Сейчас на борту: 
andrey4622,
Barrett,
jurdenis,
mangust-lis,
shuricos,
Ольгерд
   [Подробнее...]

#1 28.02.2009 14:40:11

Леонид
Гость




Повреждения крейсера "Сидней" в бою 19 ноября 1941 года

Повреждение от торпеды
Нос “Сиднея” лежит перевернутый на морском дне на краю палубы правого борта. Носовая часть значительно повреждена в результате отрыва от главной секции корпуса и удара об океанское дно. Однако разрыв вдоль левого борта носовой оконечности кажется почти неповрежденным от этих эффектов, и дает возможность предположить, что разрыв произошел у шпангоута (frame) 19. [хотя нос лежит вверх килем, оба якоря остались на своих местах].
Повреждения ближе к килю с левого борта показывают типичную вогнутость [корпуса] (concave indentation) от взрыва снаружи, вызванного попаданием торпеды. Эти повреждения показывают, что “Сидней” был поражен торпедой в левый борт. Поскольку край пробоины у шпангоута 19, детонация произошла в корму от этого места, между 19 и 30 шпангоутами. Вероятное место детонации, судя по состоянию обломков корабля, было поблизости от шпангоута 25, около купола сонара тип 125. Выгнутые (flaring) листы обшивки правого борта показывают, что повреждение от детонации торпеды на левом борту достигло правого борта и даже вызвало здесь пробоину или выпученность обшивки. Передачи слева направо энергии взрыва, вызвавшей эту выпученность, должны были способствовать цистерны пресной воды, расположенные поблизости от места детонации. Ничего необычного в том, что торпеда пробивает корпус насквозь, нет, что доказывает повреждение американского крейсера “St. Louis”.
Внутренности носовой оконечности серьезно повреждены. Палубы и переборки обрушились и лежат на верху перевернутой секции корпуса [с оборотной стороны бывшей верхней палубы]. Тяжелая якорная цепь все еще закреплена и видна тянущейся из обломков корпуса. Вероятно, обрушение палуб произошло в процессе затопления и не было непосредственным результатом торпедной детонации.
Главная секция обломков “Сиднея” носит следы значительных дополнительных (secondary) повреждений, вызванных различными причинами: взрывом торпеды, отрывом носа от основной части корпуса в процессе затопления, напором воды внутрь корабля при его гибели и столкновением корпуса с океанским дном.
Обшивка палубы полубака с правого и частично с левого борта выгнута вверх. Листы обшивки палубы полубака могут быть опознаны как подходящие к шпангоуту 19, и они отделились от деревянного покрытия палубы. С левого борта большая часть листа палубной обшивки обернулась вокруг стволов башни A.
Изучение главной части корпуса с правого борта показывает, что значительная часть обшивки борта была сорвана и выгнута вверх за башней A у шпангоута 35. Это повреждение можно было бы отнести на счет детонации боезапаса носовых погребов, но эта теория не подтверждается фотосъемкой корабля, показывающей, что переборки, окружающие погреба в этом месте, не тронуты. Из-за крена корабля, большого числа обломков и плохой видимости в этом месте сложно оличить повреждения от торпедного взрыва от последующих повреждений корпуса и повреждений, полученных в процессе затопления.
С левого борта лист обшивки оторван под углом 90º к остальному корпусу. Кажется весьма вероятным, что это произошло из-за торпедного повреждения, ослабившего структуру корпуса, и давления на корпус во время затопления. Снова сложно провести различие между торпедным повреждением и последующими повреждениями корпуса, вызванными затоплением. Обширность повреждений правого и левого бортов корабля из-за сочетания эффектов от торпедного повреждения и от затопления делает очень трудным точное определение размеров торпедного повреждения.
Не имея возможности точно определить радиус повреждения и место детонации, трудно аналитически оценить величину заряда торпеды, но полученные повреждения соответствуют одной торпеде с зарядом 280 кг взрывчатого вещества, сдетонировавшей около левого борта корпуса.

Отредактированно Леонид (28.02.2009 14:41:06)

 

#2 28.02.2009 14:43:21

Леонид
Гость




Re: Повреждения крейсера "Сидней" в бою 19 ноября 1941 года

Повреждения от снарядов и осколков
“Сидней” имеет сильные повреждения от снарядных попаданий с правого и левого борта. Здесь дается обзор повреждений, полученных “Сидней” от снарядов и осколков, идентифицированных в результате анализа фотосъемки. Показаны наиболее важные места попаданий и приведены примеры типичных повреждений, которые можно увидеть на “Сидней”. Более обстоятельные сведения о повреждениях даны в Приложении А.1.
Важно понимать, что этот обзор получен в результате исследования обломков, которые пролежали на морском дне 67 лет. Хотя корпус для этого срока сохранился в замечательно хорошем состоянии, в течение этого времени следы воздействия оружия были скрыты под слоями ила и коррозии. Также на состояние “Сидней” повлияли и повреждения, вызванные иными причинами, чем оружие противника. Например, есть большие повреждения от огня, который оставил следы на надстройке; в некоторых местах это затрудняет выявление снарядных попаданий. Также в процессе затопления части надстройки отделились от корабля, вызвав дополнительные повреждения, которые, вероятно, скрыли некоторые следы воздействия оружия, оставшиеся не выявленными. Хотя обломки “Сиднея” обследовались при помощи фотосъемки в течение многих часов, возможно, некоторые места повреждений были пропущены. Сделанные снимки были ограниченного разрешения, поэтому было очень трудно точно определить повреждения от осколков и снарядов меньших калибров. Также случались ошибки из-за угла и дистанции, с которых камера могла делать фотографии.
Свидетельства показывают, что “Сидней” получил большое число попаданий снарядов с обоих бортов. Обзор числа найденных пробитий корпуса “Сиднея” снарядами с правого, левого бортов и в неопознанных местах дан в таблицах. Трудно назвать точное число попаданий, так как некоторые снаряды могли делать по несколько пробоин в надстройке. Прилагаемые схемы 125-133 показывают местоположение повреждений, обнаруженных на “Сидней” и считающихся результатом воздействия оружия. Повреждения на этих схемах показаны в масштабе и показывают распределение повреждений по правому и левому бортам.
Таблица 18. Обзор попаданий в левый борт
Место попадания    Контактный взрыв    Пробитие корпуса    Не пробитие корпуса    Неизвестно    Итого
Надстройка    17    14    2    1    34
Башня А*    2    2    0    0    4
Башня B*    1    0    0    0    1
Катапульта*    2    0    0    0    2
Всего    22    16    2    1    41
Таблица 19. Обзор попаданий в правый борт
Место попадания    Контактный взрыв    Пробитие корпуса    Не пробитие корпуса    Неизвестно    Итого
Надстройка    13    17    12    0    42
Башня X*    0    1    0    0    1
Директор*    0    1    0    0    1
ТА прав. борта*    1    0    0    0    1
4" Gun Locker    1    0    0    0    1
Всего    15    19    12    0    46
* Могли поворачиваться независимо от корпуса, поэтому установление направления попаданий требует знания операционного статуса “Сиднея” в этот момент
Таблица 20. Неопознанное попадание в “Сидней”
Место попадания    Контактный взрыв    Пробитие корпуса    Не пробитие корпуса    Неизвестно    Итого
Неопозн. ящик    1    0    0    0    1
Всего    1    0    0    0    1

Отредактированно Леонид (28.02.2009 14:51:42)

 

#3 28.02.2009 14:53:35

Леонид
Гость




Re: Повреждения крейсера "Сидней" в бою 19 ноября 1941 года

Повреждения от пожара
Сведения о пожарах основаны на следах повреждения краски с изображений, полученных видео- и фотосъемкой. Очень часто они спровождаются коррозией, которая возникала там, где металл был поврежден осколками. Коррозия в местах, пострадавших от ржавчины, может прогрессировать из-за воздействия микроорганизмов в море, и ее наличие часто является доказательством повреждения от огня.  В некоторых местах трудно различить коррозию от микроорганизмов от коррозии, вызванной пожаром.
На основе данных о повреждения кораблей от пожаров был предпринят обзор повреждений “Сиднея” от воздействия огня.
Камера запечатлела свидетельства о пожарах в трех частях корабля. Анализ повреждений от пожара показан на схеме 146 и описан ниже.
[Следы пожара обнаружены:]
• По всей передней надстройке и по всей ширине палубы полубака, также как и расположенной ниже палубе с левого борта и верхней палубе с правого борта.
• В средней части под платформой для самолета поперек верхней палубы.
• На кормовой надстройке и верхней палубе левого борта и кормовой надстройке с правого борта под кормовым постом управления. Верхняя палуба также обгорела под башней X. Корпус с правого борта (нижняя палуба) носит следы пожара вокруг снарядной пробоины.

 

#4 28.02.2009 15:56:45

Pr.Eugen
Гость




Re: Повреждения крейсера "Сидней" в бою 19 ноября 1941 года

Отчёты на английском...Не много не мало - 414 страничек
http://www.defence.gov.au/sydneyii/DSTO … 3.0001.pdf - High Res (80MB)
http://www.defence.gov.au/sydneyii/DSTO … 001_LR.pdf - Low Res (18MB)
Ссылки ПРЯМЫЕ!!!

В перечне http://www.defence.gov.au/sydneyii/exhibits.htm много занятных документов.

 

#5 28.02.2009 16:19:27

Леонид
Гость




Re: Повреждения крейсера "Сидней" в бою 19 ноября 1941 года

Оттуда и дровишки. Спасибо уважаемому Cyr! Интересное чтение, оказывается.

