Объявление

Цусимцы! На нашем форуме размещено много фотографий при помощи сторонних сервисов (Радикал и прочие). К сожалению, некоторые фотохостинги подменяют изображения на другие. Естественно, политической направленности в контексте сегодняшних событий. Это делается без участия форумчан и администрации форума, а дистанционно, через скрипты на этих ресурсах. Просим направлять жалобы на такие посты для оперативного реагирования.
Сейчас на борту: 
No_Name,
Заинька
   [Подробнее...]

#1 16.09.2022 10:56:20

Заинька
Контръ-Адмиралъ
k-admiral
stasik3
Откуда: Новгород
РМС Титан
Сообщений: 9179




Когда гемолакрия не даёт читать в-м фантастику ...

5

Приходится её писать.
Вельми понеже.
Известные и менее известные события, воздействуя на несовершенную нервную систему зайцеобразного, вызвали приступ безнадёжной храбрости.
Выкладываю. Написано где-то на 50% и есть страх, что ниасилю до конца, но шило в жопе материализовалось и способствовало подвигу.
До конца написанной части буду вываливать главу раз в несколько дней, ибо пообтесать нужно же, а потом - как придётся.
Пожелайте удачи:)


Им Нас не понять, пойдём Гортхауэр!

 

#2 16.09.2022 10:56:36

Заинька
Контръ-Адмиралъ
k-admiral
stasik3
Откуда: Новгород
РМС Титан
Сообщений: 9179




Re: Когда гемолакрия не даёт читать в-м фантастику ...

Глава I

Три недели заключения. Первые две – даже в одиночке. «Тюрьма» выпала исключительно роскошная, но душная, сырая и тёмная. Окон нет и не было, с вычурных панелей подволока льёт конденсат, громадный очаг с  лазуритовыми и мраморными панелями не задумывался для того, чтобы греть людей или вино. Горящие четвертины шпал наполняли воздух зловонием, порывы бури заставляли пламя выпрыгивать из-под купола то в одну сторону, то в другую, иногда огонь почти дотягивался до пандовой шкуры, на которой лежала Зануда. Это было даже интересно – и точно лучше, чем пытаться спать на рундуках: хоть шкуры не примерзали к переборке. Впрочем, Малахольный Лев вот приспособился, сидит, прислонившись спиной к чемодану, вытянув ноги, уткнулся в кодекс. Ноги в сапогах! Правда, в этих серых войлочных сапогах он никогда не выходил из каюты. Зануда подставила пятки огню и передвинула лампу. Чеканное серебро-лазурит-драгоценное белое дерево палубы и чёрные панели подволока с разводами льда и звёздами. Копировать моряцкую культуру, конечно, копировали, аристократическую, тоже конечно, из-под полы – и Зануда три недели продолжала легонько удивляться, как в этой пещере с сокровищами кто-то хотел жить. Небогатые береговые дома своей бестолковостью скорее трогали, но морской дворец – Вдохновение – всю бестолковщину, суровейшую роскошь и бессмысленный утилитаризм возвела в высшую степень  тысячелетиями усовершенствований и непрерывного возвращения к прежним образцам, колоссальных трат и жесточайшей экономии места. Сказанула!
Новый звук – все вентиляторы «большой девочки» издавали собственный, особенный, моряки, якобы, вообще могли сказать какие котлы в работе по одному лишь гулу воздуходувок. Что-то рановато сегодня стали включать очередной котёл. Неисправность? Но вот и третий. Вдохновению было очень много лет, как на капищах у старых язычников в топках рейдера все эти годы не угасал огонь, то в одной, то, как сейчас, во многих. Изредка – всех сразу. Если бы в самом деле существовали демоны, которым такое угодно, Рнели могли бы рассчитывать на сверхъестественную благосклонность, только не нуждались они в покровителях. Зануда отложила книгу (XVII «Статистики аболиционизма»), защёлкнув на абзаце закладку из «голубого» золота, решила, что повод достаточный. Увы, «Статистика» оказалась чересчур сложна для неё, или ещё чересчур беззуба, пока девушка не могла понять, как из количества брюквы, еженедельно съедаемой кощеем где-то на плантациях Младшенькой, следует необходимость этих самых кощеев освободить. То, что молодой государь читает такое и держит книги в своём рундуке, должно радовать. Наверное. Если, конечно не обращать внимание на экслибрисы Ра`Рнели и его писанину на полях. Свитки были изрядно зачитаны старшим братом государя, вот уже пару лет как ставшим председателем, но никакого прогресса с освобождением рабов. Как всегда.
- Мы наконец собрались  куда-то плыть?
- С чего ты взяла?
Вопросом на вопрос, очаровательно. Нечто вытолкнуло сознанию набор слов, только казавшийся бессмысленным. Морской дворец просто таки наполнен жестокостью и волшебством, на Вдохновении вечно хотелось странного. Сознание с сожалением решило, что рано.
- Не слышно? Везде загудело, чумазики заводят сразу три эшелона.
- Извини, три чего?
- Эшелона. У нас три главных электростанции по два котла и сколько-то турбин в отдельных отсеках от борта до борта, сверху труба, это и есть эшелон. Между эшелонами отсеки вспомогательных машин…
- Ладно, зря спросил. Ты-то откуда всё это знаешь?
Зануда обернулась и села на колени, прикрывшись свитком, за шалью тянуться было неудобно.
- Прогрессивно мыслящие моряки считают горожанок чем-то вроде домашних рабынь, обычные сразу породой овец. Горожане считают морячек блядьми невысокого пошиба. Поголовно. Как обычно, «в чём-то правы и те и другие», от того, когда выдумали высшие школы для девочек, чему нас учить решили моряки, а чему не учить – торговцы. Там был предмет «НМ», начала мореплавания. Целыми семестрами, полчаса каждый день. Хочешь, я объясню разницу между бригантиной и брамсельной шхуной?
Нет, Лев не хотел знать ни новых слов, ни разницу между ними, он состорожничал, промямлив что-то об ожидаемом самолёте. Странные эти взрослые, аккуратные, там, где это бесполезно, безудержно смелые, когда уже поздно. Какая возможна секретность на паре сотен квадратных футов? Зануда спросила сколько времени, хотя уже понимала, что Вдохновение выйдет в море в сумерках или начале ночи – столько тысяч скакунов зря не запрягают. Решила выбраться подышать, когда ещё представится случай, в Ледовитом море-то? Она вдруг осознала, что не помнит, как солнце заходит над сушей. Мозг отбирал то, что казалось ему важным и безжалостно забывал всё остальное. Мириад книг выгнал из головы воспоминания о «нормальной» жизни. В чём-то хорошо, когда положение как у героини страшной сказки, но теперь можно просто не дожить до следующего раза. Здесь, в потустороннем мире, закаты-рассветы не наблюдались совсем-присовсем, однажды колдун, со слов государя кажется, объяснил, что так мироздание, чем бы оно не было, противится их вторжению. Вот постоянной непогодой, например. В самую ночь такое было, дескать: небывалые зимние грозы по всему тысячемильному побережью, метели с ураганами, пожары в рыбачьих деревнях, бессмысленные кровавые драки, ломающие себе в хлевах шеи скоты и тысячи новых сумасшедших по всей стране. Оно и в покое морского дворца получилось весьма эффектно. Первый страшный удар бури задул очаг, и как Зануда не переключала вьюшки, ей так и не удалось разжечь его снова. За переборками ревело, пятидесятитысячетонный рейдер вставал на дыбы, и удары волн в днище заглушали рёв ветра, двухдюймовая шкура Вдохновения дрожала. Девушку впервые в жизни укачало. В морском дворце! Зануда свалила спальные и стенные шкуры в кучу, свила гнездо, накрылась всеми одеялами и наелась таблеток от морской болезни, и пыталась не умереть. На крышках светового люка с пугающей быстротой разрастались ледяные разводы. Сталь броневая, сталь специальной закалки, сталь высокоупругая, толщиной от полудюйма до пятнадцати – очень мало, если подумать. Никто не додумался бы закладывать кораблю настолько несусветный запас прочности. Зануда мыслила так, формулами и приблизительными числами, рационализируя панику в простое опасение, потому, когда в каюте раздался скрежет, девушка с визгом вскочила. А всего лишь механизм бронедвери верхней радиорубки, смежной с покоем. Вошёл государь. Простоволосый, промокший до нитки. Зануда хихикнула от облегчения.
-    Князь М`Рнели похож на мокрую мышь?
-    Нет… Пресветлый Владыка.
-    Врать аморально и не полезно, дитя. Ах, могла бы дитя сейчас посмотреться в зеркало!
Государь тоже хихикнул.
-    У Вдохновения унесло тент с кабины. С половиной ветроотбойных стёкол. Волной. Князь M`Рнели никогда таких волн не видел, капитанам боязно за рейдер, дитя. Очень уж «девчонка» длинная.
-    Но вы же ушли из кабины!.. Пресветлый.
-    Там нечего сейчас делать морякам. И воды, наверное, полно, когда уходили, было как раз вровень с комингсом, теперь по шахте течёт. Старший пилот ведёт корабль, на корме немного суше. Впрочем, это нельзя назвать “ведёт”, Вдохновение неуправляема, главный пилот велел держать против волны 8 узлов… В покое холодно.
-    Огонь не зажечь! Пресветлый…
-    Есть один способ быстро согреть дитя и князя М`Рнели. Скверное, чернейшее умение!
Князь бросил в лужу плащ и теперь стаскивал колет.
- Если бы дитя не прогуливала занятия, дитя бы, возможно, знала, как пользоваться банями в покоях морских дворцов.
Государь прошёл в банную комнатку, и вправду примыкавшую к покою. Раздалось громкое шипение.
- Паровая труба, чтобы согревать воду в ванне. Конечно, конденсат портит картины… и дитя может свариться, если вовремя не перекрыть пар. Некоторые глупые зуйки и кащеи так обожглись до полусмерти, потому отапливать отсеки паром строго запрещено. Конечно, как только становится холодно, в каждой сотне начинают тихонько потравливать пар из пожарных труб. Главный пилот Вдохновения не может запретить гостье иногда грешить. Не хочет ли дитя составить компанию князю М'Рнели?
Так Зануда оказалась в ванне с главным пилотом большого рейдера (V генеральский ранг, мало что значащий для верхушки меритократии) Пресветлым Владыкой Князем-Диссидентом, Отражением Хаоса и проч... Государь желал согреться и отвлечься разговором. По крайней мере так он говорил. Дескать, плоть, даже у великих князей, одна, издеваться над телом без особой нужды не стоит. Тема – без разницы. Угодно гостье спросить, почему владыка придал такое значение её болтовне? Хорошо, можно и об этом поговорить. Всё равно, она же умный человек. Особо сообразительная лабораторная обезьянка?
-    Князь M`Рнели полагает, какие-то местные невежды сделали особенно гадкую гадость, а у дитя оказался очень тонкий нюх на гадости.
-    Пока не понимаю, пресветлый.
-    Ритуал, здесь, очень вероятно, был отслужен ритуал поклонения старым демонам. Настолько отвратительный, что этот ритуал слегка отразился на Свободном мире. И дитя заметила… и правильно истолковала, это важнее всего, круги на воде – мысли же великих князей, увы, редко касаются малых гадостей, которые и погубят однажды Свободный народ.
-    Вы издеваетесь надо мной?
-    Совсем чуточку, дитя, совсем чуточку. Князья Рнели действительно не наверняка знают, что могут дикари и еретики.  Мало кто изучал толком старые обряды. Слишком ненадёжные и разрушительные изначально, почти бессмысленные после Восстания. 
Государственной религиозной идеологией, что нелепо, но не странно, тоже кормили на началах мореплавания, преподавали догматично и скупо, учитель избегал комментировать, да и вряд ли сам знал ответы на некоторые важные вопросы.
-    Наверное вы знаете, пресветлый владыка, что я вообще ничего не понимаю в... оккультных… практиках.
- Сейчас князь и горожанка в одинаковом положении. Князь М`Рнели только пытается мыслить логически. Тогда дитя несла полнейшую чушь, дитя была пьяна, но эта чушь была отчасти правдой. Великие князья дома Рнели могут чувствовать не только сознательную ложь...
-    Иначе Рнели было бы легко обмануть?
-    Может и так. Из басни дитя князь М`Рнели понял, что некоему властителю потустороннего мира желательно присутствие здесь великого князя и этот местный князец способен расплатиться. Князь М`Рнели сейчас не в том положении, чтобы выбирать.
-    Мой пресветлый государь иногда прямолинеен…
-    Никто не совершенен, дитя. Вот дитя почти слепа, например.
-    Как будто это мой единственный недостаток?
-    Один из немногих, дитя… Князь M`Рнели, подумав и не найдя лучшего варианта для дебюта, решил откликнуться на призыв.
-    И чего же местные вызыватели хотят от пресветлого?
-    Драки, полагает князь М`Рнели. Если бы князцу и культистам аборигенов требовался эпический роман, призвали бы генерала Са`Дванга. Потому князь М`Рнели и прихватил Знамя Хаоса. Сотням требуется разминка перед большой войной, а то вон сколько зуйков князю М`Рнели пришлось посвятить в моряки. Авансом! Дитя, у главного пилота по полному десятку холостяков в каждой сотне. Сучья кровь!
Государь секунду подумал и выругался уже по старинному, страшно и мерзко.
-    Кажется, приятный разговор мне не удаётся, пресветлый
-    Нет, дитя всё делает правильно и зря сомневается в талантах! У князя М`Рнели в рундуке лежат головы жены и генерала П`Минаха. Князь  целует мёртвых перед тем, как забыться сном. Дитя может понять, что различные мелкотравчатые проблемы князя М`Рнели вполне развлекают.
Он нырнул и сидел в воде минуты три.
-    Не надо извиняться. Дитя действительно развлекла князя М'Рнели. Но князю пора. Главному пилоту придётся укротить серьёзную бурю, или Вдохновение сейчас получит течь во весь нос.
Вот потом-то и пошло опять страшное. Зануда переносила государя в основном потому, что без очков действительно почти ничего не видела, но “нюх на гадости”, чем бы он не был… Чисто теоретически, Рнели в компании своих капитанов замучивал на баке некоторое количество рабов. Утомительное и волнительное занятие, перед которым сам Хаос велит выпить вина в бане с девкой (если Он вообще волит, и если Рнели есть дело до чьей-то воли). Интересно, как они умудрились пройти на бак в такую погоду – а все такие дела по слухам проходят в шаге от штевня. Зануда чем-то чувствовала страх обречённых, отвращение свободных стихий, голодный кошмар заключённой в сталь души Вдохновения. Всё затмевающий, безысходный гнев моря, обманутого князем. Интересно, Рнели всё это чувствует также? Любопытство девушка культивировала, оно помогало….

