Сейчас на борту: 
NJ
   [Подробнее...]

#1 28.12.2008 17:05:16

Georg G-L
Капитанъ I ранга
k1r
stasik3
Откуда: Архангельск, Россия
ЕИВ Гвардейского экипажа яхта "Штандарт"
Сообщений: 11749




Вебсайт

Зимница

Все о переправе, но особенно о действиях флотских команд.
Корреснонденту известной лондонской газеты «Dailу News» удалось присутствовать при переправе наших войск через Дунай у Зимницы, и он в следующих выражениях описывает этот новый подвиг русской армии.

«Вернувшись 14-го июня вечером в главную квартиру 9-й пехотной дивизии, я получил там кое-какие сведения, заставившие меня тотчас же отправиться в Зимницу. Я узнал, что переправа через Дунай совершится в двух местах, в Турну-Маргурелли и из Зимницы в Систово. Полагали, что переправа у Зимницы будет самая важная, и потому я предпочел бытъ ее очевидцем. Прибыв в Зимницу, я застал там всю 14-ю дивизию, под начальством генерала Драгомирова, составляющую вместе с другою дивизиею, командуемый генералом Радецким, 8-й корпус русской армии. Генерал Драгомиров был занят приготовлениями к переправе. Считаю не лишним представить вам сначала подробное описание местности. Зимница находится почти напротив длинно раскинувшегося по берегу турецкого города Систово, возвышающегося на гребне крутого откоса, нависшего над Дунаем. По обе стороны Систово, на протяжении двух миль, турецкий берег имеет почти отвесный скат, образуя в некоторых местах перемежающиеся стремнины, позади которых, на отлогой вершине берегового откоса, зеленеют сады н виноградники, обрамленные на горизонте очертаниями кряжа скалистых гор, не покрытых никакою растительностыо. В двух милях ниже Систова, турецкий берег значительно понижается, представляя собою лощину, углубляющуюся во внутрь страны, внизу которой протекает речка, образующая при впадении своем в Дунай небольшой узкий залив. Вправо от этого залива находится турецкий лагерь, устроенный там, вероятно, потому, что туркам было совестно оставить этот пункт совершенно без защиты, а над этим лагерем, на гребнях сплошных высот, была размещена батарея позиционных орудий крупного калибра. Между заливом и Систовом были расставлены пушки, замаскированные купами ветвистых дерев, а вправо от них построен был небольшой редут, также вооруженный пушками. В этом редуте, по всей вероятности, не было более одной турецкой бригады; но самое укрепление это находилось на расстоянии однодневного пути от Рущука и Никополя. Вот все, что касается турецкого берега. В окрестностях Зимницы, румынский берег довольно высок, но между ним и собственно руслом Дуная, примыкающим непосредственно к откосам турецкого берега, лежит широкая полоса земли, покрытая частью зеленью, частью же состоящая из песчаного наноса и тинистой грязи. Полоса эта была перед тем залита водою и только недавно освободилась от нее. У Зимницы узкий рукав Дуная рассекает эту обширную отмель параллельно берегу, так что, в сущности, она представляет собою остров. Из Зимницы к пристани, построенной на Дунае, ведет дорога, устроенная поперек отмели в виде насыпи и заканчивающаяся мостом, перекинутым через дунайский рукав и соединяющим город с насыпью. Разливом Дуная насыпь была размыта, а мост снесен; поэтому русским необходимо было достигнуть отмели с помощью понтонного моста. Низменные части береговой полосы были во многих местах еще покрыты водою, в других же спавшая вода оставила после себя густой слой тинистого ила, в котором люди могли бы увязнуть по самую грудь. Образуемый дунайским рукавом низменный песчаный остров совершенно гол и только на самой окраине своей, против систовского залива, покрыт лесом, представляющим удобное прикрытие для войск. Вдоль всей систовской позиции, ширина Дуная имеет, по меньшей мере, до 800 метров и, кроме того, в этом месте течение очень быстро. Румынский берег, противолежащий турецкой позиции, спускается к дунайскому руслу отлогим скатом, так что не представлялось возможности подвести войска