Отредактированно Леонид (05.03.2009 11:21:40)

 

#6 28.02.2009 16:38:33

Леонид
Гость




Re: Повреждения крейсера "Сидней" в бою 19 ноября 1941 года

Корабельные шлюпки и плоты Кэрли
Обследование “Сиднея” показывает, что среди обломков нет следов спасательных плотов. Также нет шлюпок, оставшихся на своих штатных местах. Однако в месте катастрофы найдено большое число корабельных шлюпок, лежащих на морском дне. К несчастью, длительность пребывания шлюпок на дне увеличивает трудность приписания обнаруженных повреждений (deterioration) воздействию оружия или естественному разрушению. Более всего вероятно, что маленькие пробоины от осколков во внешней обшивке шлюпок стали местами, откуда началось физическое разрушение. Если повреждения значительны, это делает трудным приписание повреждений воздействию оружия. Качество фотографий также усложняет идентификацию мелких осколочных попаданий. Однако там, где обшивка не тронута, возможно обнаружить самые маленькие дыры и связать их с попаданиями осколков.
Изображение внизу показывает фотографии, сделанные с помощью подводной съемки. Рисунок 147 показывает остатки одной из 35-футовых моторных лодок, частично лежащей на боку и опрокинутой. Часть обшивки все еще цела, но часть исчезла, открывая металлический каркас. Средняя часть имеет значительные повреждения. Кажется, лодка почти разорвана пополам. В середине лодки металлические части и остатки оборудования. Обшивка на днище лодки почти не сохранилась. В носовой части она цела, и в ней видны несколько дыр, считающихся следами попаданий осколков. Краска в нескольких местах цела, и нет следов повреждений от огня.
Рисунки 148 показывают вторую 35-футовую моторную лодку, стоящую прямо на дне [то есть килем вниз]. Нос и корма в основном целы и имеют только незначительные следы повреждений от осколков и естественного разрушения. Уцелели руль, остатки внутреннего оборудования и мотора. Кажется, эта лодка в хорошем состоянии с ограниченными повреждениями (decay) деревянной обшивки и металлического каркаса. Внешняя обшивка явно в лучшем состоянии, чем у лодки с рисунка 147. Оборудование внутри пропало, очевидно, вывалившись за борт при погружении в воду. Наружная покраска в хорошем состоянии, и снова мало свидетельств повреждений от огня.
Рисунки 149 показывают остатки двух шлюпок, одна лежит на морском дне, а вторая поперек нее сверху. Шлюпка на дне – 36-футовая моторная и парусная пинаса, которая опознана по характерному румпелю и рулю. Шлюпка, лежащая на ней – 27-футовый вельбот (whaler), который можно опознать по изогнутым носу и корме (вельбот – это единственная лодка на борту “Сиднея”, имевшая такие характерные отличия). Поскольку пинаса была на левом борту “Сиднея”, есть большая вероятность того, что вельбот также был с этого борта. Пинаса выглядит значительно менее разрушенной, в сравнении с вельботом. Факт, что обшивка вельбота была внакрой, может объяснять ее обширное разрушение от времени. Обшивка вельбота сгнила, остался только каркас. Большая часть носовой оконечности пропала как с правого, так и с левого бортов. Увеличение показывает, что деревянный каркас имеет повреждения от воздействия огня, заметные на почерневшем дереве вокруг корабельного отличительного знака на борту. На снимке носовой оконечности пинасы видны повреждения обшивки, похожие на осколочные пробоины; это множественные проникновения сквозь внешний корпус, проделанные осколками снарядов. Видны также следы ржавчины, возникшей из-за присутствия стали в конструкции этой шлюпки. Большая часть внутреннего оборудования пинасы исчезла.
Рисунок 150 показывает 27-футовый вельбот на дне. Хотя изображение не дает ясного вида характерной формы носа и кормы, но конструкция каркаса идентична таковой у вельбота с рис. 149. Принимая во внимание, что на рис. 149 – вельбот с левого борта, вероятно, что это вельбот с правого борта. Фотография показывает почти полное сгнивание обшивки, при том, что каркас сохранился целым (очень похоже на другой вельбот). Есть свидетельство снарядного повреждения этой шлюпки – круглая пробоина в каркасе. Некоторые части каркаса шлюпки исчезли, но представляется затруднительным определение, произошло ли это от воздействия оружия, гниения или повреждения другими частями корабля в бою или при его гибели. Однако, принимая во внимание, что шлюпка сохранилась как целое, есть большая вероятность, что повреждения произошли от воздействия оружия. Внутри носовой части шлюпки сохранился якорь.
Изучение изображений “Сиднея” на морском дне показывает остатки, где должны были быть шлюпбалки (davits) катеров. Рисунок 151 показывает пустое гнездо кормовой шлюпбалки катера правого борта. Также ясно видна снарядная пробоина в корпусе, возможно, сделанная 150-мм снарядом, попадание, результатом которого должны были быть значительные осколочные повреждени 32-футового катера. Дальше вперед корпуса видны пустые гнезда носовой шлюпбалки этого катера. Эта фотография показывает также сильное повреждение корпуса от огня дальше к носу от гнезд шлюпбалки. На рисунке 152 видна часть стойки (cradle) для 27-футового вельбота на правом борту. Ее каркас с внешней стороны имеет осколочное повреждение, а корпус под стойкой значительно поврежден снарядами. Рисунок 150, считающийся изображением вельбота правого борта, показывает повреждения шлюпки, которые можно связать с этими попаданиями. Рисунок 153 показывает стойку 27-футового вельбота левого борта. Несмотря на следы физического разрушения, здесь мало свидетельств повреждений от попаданий снарядов и осколков. Известно, что часть надстройки поблизости была повреждена огнем, но, кажется, что огонь не повредил стойку. Рисунок 154 показывает левую стойку для гига (Gig), где были установлены два плота Кэрли модели 20. Есть четкие структурные повреждения вертикального опорного бимса и также осколочное повреждение горизонтального бруса стойки. Рису-нок 155 показывает места гнезд носовой и кормовой шлюпбалок катера левого борта. Корпус в этом месте сильно поврежден снарядами, шлюпбалки исчезли. Осколочные повреждения расположенных поблизости спасательных шлюпок были бы значительными. В этом месте есть также следы повреждений от воздействия огня.

Отредактированно Леонид (05.03.2009 14:03:12)

 

#7 04.03.2009 16:47:39

Леонид
Гость




Re: Повреждения крейсера "Сидней" в бою 19 ноября 1941 года

Другие конструктивные повреждения
Фотоизображения и видеосъемка обломков “Сиднея” содержат свидетельства конструктивных повреждений, случившихся в процессе затопления или при столкновении с океанским дном. Здесь показаны места этих повреждений и дается краткое объяснение их вероятных причин. Обнаружить эти повреждения важно, чтобы отличить их от повреждений, полученных во время сражения.

Отделение носовой оконечности
В начале этого отдела было отмечено, что носовая оконечность “Сиднея” отделилась от остальной части корабля. Первоначальной причиной этого была пробоина, вызванная попаданием торпеды. Характер торпедной пробоины уже был описан выше. Пересмотр фотографий показывает, что значительная часть корабельных конструкций в носовой части пропала. Можно обнаружить разлом в палубе полубака, его примерное место показано на рисунке 156. Разлом прошел приблизительно там, где заканчивалась деревянная обшивка палубы на шпангоуте 20. Носовая секция лежит посреди поля из обломков перевернутая вверх килем, но есть значительное количество других обломков остова и палубы, также лежащих в этом месте. Один разорванный и изогнутый кусок бортовой обшивки с двумя иллюминаторами с передней части корабля показан на рисунке 157. Эта часть, кажется, была оторвана от корабля, когда он затонул.
Разлом в палубе полубака, который можно видеть на рисунке 158, показывает, что палубные листы были разорваны вдоль швов и мест соединения. Нижняя часть конструкции корпуса и кормовая оконечность перевернутого носа кажутся скорее разорванными, чем раздавленными. Это показывает, что нос был скорее оторван и отломлен от корпуса, чем просто отделился.

Взрывные повреждения [здесь имеется в виду компрессия]
Взрывные повреждения вызваны сжатием воздушных мешков под сильнейшим наружным давлением. Это вызывает сгибание конструкций. Взрывные повреждения случаются на многих кораблях во время их затопления, особенно на тех, которые тонут быстро и до того, как все их внутреннее пространство заполнится водой. Например, обломки крейсера “Куинси”, погибшего в бою у острова Саво, демонстрируют повреждения, очень похожие на те, что обнаружены и на “Сидней”. Рисунок 159 показывает переднюю часть верхней палубы с правого борта. Верхняя палуба вдавлена внутрь, и борт также вогнут на большом протяжении, возможно, до водонепроницаемой переборки на шпангоуте 154.
На рисунке 160 показаны кнехты на квартердеке на левой стороне верхней палубы у шпангоута 196. Палуба вмята на несколько футов, обнажив ось кабестана на центральной линии корабля и слегка вогнув борт корабля внутрь.
Двигаясь дальше в сторону кормы, видим значительное сжатие в самой кормовой оконечности.
Следы вдавлений наблюдаются от кормы в нос корабля до примерно шпангоута 154 [район кормовой надстройки]. Повреждения видны на обоих бортах корабля. Как показано на рисунке 164, верхняя палуба около барбета башни Y треснула с обеих бортов, и в этом месте видна большая щель. Плита в передней части барбета также отделилась.

Удар о морское дно
Главная часть корпуса “Сиднея” показывает некоторые свидетельства повреждений, полученных, когда корабль ударился о морское дно. Кормовая часть несет следы повреждений, показанные на рисунке 164, хотя, возможно, эти повреждения были вызваны компрессионным сжатием. Дальше к носу есть свидетельства того, что удар о морское дно нанес повреждения винтам, валам и поддерживавшим их конструкциям. Один трехлопастной винт показан на рисунке 165. Это левый внешний винт и вал, они частично отошли (withdrawn) на 8–10 дюймов. Подпорка вала отделилась от корпуса, также видна ее сломанная верхняя стойка. Винт частично погружен в песок и ил.
Двигаясь вдоль морского дна дальше к носу, становится очевидно, что дно – это твердая скала без большого слоя ила. Столкновение с дном вызвало бы значительное повреждение нижней части корабля. Рисунок 166 показывает сломанный правый скуловой киль, покоящийся на морском дне. Киль вдавлен, и часть бортовой обшивки ниже листов броневого пояса кажется пострадавшей от компрессии. По длине вдавленная часть бортовой обшивки начинается от передней переборки машинного отделения A и продолжается в корму до конца скулового киля у шпангоута 135. Протяженность вдавленной или смятой части обшивки показана на рисунках 167 и 168.
Ближе к передней части корпуса палуба полубака согнута под углом почти 90º. Это могло случится в процессе затопления, но, более вероятно, произошло, когда корпус остановился на морском дне. Рисунок 169 показывает люк (WT hatch) впереди от барбета башни A на палубе полубака. Палуба явно погнута, этот тип повреждений не кажется связанными с другими разрывами конструкции в носовой части, описанными выше.