Аборигены вели вялую войну с какими-то другими аборигенами. Драбанты государя распространяли слухи столь назойливо, что они доходили даже до Зануды. «Доверь моряку тайну», так ведь? Уж не сословная ли спесь в тебе говорит, «дитя»? А что делать на замкнутых палубах, в тесном кружке единомышленников, как не хранить бесполезные секреты? Так или иначе, Вдохновение отправлялась воевать и могла совершенно спокойно нарваться на торпеды,  подводной лодки скажем. «Большой рейдер Вдохновение помимо недостаточного вооружения критикуется за примитивную и слабую противоторпедную защиту». Она бросила школу ради мужчины, но не совсем зря бросила, НМ предстояло изучать ещё семестр!
Как же здесь живут люди? Ходят по своим дорогам, работают, разговаривают, влюбляются, как дети играют? Чтобы выйти на палубу зениток, на лютый мороз и ветер, требовалась решимость. Требовалось время. Требовалась тёплая одежда, превращавшая человека в бесформенное чучело. Кому и зачем понадобились такие земли – за них ведь воюют! Да Сковородка в августе – просто мифический парадиз по сравнению с этим приморьем в апреле. Впрочем, государь собирался воевать даже не за земли и даже не с врагами «свободного народа», ставя три тысячи жизней на кон в своей азартной игре с братьями. Выше нос! Не нравится новый лидер прогрессистов – пойди утопись, в такую погоду вылавливать тебя никто не будет. Зануда задумчиво замерла на спонсоне трёхдюймовой пушки, конечно вцепившись в проволоки ограждения. Волны, прокатывающиеся под чревом рейдера, были даже на вид обжигающе-холодными. Есть род еретиков, что довольно регулярно сжигают себя, мечтая очиститься и обрести посмертное блаженство, неудачливые моряки не менее регулярно тонут в ледяной воде и почему-то моряки боятся такого конца. Зануда тоже испугалась. Потом заставила себя подняться на палубу пулемётов, ещё немного посидела в кресле наводчика, уставившись в открытую багровую спираль грелки, и, наконец, взялась за незнакомый берег, раньше она его не рассматривала. Три домишка, сарай, пара палаток, радиомачта, метеоплощадка. Жалкий пирс. Не то фактория, не то наблюдательный пост, не то и то и другое сразу. Ради разнообразия снег не шёл и девушка могла смотреть сколько угодно – бесполезно, хоть за телескоп возьмись, никаких признаков жизни людей. Ни дорог, даже санных в снегу, ни дымка хижины, ни лодочки в море. До ближайшего порта сутки на 20 узлах, если на закат. И ещё больше, если на восход. Мористее – закруглённый силуэт Знамени Хаоса, ощетинившейся пушками и бортовыми катапультами. Из счетверённой трубы морского дворца валит, валит дым, тоже готовились к выходу. Интересно, что если аборигены так и не решатся использовать попавшее им в руки оружие? Они же должны понимать… фигляра, доставшего из кармана зайца могут, конечно, счесть волшебником, а то с кулаками потребуют рассказать, в чём фокус. Или хотя бы повторить его.
Расчёт левобортной трёхдюймовки… Это ей захотелось «домой», видимо? Моряки по очереди наклонялись погреть руки над обогревателем, южные методы вряд ли помогали, требовалось ведь одновременно хоть кому-то следить за небом. Латнички теперь выглядели весьма потешно: намотанные вокруг бёдер запасные одеяла казались нижними юбками горожанок. Интересно, как они переносили своеобразную внешность государя? О, стоило же подумать, как пресветлый выпрыгнул из кабины собственной мелкой персоной, предусмотрительно в лётной шубе.
- Главный пилот обязан проинструктировать лётчиков. -
Молвил государь и замолчал, сообразив, что допустил злую бестактность. Если смотреть сквозь запотевшие стёкла, государь действительно напоминал мышь. Белую мышь с мохнатой шёрсткой, острой носатой мордочкой, бесцветными глазками-бусинками, маленькими розовыми ладошками на коротких толстых лапках. Психопатическую мышь? Что бы мышь понимала в самолётах? Нет, эта-то как раз немного понимает, он же успел почти год отучиться, перед тем, как сделал вывод  о бесполезности авиационной карьеры. Но первым своим вассалом сделал авиатора.
- Сегодня, дитя, аборигены должны прислать летающей лодкой связистов, на случай, если что-то случится на переходе. Князь М`Рнели ждёт и встречает самолёт. На закате Вдохновение поднимает якоря. Дитя хочет на всякий случай попрощаться с землёй?
Вот когда не надо, проницателен, как проклятый Рнели, которым и является.
- Дитя хочет, чтобы главный пилот дал Пожарницу? Катеру всё равно сегодня «ловить подёнок», дитя может взять своего колдунца, пройтись по тверди, познакомится с отшельниками.
Хорошо, что так много одежды, даже глазами раздевать долго. Кем он себя воображает? Неужели героем и владыкой своих подданных. То есть тем, чем является? Но как же мышь с этим живёт? Как можно верить во всё это и оставаться нормальным? И зачем жить, если нельзя быть человеком? Впрочем, Рнели и не заживаются.
Нет, на берег она больше не хотела. Если когда-то хотела вообще. Есть прелесть всю жизнь прожить в огромном морском дворце, с книгами и морем за тонкой переборкой. Хм, двусмысленно получилось - «море за переборкой» могло получиться только при таком крене, из которого корабли обычно не выходят. А вот пойти на бак, к лётчикам, «чайкам» и катапультам – наоборот хотелось. Даже если придётся терпеть общество грызуна.
Вдохновение стояла на двух якорях, всегда поворачиваясь носом к ветру, рейдеру, оборудованному штевневыми катапультами, не требовалось маневрировать, чтобы выпускать самолёты, к тому же князь Рнели хотел дать свежесформированной авиагруппе Вдохновения больше опыта, потому на все вылеты назначал своих лётчиков.
Ярко-синие с красными крыльями «чайки» смотрелись необыкновенно нарядно на серебристо-серой палубе. И элегантно, как положено дщерям противоестественного союза Моря и Неба. Механики, несчастнейшие люди - лишённые возможности кутаться, греть руки, иногда даже просто работать в рукавицах, отцепляли бомбы, покуда утеплённые и напившиеся горячим лётчики в почтительных позах внимали мудрости князя. Псы вонючие, взрослей, так никто не думает, даже если некоторые пишут иногда.
Задача, если подумать, не такая и простая, найти затерянную в облаках лодку и аккуратно посадить. Одновременно разобраться с любыми неожиданностями. Государь, увы, особенно аборигенам не доверяет. Лев его боится и ненавидит, так что может и не зря. Заклинали кого-нибудь из Владык Преисподних, а вылупился странный мальчишка с парой старых рейдеров. Хи-хи! В своё время (неделя! Всего неделю Лев живёт с Занудой в одном покое, “своё время” было вчера) она взялась уговаривать колдуна самоубиться из-за принципиальной недостижимости цели всей жизни... «Чаек» будут наводить по радару. Мирный прибор, созданный чтобы избегать столкновений, наконец приспособили и для войны. Пока в воздухе. Потом гидропланам придётся садиться, с таким морем – приключение для скоростных лодок. Даже странно, что до сих пор не разбили ни одного самолёта, обычно в такую погоду с воды не летали. Буксиры зальют море мазутом, тридцатиузловая Пожарница с санитаром и так далее… Укрощённая Рнели буря сопротивления потихонечку выдыхалась, две недели как выдыхалась…
Механики проверили пулемёты, не сообразившись со словоохотливостью государя.
- В любом сомнительном случае лётчики могут немедленно вызвать помощь по УКВ. Знамя Хаоса будет готова выпустить всю группу вдобавок к самолётам Вдохновения. Минут за 20, конечно. Вынужденную посадку лётчики должны делать максимально близко к суше, князь М`Рнели обещает искать лётчиков и найти живых.
Да уж. Штормовать в мокрой шубе на крохотной лодочке или выживать в ледяной степи, радостная альтернатива. Может, потому государь и слез со своего престола на полётную палубу поговорить с лётчиками. Адские псы, да он же сам хочет, он же умеет править самолётом. И бесится от того, что нельзя покинуть корабль. Ему – нельзя. Ха. Как повышает настроение. Повышает до полного отчаяния.
Взревели моторы левой «чайки». Старший – первым, хотя лётчики первого звена были ровесники и раза в два моложе своих сослуживцев, обоих щедро «подарил» покойный генерал П`Минах. Из лучших «лодочников» выпуска 23 года. Вторым был Красавчик… Механик, выбрав время, когда нос рейдера начал подниматься, ткнул кнопку электроспуска, плавно, на удивление обыденно скользнул на стартовой тележке самолёт. Второй… Быстро, быстро, третью «чайку» развернуть на левую ветку, передвинуть, толкнуть с транспортной тележки на катапульту, пандус вниз, разложить крылья, совместить поворотный круг с правой веткой, передвинуть, толкнуть четвёртый самолёт, и поднять пятый. Всего месяц назад и в спокойную погоду получалось медленнее, а суетились и орали больше.
Больше на баке ничего интересного не будет. Час или два.
- Дитя, Вдохновение очень велика, от того главному пилоту всё нужно делать сильно заранее и обязательно вовремя. А иначе после нескольких минут или дней видимого благополучия случится… авария. Очень инертная система.
- И сколько столетий назад кто-то ошибся? Пресветлый…


Им Нас не понять, пойдём Гортхауэр!

 

#3 16.09.2022 13:31:43

Борисыч
АдмиралЪ
admiral
Откуда: г. Москва
эскадренный броненосецъ "Цесаревичъ"
Сообщений: 16586




Re: Когда гемолакрия не даёт читать в-м фантастику ...

1

Заинька написал:

#1554899
Пожелайте удачи

Желаю! И искренне рад Вашему возвращению.


Мы отстали от передовых стран на 50–100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут! (с)

 

#4 16.09.2022 13:56:18

Strannik4465
Адмиралъ
admiral
stasik3
Сообщений: 42650




Re: Когда гемолакрия не даёт читать в-м фантастику ...

1

Желаю! И искренне рад Вашему возвращению.


REMEMBER THE GOOD OLD NAVY

 

#5 16.09.2022 14:53:53

Заинька
Контръ-Адмиралъ
k-admiral
stasik3
Откуда: Новгород
РМС Титан
Сообщений: 9179




Re: Когда гемолакрия не даёт читать в-м фантастику ...

