убито 3 человека и 18 человек ранено. Существенно серьезнее пострадал крейсер «Reina Mercedes». В него попало около десятка снарядов, в том числе три снаряда крупного калибра. Серьезные потери понесла и команда крейсера: 6 человек было убито, в том числе старший офицер крейсера Эмиль де Акоста-и-Эйерман, 13 человек ранено, в том числе 3 тяжело.
Тем же вечером американцы обстреляли местечко Дайкири, где были небольшие укрепления.
Еще через два дня, 11 августа, капитан 1 ранга Сэмпсон снова привел свои корабли к береговым батареям Сантьяго-де-Куба и убедился, что отправленный им доклад о том, что береговые батареи Сантьяго подавлены, ошибочен. И что форсировать вход бухту без потерь в корабельном составе невозможно. В первую очередь, опасность представляли мины в узком проходе. Один взорванный в проходе корабль остановил бы все остальные, а уже до этого прорвавшиеся в бухту корабли встречала бы сильная эскадра адмирала Серверы. Разминировать же фарватер от мин под огнем береговой и корабельной артиллерии было весьма проблематично.
Оставалось пока лишь ограничится блокадой. Затем с помощью сухопутных войск и их осадной артиллерии подавить и взять форты. И уже после взятия фортов прорваться в бухту и совместным огнем осадной и корабельной артиллерии уничтожить эскадру Серверы. (На основе Белов ИАВ)  Поэтому 12 августа капитан 1 ранга Сэмпсон телеграммой потребовал прибытия к Сантьяго-де-Куба десантного корпуса.
Телеграмма Сэмпсона заставила военное министерство отменить планы высадки у Гаваны и принять решение о высадке у Сантьяго, конкретно, в наиболее подходящей для этого бухте Дайкири.

 

#20 28.01.2021 19:20:39

Вик
Капитанъ I ранга
k1r
Сообщений: 2974




Re: Испанская партия

23. В бухте Гуантанамо.
Перед приступившей к блокаде Сантьяго-де-Куба американской эскадрой всерьез встала проблема снабжения эскадры углем и другими припасами. До ближайшего американского порта, Ки-Уэст, более 700 миль в одну сторону. Погрузка угля и запасов в открытом море – непростая задача. Даже в хорошую погоду в открытом море с угольщика, подошедшего к кораблю, за день не удавалось погрузить на броненосец или крейсер более 200-250 тонн. 
Поэтому следовало найти пункт, который можно было бы использовать в качестве промежуточной базы для блокирующего флота. Выбор американцев пал на глубоководную бухту Гуантанамо в 38 милях к востоку от бухты Сантьяго-де-Куба. Разведка показала, что береговая оборона этого пункта у испанцев весьма слаба.
И вот 15 августа американские крейсера «Marblehead» и «Yankee» вошли в бухту Гуантанамо и артиллерийским огнем заставили находившуюся там испанскую канонерскую лодку «Sandoval» перейти узким каналом с внешней глубоководной части бухты во внутреннюю мелководную. Затем 17 августа в бухту пришел вспомогательный крейсер «Panther» с 800 морскими пехотинцами на борту и, под прикрытием огня крейсеров «Marblehead» и «Yankee», осуществил их высадку. Испанские войска оказали сильное сопротивление высадке, но из-за сильного обстрела корабельных орудий были вынуждены отступить. Десант занял позиции под захваченном им городом Кайманера, расположенном на берегу бухты.
В ночь с 18 на 19 августа испанские войска атаковали десант, выбили его с занимаемых позиций, но сбросить в море не смогли из-за сильного огня орудий американских кораблей. Под утро десанту, при поддержке корабельной артиллерии, удалось частично восстановить свои позиции.
В следующую ночь, с 19 на 20 августа, испанцы повторили атаку. Десант понес существенные потери, но, поддерживаемый корабельной артиллерией, удержал свои позиции. Утром к десанту присоединился большой отряд кубинских инсургентов, и испанские войска прекратили свои атаки.
Уже через два дня, 22 августа, в бухту зашел первый американский угольщик, и с этого времени корабли эскадры, блокирующей Сантьяго-де-Куба, могли заходить в бухту Гуантанамо для пополнения запасов угля, других припасов и мелкого ремонта. В бухте броненосцы и крейсера могли принимать с борта угольщика на борт до 400 тонн угля за день, то есть вдвое больше, чем в открытом море.
Первым 25 августа в бухту Гуантанамо за углем пришел броненосец «Massachusetts»…


24. Блокада, вот она блокада.
С самого начала блокады командующий блокирующей эскадрой капитан 1 ранга Сэмпсон расположил корабли, способные противостоять испанским кораблям, полукругом радиусом в 4 мили. (Белов ИАВ с.101) Эту полуокружность образовывали стоящие слева направо броненосцы «Indiana» и «Oregon», далее броненосный крейсер «New York», затем броненосцы «Iowa» и «Texas», правее броненосный крейсер «Brooklin», крайним справа - броненосец «Massachusetts».
Стоянку на якоре перед входом в Сантьяго-де-Куба сильно затрудняли большие глубины даже у самого берега. Поэтому блокирующие корабли удерживали свои места с помощью машин. Все корабли имели постоянные места, установленные диспозицией.
Корабли блокадной линии должны были иметь пары во всех котлах, но под небольшим давлением. Однако, как потом выяснилось, этот приказ исполнял лишь броненосец «Oregon», остальные корабли держали под парами не все котлы.
Остальные корабли крейсировали вдоль берега и выполняли различные поручения. Состав броненосных сил оставался все время неизменным. Количество и корабельный состав легких сил периодически менялся.
На ночь малые вооруженные яхты занимали места у самого входа в бухту, а большие корабли подходили ближе, на расстояние до 10 кабельтовых от входа в бухту. Один броненосец становился напротив пролива и светил прожектором вдоль него. По обоим его бортам становились еще два корабля и разворачивались так, чтобы иметь возможность вести огонь всем бортом по выходу из Сантьяго.
Погрузку угля в первые дни блокады корабли блокадной линии осуществляли прямо в море, практически не сходя со своих позиций. К кораблю практически вплотную подходил угольщик, и погрузка начиналась. Но, как уже отмечалось, скорость погрузки таким способом была мала: за длинный летний световой день удавалось погрузить не более 200-250 тонн. Корабли легких сил блокирующей эскадры периодически уходили на бункеровку и мелкий ремонт в Ки-Уэст, что тоже было очень неудобно. Почему и были начаты поиски промежуточной базы.
Орудия на блокирующих кораблях держались заряженными, каждое с запасным снарядом на тележке. Заряды держались в крюйт-камерах. Гидравлика держалась под давлением, все паровые механизмы в прогретом состоянии. 
Блокирующий флот имел 10 угольщиков, 2 парохода, предназначенных для доставки провизии и госпитальное судно.  (По Белов ИАВ с.103)