Повреждения от столкновений
Последний тип повреждений, обнаруженных при изучении места катастрофы, это повреждения от столкновений. Когда “Сидней” тонул, несколько больших обломков отломились от корпуса, например, мачты и трубы, и столкнулись с другими частями разрушенного корабля. Изображение на рисунке 170 показывает носовую стенку надстройки, около командирской рубки и мостика. Передняя часть мостика смята и раздавлена над командирской и штурманской рубками. Это свидетельствует о том, что мостик был раздавлен. Правая сторона мостика оторвана, а левая согнута. Это жестокое повреждение почти определенно произошло, когда корабль тонул, так как пуленепробиваемая крыша над компасной платформой на палубе верхнего мостика лежит целой в обломках напротив Директора. Маловероятно, что она уцелела бы, если б не отделилась от корабля до того, как произошло повреждение мостика и палубы верхнего мостика. Возможно, большой обломок ударил по мостику, когда корабль затонул.
Столкновения такого характера могут иметь отношение к некоторым повреждениям верхней части надстроек.

Повреждения от естественного разрушения (deterioration)
Рисунок 171 показывает потеки ржавчины, связанные с постепенным разрушением стали “Сиднея”. Похожие следы ржавчины также найдены на “Титанике”, который на 30 лет старше. Есть несколько мест, где стальная обшивка разрушена в большей степени, чем в других местах по соседству.
“Сидней” имел деревянную палубу. Дерево на “Сидней” выглядит потемневшим и уменьшившимся по толщине. Гвозди (studs), прикреплявшие дерево к стальной палубе, в нескольких местах торчат сквозь остатки дерева. Пакля (caulking material) кажется неповрежденной.
В свое время было обнаружено, что деревянная палуба исчезла с остатков “Титаника”, остались только куски пакли. Предполагалось, что дерево было уничтожено морскими организмами.
Возможно, что на состояние дерева на “Сидней” повлиял огонь. С этим связано уменьшение толщины и изменение цвета. Однако против этого следующие факты:
• Краска на стальных конструкциях “Сиднея” не повреждена огнем во многих местах, прилегающих к деревянной палубе,
• Пакля кажется сравнительно неповрежденной.
Деревянная палуба не принималась во внимание при оценке повреждений от огня.

 

#8 05.03.2009 11:18:07

Леонид
Гость




Re: Повреждения крейсера "Сидней" в бою 19 ноября 1941 года

Вооружение
Ниже дается обзор состояния вооружения “Сиднея” в настоящий момент.

152-мм орудия и система управления огнем
Может быть получено мало достоверной информации из-за неясной природы повреждений, полученных при затоплении. Рисунок 174 (компьютерная схема) – приблизительная реконструкция финального положения всех орудий “Сиднея”. Рисунок 175 показывает приблизительное возвышение стволов орудий башен A и B. Рисунок 176 – фотография башни A. Часть палубы обернулась вокруг орудий этой башни. Фотография башни B показана на рисунке 177 – эта башня направлена приблизительно на угол 90º [на левый борт] с углом возвышения стволов орудий примерно 15–20º. Стволы орудий башни B стоят под разными углами возвышения. Башня B получила единственное не проникающее снарядное попадание в лобовую плиту, а также попадание в основание с левого борта.
Рисунок 178 показывает приблизительное финальное положение башен X и Y. Обе эти башни приблизительно направлены под углом 45º на левый борт. Орудия башни X опущены примерно под углом -5º. Стволы орудий башни Y стоят под углом 0º (правое орудие) и -5º (левое орудие) соответственно. Башня Y выглядит существенно не поврежденной.
Управление огнем 152-мм орудий осуществлялось с башенки Директора (DCT). Эта башня обнаружена на дне среди прочих обломков и показана на рисунке 181. Основанием для нее на корабле была крыша мостика. Так как башня Директора и крыша мостика, вместе с остатками их оборудования, обнаружены в непосредственной близости от корабля, предположено, что башня Директора отломилась от корабля в процессе затопления. Передняя сторона мостика сильно раздавлена. Возможно, контрольная башня нанесла некоторые из повреждений, когда отделилась от корабля, унося с собой крышу мостика. Если основываться на этом свидетельстве, Директор не был снесен с корабля в результате прямого воздействия неприятельского оружия до затопления.

102-мм пушки и управление их огнем
Ниже описывается состояние палубы, где стояли 102-мм пушки. Не может быть получено достоверной информации об их финальном положении из-за дополнительных повреждений, случившихся во время затопления. Палуба имеет повреждения с левого борта, где она вдавлена вниз. Кормовая орудийная площадка (strut) с левого борта также была повреждена. С правого борта, кажется, было попадание снаряда в палубу над торпедным аппаратом. Кормовая орудийная площадка с этого борта также была смещена.
Приблизительное финальное положение 102-мм пушек показано на рисунке 183 (компьютерная схема). Три из четырех 102-мм пушек “Сиднея” (обе с левого борта и кормовая с правого) все еще стоят на своих основаниях на пушечной палубе. Вокруг основания левой носовой пушки обернута [полоса металла], предположительно, часть кормовой трубы. Пушка направлена под углом примерно 135º влево с углом возвышения около 15º. Левая кормовая пушка имеет угол возвышения приблизительно 80º и направление около 125º. Правая кормовая 102-мм пушка направлена примерно на 135º на правый борт с углом возвышения около 15º. Четвертую пушку (правую носовую) можно обнаружить среди обломков, разбросанных на морском дне.
К перилам, установленным вокруг 102-мм пушек “Сидней”, были добавлены защитные листы. В кормовом конце бортовой палубы правого борта видны остатки этой защиты. Все четыре готовых к использованию снарядных ларя (ready use lockers) исчезли с правого борта, один из них лежит на дне среди прочих обломков. Кажется, что этот ларь имеет повреждения от снарядных или осколочных попаданий.
Стрельба 102-мм пушек контролировалась постом управления зенитным огнем (HACS). Он был найден среди обломков на морском дне, и, вероятнее всего, был потерян во время боя вследствие прямого попадания в основание башенки Директора. Это должно было повлиять на точность огня 102-мм пушек. Есть свидетельства значительных повреждений правой стороны надстройки под Директором, которые можно связать с его падением вскоре после попадания.

Малокалиберное оружие
Четырехствольные пулеметы “Сиднея” больше не находятся на палубе. Вероятно, они были смыты за борт во время затопления корабля.

Торпедные аппараты
Анализ фотосъемки обломков “Сиднея” показывает, что оба торпедных аппарата с правого и левого бортов сорваны со своих мест. То, что от них осталось, лежит на дне моря. Палуба зенитных пушек над левым бортовым аппаратом деформирована [вдавлена] вниз. Вероятно, это вторичное повреждение, а не прямое следствие неприятельских попаданий. Кормовая подпорка, поддерживающая эту палубу, не выдержала.
Возможно, есть повреждения от попадания в корпус под левым бортовым торпедным аппаратом снарядов меньшего калибра, но из-за недостаточного качества изображений это нельзя сказать с уверенностью.
Под правым бортовым аппаратом есть следы от четырех непроникающих попаданий 150-мм снарядов, и, возможно, аппарат был поврежден их осколками.
Оба торпедных аппарата лежат перевернутые на морском дне. В одном из них остались две торпеды, в другом три.
Рисунок 193 показывает торпедный аппарат, содержащий три торпеды. Все торпеды в трубах имеют повреждения, торпеда во внешней [левой] трубе – самые большие.
Рисунок 194 показывает внутренне устройство 533-мм торпеды. Из него видно, что повреждения торпед произошли в месте между боеголовкой и воздушным цилиндром торпед. Если бы снаряд повредил боевую часть торпеды, случилась бы детонация. Это явно не тот случай, так как торпеды и аппарат сохранились как одно целое.
Первоначальное местонахождение торпедных аппаратов определялось двумя способами. Первый метод основан на изучении оригинальных чертежей, которые показывают устройство аппаратов. На аппарате с рисунка 195 видны платформа [с левой стороны] и привод управления на внутренней стороне. Значит, этот аппарат был с правого борта.
Другим показателем первоначального местонахождения аппаратов стали буквы, нанесенные на крышки труб. Они использовались для определения порядка стрельбы торпед. Рисунок 196 показывает присутствие чеканных букв, наклеенных на крышки, увели-чение позволяет разобрать буквы Q и Z на двух внешних крышках [Q – кормовая труба, а Z – носовая]. Это позволяет установить, что аппарат был с правого борта. Он все еще содержит три торпеды. Можно предположить, что три оставшиеся торпеды заполнили первые три позиции (Q – X – Y) по порядку стрельбы аппарата, четвертая (Z) пропала.
Аппарат, содержащий две торпеды, показан на рисунке 198. Внешняя сторона крайней левой трубы вогнута внутрь с переднего конца. Возможно, это повреждение было получено при ударе аппарата о дно. Платформа и ручной привод управления пропали.
На рисунке 199 – крышки торпедного аппарата, содержащего две торпеды, на крышке внешней трубы ясно видна перевернутая буква E, на соседней – R. Это последние две трубы в последовательности стрельбы аппарата левого борта (F – I – R – E).
Среди прочих обломков на дне есть одна торпеда. Она повреждена ближе к ее хвосту, возможно, в процессе затопления. Это подтверждается фактом, что часть, которая имеет повреждения, была бы защищена трубой торпедного аппарата. Невозможно определить, из какого аппарата эта торпеда.
Включая торпеды в аппаратах, всего обнаружено шесть невыстреленных торпед из восьми, составлявших торпедное вооружение “Сиднея”. “Сидней” не нес запасных торпед, чтобы перезарядить аппараты после стрельбы.
Полученные изображения не позволяют сказать, были ли торпедные аппараты “Сиднея” использованы во время сражения и находилась ли их команда на боевых постах или нет. В нескольких сохранившихся отчетах с “Корморана” говорится о четырех торпедах, которые были выпущены “Cиднеем” после поворота влево. Это совершенно невероятно, так как только две из торпед “Сиднея” не найдены на месте его гибели.

 

#9 05.03.2009 11:50:57

Jackson King V
Гость




Re: Повреждения крейсера "Сидней" в бою 19 ноября 1941 года

Леонид написал:

Оригинальное сообщение #37193
Факт, что вельбот is a clinker built boat [помогите перевести?] может объяснять обширное разрушение его обшивки от времени.

Обшивка "внакрой", так же, как на нашем Ял-6.