Глава II
-    Валь…
-    Кто тут “Валь”?
-    Дорнье “валь”. Кит значит.
-    Я знаю.
-    Вот нас сейчас и завалят за милую душу. Смотри, как этот кот к нам пристраивается.
-    Это такая же летающая лодка. Встречает.
-    Ага, ага! Не встречает, а сажает. И пулемёты у него, на последнюю бутылку коньяка спорю, есть. Если не пушки.
Впрочем, «такими же» эти летающие лодки точно не были, они вообще на гидропланы не слишком походили, только и аэродрома в районе станции не было. Маленькие, но двухмоторные, с обжатыми фюзеляжами и изогнутыми буквой М крыльями. Красными. На лыжах летают? Солнце Непобедимое, как же военинженеру третьего ранга Фёдорову не нравилась эта командировка! Нельзя сказать, что ему в принципе нравились какие-либо командировки, но эта была исключительной в своей подозрительности. На людях Фёдоров не выключал дурака – сперва с малой надеждой в ответ нарваться на скандал, выговоры, переводы в Тмутаракань (о, Хтония, даже в самом деле на проклятый Юг, хоть Машка плавать научится), но избавиться от участия в авантюре, от которой прямо таки смердело старикашкой Макиавелли. Слухи о немецком вспомогательном крейсере на Советском Севере потихоньку оказывались позорной правдой. Фёдоров взвесил в руке кобуру «маузера». Жалко. Катю жалко, Машку. Себя, конечно, ещё жальче. От кобуры полез к карманной фляжке, отхлебнул шила. Да, потом надежда отделаться от «политики» иссякла, но юмор помогал держаться. Особенно, если считать, что он, В.М. Фёдоров – беспартийный, но не слишком осторожный анархист, а его нынешний напарник из разведотдела флота, Мурзин, А.П., по слухам выдвиженец протеже креатуры экс-наркома Фриновского, ныне троцкиста… В общем, скреблась невесёлая мысль - обоих командиров по возвращении из командировки ничего хорошего не ожидало. Фёдоров мусолил мысль так и сяк, когда в иллюминаторе и открылась эскадра. Чудесное зрелище для моряка. 
-    Смотри! Это не немцы!
-    Не немцы…
-    А также не англичане, не французы и не японцы. И не американцы. Кого не пересчитал?
-    Итальянцев и прочих латинов, но это не они тоже. Знаешь, что у меня на пакете написано?
-    Откуда бы мне? “Вскрыть на борту вооружённой яхты «Вдохновение»”.
-    Дурак!
-    Осмелюсь возразить, ваше высокоблагородие, не дурак, а тупой пижон. Но знаешь, если бы мы к немцам летели, я бы... Я не мог не, как это, принять меры, во. Ну а там подумал, что ELAN, или как там её, это нормально для вспомогательного крейсера, «яхта» тоже, а вот ещё и «вооружённая» – уже чересчур будет.
“Яхта «Вдохновение»”. Которая из двух? Два очень крупных парохода. С четверть версты, как бы не был неопытен Фёдоров в определении кораблей с воздуха, они точно были. Может, военинженер Фёдоров и пижон, может и дурачок, может не сделал карьеры, и не в курсе последних новинок радиотехники или криптографии, но силуэты из «Джейнса» зачем-то выучил, и ни у одной сколько-нибудь значительной державы такого не было. Заметим, наличие подобной чуды во флоте немедленно делало державу вполне значительной. Особенно, если сразу двух. Мехкорпус, эскадра дальних бомбовозов или вот, отряд линкоров… Какая же страна умудрилась в последнее время так прибавить в весе? Несколько чуждые формы и соотношения, и неизвестные схемы маскировочной окраски... Разные, кстати! Трёхтрубник красовался почти чёрным корпусом с тёмно-синими и белыми замолодями, “трёхбашенник” был раскрашен серыми квадратами разной яркости.
-    Допились, товарищ капитан третьего ранга? В глазах двоится.
-    Я майор, товарищ военинженер третьего ранга.
-    Что, товарищ майор, будем на старости лет на большом утюге служить?
-    Только на котором?
-    Который больше похож на «Вдохновение».
-    Чем на что?
-    Чем «Канариас».
-    Тогда уж «Нельсон».
-    Возвышенная башня – третья! Теперь понимаете, товарищ майор, за что меня люди не любят, и личный состав тоже? Сам не знаю, как получается.
Тут из кабины лётчиков крикнули, что будут садиться, и нужно держаться, потому, что море огого, далеко за гранью разрешённого для “дорнье”, но не в таких переделках, дескать, бывали. Это севморпутевский ас наверняка брехал, на полста крупнокалиберных зениток неизвестного союзника (противника) он точно ещё не садился.
Приложило их пару раз совершенно гомерически, но массивная лодка выдержала, умели раньше макаронники самолёты строить. Потом в болтанке было не разобрать, похоже самолёт буксировали, потому, что моторы замолкли.
-    Слезай, приехали. Под выстрелом стоим. Давайте быстрее, нам кранец спустили и с крючьями помогают, но чуть что – расшибёмся о борт.
И они полезли на “вооружённую яхту «Вдохновение»”. Тут Фёдоров развёл бестолковщину и чуть не утопил своих ящиков. Портфель вместе с «маузером» всучил Мурзину, пояснив, что рацию они теперь где-нибудь найдут, а вот за документами ему придётся нырять, а ведь совершенно не хочется.
Нырять не потребовалось, иностранные моряки помогли подняться. По виду и речи пришельцев Фёдоров тоже не понял, кто они. Южане определённо, смуглые, вороной масти, коренастые, невысокие – в основном. Многие с усами, с косами поголовно, форменная причёска видимо. Вместо бушлатов носили что-то вроде пончо, вместо штанов – чёрные юбки чуть ниже колена. На головах – тюрбаны. Парочка поверх плащей напялила крашеные под цвет камуфляжа "яхты" кирасы, а на головы – широкие каски, вооружены эти почётные караульные вояки были короткими алебардами. Кроме "турков" палубу «Вдохновения» топтали ещё три породы людей: нордического вида здоровяки, раз, длинные тощие негры, два – те и другие одевались куда беднее в стёганые халаты, но на здешнем холоде ватный халат выглядел более разумным выбором… третий тип, окрещенный Фёдоровым в память о подвигах Повстанческой армии «жидёнком», являл собой типичный экземпляр советского интеллигента, до некоторой карикатурности типичный. Тип был представлен единственной особью, и вправду оказался Кацманом Львом Львовичем, переводчиком.
- Пускай матросы подождут, а мы пойдём представимся князю.
- Вот так сразу князю?
- Ооо, его светлости, красе и гордости великого дома Рнели. Кстати, всегда! зовите его «Ваша Светлость», а то уже были инциденты. Знаете, сидеть здесь с одной занудой и ждать, раньше четвертуют тебя за ересь или расстреляют за шпионство мало весёлого. Давайте быстро, покажемся и уйдём в каюту, вскроете свои пакеты, и я всё расскажу. Князь хочет в сумерках выйти в море.
Ради любопытства Фёдоров однажды проник в боевую рубку старой «Победы», прямо скажем тот ещё опыт изучения столетних технологий, но рубка «Вдохновения» была архаичнее – у неё отстутствовала крыша: просто открытый овальный – длинная ось поперёк корабля – барбет высотой метра полтора с узенькой щелью для входа, куда «советская делегация» и протиснулась. Толщина брони – фантастическая, с полметра. Внутри – визиры, малые дальномеры, телескопы, коммутатор и радио, переговорные трубы, незнакомого вида, но вполне узнаваемые. Другие приборы можно было, пожалуй, угадать. Явно для управления рулём служил, например, вертикальный деревянный рычаг, торчащий из коробки пульта: стилизация под колдершток? Машинный телеграф почти привычный, но ручки размещены горизонтально. Похоже, трубы пневмопочты. Ещё в рубке не было ничего похожего на компас. Ни на магнитный, ни на репитеры гиро, хотя циферблаты имелись в немалом количестве, может, просто проглядел. В левом краю барбета высилось огромное кресло с длиннейшей и непомерно узкой спинкой. На этом троне сидел человек, в жёсткой ритуальной позе, с очень прямой спиной и поджатой ногой, та самая короткая алебарда в чехле лежит на подлокотниках, руки на рукояти. Он выглядел очень маленьким, может быть благодаря громоздкому пышному синему подбитому белым мехом плащу. И очень молодым. Лет двадцать? Кацман назвал его князем, неужели наследственный аристократ где-то ещё мог получить столь высокую должность в столь юном возрасте. Впрочем… Рассмотреть князя Фёдорову не удалось. Вообще инженер недолюбливал любое “начальство” и, стыдясь, боялся его, но тут случай был вопиющий. Паренёк чем-то нагонял кладбищенскую жуть. Казалось в относительно закрытом барбете было градусов на 20 холоднее, чем на ветру снаружи.
- Князь Мрнели просит прощения за холод. Огонь, наконец, вспыхнул, пламя пожирает мир гостей «Вдохновения», а князь Мрнели старается потушить пожар. Потому люди чуткие воспринимают присутствие князя как леденящее.
Князь любезно улыбнулся и кивнул в ответ на отдание чести. Кацман представил командиров. В ответ «адмирал» назвался великим запутывателем и владыкой злой воли. Хорошее чувство – страх, если бы не он, Фёдоров бы не смог удержаться и хрюкнул в ответ.
    - Мастер-радист, наверное, знает, «Вдохновение» выходит в море этой ночью, как только сможет дать ход. Князь Мрнели ожидал только прибытия мастера-радиста, чтобы иметь связь для экстренных случаев. Князь Мрнели желает, чтобы мастер-радист и  мастер-шпион, и подвластные мастера-радиста разместились в адмиральской каюте и верхнем радиопосте. Капитан сигнальщиков «Вдохновения» окажет помощь с работой на радио.
Быкоборец! Следующие слова было невозможно понять!
    - Кажется, гектаметровые волны довольно хорошо распространяются в потустороннем мире.
После окончания аудиенции, советские моряки неприлично быстро ретировались за переводчиком, который тоже заметно поторапливался. Спустились на один уровень мостика, видимо, походная адмиральская каюта размещалась в настройке, поближе к боевой рубке, от балкончика с зениткой Фёдоров благим матом подозвал краснофлотцев и группа воссоединилась.
В каюте оказался ещё один обитатель. Свернувшись на роскошной чёрно-белой шкуре, роскошно одетая девица курила ювелирного вида трубкой в изукрашенный как алтарь Казанского собора камин. И тоже была роскошная. Катька-Катька-Катька! Незнакомка напомнила Фёдорову репродукции декадентских картин конца того-начала этого века. Отстранённо-невозмутимая, она поднялась навстречу гостям, голова с короной каштановых кос склонилась в лёгком поклоне. Вот интересно, откуда товарищи художники взяли иконографию жрицы в длинном многослойном одеянии, оставляющем грудь открытой? Особенно если учесть, что тяжкое наследство бронзового века само-собой, но в любом, и в самом безумном, мире женщины остаются модницами, 50 лет ни один фасон не продержится. «Жрица», что-то скрипя, надела пенсне, чем наконец отвлекла внимание от своих прелестей. Молодая, рослая, загорелая, по-простому симпатичная, разве лёгкая тень вырождения на умном лице. Или уж мужской глаз вообще женский ум воспринимает как вырождение? 