 

#21 28.01.2021 19:21:29

Вик
Капитанъ I ранга
k1r
Сообщений: 2974




Re: Испанская партия

25. Американский десант.
Увидев, что основные силы блокирующей эскадры не покидают своих постов, а грузят уголь и припасы, находясь прямо на позиции, адмирал Сервера решил атаковать вражеский флот как можно быстрее. Объектом первоначальной атаки было решено назначить корабль, грузящий в этот момент уголь. Расчет делался на то, что связанный с угольщиком корабль не сможет сразу дать ход и, кроме того, первоначально не сможет свободно использовать свою артиллерию.
Выход испанской эскадры на бой был назначен на 14 августа.
Но раним утром 14 августа американская эскадра снова, как и 9 августа, предприняла массированную бомбардировку укреплений на входе в бухту Сантьяго и стоящих бухте кораблей. Схема бомбардировки, в основном, повторяла бомбардировку 9 августа. Огонь эскадра Сэмпсона открыла в 5.45 утра и прекратила огонь 7.15.
Результаты бомбардировки были почти такими же, как и в прошлый раз. На батарее Морро был убит канонир и ранены офицер и 5 артиллеристов. На батарее Сокапа убиты 2 артиллериста и ранены гардемарин и 4 артиллериста. Но… В крейсер «Infanta Maria Teresa» попал снаряд, причинивший ему незначительные повреждения. Однако для восстановления полной боеспособности крейсера требовалось их устранить, что требовалось порядка 10 дней. Выход эскадры пришлось отложить до устранения повреждений «Infanta Maria Teresa».
Утром 18 августа блокирующая эскадра вновь обстреляла укрепления на входе в бухту Сантьяго и стоящие бухте корабли испанской эскадры. Схема обстрела осталась практически неизменной, новым было только участие в обстреле динамитного крейсера «Vesuvius». И это участие показало его полную бесполезность. Орудия крейсера были закреплены неподвижно в корпусе, поэтому их наводка осуществлялась поворотом всего корабля. И, как следствие, на зыби точно навести их на цель было невозможно.
Потери от обстрела составили 7 раненых солдат, пострадавших от снаряда, упавшего в районе замка Эстрелло.

Прошло несколько дней, и раним утром 22 августа в Сантьяго-де-Куба пришло донесение о том, что накануне, 21 августа, американцы начали высадку десанта в местечке Дайкири, расположенном примерно в 11 миль от Морро. Сопровождающие конвой корабли предварительно обстреляли бухту и поселок Дайкири. Под прикрытием огня шлюпки с десантом на буксире паровых катеров достигли берега и без сопротивления со стороны испанцев заняли поселок.
Не встретив в Дайкири никакого сопротивления, американцы уже 23 августа заняли Сибоней и решили остальные войска высаживать в этом пункте. Сибоней был на 6 миль ближе к Сантьяго, чем Дайкири.
К утру 25 августа передовые отряды американских войск подошли к Сантьяго-де-Куба. Испанские войска укрепились около Эль-Канея, к северо-востоку от Сантьяго, и на горах вокруг Сан-Хуана, на расстояниях около 2 км от города. На позициях были вырыты траншеи и построено много блокгаузов (По Белов ИАВ с.126) 
После подхода основных сил десанта бои должны были начаться уже под самым городом. Но дело это было не очень быстрым: часть войск и почти все предметы снабжения находились еще на транспортах.

 

#22 28.01.2021 19:24:21

Вик
Капитанъ I ранга
k1r
Сообщений: 2974




Re: Испанская партия

1

26. Бой у Сантьяго-де-Куба.
Адмирал Сервера твердо принял решение дать бой блокирующей эскадре, как только ремонт крейсера «Infanta Maria Teresa» будет закончен. И вот к вечеру 24 августа командир крейсера капитан 1 ранга Виктор Мария Конкас-и-Палау доложил адмиралу об окончании ремонта. Выход эскадры был назначен на следующее утро.
На совещании с командирами кораблей адмирал Сервера сформулировал план действий и задачи на предстоящий бой:
«Эскадра идет в кильватерной колонне в следующем порядке: головным «Pelayo» под флагом командующего, за ним - «Almirante Gravina», «Emperador Filippe II», «Santa Anna», «Infanta Maria Teresa», «Vizcaya» и «Almirante Oquendo». Далее «Princesa de Asturias» под флагом младшего флагмана, за ней - «Cardenal Cisneros», «Cristobal Colon», «Emperador Carlos V» и «Cataluna». Интервал между кораблями при прохождении пролива 2 - 3 кабельтова, ход - 8-10 узлов. После выхода из пролива броненосцы увеличивают ход полного, 15-16 узлов, стремясь достичь и удержать интервал между мателотами в 2 кабельтова. Следующие за ними крейсера увеличивают ход до 17-18 узлов, с тем, чтобы не допустить разрывов в колонне между кораблями ранее вышедшими из пролива и только выходящими из него.
Истребители «Terror», «Furror» и «Pluton» следуют за броненосными кораблями, а после выхода из пролива занимают позицию со стороны наименее обстреливаемого борта броненосных кораблей в готовности к решительной минной атаке. Цель атаки будет указана командующим. Предполагается атаковать подбитые корабли противника.
Крейсера «Alfonso XIII» и «Lepanto» остаются в проливе в готовности к выходу в случае благоприятного развития сражения. Они должны действовать против легких сил противника и осуществлять защиту истребителей от них.
Исходя и существующей дислокации кораблей противника, объектами первого удара будут являться броненосец «Texas» и крейсер «Brooklin». Боевой курс эскадры предполагается между местами их стоянки».