к Зимнице без того, чтоб не заметили их турки. Это последнее обстоятельство, быть может, и объяснит нам, почему именно турки заранее приготовились в этом месте к отражению переправы. Попытка русских перейти Дунай должна была совершиться неожиданно для турок, застигнуть их врасплох; поэтому-то оказалось необходимым отложить приготовления к переправе до наступления ночи. Дивизия генерала Драгомирова стояла впереди; ей поручен был, так сказать, почетный пост в общей диспозиции, и ожидали, что она переправится и будет на турецком берегу ранним утром. Дивизия князя Святополк -Мирского, имевшая назначение поддержать дивизию генерала Драгомирова, должна была совершить ночной переход из Лиссы и быть на позиции в Зимнице к 7-ми часам утра. Задача ее состояла в том, чтоб, в случае успеха, тотчас же последовать за дивизиею генерала Драгомирова; а на случай неустойки, она должна была принять сражение и форсировать переправу через Дунай во что бы то ни стало, хотя бы и ценою громадных жертв, так как великий князь Николай Николаевич заранее объявил, что ни под каким предлогом не примет никаких отговорок. Прочие дивизии расположились поблизости их и их держали на случай надобности. Воды Дуная могли побагроветь от крови, но русские войска должны были их непременно перейти. С наступлением сумерек, генерал Драгомиров начал делать приготовления. Прежде всего нужно было расположить, на приготовленных заранее местах, ряд полевых орудий вдоль окраин отмелей для обстреливания противоположного турецкого берега. Тем временем, пехота должна была перейти через всю отмель и укрыться на оконечности ее, выступающей против систовской позиции, за растущими там ивами и тростником. Темнота и всякого рода препятствия, представлявшиеся движению войск, и в особенности трудность перевозки орудий, были настолько велики, что все было готово лишь к восходу утренней зари. Моста не было; но для переправы войск было употреблено большое число гребных судов, в которых могло поместиться в каждом от пятнадцати до сорока человек. Суда эти были доставлены к дунайскому берегу на повозках через грязь и болота и спущены на воду ночыо, из-под нависших ветвей широко раскинувшихся ив. Войска садились на суда и отчаливали по мере того, как в воду спускались другие суда, прибывавшие к берегу. Генерал Драгомиров стоял все время на илистом берегу, напутствуя пожеланиями успеха отплывавших своих храбрецов. Он бы охотно первый указал им путь, но обязанности начальника удерживали его на берегу. Это доблестное славное поручение – вести первые отряды в бой, досталось на долю генерал-майора Иолшина, бригада которого состояла из волынского и минского полков. Суда шли вперед по одиночке, направляясь к небольшому заливчику вправо от Систова. Впоследствии, на помощь судам подоспел маленький буксирный пароход. В первый, быть может, раз турки не провели ночной вахты в глубоком сне. Находившиеся при них орудия тотчас же открыли огонь против плывших судов, против пехоты, толпившейся густою массою за зеленыо ив, а также против колонн, направлявшихся из Зимницы к окраине отмели. Одновременно с тем, с холмов, возвышающихся над заливчиком, против судов был направлен усиленный ружейный огонь. Турецкие стрелки заняли место, где должна была совершиться высадка. Недаром генерал Иолшин приобрел, во время кавказской войны, опытность и уменье внушать к себе доверие. Лодка его шла впереди других; турецкие же стрелки находились на расстоянии каких-либо 50 ярдов от берега. Он высадил горсть своих солдат и приказал им, не двигаясь с места, тотчас лечь в грязь. Один или двое солдат, при исполнении этого приказания, пали от турецких пуль. Генерал Иолшин, вслед за тем, завязал с неприятелем перестрелку, чтобы прикрыть место высадки для следующих лодок. Последние, одна за другою, подплывая к берегу, выгружали свой груз, и высадившиеся солдаты тотчас же следовали примеру первых и вступали в перестрелку, лежа в грязи. Наконец, накопилось