- Гостья князюшки. Вдова одного из офицеров «Вдохновения», после смерти мужа некуда ей было деваться с корабля. И нам, соответственно, тоже.
Шум шпилевой машины и грохот якорной цепи, «яхту», становящуюся бортом к волне, закачало по другому.
- Совершенно нам теперь некуда деваться.
Кацман всё-таки всю дорогу выглядел растерянным, напуганным, почему?
- Кто они такие?
- Инопланетяне, во всяком случае, считают себя с другой планеты. Откуда именно, понятия не имею.
- И как здесь оказались?
- Умеют. Мы сумели позвать на помощь и получили её.
- С чего бы? – в один голос.
- «Мы» платим. Когда всё закончится, «они» заберут пятьдесят тонн золота.
- Интересно, а как же оно такое начнётся, что закончится?
- Как десант в какой-то Нарвик.
- Точно в Нарвик?
- Да. «Они» договорились помочь нам захватить Нарвик и удержать его. Не знаю, зачем тот Нарвик нужен, но на переговорах появился почти сразу и быстро оказался самым интересным.
- Единственный порт, который можно использовать для связи с Финляндией.
- Это получается, переговорам меньше месяца?
- Две недели.
- А где десантные пароходы?
- В море, должно быть. Линкоры Рнели догонят караван после захода в Полярное, они быстрые. Десант будет, конечно, весь советский. Дивизию сразу хотели перевозить, и весь Северный флот участвует. С флагманом Кузнецовым во главе.
- Постой, что тогда я тут делаю? Это же походная адмиральская каюта?
- Каюта для высокопоставленных гостей. Связь на переходе обеспечиваешь. То есть совсем не обеспечиваешь, пан офицер обленился.
- Не обленился, а ничего не могу поделать, где тот капитан сигнальщиков?
- Какой?
- Которого князь, как его, Мрнели, обещал прислать для помощи.
- Забыл уже. Но князь вряд ли забыл. Найдём, если сейчас не придёт, пока ведь ничего не происходит.
- Это всё очень интересно, только я повторяю вопрос, ребе: что мы, сраные военинженер третьего ранга и майор, тут позабыли? Где все флотоводцы?
- Как быстро. –
«ребе» вздохнул.
- Надеялся, что не придётся рассказывать. Был один. Флагман Л. Знаете?
- Знаю.
- Не знаю.
- Забудьте, если знали. Сперва Л. назначили руководить с «Вдохновения» всеми войсками сразу. Северным флотом, флагман Дрозд должен был ему подчиняться, и мобилизованными пароходами, и авиацией, и десантниками тоже, до захвата Нарвика точно.
- Разумно.
- Разумно или нет, но его сюда привезли на гидросамолёте из Москвы...
- «Красный Клипер»?
- Не красный. Новый, большой как вагон. Привёз человек 30 в чёрных шинелях за один раз. А потом увёз обратно. Князь Рнели их принял, обласкал, не в пример вам, и тоже велел селиться здесь.
- Вот прям здесь?
- Ну да. Других кают для гостей на «Вдохновении» нет. Половина могла ещё на «Знамени Хаоса» поместиться, там примерно  такая же.
- Не захотел стеснять своих?
- Там стеснять некуда. Кают-компания – под нами, между носовыми пушками. Она не сильно больше, только в ней живут все офицеры с жёнами и прислугой, всего с полста человек.
- На этой почве у Л. с евоной светлостью вышел спор.
- Как так?
- Слово за слово. Л. решил, что ему недодали жилплощади.
- Палкавводец, однако.
- О покойнике хорошо или ничего, панове. Беда в том, что в разгар переговоров Л. выругался в усы. В ответ князь его проклял. По всей своей великокняжеской форме, в 33 гроба. Почти ничего не понял, но было довольно неуютно.
- И что?
- Умер наш дорогой товарищ Л. От инфаркта, кажется. В Москве или сразу в самолёте по дороге.
- Это точно?
- Вить, не дури. С такой ответственности меня, например, без всяких проклятий удар скоро хватит, а Л. и в мирное время нервный. И подозрительный. Был.
- Увы. Потому вас предупредил. Я потом разговаривал с занудой…
- С кем?
- Зовите нашу соседку Занудой. Или как хотите зовите, если она соблаговолит отозваться. Вернее не так, ну да не важно – похоже, князь решил, что его колдуют и рубанул в ответ…
Первая половина ночи для Фёдорова прошла спокойно - он принимал у «капитана сигнальщиков» технику. Пододуревший от радиомолчального ничегонеделанья командир местной БЧ-7 старательно преодолевал отсутствие у переводившего «ребе» специальных знаний, других проблем не было: новой науки Физики инопланетники не придумали, далеко в развитии существующей тоже, как ни странно для цивилизации, умевшей перевезти сто тысяч тонн груза на другую планету, не ушли. Вверху пара трёхдиапазонных (ДВ-начало КВ) передатчиков, ещё один коротковолновый приёмопередатчик для телефонной связи, линии пневмопочты  - в боевую рубку и к другим постам «БЧ-7».  Телефонный аппарат. Водяные радиаторы ламп - интересно, коммутатор антенн - изучить и срисовать пока дают. Внизу – шесть приёмников. Шифровальная машинка, к несчастью, в закрытом ящике - не посмотреть, а тем временем у Фёдорова как при триждыбожественнейшем Юлиане карандаш и могучий разум. Какая всё-таки сволочь это Л., сдохнуть на ровном месте, оставив разбираться двух сильно средних командиров. Нарком, очевидно, не захотел выяснять отношения с прекрасным принцем и поднимет флаг либо на ««Колчаке»», либо вообще на ««Победе в Куликовской битве»».  Огромный опыт инопланетников утекал как песок между кривыми толстыми пальцами. Мурзин, успел выяснить Виктор, мальцом в 20 году бросил институт и умудрился попасть аж к Будённому, следующее десятилетие провёл в обнимку то с саблей, то с пикой, по мере сокращения армии деградирую из нормального драгуна в шеволежера и далее в пограничника, на последней стадии падения Мурзин был пересажен с кобылы на катер и назван моряком. Короткая наркормёжка Фриновского превратила этого «моряка» в сотрудника центрального аппарата, опала НКВДешника – забросила на Северный флот. И вот силами даденных двух гениев Советскому Союзу нужно учиться воевать в море по-крупному. На фоне самого факта появления на Советском Севере больших кораблей любой тактический успех почти ничего не значит. Орк с ним с Нарвиком, как возьмём, так и отдадим, всё равно норвежскому Финмарку русским не бывать, хорошо, если когда-то будет советским. Лихоманка с семьюдесятью миллионами, во время большой войны даже за золото не купишь ничего действительно полезного. Может быть, особенно за золото. Но флот инопланетников, насчитывающий всего около десятка линейных кораблей, считался (в их мире) сильнейшим, и сильнейшим именно за счёт боевой подготовки и тактики, а мальчишка-принц в этом флоте – достаточно подготовленным, внимательным и жестоким, опасным адмиралом (и плевать, как так получилось). Значит, за принцем Рнели школа, уроки в которой Л. позорно прогулял. Что ему, девка эта работать не давала? Краснофлотцы, кстати, слюной исходят, нужно их будет в радиорубках спать устроить, и теплее с передатчиками, и к делу поближе. И ещё десяток квадратных метров. Кончив, «бычок» предложил экскурсию по «Вдохновению». Гостеприимные они, славные. Морды надменные, а так люди, как люди. Одеваются смешно: в юбки и толстые жилеты с пристяжными рукавами, баб с собой в море таскают. С секретностью у инопланетников было вот совсем швах. Рассказывали и показывали всё, Мурзин щёлкал своим «фогтландером», пока не кончилась плёнка. Сущеглупый конник, гдеж на линкор-то напастись? Длина 270 метров, ширина 30.
Возвращение получилось удалым. В каюте царила тьма – с адским пламенем в камине и жуткими тенями на переборках. Кстати, к картинам на этих переборках присматриваться что-то не хотелось и при свете. Пахло креозотом, анашой, корицей и вином. Орал джаз. Сукины дети, отличники боевой и политической, дай им только приличный коротковолновый приёмник (а на «яхте» был первоклассный), весёлую вдову и доступ к винной лавке – обязательно устроят дебош. «Зануда», едва увидев Кацмана, начала ему выговаривать, решительно и злобно. Что-то изменилось? Ага, девица была закутана аж в три шали и в перчатках. Не иначе краснофлотцы надоумили, всё-таки комсомольцы сначала, оказывается, а матросы во вторую очередь.
- Если не успели дебош предотвратить, придётся возглавить. Лев Львович, спроси, хватит ли бутылки коньяка для разрешения межпланетного инцидента? Москаленко, Петров – вниз, до трёх несёте вахту. Приёмники настроены, раздолбаи. Что девку одели – я запомнил. Шарманку свою выключите по дороге.
Странная ночь тянулась бесконечно. Через Кацмана разговаривали с «Занудой». Пели песни. Девушка из рундука выковыряла маленькую волынку с мехом под левую руку. Звонили в корабельное кафе и заказывали еды и вина. У Кацмана оказался мешок средневековых копеек-чешуек, которыми он расплачивался. Оказалось, кормёжка как у англичан до войны – от частного подрядчика.  Постепенно, краснофлотцы сдохли, Фёдоров, толком не спавший чуть не третьи сутки впал в прострацию и перестал понимать разговор и даже не был уверен, не грезится ли ему. Зануда дремала с длинной трубкой у камина. Мурзин сидел на рундуке рядом с Кацманом и вопрошал, играя кобурой пистолета.
- Прошу прощения, ребе, но откуда бы вы знали местный язык.
- Так получилось, пан майор, много читал.
- Интересно, что такое нужно читать, чтобы знать язык инопланетников?
- Вот чуть ли не некоего фон Юнца.
- А чуть ли не некоего аль Хазреда?
- Не аль Хазредом единым… не знаю я, пан майор, среднеперсидского, а все переводы – такие средневековые… особенно те, которые уже XIX века.
- Интересно, как интересно. И, значит, начитавшись разных мракобесов, вы нашли способ связаться с нашим прекрасным принцем.
- Настолько очевидно?
- Куда уже очевиднее. Только почему…
- Не знаю, майор!
В голосе Кацмана была мука.
- У нас ничего не получилось. А потом – где-то у Новой Земли вылупилось вот это.
- Тогда другой вопрос, если можно.
Мурзин говорил спокойно и убрал руки от маузера, но тон был очень опасный.
- Чего на самом деле хочет этот Мрнели.
- Рнели. М – что-то вроде личного имени.
- Допустим.
- Не моего ума дела.
- Даже так?
- С чего бы я тогда тут трясся?
- Ну, не знаю.   
- У него договор. Я спрашивал. Зануду, конечно. Девчонка – медиум. Где мне разговорить саму Власть.
- Замечательно. И что же наша прелестница говорит.
- Князь – младший брат правителя. Став совершеннолетним, начал, как у них принято, собирать сторонников. Некоторых сторонников убили.
- Уж не ли?
- Его тоже. Но он – мелкая сошка, просто очень богатый помещик. Поддержал М`Рнели деньгами и получил в благодарность придворную эскадрилью. И пику в горло тоже, да. В общем, князь решил, что какая-то из нитей заговора ведёт сюда.
- То есть, ваше Призывание оказалось ничтожным.
Кацман всхлипнул. «Медиум» захихикала.