https://d.radikal.ru/d06/2101/8d/2dde747ada77.jpg
Замысел боя адмирала Серверы
Штриховая линия – путь испанской эскадры

С восходом солнца 25 августа на мостик броненосца «Pelayo» пришла потрясающая весть: «Броненосца «Massachusetts» нет на его обычной позиции! И нигде на горизонте его тоже не видно!» 
Узнав об этом, адмирал Сервера перекрестился и поблагодарил Господа: «Господь, Ты все же услышал меня!»
На эскадре немедленно началась подготовка к выходу.
В 9 утра эскадра снялась с якоря и медленно двинулась по проливу. Пары на кораблях испанской эскадры были подняты полностью и могли обеспечить быстрый набор скорости. В 9.30 головной корабль испанской эскадры – броненосец «Pelayo» - вышел из прохода и начал увеличивать ход. Уже выходя из пролива, «Pelayo» открыл огонь по вооруженной яхте «Gloucester» изо всех орудий, в секторе которых находилась яхта. Яхта в этот момент находилась на месте, подрабатывая машинами, и сразу дать полный ход, естественно, не могла. Спустя несколько минут по «Gloucester» открыл огонь следующий мателот в строю испанской эскадры – броненосец «Almirante Gravina». Огня двух броненосцев, ведущегося с дистанции 10 и менее кабельтов, яхта, конечно, не перенесла и уже в 9.38 после сильного взрыва, очевидно котлов, перевернувшись, пошла ко дну почти со всем экипажем. 
Находившаяся на западном фланге блокадной линии вооруженная яхта «Vixen» набрала ход и ушла в море, не желая повторять судьбу товарки.
Выходя  из пролива, корабли испанской эскадры, ведомые своим флагманом, ложились на курс, ведущий прямо на крейсер «Brooklin». После потопления яхты «Gloucester», огонь испанских кораблей сосредотачивался на броненосце «Texas». «Texas» стоял на расстоянии около 3 миль от входа в бухту Сантьяго. Сам «Texas» в это время только начинал двигаться с места. Дело в том, что, как потом выяснилось, в целях экономии угля, американские корабли держали пары необходимые лишь для малого хода. (Из Белов ИАВ с.131) Причем, большинство командиров держали пары не во всех котлах, а разведение огня в холодном котле – дело долгое, требующее нескольких часов. (Из Белов ИАВ с.102) 
Уже через 10 минут после выхода «Pelayo» из пролива все 4 броненосца испанской эскадры осыпали «Texas» снарядами изо всех орудий левого борта, могущих вести огонь при курсовом угле в 30 градусов, который, однако, быстро рос, что увеличивало число стреляющих орудий. Далее к обстрелу броненосца «Texas» подключились и следующие за броненосцами броненосные крейсера. Сам же «Texas», стоя носом ко входу, мог отвечать испанцам только носовыми орудиями.   
Увидев выход испанской эскадры, американские корабли уже через несколько минут открыли огонь и стали медленно двигаться к ней. Однако наиболее сильные корабли оказались практически «вне игры». Броненосцы «Oregon» и «Indiana» оказались от выходящей испанской эскадры на расстояниях более 30 и 35 кабельтовых, соответственно. Броненосец «Iowa» и броненосный крейсер «New York» - на расстояниях порядка 25 кабельтовых. Причем положение броненосца «Iowa» оказалось неудачным: между ним и движущейся испанской эскадрой скоро оказался броненосец «Texas». Таким образом, вести эффективный ответный огонь с малых дистанций по испанцам могли только броненосец «Texas» и броненосный крейсер «Brooklyn». Причем, и «Brooklyn» мог вести огонь тоже только с носовых курсовых углов. А «Texas» при этом еще и сильно страдал от осыпающих его снарядов всех калибров со стороны испанской эскадры. Также ведению эффективного огня американским кораблям мешало использование ими дымного пороха для зарядов. После нескольких выстрелов, особенно крупным калибром, корабль окутывался дымом и мог вести дальнейший огонь только «вслепую», или же ждать пока дым рассеется.
Конечно, испанские корабли, сосредоточенно обстреливая одну цель, мешали друг другу. Но количество неизбежно переходило в качество. На броненосце «Texas» начали возникать пожары, его огонь становился все слабее и слабее. Появился крен, затем и дифферент, появившийся было ход, снова упал. Пожар разгорался все сильнее… Стало ясно, что «Texas» уже не боец.
И уже в 9.45 корабли испанской эскадры перенесли огонь главного калибра и на крейсер «Brooklyn». По крейсеру открыл огонь и средний калибр правого борта. Но средним калибром левого борта кораблей испанцы продолжали обстреливать «Texas».
«Brooklyn» находился на правом карамболе у испанской эскадры на дистанции 10 кабельтовых и разворачивался к ней бортом. В свою очередь, идущая вперед ходом в 12 узлов испанская эскадра приводила «Brooklyn» к себе на траверс, интенсивно обстреливая его. Противоборство одинокого крейсера с целой эскадрой, причем на столь малой дистанции, естественно, могло иметь только один результат – пожары, уничтожение и повреждение части артиллерии, пробоины, причем не только надводные… «Brooklyn» выдержал 10 минут и стал отворачивать. В это время, воспользовавшись многочисленными повреждениями артиллерии крейсера и уходом вооруженной яхты «Vixen» в море, испанские истребители вышли в атаку на него. И истребителю «Pluton» повезло: пущенная им торпеда попала в правый борт «Brooklyn». После попадания торпеды крейсер получил крен на правый борт и дифферент на нос, которые медленно увеличивались. Все же торпедная пробоина, подводные пробоины от артиллерии и надводные пробоины, становящиеся подводными из-за крена и дифферента, даже для большого крейсера – это много. И командир крейсера сделал единственное, что мог сделать в данной ситуации – направил «Brooklyn» к берегу, чтобы выбросить корабль на отмель.