достаточно войск. Тут же находился и молодой генерал Скобелев, добровольно присоединившийся к первой партии храбрецов. Генерал Иолшин приказал своим людям примкнуть штыки, подняться на ноги и последовать команде офицеров. Дружный, неудержимый порыв и громогласное «ура», покрывшее залп турецкого огня, потрясли воздух утренней зари. Турецкий залп раздался недаром: он уложил немало людей; но турки не выждали прикосновения штыков. Стрелки генерала Иолшина преследовали неприятеля на некотором расстоянии вдоль берегового ската, но затем остановились, так как не могли далеко уйти от операционного базиса своих колонн. Пока кипела перестрелка, гребные суда, хотя и медленно, но беспрестанно, сновали взад и вперед, от одного берега к другому, выгружая свежих солдат. Русские орудия открыли огонь, как только пальба турок дала знать, что неприятель не был застигнут врасплох. Но как бы ни был силен огонь, он все-таки не в состоянии заставить умолкнуть огонь противника. Турецкие гранаты взвивались в воздухе, падали в воду, свистали в ветвях ив, рассекали тростник и лопались среди колонн, двигавшихся по острову. Одна граната, выброшенная горным орудием, ударила в лодку, на которой находились два орудия, артиллерийская прислуга и батарейный командир. Лодка мгновенно пошла ко дну, и все находившиеся в ней погибли. Это единственное серьезное несчастие, случившееся во время переправы; но зато много солдат пало на обоих берегах. Несмотря на это, работа кипела быстро, и когда, в восьмом часу утра, я пошел к князю Святополк-Мирскому, стоявшему на возвышенности, перед Зимницею, то с противоположного берега было уже получено донесение, что бригада генерала Иолшина уже переправилась туда в полном своем составе, что там же находится и русская батарея, и что генерал Драгомиров, в свою очередь, переправился туда. Мы наблюдали некоторое время представлявшуюся глазам нашим картину. Налево от нас, на острову, массы войск ожидали приказания двинуться вперед к защищенной ивами окраине. Длинный ряд орудий, с жерлами, высовывавшимися над водою, не умолкая ни на минуту, громил противоположный берег. Русские гранаты, с изумительною правильностью, взлетая на воздух , метко ударяли потом в турецкий редут, построенный у Систова. Но турецкие артиллеристы упорно защищали свою позицию; как только замолкнет одно орудие, так в ту же минуту стреляет другое. В Систове, по-видимому, никого уже не было; словно весь город замер; но турецкие канониры храбро стояли у своих орудий, среди густых облаков пыли, поднимаемой разрывающимися вокруг них русскими гранатами. С русской стороны, ни одно из орудий, поставленных за деревьями, не умолкало ни на минуту. Бомбы и гранаты с ревом и треском ложились среди колонн, стоявших на острове; санитары бегали взад и вперед со своими носилками и быстро выносили из района огня окровавленные жертвы войны. Беспрестанные всплески воды обозначали пункты падения снарядов в Дунай, и нельзя было не изумляться тому, каким образом вся эта масса гранат, пролетая с визгом над тихо плывущими гребными судами, нагруженными тесно сплоченными кучками солдат, щадила их. Падение любого снаряда во внутрь такой барки произвело бы страшное опустошение; не менее ужасное действие произвел бы взрыв гранаты и среди теснившихся на берегу за ивами пехотных войск. Не трудно представить себе, сколь велики были бы потери русских, если бы турки занимали Систово в большом числе. Теперь же вся эта кровавая эпопея разыгралась как бы к удовольствию жителей Зимницы, перед глазами которых раскрывалась обширная панорама Дуная с низменностями, островками и отмелями, над которыми расстилался белым покровом густой пороховой дым. В Зимнице все было полно жизни, всюду слышались голоса, все суетилось и двигалось, представляя резкий контраст с гробовою тишиною, царившею в Систове. Князь Святополк-Мирский, получив донесение о переправе дивизии генерала Драгомирова, отдал приказание