 

#10 05.03.2009 14:04:10

Леонид
Гость




Re: Повреждения крейсера "Сидней" в бою 19 ноября 1941 года

Благодарю, исправил

 

#11 07.03.2009 07:28:23

Леонид
Гость




Re: Повреждения крейсера "Сидней" в бою 19 ноября 1941 года

Предположения

Анализ боя между “Сиднеем” и “Кормораном” основан на большом числе предположений относительно последовательности событий, состояния погоды и других факторов. Эти предположения были сделаны комиссией по повреждениям.

Ход битвы между “Сиднеем” и “Кормораном”
1. В этом разделе исследования комиссии были сделаны следующие предположения относительно хода битвы между “Сиднеем” и “Кормораном”:
2. В среду 19 ноября 1941 года “Сидней” следовал южным курсом из пролива Сунда в направлении Фримантла.
3. В полдень 19 ноября “Корморан” шел курсом 25º со скоростью 11 узлов. Его позиция была 111º восточной долготы и 26º 34’ южной широты. Была средняя зыбь с юго-запада при состоянии моря 3 балла. Видимость была очень хорошей.
4. В 16.55 вахта в вороньем гнезде “Корморана” заметила слева по носу судно, идущее примерно на юго-юго-запад. После первоначального обнаружения продолжали делаться поправки к описанию цели. Первоначальная идентификация изменена на 2 парусных судна, потом на несколько судов, потом на два столба дыма, что показывало присутствие эскортного судна.
5. Незадолго до 17.00 на “Корморане” прозвучал сигнал тревоги. “Корморан” повернул влево на курс 260º и увеличил ход до полного, 14 узлов.
6. В 17.00 судно, замеченное “Кормораном”, было опознано как крейсер типа “Перт”. “Сидней” продолжал идти южным курсом. “Корморан” лег на курс 250º, в направлении солнца.
7. “Корморан” начал выпускать густой дым из-за поломки в четвертой машине.
8. В 17.05 машинное отделение “Корморана” сообщило на мостик о проблемах в четвертой машине.
9. Примерно в это же время “Сидней” изменил курс и повернул в направлении “Корморана”. В этот момент он был в 15000 метров. “Сидней” начал передавать прожектором сигнал “NNJ”. “Корморан” поднял позывные “Straat Malakka”.
10. В 17.35 четвертая машина “Корморана” была отремонтирована и работала на 8 цилиндрах. Когда “Сидней” был уже в 8000 метрах, “Корморан” прекратил измерение своим 3-метровым дальномером в надежде сохранить маскировку. “Корморан” продолжал отслеживать дистанцию с помощью 1,35-метрового дальномера. Тем временем был продолжительный обмен сигналами между двумя кораблями.
11. “Сидней” медленно приблизился к “Корморану” со стороны кормы с правого борта. Теперь “Сидней” был виден с “Корморана” как узкий силуэт.
12. В 18.00 “Корморан” отправил на 600-метровой волне (wave-band) радиосигнал (w/t signal) “QQQ STRAAT MALAKKA 111º EAST 26º SOUTH”. Береговая станция повторила сообщение и запросила дальнейшей информации.
13. В 18.15 “Сидней” был справа от “Корморана” на расстоянии 900 метров. Весь его силуэт был виден немцам. Башни главного калибра “Сиднея” со 152-мм орудиями были направлены на “Корморан”.
14. В 18.25 винт корабельного самолета “Сиднея” “Уолрус” перестал вращаться. “Сидней” просигналил на “Корморан”: “Поднимите ваш секретный позывной. Дальнейшая отсрочка может только ухудшить ситуацию”.
15. В 18.30 командир “Корморан” отдал приказы спустить голландский флаг и поднять германский, убрать маскировку и трем оружейным офицерам [артиллерийским и торпедным?] открыть огонь. К тому моменту, когда эти приказы были отданы, 150-, 37- и 20-мм пушки “Корморана” были заряжены и готовы к бою. “Сидней” шел ближе к корме “Корморана”.
16. “Корморан” выпустил две торпеды из палубной торпедной батареи правого борта. В это время он шел на скорости 14 узлов, и торпеды были выпущены с отклонением 90 или 80º. В то же время "Корморан" сменил курс на 260º и одновременно его орудия выстрелили по “Сидней”. Первые снаряды упали с недолетом.
17. Дистанция для орудий “Корморана” была поднята до 400 метров. Теперь “Корморан” дал второй залп из орудий номер 3, 4 и 5. Примерно через 4 секунды были отмечены попадания снарядов “Корморана” в мостик и башню Директора “Сидней”.
18. С “Сиднея” по “Корморану” был дан полный залп. Попаданий в “Корморан” не было.
19. С 5-секундными промежутками “Корморан” поразил “Сидней” еще двумя залпами. Снаряды попали в среднюю часть корабля, в мостик и самолет, который загорелся. 150-мм орудия “Корморан” были направлены левее, чтобы стрелять по носовым башням “Сиднея”. 20-мм пушки и 37-мм пушка правого борта “Корморан” cтреляли по зенитным орудиям “Сиднея”, его торпедной батарее и мостику.
20. После пятого залпа “Корморана” башня X “Сиднея” вела по “Корморану” быстрый и точный огонь. Снаряды башни X попали в трубу “Корморана”, уничтожили одну из радиорубок. Еще один снаряд пробил обшивку впереди мостика “Корморана” прямо над главной палубой.
21. Башня Y “Сиднея” сделала 2 или 3 залпа по “Корморан”. Все снаряды легли неточно.
22. Башни A и B “Сиднея” замолчали.
23. Примерно в то время, когда “Корморан” сделал восьмой и девятый залпы, его торпеда поразила “Сидней” впереди носовой башни. Вторая торпеда прошла перед носом “Сидней”. После торпедного попадания носовая часть “Сиднея” почти полностью погрузилась в воду.
24. Пока “Корморан” сохранял курс 260º,  “Сидней” резко повернул на обратный курс. Было видно, что крыша башни B “Сиднея” упала за борт.
25. Примерно в 18.35 “Сидней” прошел за кормой “Корморана”. При этом его башни остались развернутыми на левый борт.
26. Густой дым вырывался из трубы “Корморана” из-за пожара, который начался в его машинном отделении. Управление огнем орудий было передано с сигнальной палубы на кормовой пост. Кормовое 150-мм орудие номер 6 “Корморана” начало обстреливать “Сидней”, пока дистанция не возросла до 4000 метров. Вспомогательные пушки “Сидней”, возможно, не действовали.
27. Примерно в 18.45 “Корморан” повернул влево в надежде полностью уничтожить “Сидней”. Вскоре после этого обороты машин “Корморан” резко упали. Была потеряна связь с машинным отделением.
28. “Корморан” держал курс 240º. В это время были видны четыре торпедных следа, прошедшие за кормой “Корморана”. “Корморан” испытывал жестокую вибрацию. На мостике “Корморан” было получено сообщение, что машины и все противопожарное оборудование вышли из строя. В машинное отделение был отправлен посыльный с приказом постараться оставить одну машину работающей.
29. Примерно в 18.50 управление огнем “Корморана” вернулось на сигнальную палубу. Все орудия начали стрелять по “Сидней” с дистанции 6000 метров. “Сидней” двигался курсом приблизительно на юг. Он шел на малой скорости. Полубак был погружен в воду. Между мостиком и кормовой трубой пылал пожар. “Сидней” продолжал получасть попадания с “Корморана”.
30. В 19.00 в “Сидней” была выпущена одиночная торпеда с отклонением 110º на скорости 15 узлов, крейсер в это время был в 7000 метров от “Корморан”. Торпеда прошла за кормой.
31. В 19.25 на “Корморане” был отдан приказ прекратить огонь. Последняя замеренная дистанция до “Сиднея” была 9000 метров. Последний выстрел был сделан с дистанции 10400 метров в направлении (или на курсе?) (on a bearing) 225º. Некоторые из орудий “Корморана” вышли из строя из-за перегрева стволов. К моменту прекращения огня 150-мм орудия “Корморана” выпустили по “Сиднею” приблизительно 500 бронебойных и 50 фугасных снарядов.
32. На “Корморане” была предпринята попытка проникнуть в машинное отделение. Она не удалась. “Корморан” был весь в огне, и, так как противопожарное оборудование не работало, был отдан приказ покинуть корабль. На минной палубе поставили вахту. Шлюпки и спасательное оборудование, которые не зависели от электроснабжения, были спущены на воду. Состояние моря было от 3 до 4 баллов.
33. “Сидней” был потерян из виду в сумерках около 20.00. На удалении 16000 метров от “Корморана” он больше не мог быть виден. Его курс в то время, как он пропал из виду, был около 150º. Большой пожар в направлении “Сиднея” мог быть виден примерно до 23.00.
34. Около 22.00 все спасательные средства “Корморана” были на воде. Около 120 человек оставалось на борту “Корморана”, большинство офицеров и унтер-офицеров. Минный склад начал заполняться дымом. Был отдан приказ извлечь шлюпки из люка № 1. Две шлюпки удалось извлечь вручную, операция заняла около часа. Из подводного аппарата “Корморана” была выпущена торпеда.
35. В 00.55 20 ноября в левом носовом топливном танке “Корморана” были заложены подрывные заряды. Густой дым заполнил минную палубу.
36. В 01.00 флаг “Корморана” был спущен, подрывные заряды активированы. Командир и минный офицер “Корморана” сошли в последнюю шлюпку. В 01.10 подрывные заряды взорвались. Произошел сильный взрыв, обломки падали вокруг спасательных плотов с выжившими. В 01.35 “Корморан” быстро затонул кормой вперед.