Находящийся на мостике броненосца «Pelayo» светлейший князь Ливен посмотрел на часы – взрыв торпеды в 10.02.
К этому времени броненосец «Iowa» уже завершил разворот и открыл огонь по броненосцу «Santa Anna», находящемуся у него на траверсе, с дистанции 8 кабельтовых. Спустя несколько минут, с 10.05, первый отряд испанской эскадры перенес огонь всех орудий, способных стрелять на левый борт, на «Iowa». Второй отряд эскадры, ведомый младшим флагманом капитаном 1 ранга де-Паредес, с дистанции 12 кабельтовых открыл огонь по крейсеру «New York», находившемуся у него на траверсе.
«Santa Anna», достаточно устаревший небольшой барбетный броненосец, долго продержаться под сосредоточенным огнем «Iowa», одного из наиболее сильно вооруженных броненосцев в мире, конечно, не мог. Уже в 10.17 он вывалился из строя, причем, на свою беду, влево, в сторону американских кораблей…
Но безнаказанно идти параллельным курсом в течение 12 минут на дистанции 8-10 кабельтовых от четырех, пусть и далеко не самых сильных, броненосцев и трех броненосных крейсеров не мог даже «Iowa». За такую смелость ему пришлось заплатить разгорающимся на корме пожаром, выбитой, как минимум, на треть артиллерией и несколькими пробоинами, в том числе, и у самой ватерлинии. Вот эта-то самая пробоина у ватерлинии в носовой части теперь не давала броненосцу развивать ход больше 10-11 узлов.
Второй отряд испанской эскадры подвергался обстрелу крейсера «New York» и броненосцев «Oregon» и «Indiana», имевших крейсера отряда на правом карамболе. Крейсер стрелял с 11-12 кабельтовых, броненосцы – первый – с 18-21 кабельтов, второй – с 22-28 кабельтов.
Тем не менее, сосредоточенный огонь крейсеров отряда был достаточно меток. Хотя, надо отметить, и дистанция была малой. А американцам опять мешал дымный порох в зарядах... Результатом стрельбы испанских крейсеров по крейсеру «New York» были усиливающиеся пожары, разбитая артиллерия, пробоины в корпусе. Причем все эти проблемы нарастали с каждой минутой. На крейсере появился крен на правый борт, который постепенно увеличивался… В 10.23 «New York» отвернул в сторону от испанской эскадры, причем было не ясно, управляется ли крейсер к этому моменту. 
Но и сам второй испанский отряд все же пострадал от обстрела американских кораблей, точнее пострадали три концевых крейсера отряда: именно по ним вели стрельбу «New York», «Oregon» и «Indiana». Повреждения крейсеров «Emperador Carlos V» и «Cataluna», в общем, оказались практически не влияющими на их боевые возможности. «Cristobal Colon» пострадал несколько больше: в частности, были разбиты все три 120-мм/40 орудия левой батареи и получены две пробоины в борту, правда, довольно высоко от ватерлинии.
Таким образом, первый этап боя остался за испанской эскадрой.
К 10.25, через 55 минут после начала боя, все испанские корабли, кроме броненосца «Santa Anna», сохранили боеспособность и были готовы к продолжению боя. «Santa Anna», вышедшая из строя, причем в сторону противника, практически потеряла боеспособность и теперь, беззащитная обстреливалась с малых дистанций еще боеспособным броненосцем «Iowa» и с несколько больших – броненосцами «Oregon» и «Indiana».
Американская же эскадра пострадала значительно больше. Потопление вооруженной яхты «Gloucester», конечно, не оказало влияния на баланс сил. Но гибель броненосца «Texas», утонувшего в 10.20, уже имела значение. Крейсер «New York» уже, очевидно, потерял управление и явно, хотя и медленно, валился на правый борт… Да и крейсер «Brooklyn», который, с хотя и потушенным пожаром, но растущими креном и дифферентом малым ходом тянулся к берегу, можно было сбросить со счетов. Броненосец «Iowa» тоже уже нельзя было считать полноценным бойцом.
Адмирал Сервера, получив сообщения о состоянии кораблей эскадры, собрал короткий совет на мостике «Pelayo». Состав совета сложился стихийно, но был уже постоянным: начальник штаба эскадры капитан 1 ранга Бустаменте, командир броненосца капитан 1 ранга Фернандес-и-Ниньо и капитан 2 ранга Российского Императорского флота светлейший князь Ливен.
Вопрос состоял в том, какому из вариантов следовать.
Удовлетвориться ли уничтожением броненосных крейсеров противника и полученному преимуществу в силах и прямо сейчас уходить в Сьенфуэгос с тем, чтобы оттуда развивать крейсерские операции. Преимущество этого варианта состояло в том, что все имеющиеся 8 броненосных крейсеров, предназначенных составить ядро крейсерских сил, будут сохранены.
Или же продолжить бой. Преимущество этого варианта состояло в возможности практически полностью уничтожить линейные силы противника. Недостаток – в возможности потерять часть кораблей, в частности, броненосных крейсеров, в решительном бою с броненосцами врага.