Им Нас не понять, пойдём Гортхауэр!

 

#6 19.09.2022 15:08:36

Заинька
Контръ-Адмиралъ
k-admiral
stasik3
Откуда: Новгород
РМС Титан
Сообщений: 9179




Re: Когда гемолакрия не даёт читать в-м фантастику ...

Движуха начнётся так:

Глава III

«31 марта 1940 года: последний мирный день…» Если бы Фёдоров вёл дневник, он бы записал в нём так. Мирным, конечно, последний день марта не был, бои на подступах к Хельсинки очередной раз вступили в решительную стадию, неподалёку немцы пытались взять Берген, какие-то перестрелки шли на Западном фронте; Северный флот тоже воевал с самого декабря, хотя последнее время нехватка топлива разогнала корабли по портам. Правда, 31, когда линкоры вошли на рейд Полярного в сильно символическом сопровождении пары «охотников», массовку в порту изображали. От стенок завода на свои обычные места были вытащены ремонтирующиеся эсминцы и подлодки, места боевых кораблей занимали разные мобилизованные пароходики и суда тыла.
Эносихтон, бессменный флагман СЛО и потом флота, крейсер «Михаил Фрунзе» тоже отсутствовал. Получается, командующий пошёл с конвоем? Получается – больше 10 узлов древняя «Победа» уже много лет не развивала, никого догнать не смогла бы.
Впрочем, если бы Фёдоров и вёл дневник, 31 марта он бы в него ничего не записал из-за отсутствия времени. Суета захлестнула «Вдохновение». Пока князь Рнели с «ребе» пропадали на «Чите»,  под бок линкору подтащили несамоходное нефтехранилище, борта обсели лихтера с припасами, кормовые стрелы «Вдохновения» грузили на ют «пэ-тэшки» и Т-37, потом подошла баржа с десантниками. Толмачей подогнали тоже, компенсируя качество количеством. Из пяти как-то понимать инопланетников выходило, похоже, у одного, и то с «Кацмановой болезнью» неспособности объяснять одним военным людям, чего именно от них хотят другие военные люди. Это к тому, что Фёдоров и Мурзин, более-менее подробно разглядевшие линкор, сами себя назначили старшими на погрузку.
К ночи Фёдоров, так и не дождавшись смены или усиления, рухнул спать. Разбудил его (минуты через 2, кажется) Мурзин. Или гудки «Вдохновения», линкор сразу в несколько разных свистков вопил грубую мелодию.
- Воздух!
Первый раз Полярное пытались бомбить месяц назад, одновременно с ударами по Баку и Архангельску. Удар этот, бездарно спланированный и осуществлённый совершенно недостаточными силами, закончился повреждениями «Фрунзе» и «Куйбышева» близкими разрывами, да торпедой, застрявшей в сетях флагмана. Южнее вышло хуже, а Северный флот к защите своей главной базы неплохо подготовился. Во всяком случае, в дневное время налёт двух или трёх эскадрилий палубных самолётов отбить смогли. Иное дело – ночью.
Для спросонья и первого раза военинженер, как ему показалось, воевал неплохо. Мурзин заставил «ребе» дозвониться до КП «капитана зенитчиков», узнал о двух волнах бомбардировщиков, обнаруженных радиолокатором линкора, открытым по радиотелефону доложил оперативному дежурному. Загнав напоследок  переводчика и девушку в радиорубку рубку и закрыв за ними девятидюймовую дверь, командиры вышли на воздух.
Оглушительно с трёх-то метров били трёхдюймовые зенитные установки на носовой надстройке, с кормы бухали универсалки. Боевые прожекторы обоих линкоров шарили по небу, один, средний, то есть с грот-мачты «Вдохновения», поймал своим лучом самолёт и теперь он, биплан, «меч-рыба», наверное, а может быть «альбакор», как-то обречённо шёл в свету, и притягивал на себя всё больше снарядов. На фоне небольшого снега резко чернели дымки зенитных шрапнелей, рвущихся над «англичанином». Торпедоносец шёл, шёл и внезапно пропал. Шарик взрыва, кажется разлетались какие-то обломки, типа половинок верхнего крыла, и всё.
Потом сразу три прожектора упёрлись в следующий «свордфиш», оказавшийся почему-то впритык к линкору, заполошно затрещали зенитные пулемёты, совершенно празднично расцветив небо трассерами – и маленький храбрый самолётик прошёл над «Вдохновением», кажется чуть не цепляя мачты пузом с колёсами. А через полминутки долетел и «подарок». Против бизань-мачты линкора воздвигнулся водяной холм, подкрашенный снизу оранжевым и чёрным. Палуба мягко ударила по ногам. 
Ну вот и отплавались. Конечно, единственная торпеда линкор не утопит. Скорее всего, был такой «Одейшес», помнится… но «Вдохновение» ровно вдвое больше, так что скорее всего. Однако, бесследно такое не проходит, тыщонка незапланированных тонн водицы в потрохах не способствует боевому настроению. Латать в Полярном линкоры не получится минимум до конца пятилетки. Если выполнят эту пятилетку одновременно с войной. Что, минус один? Пересядет ли князь Рнели на «Знамя…» или уберётся восвояси?
- Повезло!
- Как повезло?
- Не видишь? Лихтер раздолбали. До борта там метров шесть, только тряхнуло. Может, течь будет. Они, видимо, гидростаты выставили на эсминцы.
Фёдоров промычал что-то нечленораздельное в ответ. Повезло – значит повезло. Плохо, что в везении они не виноваты, оно закончится ровно тогда, когда мойры пожелают. Воевать в таких условиях тяжело.
Сигнальные огни на ноках реев корабля замигали. О, по-нашему. В смысле, князь вызывал к линкору буксиры, для чего сигнальщики инопланетников использовали переведённую сигнальную книгу. Сменилась мелодия гудков, взвыли турбины воздухозаборников, из всех трёх труб повалил густой поначалу дым, забегали матросики по палубе.
- Кажется, евоная светлость куда-то собрались? Пойдём в рубку?
- Да, налёт, кажется, всё. Узнаем новости.
Отряд линкоров Рнели в сопровождении «Читы» выскочил из Полярного как пробка из бутылки шампанского, с пеной из-под штевней. Ночью самолётам, если англичане решатся на повторный удар, будет невероятно тяжело найти линкоры в море, днём же, если только Рнели не слишком удалится от берега, их прикроют истребители, остальное будет зависеть от маневренности линкоров. Все три корабля могли дать тридцать узлов, что и сделали. Правым пеленгом, Фёдоров различал в темноте силуэты. Несуразный, как своё имя, «Знамя Хаоса» со своим вертикальным форштевнем и пирамидкой очень широких из-за 4 орудий башен. 50 тысяч тонн вместе с тремя тысячами тонн мазута, двести пятьдесят с чем-то метров, центральная цитадель из 16`` плит, накрытая шестидюймовой верхней палубой, в корме, где машина на дюйм потоньше. Пять башен с 20 универсальными пятидюймовками, несмотря на экзотичность зенитного калибра, «Знамя…» отчитался в уничтожении трёх «свордфишей» и обошёлся без потерь. Против торпедоносцев такая батарея работала отлично, дальше сработали количество орудий и качество управления огнём.
Вдали скорее угадывался изящный корпус «Фантаска», несчастный средиземноморский лидер, из-за войны оказавшийся на суровейшем ТВД, он не отставал в основном потому, что флотилия шла по ветру. Мореходностью он ничуть не превосходил серийных «семёрок» и старых «новиков», а сейчас ему приходилось изображать крейсер. Что-то будет, если Рнели отправит свою лёгкую единицу в разведку?
Отечественный флот Англии. Три линейных крейсера, два новых и три-четыре старых линкора. Один-два авианосца. Десяток крейсеров. Какую часть адмирал Форбс на этот раз привел к Полярному? Если, например, только линейные крейсера, то у Рнели неплохие шансы на победу, у сторон будет по двадцать пятнадцатидюймовок. Если в составе английской эскадры новые линкоры, исход боя становился неопределённым. Новые и мощные пушки «Вдохновения» могли пробить защиту «Нельсонов», а сам флагман Рнели и был спроектирован в расчёте на шестнадцатидюймовые пушки противника, во всяком случае главный пояс и барбеты имели толщину 400 миллиметров, учитывая круглость барбетов и толстый скос бронепалубы должно хватить.
Телефоном князь Рнели вызвал советских командиров в боевую рубку. Пока поднимались, были оглушены залпом носовых башен. Так близко к стреляющим тяжёлым пушкам ни Фёдорову, ни Мурзину, ни Кацману тем более, быть ещё не приходилось. Больше чем громоподобный звук залпа, чем туча дыма, озарённого в ночи апельсиново-жёлтым пламенем, их потрясло зрелище волн, сминаемых потоком газов. Рнели ткнул сложенной подзорной трубой куда-то в сторону носа, Мурзин немедленно вскинул туда бинокль. Судя по лицу, ничего не увидел, хотя горизонт и был озарён осветительными снарядами.
- Французский крейсер. «Дюнкерк» или «Страсбур». - Перевёл очухавшийся «ребе». Около 10 километров. Ведёт огонь по берегу.
Тогда, получается, авианосец – «Беарн»? или   смешанная эскадра. В любом случае, «Дюнкерк» вместе со «Страсбуром» не противники «Вдохновению» ни по одному, ни вместе.
С помощью Мурзина, наконец разобравшегося в обстановке, Фёдоров разглядел «француза». Ни за что бы не увидел, если бы очередной полузалп «Вдохновения» не оказался удачным, над башнями «Дюнкерка» взвивалось пламя, показывая местонахождение корабля. И вставали колонны новых разрывов, линкор Рнели давал полузалп каждые десять секунд. «Знамя Хаоса» в бой не вступал, видимо князь ждал неожиданностей. И дождался, палуба дёрнулась, на «Вдохновение» рухнули сотни тонн воды, поднятые разрывами менее точных снарядов. Князь немедленно скомандовал поворот и начал ставить дымовую завесу. Продолжали грохотать орудия противоминного калибра, освещавшие поле боя, пятнадцатидюймовки прекратили огонь, чтобы не тратить снаряды на циркуляции.
Когда «Вдохновение» вышел из дыма и начал пристрелку заново, всё было кончено. Второй французский корабль, так удачно подкравшийся к флагману Рнели в темноте, лежал на дне, корма торчала почти вертикально, поскольку глубина не давала большому кораблю сразу утонуть. Первый, вяло отстреливаясь, отходил. Ещё несколько залпов, несколько попаданий, расстояние не способствовало плохой стрельбе. Потом «Вдохновение» вновь повернул, снова отчаянно дымя третьей трубой, наблюдателям линкора померещились эсминцы, пытающиеся выйти в атаку. Рисковать после сегодняшнего князь явно не хотел.
- Французский корабль повреждена и не может развить большой ход. Адмирал Рнели догонит её завтра днём, когда эскорты не будут представлять существенной опасности. Поздравьте князя М`Рнели с почином.
С почином следовало поздравлять и Фёдорова, правда он ничего не понял, кроме того, что они победили. Пускай слабого противника, но противника внезапно напавшего и первоклассного. Наверное, хорошо, но теперь немецким рейдерам в Атлантике будет противостоять на два линкора меньше. А пока Рнели тут – совсем не на два, союзники стянут на север всё, что сумеют. Как там он размышлял сутки назад? – моторизованная армия, тысяча дальних бомбовозов или эскадра современных линкоров… Эх, обрадуются же немцы.


Им Нас не понять, пойдём Гортхауэр!

 

#7 19.09.2022 15:09:32

Заинька
Контръ-Адмиралъ
k-admiral
stasik3
Откуда: Новгород
РМС Титан
Сообщений: 9179




Re: Когда гемолакрия не даёт читать в-м фантастику ...

Или так:

Глава III
Говорят, Хозяин здешний был когда-то человеком… Видно врут, у этой твари сроду не было души!
(Сны саламандры)