своим полкам спуститься на остров и приготовиться там к переправе. Перед тем, люди его дивизии, только что совершившие усиленный переход, отдохнули на траве за Зимницею. В ту минуту, как мы только что хотели сойти с возвышенности, с которой наблюдали бой, раздался крик, что турецкий монитор идет вверх по Дунаю. Действительно, за оконечностью острова показался корабль, с двумя трубами, медленно подвигавшийся вперед. Казалось, что гребным судам грозит опасность и можно было ожидать какого-нибудь нового молодецкого подвига с торпедами; но русские офицеры, к изумлению моему, не обнаружили ни малейшей тревоги, напротив, они как бы обрадовались появлениио дымившегося парохода. В самом деле, в наши подзорные трубки мы увидели, что то, что приняли мы за монитор, были два паровые баркаса, соединенные вместе и прибывшие для облегчения переправы русским войскам. Они прошли сквозь турецкий огонь, причалили к берегу несколько выше пункта переправы и стали на месте, в ожидании своего груза. Князь Святополк-Мирский, когда настала очередь его дивизии, стал на понтонный мост и пропустил ее мимо себя, приветствуя полки по мере того, как проходили они по мосту. Впереди 9-й дивизии шел полк стрелковой бригады, специально сформированной для настоящей войны и не состоящей ни при каком из корпусов. Дивизия Святополк -Мирского составлена из исторических полков, прошедших испытание в крымскую войну и понесших громадные потери во время великой осады Севастополя. Полки эти 33-й елецкий, 34-й севский, 35-й орловский и 30-й брянский. Они молодецки шли по крутому спуску и затем по мосту, перекинутому через дунайский рукав и болото. Выйдя на луг, они тотчас же наткнулись на не особенно приятное для них зрелище. Перед ними находился перевязочный пункт первой линии, где подавалась в серьезных случаях первая помощь перед отправлением раненых в госпитали, устроенные в Зимнице. Когда мы проезжали мимо этого пункта скорби и страданий, на окровавленных носилках лежало до двадцати человек раненых, ожидая каждый очереди предстоявшей ему операции. Некоторые из них с угасшими глазами, с помертвелыми лицами не нуждались более ни в каком уходе. Навстречу к нам несли красивого собою и еще молодого гвардейского офицера, у которого, как оказалось, была раздроблена нога. Поравнявшись с нами, отважный юноша привстал на локтях, чтоб отдать честь генералу, и, попросив у меня мою записную книжку, написал в ней телеграмму, чтоб уведомить своих родных и друзей, что он ранен не опасно. Несколько подальше, когда мы ехали позади орудий, сын главнокомандующего, великий князь Николай Николаевич Младший, отъехал от батареи, чтоб отдать честь нашему генералу. Члены русской императорской фамилии не щадят себя, когда прочие подданные русского царя жертвуют своею жизнью на поле брани. В России не существует обыкновения, в силу которого высокопоставленные лица подавали бы собою пример уклонения от трудных задач и обязанностей, налагаемых патриотизмом. Молодой великий князь уже переправлялся через Дунай и теперь, возвратившись с неприятельского берега, был, в полном смысле слова, в восторге от успеха предприятия. Несколько далее мы опять подъехали к другому перевязочному пункту. Пункт этот находился в районе действия огня турецких батарей у Систова. Вокруг него лежащая толстым слоем грязь была вся изборождена следами бомб и гранат. Тут было скоплено много раненых. Незадолго до нашего прихода, русская артиллерия заставила своим метким огнем замолкнуть неприятельские орудия, поражавшие всю эту местность. Я не могу здесь обойти молчанием прекрасное устройство русских лазаретов. Лазаретной прислуги вдоволь, и потому служба идет без малейших перерывов с такою же пунктуальностыо, как механизм часов. Молодые медики и санитары постоянно находятся при войске и чуть лишь ранен какой-нибудь солдат, он моментально же передается в руки медикам. Если рана серьезная — делается перевязка; при менее серьезных