Все высказались за продолжение боя. А светлейший князь Ливен еще и высказал предположение, что после боя с американской эскадрой можно будет отправить бронепалубные крейсера «Alfonso XIII» и «Lepanto» к Сибоней и Дайкири с тем, чтобы уничтожить находящиеся там транспорты и обстрелять войска на берегу..
Выслушав всех, адмирал Сервера подвел итог: «Сеньоры, атакуем! Опережаем «Iowa», она уже полным ходом, похоже, идти не может, и отдаем ее 2-му отряду. Сами встречаем «Oregon» и «Indiana». Крейсера, при получении сколько-нибудь заметных повреждений, выводим из боевой линии. Броненосцы выводим из линии только при потере способности вести бой. Вопрос о рейде на Сибоней и Дайкири решим по итогам боя».
Светлейший князь Ливен глянул на часы – 10.29.
Однако сразу так распределить огонь так, как предполагал адмирал Сервера, не удалось. Этому мешали «Iowa», тонущий «New York» и «Santa Anna», явно потерявший управление и беспощадно расстреливаемый броненосцами «Iowa», еще сохранившим боеспособность и стреляющим с нескольких кабельтовых, и «Oregon», ведущим огонь с 16-18 кабельтов.
Поэтому 1-й отряд испанской эскадры продолжил вести огонь по броненосцу «Iowa» и обстреливал его еще в течение 7-10 минут, ставших роковыми для американского броненосца. «Iowa» получил крен правый борт и дифферент на нос. Броненосец отвернул в сторону берега и практически прекратил огонь.
Кстати, очевидно, часть перелетов доставалась крейсеру «New York» и ускорила его конец: в 10.38 крейсер затонул.
Все это время 2-й отряд испанской эскадры сосредоточенный огонь вести не мог: броненосец «Santa Anna» заслонял ему противника. Огонь вели лишь отдельные корабли, находящиеся в данный момент вне «тени», создаваемой «Santa Anna». Впрочем, броненосец «Santa Anna»недолго еще продержался на поверхности: в 10.47 он перевернулся и затонул.
Лишь в 10.50 2-й отряд испанцев смог в полном составе открыть сосредоточенный огонь, причем уже не по броненосцу «Iowa», явно уже не бойцу, а по броненосцу «Oregon» с дистанции 20 кабельтовых.
Примерно с этого же момента и 1-й отряд перенес свой огонь на броненосец «Oregon», дистанция до которого от него была 16-17 кабельтовых. В результате сосредоточенного огня всей испанской эскадры на «Oregon» стало быстро увеличиваться число повреждений, возник пожар, правда, скоро потушенный. Выдерживать такой огонь долгое время броненосец не мог, и уже в 11.06 он отвернул на Ost в сторону от испанской эскадры, идущей на S. Однако адмирал Сервера не собирался отпускать противника, и, несмотря на повреждения, полученные  «Pelayo», испанская эскадра тоже легла на курс, ведущий к Ost.
Поворот броненосца «Oregon» позволил броненосцу «Indiana» занять место впереди своего sistership-а и образовать с ним единую кильватерную колонну, идущую на Ost. И немедленно оба броненосца открыли огонь правым бортом с дистанции 14 кабельтов, сосредоточенный на головном испанской эскадры – броненосца «Pelayo». Испанские корабли интенсивно отвечали. Цели стрельбы были четко распределены: 1-й отряд стрелял по броненосцу «Indiana», 2-й отряд – по «Oregon».
Даже хорошо защищенный «Oregon», ранее уже около 10 минут обстреливаемый всей испанской эскадрой с малых дистанций, сумел продержаться под огнем 2-го отряда еще только несколько более 10 минут и в 11.18 прекратил огонь и повернул в сторону берега.
Броненосец «Indiana», обстреливаемый 1-м отрядом, загорелся, ослабил огонь, осел на корму и заметно замедлил ход.
Но за эти успехи пришлось расплатиться серьезными повреждениями броненосца «Pelayo», который уже и ранее являлся целью американских кораблей, а сейчас подвергся сосредоточенному обстрелу броненосцев «Indiana» и «Oregon». На корабле начался пожар, часть артиллерии, особенно малокалиберной, была выбита, появились пробоины в незащищенном борту непосредственно над узким броневым поясом, в которые захлестывала вода. Скорость броненосца, вследствие этого, пришлось снизить до 7 узлов. Также  был ранен командир броненосца капитан 1 ранга Фернандес-и-Ниньо. Командование кораблем принял начальник штаба эскадры капитан 1 ранга Бустаменте.
Снизивший скорость «Pelayo» стал тормозом для эскадры, и адмирал Сервера приказал поднять сигнал для эскадры «Общая погоня. Indiana», а броненосцу выйти из строя. По этому сигналу броненосные крейсера должны были развить полный ход и, не мешая друг другу вести огонь, преследовать противника. Конкретно - броненосец «Indiana». Броненосцы эскадры также должны были полным ходом преследовать противника и поспешать за крейсерами.
Спустя пять минут над «Pelayo» взвился еще один сигнал «Миноносцам. Атака. Indiana». Выполняя этот приказ, все три истребителя испанской эскадры, «Terror», «Furror» и «Pluton», бросились в минную атаку на «Indiana». Броненосец «Indiana», подвергаемый интенсивному обстрелу, потерявший значительную часть противоминной артиллерии, не смог эффективно противостоять минной атаке. Успеха в этот раз добились «Terror» и вторично и «Pluton». Попадания двух торпед ранее уже существенно поврежденный броненосец не выдержал. В 11.35 броненосец «Indiana» затонул.
Бой был окончен….