Линкоры? Оружие и защита линкора не пушки и броня – математика. Никто не бросит в бой заведомо слабую дивизию, её враз уничтожат, потому шанс встретиться имеют относительно равные отряды. В баталии огонь распределяется между всеми кораблями, концентрировать его пытались, выходило обычно очень плохо. Медленно под градом снарядов падает боеспособность – у той стороны, которая хуже маневрировала, чуть быстрее.
Сейчас силы свободно перетекают, зверёныш на нашей палубе касается нас, пьёт нашу жизнь, разрушает свою и взамен дарует нам сознание. Отпускает старая боль в изношенном левом упорном подшипнике, синхроннее чем всегда, работают донки и воздуходувки котлов. Мы быстры. Мы защищены. Мы превосходно вооружены. Мы жаждем подлого убийства, и мы знаем, что однажды расплатимся за всё. Но раньше мы оставим за кормой розовый бурун, прямо как в старые злые времена. Мы – Вдохновение, большой рейдер Восходной армады, морской дворец дома Рнели. Сознание – наше оружие.
В хитросплетениях стрингеров и шпангоутов прокатанной стали, заклёпок, труб и кабелей всегда жила душа, чёрная и великая, душа подлой убийцы, провокатора и авантюристки. Ударить исподтишка. Отвлечь целый флот – и уцелеть под его огнём. Мы стоим целого флота. Такие как мы – редкость, даже теперь, мы обходимся намного дороже линкора, мы крупнее, а сила корабля растёт быстрее его размера и цены.
И через 20 лет после События, давшего нам впервые ощутить себя, мы всё ещё самое опасное, что есть в Море. У нас всего восемь пятнадцатидюймовых пушек, но это стодесятитонные пушки, они сокрушат любую броню, пусть и почти в упор, а вычислители нам заменили, и поставили новые радиолокаторы, с которыми мы видим на 20 миль в любую погоду. Времена года, наши башни, в носу Зима и Весна на возвышенных барбетах, в корме Лето и Осень на низких, между подбашенными отделениями протяжённые отсеки, чтобы одна торпеда не оставила нас безоружными, в носу – дополнительные погреба, в корме – бортовые группы электродвигателей. Ещё орудий! – 16 пятидюймовок, раньше все они стояли в бронированных башнях, недавно кормовые 8 переставили на стабилизированные зенитные лафеты. Вдобавок у нас теперь есть десяток лёгких трёхдюймовых зениток, тоже стабилизированных – на надстройках и восемь счетверённых пулемётов калибром 6/10 дюйма отстреливать штурмовики. Палуба моряков в носу у нас сбегает книзу, там – ангар на шесть самолётов, как у авиаматок – с лифтом и парой пороховых катапульт. Вдруг, как теперь, рядом не окажется в достаточном количестве эскортов и авизо.
У нас три электростанции, дающие ток гребным электродвигателям, прям как у пассажирских лайнеров. Там где мы шире всего, поперёк корпуса – отсек с котлом, три турбогенератора в одном помещении, ещё одно котельное отделение, а между электростанциями – отсеки вспомогательных механизмов: резервные электростанции, малые котлы, пульты и распределительные щиты. Двигателей у нас девять, по три на каждый винт, каждый может развить 20 тысяч лошадиных сил. Мы вытянулись на 900 футов, шириной 100, сидим в воде на 35 футов, руль у нас один и мы не слишком поворотливы, нам и не нужно это, ведь мы не для прибрежья. Нас считают красивой, и сейчас мы чувствуем это. Борт высокий, таранный форштевень и корма с высоким подзором – это всё для максимальной скорости в открытом море, и мы однажды разогнались до 33 узлов, а 30 можем держать двое суток, покуда есть мазут в танках. Труб три, с каждой спарена трёхногая мачта, увенчанная многоярусным марсом с постом управления артиллерией.
Нас создали для боя накоротке с самыми мощными кораблями, защитив самой толстой бронёй, которую удалось прокатать. 600футовый пояс толщиной 15" прикрывает ватерлинию от Зимы до Осени, за ним – четырёхдюймовый скос трёхдюймовой палубы рабов, выше двенадцатидюймовая цитадель, прикрытая двухдюймовыми плитами палубы башен. Броня барбетов разная, от 9" до 16", ещё толще только на носовой кабине – 18". Вне цитадели кроме карапаса палубы рабов ещё двенадцатидюймовые балконы, прикрывающие погреба главного калибра от продольного огня.
Сестра наша – Знамя Хаоса дома Минахов – совсем другая. Её после Великой войны строил генерал П`Минах для себя, а новых подвигов он тогда не планировал, зато хотел снова, как раньше с Чумой, создать новую линкорную моду. Округлая, массивная… Медленнее, чем мы, но не слишком, двенадцать 80тонных 15" пушек в трёх башнях на носу, Старость может стрелять поверх Зрелости и Юности. Пятидюймовки тоже в четырёхорудийных башнях, как и у нас 16 стволов, трёхдюймовых зениток – дюжина. 4 гидротурбинных агрегата поперёк корпуса, 4 огромных котла, широкая надстройка и длинная труба, оплетённая мостиками. Броня хуже, 16" плиты и 6" палуба защищают погреба, на дюйм тоньше прикрытие машин, зато борт бронирован до самой палубы башен. В носу и корме, в отличии от нас, брони нет совсем, приводы рулей пропущены по коридорам валов.
Мы – впереди, как же ещё, если генерал П`Минах убит и Знамя ведёт местоблюститель? Волна длиннее и выше, чем бывает во Внутреннем океане, мы режем её и высокий борт не спасает, вода, скатываясь с юта, бурлит у переборок кормовой надстройки, заливает основания палубных зениток. Особенно крупные волны перехлёстывают через башни и достигают носовой кабины. Море – наш главный враг, непобедимый, с людьми легче. Мы разгоняемся, в предвкушении бойни гудение наших вентиляторов переходит в вой.
Сорок минут назад бомбили Полярное, местный порт, в которое мы зашли для дозаправки. Всего дюжина торпедоносцев-бипланов, но ночью и от того совершенно неожиданно. Было бы совершенно неожиданно, если бы не радары Знамени Хаоса. Когда мы обрели сознание, прожектора уже зажглись, живые почти разбежались по постам, дежурная башня (IIЛ5) стреляла осветительными снарядами. Воздух с дождём светились в лучах и между этими бело-голубыми столпами – цвета Рнели, если подумать, плыли маленькие самолётики, и их окружали, короновали чёрные тиары разрывов. Кто же из умерших заставил нас представлять этот ночной бой столь причудливым образом? Другие самолёты мы пока видели только радаром, открытым текстом мы передавали без конца радиограмму капитанам порта, о том, что самолёты идут двумя группами и необходимо встречать обе – первая пара отделилась ради специальной задачи – что же видели они сверху? Или уже ничего, встретившись взглядами с шестидесятидюймовыми глазами сестры? Огромный залив залил другой свет, свет химического огня, вспыхнувшего в осветительных бомбах. Как раз тогда и появились остальные самолётики, наши ночные телескопы легко заметили их, и зенитки, все наши зенитки левого борта, все зенитки Знамени – а там и базы, и пароходов начали стрелять. Против пятидесятиузлового ветра ползли бипланы и мы пристреливались, а они ломали строй, сначала разделяясь, а затем собираясь в неуклюжие группы. Не той добычи ожидали враги, их план сломался, а наши с сестрой тела – прекрасные, причудливые, грозные и низкие притянули внимание живых. Мы поставили хорошую завесу огнём пятидюймовок, а лёгкие пушки чередовали шрапнель с гранатами. Сестре приходилось хуже, она первая открыла прожектора, да и выглядела современнее, но в её сотнях ветераны, и стреляла она пока лучше. К тому же на стоянке, да в спокойной воде базы, от наших стабилизированных одиночных зениток толку было не больше, чем от неповоротливых башен Знамени, наши же башенные орудия больше не стреляли. Нам стыдно, Знамя Хаоса сбила один за другим три биплана, у нас получилось уничтожить только один – да и то прямым попаданием пятидюймового снаряда, удачи в этом попадании всяко больше умения. А за удачей всегда идёт несчастье, крохотный снарядик с берега угодил в девятидюймовый бок Весны, ободрав краску и пробив доски палубы зениток. Чуть позже мы ощутили удар. В нас торпеда не попала, слева к нам был пришвартован жалкий, полуразрушенный пароход, приспособленный под несамоходное нефтехранилище, ему и досталось. Чтож, пробка из бутылки выскакивает с хлопком – так мы вылетели из залива. Без особой надежды поймать зловредную авиаматку – она же и ударила ночью, чтобы остаться безнаказанной, но теперь и мы становились неуязвимы в открытом море, днём же в Полярном нас надёжно защитили бы истребители.
Продолжение опять оказалось неожиданным, ни наши, ни сестры, ни вражеских кораблей радары не сработали, мы увидели мощную вспышку от залпа телескопами. Разрывов не было, враг стрелял по берегу, всё как в старые злые времена Великой войны – авиация напортачит, а задачу нужно выполнять – вот и отдуваться девчонкам. Добыча! Добыча! Мы воем своими вентиляторами, разгоняясь, поворачиваемся, чтобы вцепиться в обречённую всеми орудиями и – БАБАХ! Бьём носовыми башнями, так удобнее, легче перезаряжать сразу две пушки в башне, чем по очереди, второй полузалп кормою. До цели жалких девять с половиной тысяч ярдов. Ночью пламя желтее, чем оно есть, вдобавок светится дым, мы на несколько десятков секунд отчётливо показываемся, но вспыхивают наши пятидюймовые осветительные снаряды и враг тоже отчётливо виден – это совсем молодой рейдер, Страсбур или Дюнкерк, на двадцать тысяч тонн меньше, а сила убывает быстрее, чем размер. Славно, как же славно, мы всегда мечтаем убивать безнаказанно! Пусть разворачиваются эскорты, стремясь выйти в торпедную атаку, их слишком мало, у нас есть несколько минут, на четырёх милях хватит. Бить, бить! Полузалпы болезненны, но ей ещё больнее, снаряды протыкают врага. Четвёртый полузалп настиг её, на такой дистанции спасут дюймов 16" брони, ни у Дюнкерка, ни у Страсбура столько нет, и над возвышенной башней девочки встаёт оранжевое пламя. Теперь она вполовину слабее, теперь она практически безопасна – но она не одна. Крупный снаряд отскакивает от многострадального бока Весны, хорошо, что башня повёрнута на противника и угол очень острый. Второй удар серьёзнее, между первой и второй трубами, там всего 12" брони, но снова рикошет. Я вгоняю в Дюнкерк или Страсбур два последних полузалпа и начинаю поворот. Донки гонят в топки котлов больше мазута, чем они способны сжечь и дым из труб становится чёрным, непрозрачным, кормовые химические генераторы добавляют тьмы. Смешиваются чёрные и белые клубы, мы отворачиваем, теряя врага из виду и теряясь с глаз его наблюдателей. Напоследок Лето и Осень отправляют 4 снаряда в чересчур наглое авизо.
Сестра вступает в бой. Она освещает второй вражеский корабль, это старая Слава, пусть очень капитально отремонтированная, но тоже маленькая и слабая, и безбронная. Знамя Хаоса бьёт шестиорудийными полузалпами, её вышколенные артиллеристы стараются, а дистанция – в упор! За дымом мы не видим, как над полубаком Славы поднимается пламя, как рушатся трубы рейдера. Глубины нет, девчонка не тонет сразу, она упирается разбитым носом в дно, косо встаёт стофутовой башней корма, затем Слава разламывается где-то за длиннейшим полубаком и тонет. Мы выскакиваем из дыма, мы видим горящей Дюнкерк (или всё-таки Страсбур) и снова бьём. Теперь бронебойный снаряд пробивает пояс где-то в центре, где-то в районе котлов, поскольку из трубы врага начинает валить белый пар. Не то, чтобы мы её не догнали, если бы понадобилось, больше 30 узлов ни Дюнкерк, ни Страсбур и на испытаниях не бегали, но теперь она стреножена. Стреножена и наполовину обезоружена. Одинокий эскорт начинает ставить дымовую завесу, ныряя между разрывами пятидюймовых снарядов, но ветер с берега разгоняет дым, мы с сестрой всё ещё видим цель и бьём, бьём. А она не тонет! Сколько же пятнадцатидюймовых снарядов может вынести тридцатитысячетонный рейдер? Почему она не тонет? Десять, двадцать… А теперь мы стреляем лучше Знамени Хаоса, лёгкие башни – тяжёлые пушки! Но не тонет – а значит так тому и быть, нас строили не для упорного боя. Снова дым, больше дыма, и под берег. Радары видят четыре эскорта, эсминцы не могут угнаться за нами против волны, а наглой авизо, видимо, тоже досталось, она не поддерживает атаки маленьких. Как славно, как сладко! Больше нельзя. Нельзя. Сознание уходит, гадёныш Рнели желает вернуть себе человеческий облик, что мы можем поделать?
Ненавидим его…


Им Нас не понять, пойдём Гортхауэр!

 

#8 19.09.2022 15:10:20

Заинька
Контръ-Адмиралъ
k-admiral
stasik3
Откуда: Новгород
РМС Титан
Сообщений: 9179




Re: Когда гемолакрия не даёт читать в-м фантастику ...

Спасибо Владимир Семёнычу и вопрос: которая из песен об одном и том же морском бое лучше?


Им Нас не понять, пойдём Гортхауэр!

 

#9 21.09.2022 21:55:53

Заинька
Контръ-Адмиралъ
k-admiral
stasik3
Откуда: Новгород
РМС Титан
Сообщений: 9179




Re: Когда гемолакрия не даёт читать в-м фантастику ...

Этот вариант главы следует за вариантом третьей, рассказанным Фёдоровым. Не Вдохновением =)

Глава IIII
Нас будет ждать «Нагльфар» на рейде – и янтарный пирс Валгаллы светел и неколебим…
(Олег Медведев)

- Кто-то из нас, помню, был сильно против того, чтобы служить с фашистами?
- Был и есть. Ты к чему?
- Я тоже. Не кипятись. Теперь же вопрос. Чем князь М`Рнели лучше фашистов.
- Спросим! Ребе, переводи. Мадемуазель, ты, помню, говорила, у вас тоже есть фашисты и вы их тоже не любите. Зачем тогда убили двести финнов?
- Так много! По сотне на дворец? Такого никто не делал очень-очень много лет. С Великой войны, наверное.
Зануда прибрала вылезшую на лоб прядь, протягивая время.
- Я удивлена. Обряд представляет собой подделку удачного боя. Насколько знаю, столь жестокие шутки считаются небезопасными… для шута. Затуманивают разум, ослабляют связь с силами хаоса. Государь рискует собой, пытаясь укрепить свои рейдеры. Учитывая, что наш бой и был удачным, это дважды странно. Нас ждёт что-то очень сложное. Официальное оправдание человеческих жертвоприношений состоит в том, что убивают только таких людей, что уже отмечены смертью, что бы это не значило, таким образом их как бы и не убивают. Не верите… я тоже не могу.
Помолчали. Фёдоров заговорил первым.
- Что-то, что вызывается как дьявол, выглядит как хорёк, ведёт себя как упырь, чем является?
- Человеком?
Кацман не то, чтобы оклемался, скорее ему теперь всё было трын-трава. Во всяком случае, после боя.
- Версия принимается.
- Зачем мы обо всём этом говорим?
- Затем, чтобы не свихнуться, Вить. Нам сейчас придётся убедить себя, что нормально воевать в одном строю с колдуном из другого мира.
- Мне бы ваши проблемы…
- Вам, ребе, советую заняться тем же. Вон, бери пример с девчонки.
- Она не посвящённая же.
- Ух как заговорил. Кажется, своё решение я отыскал. Пан майор, можно я спрошу?
- Давай.
- Я ночью спал и видел сон?
«Вдохновение» словно левиафан рассекала волны. Банальное сравнение, но что поделать? Линейный крейсер фантасмагоричен, корпус его колоссален, при этом длина многократно превосходит ширину, а ширина – высоту. Камуфляжные полосы рассекают объёмы, не позволяя глазу зацепиться за что-то привычное, определённое. Три трубы и мачты перед ними почти чёрные, при свете дня казалось, что будут демаскировать, а вот ночью они прекрасно сливались с небом. Интересно, почему прекрасный принц так предусмотрительно покрасился для ночного боя? Провидцем он, если верить Зануде, не был… точнее был, но «слабым».
Зачем бы мальчишка не откликнулся на дурацкое вызывание «ребе», он бросал вызов Англии. Террорист против целого государства. Это импонировало Фёдорову и до некоторой степени мирило с «недостатками» адмирала. Бомба. «Вдохновение» что-то вроде бомбы, бросаемой в карету Александру Второму.
Большая бомба, между прочим. Пятнадцатидюймовки огромного для своего калибра веса, лёгкий снаряд – высокая скорость. С такими снарядами русский флот вышел к Цу-Симе… Интересная схема, по паре башен расположены в оконечностях на одном уровне, причём носовые поставлены поверх надстройки. По бокам от этой надстройки четыре приземистые башенки с парой 130 миллиметровых орудий в каждой, ещё восемь таких же пушек размазаны вдоль борта в стабилизированных зенитных установках. Любопытный подход, возможно, идея в том, что основные атаки авиации случатся до боя линейных сил, а после боя придётся отбиваться от эсминцев, для чего неплохо сохранить часть пятидюймовок за толстой бронёй башен. Это Фёдоров уже «задним умом» дошёл. Броня явственно для сражения накоротке, верхняя палуба два дюйма, нижняя всего три, зато её защищает двенадцатидюймовая цитадель, кстати, сама по себе выдержавшая тяжёлый снаряд с «Ринауна». Заодно, конечно, немного поэкономили веса, ослабив защиту барбетов и дымоходов за верхним поясом. Даже авиагруппа состоит из одноместных истребителей-бомбардировщиков, не способных корректировать огонь орудий. Да и не нуждаются эти орудия, с двадцатиградусным углом возвышения в корректировке с воздуха, с 25 километров цель и так неплохо видно. Особенно, если «капитан» связистов не соврал, и радиолокаторы «Вдохновения» обладают точностью, достаточной для управления огнём по невидимой цели. Может и соврал, француза обнаружили по-старинке, глазками.
Кроме того крейсер был быстроходным. Настолько быстроходным, что покойный Фишер бы обзавидовался. Паровые турбины, генераторы, строенные электромоторы, вращающие огромные винты – ни вибраций, ни проблем с экономическим ходом, миллион вариантов резервирования. Жаль, топлива самая малость, из-за налёта линейный крейсер не был заправлен до полного запаса, а шли на двадцати с чем-то узлах, опасаясь подводных лодок или атаки очухавшихся англичан на огромное сборище транспортов с войсками.
Кажется, Семёнов писал, что бывают «хорошие» и «плохие» корабли… «Вдохновение» был «плохим». Определённо «плохим». Знал бы старикан, что за стоит за суевериями моряков.
Да, хорошая бомба. К несчастью, после того броска, погубившего либерального Александра Второго, на трон сел «обормот на бегемоте». А народовольцев перевешали. Вот заберём Нарвик, а дальше что? Финнов примучаем. Швеция? Она ли приз, который должен добыть колдун?