поранениях, санитары выводят солдата из рядов и, придерживая его, доводят до госпиталя, если только может он идти. Первым перевязочным местом был перевязочный пункт первой линии, у которого стояли лазаретные фургоны и с которого тяжело раненые прямо доставлялись на носилках на второй пункт, устроенный за второю линиею. Санитарная помощь кипела бы еще быстрее, если б транспорт раненых не затруднялся глубоким песком и еще более непролазною грязью, препятствовавшими движению и доводившими до отчаяния раненых, пробиравшихся к перевязочным пунктам пешком. Пропорция тяжело раненых была значительна. Стрельба турок была замечательно меткая. Подвигаясь далее, мы чуть было не провалились в грязь с нашими лошадьми. Тут я не мог не подивиться энергии и неутомимости, с которою русские солдаты, с полным грузом амуниции, пробивали себе дорогу по вязкому илу, погружаясь в него по самое колено. Войска были в этот день в полной походной форме и белые кителя, как видно, остались на этот раз без употребления. Распоряжение это, очевидно, объясняется тем соображением, что при такой легкой одежде, резкий переход от знойного дня к холодной ночи мог гибельно подействовать на раненых, да и, кроме того, холщевые полукафтаны представляли бы своею белизною слишком удобную цель для неприятеля. Выбравшись из тины, мы повстречались с партиею пленных турок. Это были по большей части иррегулярные солдаты, баши-бузуки, — люди рослые, крепкие, смахивавшие на бандитов; они с презрением глядели на всех . Между ними было несколько солдат низама, поразивших нас своим болезненным видом и страдальческим выражением лица. Партию замыкал разный сброд мусульман и болгар. За ивами было место, на котором были сложены мертвые тела. Все они были вздуты и уже посинели от действия палящих солнечных лучей. Сторожившие их солдаты с грустыо смотрели на отошедших в вечность товарищей своих. В этом месте трава была усеяна обрывками холста и сукна. Очевидно, что турецкие гранаты поработали здесь усердно. Две бомбы влепились в тину, когда мы подъезжали к воде. На склоне возвышенности, обрамлявшей залив, еще продолжался бой. Кажется, что турки соединилиеь в колонну за перевалом берегового спуска и вдохновившись новою отвагою, атаковали передовые посты бригады генерала Иолшина, линия которого, как должно полагать, не была достаточно и своевременно усилена подкреплениями. Турки оттеснили их и, должно быть, воображали опрокинуть неприятеля в Дунай, но, вступив в район стрелкового огня, они тотчас же повернули назад, а за ними последовала и турецкая батарея, удалившаяся вскачь, чтобы не попасться в руки победителю. После полудня, русская пехота окончательно утвердилась на высотах противоположного берега, господствуя над внутреннею Болгариею и имея за собою завоеванный ею Дунай. Таким образом, окончилось сопротивление, оказанное турками переправе русских сил через Дунай. Я не стану вдаваться в дальнейшие частности. Переправа совершилась неожиданно, быстро, с изумительною энергиею и с поразительным искусством. До последней минуты хранилась тайна; не было сделано ни малейшаго даже намека на подготовлявшееся событие. Император со своею свитою находился в Турну-Маргурелли, и как бы для того, чтоб еще более ввести неприятеля в заблуждение, еще накануне переправы произведена была усиленная бомбардировка Никополя. Достигнутый русскими громадный успех обошелся им, быть может, всего навсего в 1,000 человек убитых и раненых. Сегодня или, самое позднее, завтра утром, весь 8-й корпус будет на той стороне реки, равно как и стрелковая бригада. Завтра перейдет 30-я дивизия, а за нею, вероятно, и весь 12 корпус. Вся кавалерийская дивизия генерала Скобелева и кавалерийская дивизии: 8-го, 12-го и 4-го корпусов будут держаться наготове у Дуная, тогда как перешедшие колонны двинутся вперед к Тырнову. В этих колоннах будет находиться по меньшей мере 100,000 человек войска, что представит собою по истине несокрушимую силу».