 

#23 28.01.2021 19:26:38

Вик
Капитанъ I ранга
k1r
Сообщений: 2974




Re: Испанская партия

27. На рейдах Сибонея и Дайкири.
Бой у Сантьяго закончился. Но далеко не все задачи были решены. Следовало, во-первых, выяснить состояние выбросившихся на берег американских кораблей и принять необходимые меры, чтобы исключить их дальнейшее использование американцами. Во-вторых, надо было нанести удар по американским судам, базирующимся у Сибонея и Дайкири, для обеспечения высаженного в этих местах американского десанта.
Поэтому адмирал Сервера разделил свою эскадру на две части. В первую вошли наиболее поврежденные корабли – броненосец «Pelayo», крейсера «Cristobal Colon» и «Emperador Carlos V» - под командой начальника штаба эскадры капитана 1 ранга Бустаменте. Ему было приказано выяснить состояние крейсера «Brooklyn» и броненосца «Iowa», а также пленить их экипажи.
Остальные корабли эскадры, возглавляемые крейсером «Infanta Maria Teresa», на который перешел адмирал Сервера, должны были идти к Сибонею и Дайкири для нанесения удара по судам американского десанта и побережью. Одновременно в Сантьяго был послан истребитель «Terror» с приказом крейсерам «Alfonso XIII» и «Lepanto» выходить из порта и полным ходом следовать за эскадрой.
Вместе с адмиралом Серверой на крейсер «Infanta Maria Teresa» перешел и капитан 2 ранга светлейший князь Ливен.
Все эти сигналы, переходы, перестроения привели к тому, что эскадра, идущая малым ходом, подошла к Сибонею около 2 часов пополудни. Весь рейд был охвачен паникой. Дело в том, что американские крейсера «New Orleans», «Minneapolis» и «Columbia», находившиеся в этот день у Сантьяго-де-Куба, сколько-нибудь активного участия в бою не принимали, практически просто наблюдали за ним. Шансов повлиять на ход событий у них не было, а быстрая гибель под огнем броненосцев и броненосных крейсеров была практически неизбежна. Кстати, именно по этой причине адмирал Сервера оставил бронепалубные крейсера «Alfonso XIII» и «Lepanto» оставил в проливе в готовности к выходу только в случае благоприятного развития сражения. Так вот, именно крейсера «New Orleans», «Minneapolis» и «Columbia» после ухода броненосца «Iowa» с поля боя ушли в Сибоней и предупредили корабли десанта о возможной опасности атаки со стороны испанской эскадры.
Однако это мало помогло, Капитаны транспортов, узнав об опасности, просто начали паниковать. Одни стали лихорадочно выбирать якоря, намериваясь уйти с рейда. Другие просто пытались выброситься на берег. Всю эту картину и увидели моряки подошедшей испанской эскадры. Здесь же, в Сибонее, находился выбросившийся на берег броненосец «Oregon», лежавший с креном примерно 30 градусов. Также на рейде в Сибонее находились  рейсера «New Orleans», «Minneapolis», «Columbia», «Cincinnati» и «Montgomery».
Американские крейсера попытались оказать сопротивление испанской эскадре, но ответный огонь быстро отогнал их. Более того, крейсер «Cincinnati», видимо, получивший удачное попадание, запарил и частично потерял ход.
Упустить такое было нельзя, и 2-й отряд испанской эскадры в составе крейсеров «Princesa de Asturias», «Cardenal Cisneros» и  «Cataluna», увеличивая ход, бросились к нему. Крейсер «Cincinnati», как и остальные американские крейсера, стал уходить максимально возможным ходом. Но если максимальный ход крейсеров «Montgomery» и «New Orleans» не уступал ходу испанских крейсеров, а у «Minneapolis» и «Columbia» был много выше, то поврежденный «Cincinnati», конечно, уйти не смог, и был обречен. Два залпа испанских крейсеров, и «Cincinnati» спустил флаг.
Пока 2-й отряд испанской эскадры занимался американскими крейсерами, 1-й отряд в составе крейсеров «Infanta Maria Teresa», «Vizcaya», «Almirante Oquendo» и броненосцев «Almirante Gravina» и «Emperador Filippe II» приступил к уничтожению американских транспортов и всего, что находилось на берегу. Истребители«Terror», «Furror» и «Pluton» выбирали в качестве цели крупные транспорты и уничтожали их торпедами.
Ситуация для американцев осложнялась тем, что база у высадившихся войск находилась фактически на транспортах, сообщения с которыми были несколько медленны и трудны. На берегу же, в сараях у моря, устроено было только нечто вроде перевалочного склада провианта. (1)
Аналогичной была ситуация и в Дайкири, куда в 4 часа пополудни пришли крейсера 2-го отряда «Princesa de Asturias» и «Cardenal Cisneros» и немедленно принялись уничтожать все находящееся на рейде и на берегу. Тем же занялись и подоспевшие крейсера «Alfonso XIII» и «Lepanto». Крейсер же «Cataluna» был отправлен в Сантьяго-де-Куба сопровождать сдавшийся крейсер «Cincinnati».
Такое избиение всего, что находилось на воде и на берегу в Сибонее и Дайкири продолжалось до вечера, после чего испанские корабли ушли в Сантьяго-де-Куба.
Вполне удовлетворительные вести принесли и корабли капитана 1 ранга Бустаменте. Крейсер «Brooklyn» и броненосец «Iowa» вполне плотно сидели на мели и стянуть их с мели можно было только восстановив их плавучесть. Решить эту задачу американцам в условиях, создавшихся после разгрома их линейных сил, было нереально. Отметим, что в аналогичном состоянии находился и броненосец «Oregon».
Уже поздним вечером, сидя в салоне крейсера «Infanta Maria Teresa» в компании командира крейсера капитана 1 ранга Виктора Мария Конкас-и-Палау, светлейшего князя Ливена и уже прибывшего на крейсер начальника штаба эскадры капитана 1 ранга Бустаменте, адмирал Сервера задал заботивший не одного его вопрос: «Где же американские мониторы? Почему американцы не использовали их ни для усиления блокирующей эскадры, ни для охраны десанта и места его высадки?»
Но этот вопрос остался без ответа.