Отредактированно Леонид (06.09.2015 14:25:59)

 

#12 08.03.2009 07:21:25

Леонид
Гость




Re: Повреждения крейсера "Сидней" в бою 19 ноября 1941 года

Расположение команды на боевых постах
Ниже дается приблизительное расположение команды “Сиднея” в боевых условиях (так называемая “Первая степень боевой готовности”). Заметьте, что список охватывает не всю команду “Сиднея” и не все помещения корабля. В частности, состав и размещение машинной команды (кочегаров) не может быть детально установлено.
Предположения таковы:
1. На мостике находились:
а. четыре офицера (командир, штурман, вахтенный и помощник вахтенного)
б. четыре рядовых (радисты и рассыльные)
в. семь сигнальщиков
г. три рулевых.
2. В башне Директора:
а. в переднем помещении (называемом Директором) – четыре человека
б. в заднем помещении – четыре человека (старший артиллерийский офицер, артиллерийский офицер, офицер-корректировщие и телефонист).
3. В контрольной станции (high-angle control station) – четыре или пять человек.
4. На сигнальной палубе (flag deck) – от 11 до 14 сигнальщиков.
5. В кормовом посту управления – три человека.
6. Каждая из трех прожекторных платформ обслуживалась двумя моряками.
7. В каждой из четырех башен (в орудийном помещении) было 20 человек:
а. башенный офицер
б. башенный унтер-офицер
в. телефонист
г. по семь человек у каждого орудия
д. три человека на местном управлении огнем (local control cabinet).
8. Дополнительно 152-мм орудия обслуживали:
а. в каждом из четырех снарядных погребов – от трех до четырех человек. Они могли быть членами вспомогательных служб – стюардами, коками, музыкантами
б. в обоих 152-мм зарядных погребах – четыре рядовых
в. в каждом из четырех хранилищ кордита – от двух до трех человек.
9. На зенитной палубе каждую из четырех 102-мм пушек обслуживали семь человек со старшиной и ответственным офицером на этой палубе.
10. Каждую из двух торпедных установок обслуживали пять торпедистов, в том числе двое старших и унтер-офицер. Офицер и главный унтер-офицер отвечали за торпед-ные батареи.
11. По трое моряков управляли каждой из трех палубных многоствольных пулеметных установок.
12. На квартердеке от трех до четырех человек управляли глубинными бомбами (depth charges).
13. В кормовом (аварийном) рулевом отсеке находилось пять моряков, стоявших у аварийного рулевого привода.
14. В отношении гидросамолета “Уолрус” и катапульты:
а. шесть членов авиационного персонала и один морской наблюдатель составляли команду, обслуживавшую самолет
б. пять кочегаров готовили к запуску катапульту.
15. В нижнем рулевом посту находилось четыре человека:
а. исполнительный офицер и
б. три человека – сигнальщик, радист и посыльный.
16. В радиорубках (главной, второй и вспомогательной) находилось 25 человек.
17. Члены вспомогательных корабельных служб могли дополнительно занимать посты в канатных, радиорубках и генераторных отсеках.
18. Торпедисты (корабельные электрики), которые не входили в команды торпедных аппаратов, работали с электрооборудованием.
19. Кочегары, в дополнение к тем, которые находились в машинных отделениях, котельных отделениях и в команде катапульты, могли работать у других механизмов, например, у насосов.
20. К буфету были приписаны четыре гражданских.

Отредактированно Леонид (12.03.2009 03:54:11)

 

#13 08.03.2009 09:41:55

Сумрак
Контръ-Адмиралъ
k-admiral
anna3 stas3
Откуда: на краю Ойкумены
Тяжелый крейсер Myoko
Сообщений: 3390




Re: Повреждения крейсера "Сидней" в бою 19 ноября 1941 года

Я правильно понял?

Леонид написал:

Оригинальное сообщение #39872
В 18.30 командир “Корморан” отдал приказы спустить голландский флаг и поднять германский

дистанция - 900 метров

Леонид написал:

Оригинальное сообщение #39872
25. Примерно в 18.35 “Сидней” прошел за кормой “Корморана”. При этом его башни остались развернутыми на левый борт.
26. Густой дым вырывался из трубы “Корморана” из-за пожара, который начался в его машинном отделении. Управление огнем орудий было передано с сигнальной палубы на кормовой пост. Кормовое 150-мм орудие номер 6 “Корморана” начало обстреливать “Сидней” с дистанции 4000 метров. Вспомогательные пушки “Сидней”, возможно, не действовали.

через пять минут дистанция уже 4000 метров. Так?


Существует три типа действий: целенаправленные, вошедшие в привычку и бесцельные. Зеркало, отражающие мое видение мира, поворачивается, и то, что сперва, казалось бессмысленым, видится так, что бы признать его привычкой. То что  я полагал привычкой, теперь кажется частью великого замысла. В то время, как то, что я принимал первоначально за цель, превращается в бессмыслицу.

 

#14 08.03.2009 14:14:10

Леонид
Гость




Re: Повреждения крейсера "Сидней" в бою 19 ноября 1941 года

Сумрак написал:

Оригинальное сообщение #40323
через пять минут дистанция уже 4000 метров. Так?

В тексте - 4000 метров. Но здесь я ошибся в переводе - поторопился просто. Следует читать: "пока дистанция не возросла до 4000 метров" (to a range of up to 4000 m). Благодарю за замечание. Сейчас исправлю

 

#15 12.03.2009 03:58:45

Леонид
Гость




Re: Повреждения крейсера "Сидней" в бою 19 ноября 1941 года

Объяснение свидетельств

Введение
Эта глава рапорта детализирует, как были объяснены свидетельства, полученные при изучении обломков “Сиднея”. При объяснении были использованы не только непосредственные даннные с места катастрофы, но также сведения о подобных повреждениях на других кораблях. Более важно, что был предпринят технический анализ для определения эффекта от воздействия попавших снарядов, а также и анализ конструкции корабля для определения финального положения “Сиднея”. Эта часть рапорта описывает события в хронологическом порядке. События во время битвы описаны, начиная с торпедного попадания и снарядных попаданий в левый борт и заканчивая второй фазой боя, когда “Сидней” повернул [и последовали попадания в правый борт]. Раздел описывает вероятную ситуацию на борту “Сиднея” после окончания боя, проводит читателя через затопление корабля и предлагает объяснение его гибели. В конце концов даются причины, по которым после гибели “Сиднея” не осталось выживших.

Повреждения от оружия

Процесс анализа повреждений
Осмотр повреждений, более детально сделанный в Приложении А, дает цифру 88 150-мм снарядов, которые попали в “Сидней”. Часть из пробоин может быть результатом попадания одного и того же снаряда, срикошетировавшего между двумя точками, однако общее количество пробоин, обнаруженных на “Сидней”, принято за минимально возможное число попаданий. Возможно, было также множество не найденных попаданий. Их невозможно обнаружить из-за состояния обломков. [Общий ущерб от попаданий] может быть меньше, так как многие снаряды, проникшие внутрь корпуса, могли не сдетонировать. Попадания, которые не смогли пробить или проломить корпус, не учтены при анализе, хотя их осколки могли представлять угрозу для команды и шлюпок в районе попаданий.
На основе данных о попаданиях 150-мм снарядов было сделано моделирование, чтобы предсказать распространение взрывной волны и разлет осколков по “Сидней”. Потом были оценены повреждения от снарядов меньших калибров.
Места детонации снарядов, проникших внутрь корабля, не могли быть точно определены при внешнем изучении повреждений. Места детонации снарядов, опознанных как бронебойные, были приняты на центральной линии корабля, если только этому не мешали элементы конструкции, находившиеся на пути их полета.
Случаи рикошетов снарядов и осколков внутри корабля не были учтены  в этом анализе. Данные о количестве и распространении этих попаданий не дают ничего для его целей.

Воздействие 150-мм снарядов
Основные повреждения, происходящие от морских осколочно-фугасных снарядов связаны с проникновением осколков в окружающие конструкции и давлением взрывной волны. В случае больших снарядов значительные повреждения наносятся самими снарядами, когда они пробивают конструкции и создают поле из обломков вдоль своего пути. Раскаленные осколки также могут быть источниками пожара, если попадают в горючий материал. Соотношение разных видов повреждений зависит от типа снаряда.
Структурные повреждения включают вдавленные и искривленные в своих рамах неусиленные переборочные двери. Неусиленные внутренние переборки будут выбиты внутрь коридоров, делая доступ внутрь корабля для аварийных партий и эвакуацию крайне трудными и временами невозможными.
Было два типа 150-мм снарядов, которыми “Корморан” мог стрелять по “Сиднею”. Это были фугасные снаряды с головным или донным взрывателем и бронебойные снаряды с донным взрывателем. Оба типа снарядов имели массу примерно 45,3 кг и скорость на дистанции 5000 метров 670 м/с. Их удар имел значительную разрушительную силу, даже если снаряды не разрывались.
Воздействия, связанные с предназначением снаряда, описаны ниже.
Фугасные снаряды с головным взрывателем создавались для того, чтобы взрываться при контакте с частями корабля (хотя через легкие конструкции снаряд мог проходить без активации взрывателя). При детонации образовывалось до 4000 осколков, которые разлетались на скоростях 1200 м/с. Для германских снарядов второй мировой войны отношение массы снарядного стакана и взрывчатки в нем было в пределах 10:1, что ограничивало повреждения от воздействия взрывной волны. Однако людские потери от ранений, вызванных взрывом, могли иметь место внутри 5-метрового радиуса от места детонации.
Что касается бронебойных снарядов, то они создавались для пробития броневой защиты и оснащались взрывателем с замедлением. Пробивная сила зависела и от скорости снаряда, и от угла его встречи с броневой плитой. Если направление полета снаряда было перпендикулярно цели, входное отверстие от попадания было близко к диаметру снаряда, 150 мм. Когда снаряд проникал внутрь корабля, перед ним создавалась струя вторичных осколков. Глубина проникновения снаряда внутрь корабля зависела от конструкции корабля и от задержки взрывателя. Бронебойный снаряд имел толстые стенки и около 1 кг взрывчатого вещества. Взрывная волна, созданная взрывом этого снаряда, имела ограниченный разрушительный потенциал, но взрыв мог создать более 2000 смертельных осколков. Осколки имели высокие скорости из-за энергии, полученной от детонации, и остаточной скорости боеголовки перед детонацией.

Воздействие снарядов малого калибра
“Корморан” был вооружен 37- и 20-мм пушками, каждая из которых была способна стрелять различными типами боеприпасов, хотя точный их расход и количество попаданий в “Сидней” не могут быть определены. Скорострельность этих пушек составляла 80 выстрелов в минуту для 37-мм пушек и 120 выстрелов в минуту для 20-мм, что означало бы большое количество попаданий из этого оружия по “Сиднею”.
37-мм пушки могли выпускать 0,7-кг бронебойные снарядыи и 0,65-кг фугасные со скоростью 800 м/с. Воздействие их схоже с описанным выше воздействием 150-мм снарядов. 20-мм пушки были способны стрелять снарядами весом 120 грамм со скоростью 900 м/с и скорострельностью по крайней мере 120 выстрелов в минуту. Фугасный снаряд детонировал при столкновении с целью. Считается, что большая часть снарядов, пробивших корабль, были бронебойными.