Живым достанется почет, а мертвым орденов не нужно...

 

#2 28.12.2008 17:08:32

Georg G-L
Капитанъ I ранга
k1r
stasik3
Откуда: Архангельск, Россия
ЕИВ Гвардейского экипажа яхта "Штандарт"
Сообщений: 11749




Вебсайт

Re: Зимница

Гравюра Э. Даммюллера с наброска доктора Пясецкого по рисунку К. Брожа. Главная квартира государя императора Александра II в Зимнице. Июль 1877
http://s42.radikal.ru/i096/0812/d4/b5a62d46d897.jpg


Живым достанется почет, а мертвым орденов не нужно...

 

#3 20.02.2009 22:39:42

Georg G-L
Капитанъ I ранга
k1r
stasik3
Откуда: Архангельск, Россия
ЕИВ Гвардейского экипажа яхта "Штандарт"
Сообщений: 11749




Вебсайт

Re: Зимница

Ну и кто нам поведает о подвигах чинов флота при переправе?


Живым достанется почет, а мертвым орденов не нужно...

 

#4 21.02.2009 01:13:21

mister X
Мичманъ
michman
Сообщений: 545




Re: Зимница

"Из описания войны" составленого Главным штабом: "... в половине одиннадцатого часа утра перевезены были и батальоны 4-й стрелковой бригады на прибывших от Фламунды, под начальством капитан-лейтенанта Тудера, пароходе "Аннета" и двух баржах". И далее "Неожиданное появление турецких судов в то время, когда вся река у места переправы покрыта была понтонами и лодками, перевозившими войска, конечно, должно было произвести не малую тревогу, а потому немедленно были приняты меры к устранению опасности. По приказанию генерал-майора Рихтера: часть полевой артиллерии для обстрела турецкой флотилии должна была снова расположиться на позиции по левому берегу Дуная; паровые катера - "Петр Великий" (мичман Федосьев), "Опыт" (мичман Персин) и "Генерал-адмирал" (гардемарин Аренс), пришедшие от Фламунды, вслед за пароходом "Аннета", должны были идти на встречу неприятельских судов и атаковать их минами; наконец, команде моряков, понтонеров и уральцев, пасаженных на понтоны, приказано было подойти к монитору и бросится на абордаж.
Однако, до боя дело не дошло.
Как только передовой катер мичмана Федосьева вступил в Варденский рукав, а справого берега был открыт огонь 1-й батареей 14-й артиллерийской бригады и стрелками 3-го батальона Севского полка, то, уже подошедшие к Вардену, оба турецких судна, сделав несколько выстрелов, непричинивших вреда, повернули назад и ушли вниз по течению. (По турецким источникам, в это время между Рущуком и Систово еще оставалось три парохода, один монитор и деревянная канонерка)".

 

#5 21.02.2009 10:01:28

Georg G-L
Капитанъ I ранга
k1r
stasik3
Откуда: Архангельск, Россия
ЕИВ Гвардейского экипажа яхта "Штандарт"
Сообщений: 11749




Вебсайт

Re: Зимница

А вот есть ли список моряков награжденных за Зимницу?


Живым достанется почет, а мертвым орденов не нужно...

 