---------------------------------------------------------------------------------------
(1) Ситуация с базой соответствует реальности и описана Ермоловым (Ермолов, ИАВ, с.77)

 

#24 28.01.2021 19:27:41

Вик
Капитанъ I ранга
k1r
Сообщений: 2974




Re: Испанская партия

28. Попытки поскрести по сусекам.
Отправив эскадру адмирала Серверы в Вест-Индию, испанское правительство столкнулась с тем фактом, что в метрополии практически не осталось флота. Защищать берега было практически нечем. Кроме береговых батарей, конечно. Главные порты Испании были защищены, в общем, неплохо. Хотя значительная часть орудий на береговых батареях была устаревшей. Ни королеву-регентшу Марию Кристину, ни правительство, ни кортесы. Поэтому личным указом королевы в начале августа была создана эскадра Метрополии, в которую срочно стали включать все, что только было можно. Командующим эскадрой был назначен контр-адмирал Мануэль де ла Камара и Либермур. Базироваться эскадра должна была на Кадис.
В эскадру Метрополии были включены броненосцы «Vitoria» и «Numancia», вспомогательные крейсера «Patriota», «Rapido» и «Meteoro», авизо «Giralda», истребители «Audaz», «Osado» и «Proserpina», миноносцы «Azor», «Halcon», «Ariete» и «Rayo». Из этих кораблей броненосец «Vitoria» должен быть отремонтирован и готов к плаванию в начале сентября, «Numancia» - не раньше конца ноября, все вспомогательные крейсера были уже вооружены, испытаны и осваивались экипажами, авизо «Giralda» и все истребители и миноносцы были готовы к плаванию и несению боевой службы.
Таким образом, к охране берегов Метрополии и оповещению береговых служб о появлении противника эскадра была способна, но для боевого столкновения со сколько-нибудь серьезным противником возможностей не имела.
Поэтому испанцы лихорадочно пытались найти какие-нибудь способы усилить ее. Началось переоборудование некоторых пароходов компании «Campania Transatlantica Espanola» (CTE) во вспомогательные крейсера, предпринимались попытки переговоров о покупке боевых кораблей за границей. Но реально усилить эскадру Метрополии могли только броненосные корабли, а купить их возможностей не представлялось. Вспомогательные крейсера же могли быть использованы только для сторожевой службы и, может быть, для крейсерских операций на морских путях против американских торговых судов.


29. Снова Тихий океан.
Если в Испании результаты боя в Манильской бухте были восприняты с восторгом, как грандиозная победа, то в САСШ они произвели шок. Заведомо более сильная эскадра адмирала Дьюи не смогла разгромить более слабую испанскую эскадру, и была вынуждена отступить, потеряв два крейсера, причем наиболее сильные крейсера эскадры.
Сообщение об итогах боя при Кавите привело к существенному замедлению темпов организации и комплектации  формирующегося в Сан-Франциско VIII-й армейского корпуса генерала Мерритта, предназначенного для атаки Тихоокеанских владений Испании.  Корабли Тихоокеанской эскадры адмирала Миллера, которые планировалось послать на Филиппины, теперь сосредотачивались в Гонолулу, ожидая подхода эшелонов с войсками VIII-го армейского корпуса, движущихся друг за другом. Однако в САСШ все громче стали раздаваться голоса, что все корабли эскадры Миллера следует сосредоточить у Тихоокеанского побережья САСШ для его охраны, поскольку у некоторых политиков возникли опасения, что эскадра адмирала Монтихо может получить подкрепления из Испании и начать активные действия. Специалисты, конечно, понимали, что в Испании просто не осталось боевых кораблей, способных составить реальное подкрепление для эскадры адмирала Монтихо, но некоторые политики и связанные с ними газетчики не слышали этих аргументов.
Тем временем новости из Манильской бухты, полученные от манильских повстанцев и американских кораблей, периодически наблюдающих за входом в бухту, тоже не радовали. Испанцы, подняв орудия с потопленных американских и своих кораблей, интенсивно укрепляли оборону Манильской бухты, делая прорыв в нее через минные заграждения и береговые батареи все более проблематичным.
Более того, коммодор Дьюи, отступивший после боя в Манильской бухте в Субик-бей, вскоре начал испытывать недостаток запасов. Незадолго до начала войны испанцы начали строить в Субик-бей военный порт. Но работы, которые велись весьма неторопливо, к началу войны были еще в самом начале. Никаких запасов здесь, естественно, не было. Организовать их доставку в бухту, находящуюся приблизительно в 55 милях от Манилы, технически было возможно, но довольно затруднительно. Поэтому пополнение запасов эскадры коммодора Дьюи происходило нерегулярно. Особой пользы от пребывания эскадры коммодора Дьюи именно в Субик-бей в условиях, когда вопрос о повторном прорыве в Манильскую бухту не стоял в повестке дня, не было. Однако, в связи с трудностями прорыва непосредственно к Маниле, начал рассматриваться вариант высадки десанта в Субик-бей и последующего перехода к Маниле. Впрочем, по имеющимся данным, дорога от Субик-бей к Маниле была, мягко говоря, плохой. Поэтому американская эскадра, несмотря на все трудности базирования здесь, оставалась в Субик-бей.

Тем временем в Гонолулу продолжали накапливаться войска VIII-й армейского корпуса генерала Мерритта. К 15 августа из Сан-Франциско на Гавайи, ставшие сборным пунктом для американских экспедиций, было переброшено 8500 человек. Учитывая, что испанцев в районе Манилы атаковали филиппинские повстанцы, уже доставленные на Гавайи силы генерал Мерритт счел достаточными для атаки Манилы. Вопрос теперь состоял в том, куда следовало десантировать войска. Высаживаться непосредственно к Маниле или Кавите, прорвавшись сквозь минные заграждения и береговые батареи в Манильскую бухту… Или же в Субик-бей, где противодействие не ожидалось, но затем следовал тяжелый переход по очень плохой дороге длиной порядка 65-70 американских миль. (1) Несомненно, первый вариант для десантируемых войск был удобнее, но возможность его успешной реализации флотом вызывала вопрос. Споры между флотом, т.е. адмиралом Миллером и коммодором Дьюи, с одной стороны и армией, т.е. генералом Мерритом, с другой продолжались до тех пор, пока в Гонолулу не пришло известие о разгроме американской эскадры при Сантьяго-де-Куба и побоище десантных судов в бухтах Дайкири и Сибоней.
После этого все споры немедленно прекратились, планы атаки Манилы были немедленно оставлены, и 30 августа эскадра коммодора Дьюи ушла из бухты Субик-бей в Гонолулу.