Отредактированно Леонид (12.03.2009 03:59:29)

 

#16 13.03.2009 16:00:57

Леонид
Гость




Re: Повреждения крейсера "Сидней" в бою 19 ноября 1941 года

Сражение левым бортом

В первые пять минут боя “Сидней” получил с близкого расстояния большое количество 150-, 37- и 20-мм снарядов. В этот период он также получил прямое попадание торпеды впереди от башни А. “Сидней” вел ответный огонь, но детальный анализ его эффективности не входит в этот отчет.

Торпедное повреждение
[Сначала идет отсылка к Главе 6, где описывалось состояние носовой части корабля на морском дне]
Подводный взрыв в контакте с корпусом корабля или поблизости от него оказывает на корабль сильный эффект, результатом которого являются различные повреждения корабельных конструкций и систем. Важно отметить, что размер и характер повреж-дений изменяются в зависимости от вида оружия.
Германские торпеды в 1941 г. были оружием с контактным взрывателем. Когда торпеда взрывается при контакте с кораблем, основное повреждение наносит взрыв, который пробивает дыру в корпусе. Размер пробоины зависит от массы взрывчатого вещества торпеды и от прочности и конструкции корпуса в месте попадания. Разрывы в переборках поблизости от места взрыва могут происходить в результате непосредственного давления взрывной волны или вследствие вызванной взрывом деформации корпуса или переборок.
Дальнейшие повреждения вызываются созданными взрывом осколками торпеды и обломками корпусных конструкций. Эти осколки наносят дополнительные повреждения внутри корабля поблизости от места взрыва. Конструктивные повреждения от контактного взрыва обычно ограничиваются в месте попадания.
Вторичные повреждения от глубины места взрыва под ватерлинией. Подводный взрыв создает большой газовый пузырь из продуктов взрывной реакции. Пузырь торпеды с массой взрывчатого вещества 280 кг может иметь радиус примерно 9,8 м. Он вытесняет большой объем воды, которая с силой врывается в пробоину, созданную взрывом. При взрывах на небольшой глубине большое количество газов уходит в атмосферу или же в пробоину в корпусе. Когда пузырь вырывается на поверхность, в воздух выбрасывается большой столб воды.
Затопление быстро распространяется в отсеках рядом с пробоиной.
Взрыв торпеды подбрасывает корабль вверх. Ударная волна создает сотрясение, проходящее через весь корабль, результатом могут быть повреждения жизненных частей и потери команды на всем корабле.
[Дальше даются примеры торпедных повреждений британских кораблей]. Все они относились к разным классам, но в основе были схожи между собой. Все смогли вернуться в базы, поскольку торпедные попадания были их единственными повреждениями и давали возможность командам сконцентрироваться на борьбе за живучесть в одном месте.
“Arethusa”. Ноябрь 1942 г. Попадание в левый борт под башней В. Затоплены до ватерлинии отсеки между переборками на 20 и 61 шпангоутах. Машины исправны.
“Birmingham”. Ноябрь 1943 г. Взрыв торпеды у шпангоутов 22-25. Затоплены отсеки впереди переборки на 65 шпангоуте.
И другие примеры.

Затопление вследствие торпедного повреждения
Для определения того, могло ли повреждение от торпедного удара вызвать гибель “Сиднея”, был предпринят анализ статичной (в спокойной воде) остойчивости. Также были сделаны рассчеты, в которых затопление от торпедного попадания постепенно увеличивалось. Было принято, что все внутренние отсеки были повреждены и вода затопила всю подводную часть до ватерлинии. Это предположение основывалось на изучении состояния носовой части “Сиднея” более чем на распространении повреждений, показанном на диаграмме с рисунка 205. Диаграмма показывает теоретический размер повреждений вследствие попадания торпеды с зарядом 750 фунтов в район шпангоута 25. Однако размер повреждений на ней кажется слишком умеренным в свете опыта войны.
В таблице 23 показана осадка в районе носового и кормового перпендикуляров при каждом из предложенных вариантов затопления. Легко можно заметить, что осадка носовой части увеличивалась, а кормовой – уменьшалась, вследствие чего возникал дифферент на нос. Это совпадает с некоторыми отчетами, сообщавшими, что время от времени винты “Сиднея” можно было видеть над водой.
На рисунке 206 голубым цветом показан район потенциального затопления, если повреждения были от носового перпендикуляра до шпангоута 53 (хотя этот район мог быть затоплен только до ватерлинии). Шпангоут 53 принят как место расположения первой уцелевшей водонепроницаемой переборки в корму от места взрыва [cудя по рисунку и таблице 23, в самом худшем случае было бы затоплено 48 метров носовой оконечности – до погребов башни В включительно, – осадка носом была бы 7 м, кормой – 4,2 м].
Компьютерная визуализация изображения “Сиднея” показывает, что, несмотря на увеличение осадки и заметный в этом случае дифферент на нос, судно все еще имело достаточно высокий борт и остойчивость, позволяющую остаться на плаву.

Снарядные повреждения
Сохранившиеся германские отчеты о сражении между “Кормораном” и “Cиднеем” начинаются с левого борта “Сиднея”, которым он был повернут к “Корморану”. Через пять минут “Сидней” повернул влево и прошел за кормой “Корморана”, подставив германским орудиям уже свой правый борт. Таким образом, повреждения с левого борта были получены первыми, но следует пояснить, что описание повреждений дается не в хронологическом порядке. Хотя спасшиеся германские моряки сообщили некоторые сведения относительно порядка достигнутых попаданий, фактически последовательность повреждений никогда не будет точно установлена.
Следует отметить, что данные о повреждениях, нанесенных фугасными снарядами, получены при изучении изображений с морского дна, тогда как повреждения, полученные от снарядов, проникших внутрь, не столь очевидны. Многие из снарядов второй мировой войны не взрывались, поэтому трудно определить, были ли снаряды, проникшие внутрь, оснащены бронебойными колпачками, или это были фугасные снаряды, взрыватели которых не сработали. В любом случае, эффектом от 45-кг снаряда, пробившего корабельные конструкции, были бы значительные повреждения, даже если бы он не взорвался.
Места попаданий снарядов в левый борт показаны на рисунках 125-128. Попадания преимущественно концентрируются в носовой части корабля, надстройке, верхней и нижней палубах под носовой надстройкой. Другие попадания в средней части в районе катапульты. Все эти попадания показаны на рисунке 209 [это очень красивый рисунок левого борта со взрывами снарядов, показанными, как если бы они произошли одновременно].
Мостик “Сиднея” получил множество попаданий с левого борта. Два наиболее значительных были в башенку Директора и в пост управления огнем зенитной артиллерии (HACS). Повреждение в основании Директора показано на рисунке 210. Вероятно, оно вызвано взрывом 150-мм снаряда с “Корморана”, и, вероятно, вывело Директор из действия до конца боя. Следует отметить, что башня Директора вряд ли была сбита со своего основания этим попаданием, и, скорее всего, она отделилась в результате затопления корабля. Вся команда Директора должна была получить ранения.
Пост управления зенитным огнем также получил очень значительное попадание в основание башни. Осмотр повреждений опоры башни и окружающих конструкций приводит к заключению, что попадание было с левой стороны и сбило башню за борт через правый борт. Повреждения обоих этих постов должны были серьезно ухудшить способность “Сиднея” управлять огнем.
В районе мостика были определены и другие попадания, и, вероятно, на самом деле снарядных попаданий было больше, чем обнаружено. Но из-за серьезных повреждений надстройки в этом месте вследствие пожара, последствий затопления, коррозии было невозможно установить другие повреждения с точностью. Германские моряки докладывают, что 37-мм пушка была наведена в район мостика. Она стреляла снарядами весом 0,7 кг и могла нанести в этом районе дополнительные повреждения, не замеченные при осмотре корабля на дне.
Ближе к носу от мостика есть два значительных повреждения на башне В, вероятно, бывших с левого борта. Попадание между стволами 152-мм орудий показывает, что снаряд не полностью пробил броневую плиту, так как пробоина менее 150 мм в диаметре. Однако отсутствие осколочных повреждений вокруг этой пробоины показывает, что снаряд мог не взорваться в этом месте. Он либо не сдетонировал, либо повреждение в основании башни В может быть результатом падения этого снаряда на палубу. Другое заметное повреждение – это пропажа части крыши башни В, которая могла быть сброшена за борт вследствие сотрясения при попадании снаряда в лобовую броню. Попадание между стволами орудий показывает, что башня была направлена на “Корморан” в момент попадания. Вероятно, повреждение основания башни заклинило башенный механизм.
Корпус под башней В также получил несколько попаданий, и есть свидетельства того, что много снарядов проникли в район верхней и нижней столовой (Mess - ?) с левого борта. Значительное повреждение – пролом водонепроницаемой переборки между нижними столовыми №2 и 3. Это повреждение, вероятно, вызвано контактной детонацией снаряда. Есть также много пробоин от снарядов, которые проникли внутрь корпуса. Эти снаряды, вероятно, были бронебойными, и хотя повреждения от них не кажутся смертельными, детонация снарядов внутри корабля могла нанести значительные повреждения конструкциям, оборудованию и команде, и оказать влияние на состояние корабля. Эти попадания могли значительно повлиять на попытки взять под контроль повреждение от взрыва торпеды. Они также могли вызвать большие потери среди команды, так как в этом месте располагался пост борьбы за живучесть №1.
[Выше было показано, что корабельные шлюпки имеют следы осколочных повреждений]. Есть пробоина от контактного взрыва снаряда под катером левого борта. Снаряд пробил носовую часть вельбота и попал в расположенную за ним надстройку. Попытка реконструкции траектории полета этого снаряда показывает очень маленький угол падения снаряда, что связано с близкой дистанцией, на которой велся бой. Есть значительное повреждение от контактного взрыва с левой стороны пекарни [впереди катапульты], которое имело следствием большие осколочные повреждения окружающих конструкций, среди которых пинаса левого борта и два спасательных плота.
Шлюпочные стойки несут следы различных снарядных и осколочных повреждений. Вполне вероятно, что и сами шлюпки были повреждены в такой же степени, став непригодными в качестве спасательных средств. На некоторых надстройках возле шлюпок есть следы повреждений от огня.
Снаряды, котрые сдетонировали при контакте, создали много осколков. Попадание вблизи от шлюпбалок 32-футового катера, вероятно, вызвало значительное повреждение этой шлюпки. Шлюпбалки катера пропали, вероятнее всего, были повреждены или уничтожены во время боя. Они располагались немного в корму от мостика – района, в котором видны следы сильных повреждений от снарядов. Весьма вероятно, что катер был сорван со своего места и снесен за борт. В море он висел на шлюпбалках с наружной стороны. Если они были повреждены, он падал в океан, а не на палубу. Вероятно, остатки катера следует искать не среди прочих обломков, а на месте битвы.
Пекарня имеет следы повреждений от снарядов и от осколков. Катапульта также имеет два попадания, в результате которых окружающие конструкции были засыпаны осколками. Хотя пекарня и катапульта имеют повреждения, однако большая часть обнаруженных попаданий, кажется, сконцентрирована на мостике и башне А, и много снарядов пробили корпус под этими конструкциями.
Попадания в район энергетической установки могли оказать дальнейшее влияние на способность вести борьбу за живучесть из-за повреждения поста борьбы за живучесть №2.