Им Нас не понять, пойдём Гортхауэр!

 

#10 21.09.2022 21:58:42

Заинька
Контръ-Адмиралъ
k-admiral
stasik3
Откуда: Новгород
РМС Титан
Сообщений: 9179




Re: Когда гемолакрия не даёт читать в-м фантастику ...

Обнаглею =))
Пажалуйста, скажите что-нибудь. Тому, кто напишет "что-нибудь" лайк =))
Нет, правда, хочется понимать, это ужас, или ужас-ужас-ужас.


Им Нас не понять, пойдём Гортхауэр!

 

#11 21.09.2022 23:00:43

No_Name
Участник форума
Сообщений: 300




Re: Когда гемолакрия не даёт читать в-м фантастику ...

Почему сразу ужас?


"Суд оккупантов не может быть справедливым по определению"(с) Олег Сенцов

"Если после смерти уничтожается индивидуальность, то жизни нет."(с) А.П. Чехов

 

#12 21.09.2022 23:05:34

Заинька
Контръ-Адмиралъ
k-admiral
stasik3
Откуда: Новгород
РМС Титан
Сообщений: 9179




Re: Когда гемолакрия не даёт читать в-м фантастику ...

No_Name написал:

#1555732
Почему сразу ужас?

Если бы могла дотянуться до своей планки, обубликовала бы в электроне, а сюда ссылку в знак благодарности коллегам за науку. Так что в обратке и помощи нуждаюсь.


Им Нас не понять, пойдём Гортхауэр!

 

#13 23.09.2022 20:17:22

Заинька
Контръ-Адмиралъ
k-admiral
stasik3
Откуда: Новгород
РМС Титан
Сообщений: 9179




Re: Когда гемолакрия не даёт читать в-м фантастику ...

Глава V
Ducunt volentem fata nolentem trahunt
(Seneca)
Фёдоров повернул положенную на край барбета тяжёлую подзорную трубу туда, куда и остальные. Вроде и вправду, что-то серело сквозь снег. Сигнальщики, если не врали, наблюдали линкор типа «Нельсон». Вскоре снег перестал совсем, и силуэт стал более чётким, впрочем, военинженер опыта быстро что-то там в море распознавать не имел. Башня надстройки могла принадлежать и перестроенным «Елизаветам», и «француженке», а башен орудийных Фёдоров не видел, но мог и не увидеть в упор. Свисток заставил Виктора открыть рот, свистком инопланетники подавали сигнал о начале стрельбы главным калибром. Предупреждение не лишнее, «Вдохновение» ударила всеми восемью орудиями, недогашенная тормозами отката, отдача подбросила гигантский корпус, кажется, даже накренив его. Или это качка? – но удар знатный, и уши всё равно заложило. Высокий голос прекрасного принца, пожалуй, давал ему некоторое преимущество при стрельбе. Если Кацман правильно понял последний доклад, до «Нельсона» было восемь километров. Снаряду лететь секунд десять, так? А он всё летит и летит. И медленно-медленно клонится «Вдохновение». Фёдоров прилип к окуляру своей трубы, один из четырёх или пяти десятков наблюдателей, тоже мне. Впрочем, у инопланетников явно были нарезаны сектора сигнальщикам, они видели ещё что-то там, где положено. Или не видели, погода была отвратительная. Но на радиолокатор надежда слабая, хотя пока прибор не подводил, выведя «яхту» точно под хвост «англичанке». Корма «Нельсона» полыхнула огнём, пожалуй, и вправду больше шестидюймовок там не было. Бдят. Но где же снаряды, восемь восьмисоткилограммовых поросят куда-то безвестно подевались. «Вдохновение» повёрнута к строю британцев бортом, так не похоже на осторожность князя Мрнели в Кольском заливе. Пара столпов водяных, ещё пара, дальше не видно. По целику – отлично! По дальности, оказалось, тоже хорошо, каждая башня била со своим углом возвышения, и последняя пара накрыла английский линкор. Неожиданно дёрнула трёхдюймовка с мостика, и вторая, добавили пятидюймовки, по четыре. Пристрелялись, получается. Ещё столько же ждать? Расчёт зенитки суетился как в немом кино, перезаряжая своё орудие. Хорошо им, ствол не шевелится почти, удерживаемый стабилизатором. Вот и новый выстрел. Третий, четвёртый, с кормы чем-то потяжелее грохнули. Фёдоров почувствовал, что «Вдохновение» почти на ровном киле, а в огромной надстройке «Нельсона» сверкнуло. Одновременно полыхнуло впереди «англичанина» за снегом, не то вражьи сигнальщики что-то заметили, не то для моральной поддержки. Плевком же достать, на восьми километрах броня «Вдохновения», обращённая прямо к вражеским стволам, шестнадцатидюймовых снарядов не держала. Конечно, была ещё палуба. Странно, «Нельсон» не шевелился, так и шёл, повернув корму… Или времени ещё недостаточно прошло, чтобы успеть изменить курс? И тут пришёл новый заряд снега, скрывший английский линкор. Что это было? Нет, вот это был ещё один бортовой залп, по «автомату стрельбы», или как-там зовётся артиллерийский прибор, позволяющий палить по невидимой цели, а вот всё вместе что было? Пятидюймовки и трёхдюймовки постреляли ещё немного, потом, видимо, кончилось действие автомата, или старший артиллерист «яхты» решил, что «Нельсон» успевает повернуть. Выходит, князь Мрнели рассчитал так курс «Вдохновения» между несущимися на восток снежными тучами, чтобы успеть безнаказанно в упор два раза отстреляться по «Нельсону»? Как шестью часами ранее, когда остался с «яхтой» сторожить устье Уфут-фьорда, или два часа назад, когда, едва обнаружив неизвестную цель на радиолокаторе, стал обходить английскую эскадру по широкой дуге с севера. Не слишком ли он полагается на свои вычисления? «Вдохновение», тяжело раскачиваясь, поворачивала на запад, ветер рвал и сносил на англичан густой чёрный дым завесы, тройка здоровенных разрывов осталась слева.
- Князь М'Рнели предполагает, что снаряды «Вдохновения» повредили одну из главных башен линкора типа «Нельсон». – Перевёл «ребе». С восьми километров линкор не мог избежать тяжёлых повреждений.
Хвастается, или боевой дух поднимает? Хотя, хвастовство само по себе придумали для поднятия боевого духа, а гордиться есть чем: громоздкая и скованная тихоходными линкорами эскадра флота Метрополии оказалась зажата между парой «яхт» Мрнели, каждая из которых на бумаге превосходила пару английских линкоров. Другой разговор, сколько их там, в снегу?
В следующий час Фёдоров перестал понимать, куда движется «яхта». «Вдохновение», постоянно меняя курс, то разгоняясь до 30 узлов, ныряя острым носом между огромными волнами и дрожа от усилий моторов, то резким поворотом останавливая свой разбег, перебегала от одного снежного заряда к другому, пряталась за многослойной дымовой завесой, два раза открывала огонь по мелькающим на секунду крейсерам, и постепенно увеличивала дистанцию до английских линкоров. Но на запад, север, или, Индра разрази, уже восток, отводил М'Рнели свой линкор? К тому же предположение Фёдорова о желании князя взять Отечественный флот «в два огня», получается, оказалось ложным. Мурзин молча записывал те доклады и команды, которые Кацман мог перевести. Пневмопочта выдохнула пенал с запиской, длинное радио с «Читы» о перипетиях боя в Уфут-фьорде и вопрос, следует ли поддержать «Знамя Хаоса» эсминцами. Немного отлегло от сердца, десант начался удачно, и очень удачно, раз нарком был готов отпустить «семёрки». Кажется, и прекрасный принц расслабился, и, конечно, принял предложение, кому из флотоводцев когда-то хватало наличных сил? Фёдоров же, наоборот, напрягся, царапая продиктованный Кацманом ответ князя. За «новики» он бы не так переживал, но «семёрки» и ««Колчак»», лишь в 39м году перегнанные на север и проведшие всю зиму в патрулях, не оставляющих времени для учений, как они смогут воевать с опытнейшими англичанами? Как М-174, храбро торпедировавшая «Страсбур», и не сумевшая удержаться на глубине, потопленная французским эскортом? Ни одной курсовой задачи не сдали ведь, все четыре, и не мог же этого не знать нарком? Или мог, привычно припечатал «начальство» Виктор. Ещё как мог, при некоторой наглости. Вернее уже не четыре, «Громкий» отплавал... С другой стороны, сколько времени понадобится эсминцам, чтобы пройти Уфут-фьорд, и каково им придётся в штормовом море? Паникёром тебя стыдят, ну а что поделаешь, если всё плохо? Может, и пронесёт, подумал Фёдоров, прикинув, что «Вдохновение» теперь быстро идёт в западном направлении, если ветер, конечно, не поменялся в очередной раз. В устье фьорда придётся снова стараться инопланетникам, а там, против девятиметровой волны «семёрки» не выгребут. Что «семёрки», судя по докладом радиометристов, и славные английские крейсера отставали, лишь линкоры, напрягая машины, ещё гнались за «яхтой». Когда ветер усилился? Фёдоров посмотрел на часы, прошло всего сорок минут после перестрелки.
Новый доклад, инопланетники заволновались.
- Эхо правее спереди, в 35 километрах. – сориентировался Кацман. Быстро приближается.
Прекрасный принц выглядел… довольным? Поживее чем обычно, наверное, вон, соблаговолил ощипать сосульки с каски, которые до тех пор игнорировал.  Кстати, по ветру-то эсминцы смогут сплавляться побыстрее, а ведь стемнеет через час! Паникёр, помоги мне Арей.
Ещё несколько прыжков, так Фёдоров назвал манёвры от одного снежного заряда к другому. Снег, как раз сто до того, кончился внезапно, и князь Мрнели громко, торжественно произнёс.
- Ловушка захлопнулась. Радуйтесь, моряки!
И откинулся на спинку своего трона. Теперь Фёдоров увидел корабль, нет, не раньше, конечно, позже всех, но сам и отчётливо. Однотрубный, четырёхбашенный. «Элизабет» или «А»? В Отеяественном флоте были, вроде, и те и другие. Хорошо не «Худ», где он, кстати? Явно и не с «Нельсоном», иначе бы так водить англичан за нос М'Рнели не смог. Сколько продолжится его везение… «помилуй бог, а когда же умение»?
Словно тирада князя была командой, взревели пушки. По плутонгам, как в первом бою у Полярного, носовые, затем кормовые. Запахло правильной пристрелкой. Сейчас проверят, не врут ли приборы на контркурсе, а там и разгонятся. Двадцать секунд перезаряжается 15'' пушка «Вдохновения», и секунды тянутся бесконечно. Фёдоров понял, что досмерти замёрз и вцепился зубами в поднятый воротник шинели. Совсем не греет, стерва. Или страшно? В своём первом бою Фёдоров испугаться не успел, просидев пол стычки за бронёй верхней радиорубки и ничего толком не увидев.  Пассажиры. Да и кончилось всё за 5 минут.
Вот сколько всего успеешь вспомнить, пока снаряды летят.


Им Нас не понять, пойдём Гортхауэр!

 

#14 23.09.2022 20:18:08

Заинька
Контръ-Адмиралъ
k-admiral
stasik3
Откуда: Новгород
РМС Титан
Сообщений: 9179




Re: Когда гемолакрия не даёт читать в-м фантастику ...