---------------------------------------------------------------------------
(1) 1 американская миля = 1,609 км

 

#25 28.01.2021 19:28:52

Вик
Капитанъ I ранга
k1r
Сообщений: 2974




Re: Испанская партия

30. Западный берег Атлантического океана.
Вопрос адмирала Серверы: «Где же американские мониторы? Почему американцы не использовали их ни для усиления блокирующей эскадры, ни для охраны десанта и места его высадки?» – заданный им в салоне крейсера «Infanta Maria Teresa» вечером после боя при Сантьяго-де-Куба, остался без ответа. Да и трудно было ответить на него и испанским офицерам, и светлейшему князю Ливену…
Действительно, почему американцы не усилили мониторами блокирующую эскадру? Почему не использовали их для охраны судов десанта? А ответ был прост: мониторы охраняли Атлантическое побережье САСШ.
Американцы, в том числе, некоторые влиятельные политики и газетчики, весьма опасались того, что испанские крейсера начнут делать набеги на прибрежные города САСШ. В частности, они очень нервно следили за снаряжением испанских вспомогательных крейсеров.
С началом войны в канцелярии губернаторов штатов Атлантического побережья САСШ стали поступать письма и телеграммы, в том числе от весьма авторитетных людей, с требованиями обеспечить безопасность десятков приморских городков и поселков, жители которых боялись нападений испанских крейсеров. Ситуация осложнялась тем, что газеты, стремящиеся поднять тиражи, распространяли слухи, существенно преувеличивая угрозу со стороны испанских крейсеров. Естественно, что губернаторы, в свою очередь, давили на федеральное правительство.
Естественно, что американское правительство не сидело, сложив руки. Еще летом 1897 г. началось спешное возведение артиллерийских батарей в Ки-Уэсте, передовой базе американского флота, находящейся всего в 80 милях от Кубы. Тогда же началось вооружение береговых батарей Норфолка. Вооружались новыми орудиями береговые батареи в других местах. Минировались фарватеры военных и крупных коммерческих портов. Так, Нью-Йорк со стороны Манхэттена к середине 1898 года прикрывали три форта, имеющие на вооружении двенадцать 305-миллиметровых орудий, двенадцать 254-миллиметровых орудий, двадцать четыре 305-миллиметровые мортиры и три 381-миллиметровые динамитные пушки, не считая множества орудий калибром от 152 до 120 миллиметров. Часть орудий, в первую очередь, крупнокалиберные, стояла в скрывающихся установках, часть орудий - за щитами
Но полностью защитить все восточное побережье САСШ исключительно средствами береговой обороны было невозможно. Для защиты побережья требовались и корабли. И костяк этих морских сил защиты побережья составили все четыре имеющиеся у американцев на Атлантическом монитора: «Amphitrite», «Puritan», «Terror» и «Miantanomoth».
Впрочем, до прибытия эскадры адмирала Серверы мониторы довольно активно использовались в действиях флота. Так, в мае мониторы в составе эскадры капитана 1 ранга Сэмпсона участвовали в бомбардировке гавани Сан-Хуан на острове Пуэрть-Рико. Причем показали они себя в этом деле не лучшим образом, Во-первых, переход к Сан-Хуану был совершен весьма медленно, причем, в основном, потому, что мониторы пришлось вести на буксире. Во-вторых, качка мониторов даже на небольшой волне оказалась такой быстрой, что вести прицельный огонь даже по неподвижным береговым батареям оказалось невозможным. (1) Но после прихода эскадры адмирала Серверы в Сантьяго-де-Куба мониторы прочно обосновались в Ки-Уэсте.
Кроме мониторов для охраны Атлантического побережья САСШ были задействованы бронепалубные 1 класса крейсера «Newark», «Columbia», «Minneapolis», бронепалубные крейсера 2 класса «Montgomery», «Detroit», «Marblehead», «Cincinnati», «New Orleans», а также канонерские лодки, вспомогательные крейсера, миноносцы, вооруженные яхты и пароходы.
Кроме того, еще два крейсера – «Chicago» и «Atlanta» - заканчивали ремонт и перевооружение, но ожидать их вхождение в строй ранее, чем через несколько месяцев, не приходилось. Через несколько месяцев также ожидалось окончание постройки фирмой "William Cramp & Sons" в Филадельфии бронепалубного крейсера в 4900 тонн водоизмещением и скоростью в 22,5 узла, заказанного Японией. В принципе, американцы могли конфисковать этот крейсер. Но вхождение в строй всех  этих кораблей принципиального изменения в соотношении морских сил береговой обороны САСШ и испанского флота не давало.
Рассчитывать же на спущенные на воду в марте этого года броненосцы «Kearsarge» и «Kentucky» и спущенный в мае броненосец «Alabama» не приходилось вообще. Срок их готовности был намечен на 1900 год. Причем, если даже и удалось бы несколько ускорить достройку кораблей, то все равно ранее, чем через год их достроить было нереально. А уж орудия для них получить ранее начала 1900 года было весьма и весьма проблематично.
И, конечно, этих сил для охраны и защиты всего восточного побережья Соединенных Штатов было катастрофически мало. Основой обороны были все же мины и береговые батареи. Пока эскадра капитана 1 ранга Сэмпсона блокировала испанцев в Сантьяго-де-Куба, несмотря на опасения прорыва части испанских кораблей, ситуация была все же контролируемой.
Но после сражения 25 августа, приведшим к гибели практически всего американского броненосного флота, события явно вышли из-под контроля. Защищать побережье и, особенно, морские перевозки, в первую очередь, каботажные, от испанских крейсеров было просто нечем. А уничтожение каботажных перевозок привело бы резкому возрастанию нагрузки на железные дороги, пропускная способность которых не справилась таким ростом.
А о будущности американских сил, находящихся сейчас у Сантьяго-де-Куба и в Гуантанамо, даже и думать было страшно…

--------------------------------------------------------------------------------
(1) Согласно Белов ИАВ, с.62.

 

Board footer