Отредактированно Леонид (23.07.2010 12:17:17)

 

#17 13.03.2009 16:07:21

Леонид
Гость




Re: Повреждения крейсера "Сидней" в бою 19 ноября 1941 года

Повреждения от пожара
Множество пожаров, вероятно, начались на “Сидней” из-за попаданий снарядов в первые пять минут боя. Взрывы снарядов способны произвести горячие осколки, которые могут воспламенить горючие материалы. Это должно было привести к наблюдаемым повреждениям от пожара, охватившего переднюю надстройку и район катапульты. Пожар на носовой надстройке начался со множества мелких очагов пламени, возникших вследствие огнеопасности материалов надстройки, включая краску. Эти очаги пламени соединились и образовали большой пожар. Пожар около катапульты, вероятно, был вызван воспламенением авиационного топлива. Он должен был быстро превратиться в большое пламя. Одним из последствий был дым, который проник через вентиляторы под верхнюю палубу в пространство кормовых машинных отделений в первые пять минут.
На “Сиднее” не было пожарной изоляции, и метод замедления распространения огня сквозь стальные палубы и переборки заключался в охлаждении их с помощью пожарных шлангов.

Дым и токсичный газ
Пожары и газы от взрывов снарядов на “Сиднее” производили бы дым, который создавал проблемы с видимостью, как и раздражение и проблемы с дыханием у команды. Корабль был окутан дымом, содержавшим много токсичных химических веществ, таких как карбон моноксид (CO). При высокой концентрации карбон моноксид приводит к выходу людей из строя [в тексте нет привычных killed and wounded, а используются нейтральные слова, в данном случае и чаще всего - incapacitation].
При обсуждении этого вопроса было отмечено, что высокая концентрация газа была быстрее достигнута в носовом котельном и носовом машинном отделениях, и медленнее в кормовом котельном и кормовом машинном отделениях. Дым от пожаров в носовой части, например, на надстройке, мог попасть в отсеки энергетической установки через воздушные вентиляторы.
Вентиляция машинных и котельных отделений могла быть перекрыта. Однако для этого требовалось отключить все механизмы. Это было связано с тем, что воздух нужен здесь для охлаждения и для горения топлива в котлах. В других местах корабля вентиляция могла быть остановлена путем выключения электроснабжения вентиляторов. Изнутри корабля могли быть закрыты вентиляционные отверстия, в вентиляционных шахтах имелись клапаны, которые можно было повернуть, чтобы циркуляция воздуха шла только внутри корабля. На британских и австралийских кораблях использовались и дыхательные аппараты.

Людские потери
Принимая во внимание количество снарядов, выпущенных по “Сиднею”, и связанные с ними пожары, весьма вероятно, что многие члены команды в разных частях корабля были бы окутаны дымом и токсичными газами в первые же пять минут боя. Пожар в носовой части на надстройке мостика был начат первыми же попаданиями “Корморана” в Директор и надстройку как 150-, так и 37-мм снарядами. Большая часть командного состава на мостике была бы выведена из строя. Всего здесь могло пострадать около 60 человек, находившихся в постах управления, на палубе и прожекторной площадке.
Попадания снарядов в район верхней и нижней палуб могло вызвать повреждение водонепроницаемой переборки на 53 шпангоуте над ватерлинией. Нижняя столовая №2 использовалась как пост борьбы за живучесть №1. Здесь находилось от 30 до 50 человек, которые ожидали сообщений о повреждениях, чтобы приступить к работе. Среди них также могли быть потери. Другие попадания могли вызвать повреждения и потери в нижнем посту управления на палубе платформы.
Продолжающиеся попадания снарядов среднего и малого калибров должно было вывести из строя членов команды на открытых палубах “Сиднея”. Район, где находился торпедный аппарат левого борта, подвергся наиболее сильному обстрелу с целью помешать использованию “Сиднеем” торпед. Все спасательные шлюпки в этом месте были изрешечены шрапнелью. Башня А получила попадание, которым была перебита ее прислуга из 20 человек, и, возможно, были нанесены потери людям в отсеке боеприпасов (ammunition lobby) под башней на нижней палубе.
Всего на открытой палубе, палубах мостика и в кормовом посту управления огнем находилось до 170 человек. Из них только команда на квартердеке у глубинных бомб, в посту управления и в башнях Х и Y могла не пострадать в первые пять минут боя [в корму не было заметных попаданий].
При попадании торпеды сотрясение корабля взрывом могло вызвать новые потери в носовой части, в том числе в погребах зарядов 152-мм орудий, и мог быть затоплен снарядный погреб башни А. В отсеках носовых погребов находилось около 11 человек, и выжившим было бы трудно выбраться оттуда, так как путь на верхнюю палубу был прегражден взрывами снарядов и пожарами. Маловероятно, чтобы люди находились в отсеках в нос от места взрыва торпеды.
Район между переборками на шпангоутах 64 и 76 (электрораспределительная, нижний пост управления, артиллерийский вычислительный пост, телефонная, вспомогательная радиостанция), который был заполнен людьми, испытал сотрясение при взрыве. Хотя потери в людях здесь могли быть не велики, но можно было ожидать повреждения чувствительного оборудования. В частности, торпедное попадание могло вызвать разрушение радиооборудования.

Возможные передвижения старшего офицера
Старший офицер должен был находится в нижнем посту управления, который во время боя являлся центральным постом борьбы за живучесть. Это отделяло его от других старших офицеров, находившихся на мостике, в случае повреждения в этом месте он мог бы принять командование. В этом случае старший офицер, вероятно, должен был двигаться в кормовой пост управления [на кормовом мостике], чтобы командовать кораблем оттуда. Было несколько возможных маршрутов из центрального поста на кормовой пост управления. Поскольку открытая палуба на левом борту была под огнем, этого маршрута старшему офицеру следовало бы избегать.
Было выбрано четыре возможных маршрута, которые подробно описаны в этом разделе. Старший офицер имел мало времени, в течение которого он должен был начать свое движение из центрального поста. Это должен был быть момент после повреждения мостика и вероятной потери командования кораблем и до дальнейших повреждений корабля в районе нижнего поста управления.
Время для каждого маршрута было рассчитано на основании измерений времени движения команды корабля “Dervent” в 1998 г. Измерены были: скорость ходьбы, время движения вверх по ступенькам, время движения через двери и люки. При этом были сделаны следующие предположения:
• старший офицер шел (то есть не бежал)
• на его пути не встретилось было помех, вызванных другими членами команды или повреждениями [от вражеских попаданий]
• все двери и люки на пути старшего офицера были задраены
• двери, люки и трапы имели конструкцию, похожую на ту, какая была во время измерения скорости передвижения команды "Dervent"

[Маршруты описаны подробно с приложением схем движения по всем палубам. Важно только время передвижения: выходило в среднем 3 мин 30 сек].

Отредактированно Леонид (13.03.2009 16:08:58)

 

#18 14.03.2009 07:08:06

Леонид
Гость




Re: Повреждения крейсера "Сидней" в бою 19 ноября 1941 года

Поворот влево

Телемотор был сконструирован таким образом, чтобы обеспечить некоторую управляемость (redundancy) в случае повреждения. Повреждение трубопроводов с одного борта было бы преодолено переключением на другую пару с обратной стороны. Но если по каким-то причинам из-за повреждения в систему телемотора попал воздух, переключение могло не дать эффекта, и тогда требовалось передать рулевое управление на кормовой пост. Кажется, изначально “Сидней” был оборудован рулевыми устройствами с одной передачей. Это повышало риск их выхода из строя из-за попадания воздуха в систему. Известно, что Адмиралтейские правила для передатчиков телемоторов рулевых приводов на эсминцах изменились в конце 1930-х гг., требуя оборудования рулевых устройств двумя передатчиками, чтобы уменьшить риск потери управления в результате утечки жидкости из труб телемоторов. В системе телемоторов “Сиднея” была предусмотрена некоторая защита против этого типа повреждений. Например, если передатчик в рулевом помещении был связан с одним приемником одной парой труб, а передатчик в нижнем рулевом посту – с другим приемником другой парой труб, то потеря одной из пар труб телемотора выввела бы из строя только одно из рулевых устройств.
Если бы корабль шел прямо в тот момент, когда одна пара труб телемотора вышла бы из строя, то рулевой обнаружил бы, что штурвал в его руках “умер” – поворот его уже не имел бы эффекта. Переключение на другую пару труб телемотора могло бы восстановить управление, если бы система не была загрязнена воздухом. Так как воздух сжимаем, поворот штурвала имел бы незначительный эффект. Приемник телемотора не получил бы никакого сигнала от штурвала, и руль остался бы в положении “прямо”.
Если бы штурвал повернули непосредственно перед повреждением, то есть если бы корабль совершал поворот, то потеря труб телемотора позволила бы мощной пружине в приемнике телемотора вернуть руль в положение “прямо”, как если бы рулевой отпустил штурвал. Если же пострадали оба носовых рулевых поста, то передача управления на кормовой пост должна была вернуть управление.
С “Корморана” видели, как “Сидней” повернул влево и прошел за кормой рейдера. Невозможно сказать, управлялся ли крейсер с носа или с кормы.

Сражение правым бортом

“Корморан” продолжал расстреливать “Сидней” еще в течение 20 минут, попав в него еще от 30 до 40 раз 150-мм снарядами. Этот шквал огня добавил новых повреждений к тем, которые были получены с левого борта.