Глава VI

Вдохновение пережила четыре страшных двухтысячефунтовых снаряда. Первый попал в палубу рабов над отделением кормовых электромоторов, рикошетировал в барбет Осени, снова отскочил в броню траверза, третий раз рикошетировал, пробил борт и улетел в море. Второй не пробил плиту верхней цитадели и тоже не взорвался, третий, скользнув по крыше Весны, разорвался, убив одного человека в кабине и временно выведя Весну из строя. Больше всего бед наделал последний снаряд, пробивший ахтеркасль и взорвавшийся на двухдюймовой палубе башен между второй и третьей палубными пятидюймовыми пушками. Оба орудия были повреждены, осколки изрешетили трубы и опору грот-мачты, но, самое главное, взрыв проломил палубу, перебил расчёты зениток и поджёг заряды в кранцах. В одно мгновение убило 17 человек и девять ранило.
В ответ. В ответ удалось уничтожить четвёртый союзный броненосец за три дня, Демон-как-там-её… (инфекционный геморрой тем, кто такие имена выдумывает, то ли дело Охотничья Кошка?) или Бешенство после поворота Вдохновения успела было вновь пристреляться, но огонь «англичанинки» быстро затухал под тяжкими ударами морского дворца. Сколько раз Вдохновение «отомстила», десять, двадцать? Под конец попадания видели в каждом полузалпе, а защита когда-то «быстроходного» линкора была принесена в жертву скорости.
Битва закончилась и Вдохновение, дрожа от вожделения и большого хода, прошла по нефтяному пятну с англичанами, а государев секретарь отправил Зануде записку, и девушка вышла из радиорубки одеться. Оказалось, что потерь могло быть не 18, а 19. Осколочек на полфунта горячей стали в некий прекрасный миг пробил переборку камеры, ощущение примерно как выскочить в последний момент из-под колёс автомобиля. Связист после первого сражения уговорил Зануду сидеть в верхней радиорубке. Именно так и объяснил: 9``, конечно, не броня, но если достаточно крупный снаряд грюкнет прямо под не менее символической бронепалубой кабины, да оторвёт пол жопы государю, живые сразу же смогут начинать завидовать мёртвым, зато от мелких снарядов рубка вполне защищена. Какая чудная маленькая штука, этот человеческий мозг: поговоришь с государем – сама начинаешь ругать собаками, напьёшься с аборигенами – узнаешь, что собака, оказывается, друг человека, что аборигены практически заменили собаками антилоп, кошек, козлов, свиней, хорьков, росомах… товарищей, женщин, детей, книги и радио.
Пресветлый безнадёжно сражался со стальными перчатками, пытаясь оторвать примёрзшие к кирасе косы. Потом плюнул и сошёл с трона.
- Дитя и князь могли бы подняться на позицию первого прожектора.
Забавные выходили у них «свидания». На позорном для моряков юте у кормового шпиля, в бане, теперь в крохотной цилиндрической будочке прожектора. Командующий и полубог прятался. И, поскольку он командующий и полубог, прятки происходили на глазах сотен людей.
Они сидели под таинственно мерцающим громадным зеркалом, обнявшись, потому что форма станины заставляла прижиматься, и государь распрашивал Зануду.
- Победитель починил приёмник.
- Мастер-связист один из лучших в своём ремесле, это просто.
- Не думаю, пресветлый государь. То есть, может он и талантлив, но не только.
- Дитя готова сделать вывод?
- Наоборот, «дитя» осмеливается задать вопрос. Раз сделал, значит разобрался, как оно устроено. Без схем и книг. Это же новый приёмник, на крышечке написано, что «образца 22 года» и «секретно». Как получилось, что наука аборигенов находится практически ровно на нашем уровне?
- Князь Рнели мог бы продолжить. Если бы аборигены отставали от свободного народа лет на 30, главный пилот мог бы вести бой на паре десятков тысяч ярдов и уничтожать целые флоты совершенно безнаказанно.
- Пока это вам удаётся, пресветлый.
- Пока удача Рнели растёт… Но, если бы аборигены обгоняли свободных лет на 10, Вдохновение погибла бы даже не увидев атакующих. Управляемые по радио ракетные самолёты-снаряды, или даже устройства, использующие силу распада атомов. Брр…
- Значит, ритуал аборигенов был более направленным, чем вы думаете, пресветлый? Простите дерзость.
Зануда слегка приобалдела от собственной храбрости. Однако, говорят, что моряки храбрость ценят?
- Нет, дитя. Как описывал ритуал колдун, совершенно не направлен. Дело, скорее в инициаторе. Дитя помнит старого Т`Утана?
- Откуда бы мне, государь?
- Князь-диссидент Т`Утан – легенда свободного народа! Или хотя бы моряков.
- Я же не морячка.
- Князь Утан путешествовал в потусторонние миры. Потратил массу сил и довольно подробно изучил загранье. Через годы князь Рнели обладает скромной информацией. К тому же скромной информацией обладает аборигенный князец.
Вот тебе, «дитя» и «Рнели не лгут». Хотя, могла бы и догадаться, пресветлый всё время называл местного правителя князем, информации к размышлению было достаточно изначально.
Пожарницу болтало. О том, чтобы стоять в кокпите катера рядом с государем, речи не шло, для такого подвига требовались толстокожесть моряков. Кажется, государь вёл судёнышко на небольшой скорости, чтобы болтало всё-таки поменьше. Интересное проявление чуткости от психопата, записывать бы.
Дозаписываешься до того кормового шпиля, ага. Прошлый раз сама тянула верёвку на правах мстителя, но бывает же и по другому.
Флагман Северной армады аборигенов, Победа, выглядела как-то странно перекошенной. «Поймала торпеду носом.» - Пояснил между прочим государь: «Но на плаву держится пока и даже может сражаться.» Отдельным приключением выдался переход с катера на рейдер. Ноги промочили, скажем так. Все, кроме государя.
На большой девчонке имелась комната для совещаний. Огромная и полностью забитая людьми.
- Дитя Зануда, ксенозоолог дома Рнели! – представил её государь. «Дома»? Она, конечно, горожанка, но не челядь же. Ему всё равно, или подкалывает? Хотя, аборигены в таком виде сошли за зверушек. Как, интересно, перевёл Лев? – Дитя сообщит о первых последствиях деятельности князя Рнели в потустороннем мире.
Вот, значит, зачем был разговор под зеркалом. Рнели не лгут и Рнели крайне редко ошибаются… и ещё реже способны осознать ошибку, отсюда и кровавое соперничество между братьями. Государю понадобился буфер. С другой стороны, обсуждаться будет именно её мнение. Но подготовленное. Всё-таки безжалостный сукин сын. Зануда встала и прошла к пустому концу стола, поправила шали, ещё несколько секунд выгадала, прикинувшись, что перевязывает узел над поясом. Связист уверял, что у аборигенов заведено делать генералами исключительно мужеложцев. Интересно, государь и это учёл? Закурила и пару раз затянулась.
- Я много думала о происходящем. Как и все вы, моряки и воители.
Ещё 5 секунд. Пыхнула трубкой, ну хорошо, 1 секунда.
- И у меня имеются только вопросы, без ответов. Во-первых, почему вместо спокойной заправки в Полярном получился бой? Не было ли утечки информации? Вмешательство девчонок оказалось совершенно неожиданным, поэтому бой закончился крупной победой. Однако, захватывать Нарвик пришлось в бою с Отечественным флотом. Фактор неожиданности и на этот раз позволил добиться успеха. На этом, вероятно, преимущество внезапности полностью исчерпано. Цель как-бы достигнута, город уничтожен, порт захвачен. Следовательно встаёт второй вопрос – как его удержать? Вдохновение израсходовала 2/3 боекомплекта и практически не может сражаться, погиб один из миноносцев.  Нарвик не имеет береговой артиллерии, аэродромов и минных заграждений. Постоянная угроза атаки лёгких кораблей требует немедленного ухода рейдеров из Нарвика, но для длительного нахождения в море у нас слишком мало топлива.
Третий вопрос – в чём цель захвата и удержания порта? Союзники Англии в Скандинавии лишаются помощи и обречены рано или поздно сдаться, это так. Но помощь эта была весьма незначительной и вряд ли могла изменить ситуацию на фронте. Теперь же придётся каким-то образом заставить Швецию предоставить свою железную дорогу для снабжения гарнизона, или непрерывно терять транспорта, поскольку захватить господство на море вряд ли реально. В любом случае, защита Финмарка потребует нескольких дивизий, которые будут прикованы к своим позициям до конца войны.
В-четвёртых, гибель четырёх больших кораблей и двух авизо существенно ослабило силы англо-французского флота, значительно улучшив положение германского флота. Между тем победа нацистов является абсолютно неприемлемой с этической точки зрения и опасной политически. Возможно, князь-диссидент М`Рнели сумеет разгромить ещё один английский отряд, окончательно уничтожить ударные возможности Отечественного флота, что откроет нацистам дорогу на коммуникации Англии и Франции. Боюсь, уже теперь англичане будут очень осторожны. Что мы должны предпринять, если враг перестанет выходить в море?
Утрировала? Ну да и ладно, её теперь слушают. Зануда прошлась вдоль ряда кожаных спинок и повёрнутых голов, грызя мундштук погасшей трубки. Выводы! Выводы, однако, нужны.                       
– Я думаю, эти вопросы не имеют ясных и простых ответов. Значит ли это, что сражение было плохо задумано и дано единственно из желания получить пользу от пополнения флота Союза Демократических Государств. Теперь же необходимо определиться – продолжить наступление для достижения максимального эффекта, или отвести рейдеры далеко на северо-восток, изматывая англичан одной угрозой. Первый, активный, вариант представляется более опасным, но быстрым, а время работает против нас.

Хорошо сыграла? – пятый вопрос. Пресветлый взял слово следующим и говорил только о топливе, требовал рассмотреть различные возможности его получения, включая самые завиральные. Зануда гуляла вокруг стола, особо не слушая, план ей казался ясным, а обсуждение превратилось в спор аборигенов.
Мастер-связист не соврал, на Победе были кровати, как на берегу. Ну ладно, узкие, вдвоём тесно, государь сидел под дверью завернувшись в плащ и курил. Но – могло быть хуже. Вот могла же она влюбиться в чудовище? Конечно могла, что проще. А так – жёсткие белоснежные простыни, тепло, чугунный радиатор потрескивает от давления пара, бренди хорош, яблоко откуда-то достали в этой пустыне.
- Свара вышла ещё лучше, чем надеялся князь Рнели.
- А какова цель свары, пресветлый?
- У горожанки есть идеи?
- Заткнуть тех, кто тоже имеет мнение, обвинив в плохой работе и задав вопросы, на которые нет ответов.
- Несомненно. Проблема нефти неразрешима совершенно точно, но, если бы дитя не размягчила оборону аборигенов, вопрос бы заболтали.
- Вы знали? Пресветлый…
- Князь-диссидент был в столице.  Местной. Планирование шло примерно в том же ключе, а князь не привык пререкаться.
- И что теперь? Пресветлый…
- Князю-диссиденту кажется, что дитя чересчур скромна. К тому же М`Рнели надоело слышать «пресветлый» каждые десять секунд. От частой констатации наличия зависимости легче не становится.
- Между прочим, я на полгода старше вас. Государь…
Князь рассмеялся.
- Если вообразить, что горожанка доживёт до 23 лет, что в сложившихся обстоятельствах нелепо…
- Или?
- Протяните руки, гостья. Будет немного больно. Неожиданно и недолго. Рнели не мучают детей.
Всего-то убивают самозванцев. Чума!

Командный голос у главного пилота имелся и теперь князь им воспользовался, сон как рукой, как рукой.
- Одеваться нельзя. Возьмите мой плащ.
Рнели-то как раз оделся, колет затянут на все шнуры, рукава отстёгнуты, пояс обвешан сумками и кабурами. Ноги (внутренние уши, конечно) подтвердили подозрение, дифферент Победы за полночи изрядно вырос.
- Обуйтесь, но не завязывайте шнурков.
Сам бос.
- Шторм усилился, механические сотни утратили контроль над затоплениями. Скорее всего, сорвало пластырь. Девчонка перевернётся в течении десяти минут. Пока аборигены этого не понимают, у князя и почтенной минуты три, чтобы спокойно подняться наверх. Лев, к несчастью, совсем пьян. Лев обречён.
Государь отпил бренди с горла и вручил бутылку Зануде.
- Масла князь Рнели не носит. Пейте до дна, почтенная, ненадолго поможет, может быть Пожарница успеет.
Прервался.
- Князь Рнели не даст утонуть, покуда почтенная не умрёт от холода.
Всё-таки Рнели очаровательны в своей незамутнённости. «До дна» Зануда не сумела и бросила недопитую бутылку. Они прошли коридор и вышли на кормовую палубу башен.


Им Нас не понять, пойдём Гортхауэр!

 

#15 23.09.2022 20:20:05

Заинька
Контръ-Адмиралъ
k-admiral
stasik3
Откуда: Новгород
РМС Титан
Сообщений: 9179




Re: Когда гемолакрия не даёт читать в-м фантастику ...

Конец ознакомительного фрагмента

На самом деле просто более-менее прилизанного. Теперь нужно переключиться, займусь "Юлюсисом", как обещала втентакле, и токмо закончив, вернусь сюда. Думаю. ЕБЖ.


Им Нас не понять, пойдём Гортхауэр!

 

#16 24.09.2022 12:17:50

Заинька
Контръ-Адмиралъ
k-admiral
stasik3
Откуда: Новгород
РМС Титан
Сообщений: 9179




Re: Когда гемолакрия не даёт читать в-м фантастику ...

После суток, потом полдня беготни, потом полдня полёта, в продуваемом фюзеляже "дорнье" - проканает. У меня таких отмаз нету, но для антуража пусть лежит.

https://i.ibb.co/6RmsDYk/20220924-121551.jpg


Им Нас не понять, пойдём Гортхауэр!

 

Board footer