#6 23.02.2009 00:51:09

mister X
Мичманъ
michman
Сообщений: 545




Re: Зимница

1

По наградам списка не имею.
А вот в дополнение описание участия моряков а переправе (по Чубинскому):
"В ввиду необходимости содействия моряков при самой переправе армиии через Дунай, отряду флигель-адьютанта Шмидта, выступившему из Петербурга 27 мая, по прибытии на станцию Катила, близ Бухареста, начальником инженеров армии 3 июня дано предписание разделить свой отряд на две части и направить одну в Банясы близ Журжева, в распоряжение генерал-майора Рихтера, назначенного заведывать переправой через Дунай, а другую в Слатино на реке Ольте. В последнюю часть вошли три роты фрегата "Севастополь", численностью 508 человек: она под начальством капитан-лейтенанта Зубова, пришла в Слатино 4 июня, и поступила, на равне с другими, бывшими там морскими командами, в распоряжение капитана 1 ранга Новосильского. Первая же часть составилась из двух рот Гвардейского экипажа и Стрелковой, под начальством самого флигель-адьютанта Шмидта. Обе эти роты распределены были по 4 пантонным батальонам (3, 4, 5, и 6) и 9 июня вместе сбатальонами направлены в Зимницу, куда прибыли 14 июня, и в тот же день в 9 часов вечера  спустились к берегу Дуная.
Так как переправа Армии через Дунай окончательно назначена у Зимнцы с 14 на 15 июня, то и капитан-лейтенант Тудер, по прибытии в Турн-Магурели с 3 катерами из Мало-де-Жос, и по спуске их на воду, получил от начальника инженеров секретное предписание Е.И.В. Главнокомандующего принять пароход "Анета", и на нем с двумя баржами и 3 паровыми катерами следовать вниз по Дунаю к Зимнеце в распоряжение генерал-майора Рихтера, для содействия переправе. Согласнос этим капитан-лейтенант Тудер, приняв пароход, перебрал в нем машину, и вычистил котлы, работая безостановочно в течение трех суток, но паров не разводил, чтобы не возбудить подозрения у неприятеля, и даже трубу поставил когда уже пары были готовы и когда пароход, отдав швартовы, дал ход. Капитан-лейтенант Тудер
отправился по назначению  с пароходом и двумя баржами в час ночи с 14 на 15 июня, преследуемый орудийными и ружейными выстрелами неприятеля вплоть до Зимницы, где был встречен огнем неприятельских батарей из Систова, не причинившим однако же почти никакого вреда, пришел к Зимнице уже утром около 5 часов. Долженствовавшие следовать с ним 3 катера ("Петр 1", "Опыт" и "Генерал-Адмирал") вышли из  Фламунды по окончании минных работ, и потому пришли к Зимнецкой переправе немного позже, около 8 часов утра. Между тем в 2 часа ночи отвалил от берега десант на пантонах и паромах, на которых и распределены были обе роты флигель-адьютанта Шмидта; таким образом моряки приняли самое деятельное участие в переправе войск. По прибытии же капитан-лейтенанта Тудера спароходом "Анета" около 5 часов утра, он немедленно приступил к перевозке людей как на пароходе, так и бывших при нем  двух баржах. Пароход и баржи брали каждый раз два батальона, то есть такое количество, как все пантоны вместе взятые; бывший на пароходе за лоцмана грек бежал; почему переправа совершалась без него, под непосредственной командою капитан-лейтенанта Тудера. К вечеру 15 июня на туреком берегу было уже 30 т. нашего войска; из того числа пароход перевез более 20 т., а когда войска было перевезено уже достаточно, то пароход занялся перевозкой подвод на баржах, и вообще при переправе через Дунай  принес огромную пользу, как выразился флигель-адьютант Шмидт в своем донесении. При переправе убит лейтенант Добровольский, и несколько матросов убито и ранено.  Добровольский убит на патопленном неприятельскими выстрелами пароме при перевозке горной батареи. При переправе пароход и баржи подвергались перекрестному огню неприятельских батарей, причем палубы обоих барж пробиты в нескольких местах, а осколок гранаты попал в правый кожух парохода и расщепил его; при этом контужен состоящий по Адмиралтейству штабс-капитан Иванов и двое нижних чинов".

 

#7 29.03.2009 16:17:45

Fallschirmjager
Гость




Re: Зимница

mister X написал:

Оригинальное сообщение #35174
В последнюю часть вошли три роты фрегата "Севастополь", численностью 508 человек

Странно... если это броненосный фрегат "Севастополь", то почему его оставили без команды (из 635 человек забрали 508) в разгар компании? Известно, что "Севастополь" к 1880 году использовался в качестве учебного… и, видимо, это произошло уже в 1877 году. Возможно, именно оставление его без надлежащего присмотра и привело к тому, что корабль впоследствии стал учебным?

 

#8 06.09.2015 19:29:31

Georg G-L
Капитанъ I ранга
k1r
stasik3
Откуда: Архангельск, Россия
ЕИВ Гвардейского экипажа яхта "Штандарт"
Сообщений: 11749




Вебсайт

Re: Зимница

А всеж-таки кто составлял план переправы?


Живым достанется почет, а мертвым орденов не нужно...

 

#9 22.02.2016 13:46:24

jihajul
Участник форума
Сообщений: 2




Re: Зимница

Офицеры-картографы и составляли ;)

 

#10 10.03.2016 21:56:28

Georg G-L
Капитанъ I ранга
k1r
stasik3
Откуда: Архангельск, Россия
ЕИВ Гвардейского экипажа яхта "Штандарт"
Сообщений: 11749




Вебсайт

Re: Зимница

Офицеры-картографы и составляли ////

А кто конкретно?


Живым достанется почет, а мертвым орденов не нужно...

 

#11 15.05.2016 16:34:30

Юрген
Капитанъ II ранга
k2r
Откуда: С-Петербург
Сообщений: 7381




Re: Зимница

Georg G-L написал:

#12253
Все о переправе,

На мой взгляд это одна из самывх успешных операций русской армейской разведки за всю ее историю. Операция по форсированию Дуная была подготовлена тщательно. О планах и сроках операции знал очень ограниченный круг лиц (даже императоруАлександру II о начале операции сообщили за 4 часа до её начала). Приказы и распоряжения о форсировании и переправе отдавались только устно через офицеров; даже понтонным батальонам не было дано письменного маршрута, и к месту переправы их вёл офицер штаба армии. Всем лицам, которые непосредственно не участвовали в форсировании, место и срок форсирования или вовсе не сообщались или сообщались в самый последний момент. Назначенные для форсирования войска подводились к районам сосредоточения только в ночь на 26 июня и были расположены в Зимнице на день так, чтобы ничем не выдать своего присутствия наблюдателям с турецкого берега (палатки не разбивались, костры не разводились, для укрытия войск максимально использовались дома, рощи и овраги, весь район сосредоточения войск перед форсированием был оцеплен, ознакомление командиров передового с местностью в пункте будущего форсирования Драгомиров произвёл из окна своей квартиры в Зимнице За несколько дней до форсирования был пущен ложный слух о том, что форсирование состоится у Фламунды, по частям рассылались ложные приказы за подлинными подписями вышестоящих командиров. С 12 (24) по 15 (27) июня производилась бомбардировка в течение трех дней турецких крепостей Никополь и Рущук, которые выдавались за места будущей переправы[1]. Там же демонстрировалась подготовка форсирования главных сил. Понтоны и наплавные мосты для будущего форсирования были заранее сосредоточены и подготовлены в других местах и скрытно по ночам доставлены в район Зимницы, где были укрыты в протоке за крупным заросшим лесом островом Адду на Дунае под тщательной охраной.Артиллерийские батареи для прикрытия десанта были заранее расставлены по ночам вдоль Дуная, тщательно замаскированы, пристрелка будущих целей ими не производилась. Русские минные катера провели заранее серию операций против турецкойфлотилии на Дунае, нанесли ей потери и вынудили укрыться в базах. Выделенные к форсированию войска несколько дней производили тренировки по посадке-высадке на понтоны и действиям при их движении. В результате успешного применения комплекса мер дезинформации и маскировки русское командование достигло своей цели: ослабив своё внимание под Систово, турки готовились к отражению высадки десантов у Никополя.
http://s018.radikal.ru/i526/1605/1d/bad2f0b62e46t.jpg
Короче, если использовать современную терминологию, то черножопым вставили по самый помидор...

 

Board footer