Снарядные повреждения
Распределение попаданий по правому борту показано на рисунках 129-133. Были новые попадания в мостик и Директор. Еще больше снарядов попало в межпалубное пространство над нижней палубой. Сосредоточение снарядных попаданий в средней части корабля на верхней и нижней палубах, в мастерской, верхней части носового котельного отделения и помещении кочегаров имело ужасные последствия. Только в корму от башни X не было снарядных попаданий.
Множество снарядов, отнесенных к правому борту, было выпущено через нос “Сиднея”, когда он повернул. Это видно по четырем попаданиям в боковую плиту башни А. Башня получила значительные повреждения от попаданий в правую сторону, два из которых взорвались при ударе, а два пробили броневую плиту. Башня была уничтожена. Попадания последовали, когда она была развернута влево, подтверждая, что в это время корабль был развернут носом к противнику [на рисунке 230 видно, что правой стороны, задней плиты и крыши башни просто нет, остались только лобовая плита с орудиями и часть левой стороны].
Правая сторона корабля также получила большое число снарядных попаданий. Опора башни Директора получила по крайней мере одно, но, возможно, еще два попадания, еще один снаряд [хотя, судя по фото, 37-мм] проник в заднее помещение Директора. Если Директор продолжал функционировать после попадания с левого борта, весьма вероятно, что новые попадания окончательно вывели его из строя.
Надстройка мостика также получила дополнительные попадания. Но снова пожары и повреждения при затоплении не позволяют установить, все ли попадания обнаружены при осмотре.
Хотя башня Х получила попадание в броню с левого борта [для самой башни, если смотреть с ее крыши по направлению стволов орудий, это была правая сторона], но, судя по тому, что башня развернута на левый борт, это попадание было получено с правой стороны [150-мм снаряд пробил броню в нижней части башни ближе к ее тыльной части]. Снаряд пробил броню башни, и есть свидетельства, что он взорвался внутри, снеся левый задний люк. Есть также повреждения торпедного аппарата правого борта либо от снаряда, либо от осколков. Это попадание полностью вывело этот аппарат из строя, помешав выпустить из него торпеды.
Правый борт “Сиднея” имеет множество попаданий вдоль всего корпуса, особенно вокруг бортовой брони, защищавшей машинно-котельную установку. Полезность броневых плит в этом месте видна из того, что многие явные попадания снарядов не пробили корпус [на рисунке 236 видны четыре непроникающих попадания на бортовой броне корабля]. Впрочем, многие снаряды пробили броню, и на рисунке 237 виден след попадания снаряда, который, кажется, пробил броневую плиту и, вероятно, взорвался внутри. Рисунки 238 и 239 показывают следы попаданий снарядов, которые взорвались снаружи корабля, но их осколки пробили броню. Эти два попадания могли нанести некоторые  внутренние повреждения, но ущерб был гораздо меньше того, который был бы, если бы снаряды взорвались внутри. Также интересно отметить, что некоторые из попаданий в броневые плиты были под углом. Это видно по направлению полета осколков, оставивших следы на корпусе. Угол, под которым эти снаряды попали в корпус, невозможно определить точно из имеющихся свидетельств. Детонация снарядов в общем могла создать много осколков, которые, разлетаясь над палубой, могли повредить окружающие конструкции, такие как шлюпки и самолет на катапульте. Рисунок 240 – пример такого попадания, которое, вероятно, вызвало струю осколков над палубой.
Есть некоторые свидетельства осколочных повреждений шлюпок. Все обнаруженные шлюпки не имеют следов воздействия огня. Одна из моторных лодок имеет следы попадания, которое почти разорвало ее на две половины. Рядом с этой лодкой на дне найдены обломки катапульты, которая могла ударить лодку в бою или при затоплении корабля... Вельбот имеет большую пробоину от снаряда.
Все шлюпочные стойки имеют различные повреждения. Предполагается, что и шлюпки в бою сильно пострадали и стали непригодными для использования их в качестве спасательных средств.
Фотографические свидетельства показывают, что шлюпбалки катера пропали, и, вероятно, катер был снесен за борт во время боя или упал в море, когда были сбиты его шлюпбалки. Очень маловероятно, чтобы катер мог находится в состоянии, пригодном для использования.
Возможно, полезно отметить, что во время сражения между “Сиднеем” и итальянским крейсером “Bartolomeo Colleoni” единственный снаряд, который взорвался с левой стороны первой дымовой трубы, нанес осколочные повреждения трем шлюпкам. Причем на пинасе потребовалось заменить 40 планок, на вельботе – 4, а ялик было невозможно отремонтировать судовыми средствами.

Повреждения от огня
Основной пожар в носовой части в это время превратился в большое пламя. Попадания снарядов в кормовую надстройку около башни X могли вызвать дополнительные пожары.

Отредактированно Леонид (14.03.2009 07:09:48)

 

#19 02.04.2009 13:38:55

Леонид
Гость




Re: Повреждения крейсера "Сидней" в бою 19 ноября 1941 года

Окончание боя
Здесь описывается, какие действия предпринимались на борту “Сиднея” после окончания боя. В основном это описание борьбы с повреждениями и обстановки, в которой должна была действовать команда.
[В общем, сначала идет моделирование потерь на боевых постах. За основу взяты данные о попаданиях 150-мм снарядов, попадания меньших калибров не учитывались. Также было предположено, что в течение всех 30 минут боя команда находилась на боевых постах по штатному боевому расписанию. В итоге комиссия приняла уровень потерь в 450 человек или 70% от общей численности команды. В это число вошли как убитые и раненые, так и те, кто оказался в ловушке во внутренних помещениях корабля. Вероятно, большая часть выживших находилась под палубами в кормовой части корабля, пытаясь управлять кораблем и помогать раненым].
Кроме 87 точно выявленных попаданий германских 150-мм снарядов было еще оценочно не менее 400 попаданий 37-мм и 1500–3000 20-мм снарядов. Хотя их убойная сила уменьшалась с увеличением дистанции, но они были опасны для людей на открытых постах до дистанции 4000 м.
Повреждение постов управления артиллерийским огнем лишило команду “Сиднея” возможности точно направлять свои орудия, если они еще действовали. Хотя орудия могли стрелять под локальным управлением, это был худший вариант для “Сиднея”, потому что попадание в цель было маловероятным.
Широкое распределение попаданий по всему кораблю позволяет заключить, что вероятность остаться не раненым на верхней палубе “Сиднея” была очень мала. Это также относится к району мостика и надстроек.
Таблица 24 показывает вероятные потери команды “Сиднея”. В первом столбце потери от воздействия оружия неприятеля. Из него видно, что 137 человек были – в неповрежденных отсеках, 64 – в легко поврежденных, 87 – в отсеках с повреждениями средней тяжести и 357 – в постах, наиболее сильно пострадавших от снарядов и осколков. Столбец два суммирует данные о возможности эвакуации с разных постов. Эти данные условны, например, наилучшие возможности эвакуации по ним имеет прислуга башен, 3 из которых были разбиты прямыми попаданиями. Но все равно: 311 человек – в отсеках, из которых легко было выбраться, несмотря на повреждения, 150 – в помещениях, выход из которых был затруднителен из-за повреждений, воздействия огня и дыма и 184 – на постах, которые было тяжело покинуть по разным причинам.

Отредактированно Леонид (02.04.2009 13:39:20)

 

#20 02.04.2009 13:44:07

Леонид
Гость




Re: Повреждения крейсера "Сидней" в бою 19 ноября 1941 года

“Сидней” получил множество попаданий. Команда должна была бороться с повреждениями, где это было возможно, чтобы сохранить корабль на плаву. Эти попытки зависели от доступного числа команды, повреждений оборудования, доступа в помещения, которые горели, заполнились дымом или были повреждены до такой степени, что доступ был в них уже невозможен.
Повреждения могли затруднить команде выход наверх из внутренних помещений корабля и ведение борьбы за живучесть. Могли быть повреждения легких переборок, дверей, люков, трапов, мешающие передвижению, особенно в тех местах, где отсутствовало освещение или был дым.
Чтобы уменьшить эффект от затоплений, команда “Сиднея” должна была стараться уменьшить поступление воды и удалить воду, уже поступившую внутрь корабля. Для откачки воды были необходимы насосы, которые работали от электросети. Укрепление протекающих дверей и люков, заделка пробоин уменьшили бы поступление воды. Но перетаскивание необходимого оборудования, например, деревянных упоров, было очень затруднительно из-за повреждений внутри корабля.

Пожар охватил три части корабля. Горели носовая надстройка, включая мостик, надстройка под катапультой в средней части и кормовая надстройка... Борьба с огнем велась с помощью пожарных шлангов, для которых требовалось наличие уцелевшей секции главной пожарной трубы и рабочих насосов, чтобы снабжать эту трубу водой. Пожарные насосы работали на электричестве. Главная пожарная магистраль шла одной трубой с обратной стороны верхней палубы через палубу платформы. Вероятно, она была повреждена в нескольких местах в самом начале боя. Использование впомогательной линии (main suctions line) для борьбы с огнем было сложно технически осуществить, так что в носовой части корабля такой возможности не было.
Вероятно, управление главной пожарной магистралью осуществлялось из кормового машинного отделения. Повреждения на нижней палубе над энергетической установкой могли затронуть вертикально идущую часть магистрали, уменьшив поступление воды к пожарным шлангам на верхних палубах.

Дым распространялся внутри корабля через вентиляторы и снарядные пробоины. Энергетическая установка нуждалась в воздухе для питания котлов и охлаждения отсеков. Вероятно, здесь использовались дыхательные аппараты. Если уровень дыма оказался слишком велик для работы персонала, один или два отсека могли быть покинуты и изолированы, но по крайней мере одно машинное и одно котельное отделения должны были быть оставлены работающими.
Предположительно, из-за повреждений были покинуты носовые отсеки энергетической установки, в то время как кормовая секция продолжала работать. Корабль не лишился управляемости, хотя это вело к уменьшению его скорости хода, производства электроэнергии, снабжения пожарной магистрали и способности откачивать воду. Клапаны вентиляции в кормовых отсеках энергетической установки нужно было перекрыть, чтобы предотвратить поступление дыма.

Электроэнергия была нужна на корабле для следующих целей: освещения, противопожарного и водоотливного оборудования, вентиляции и рулевого управления. Кольцевая магистраль электросети высокого напряжения в боевых условиях должна была разделяться на четыре секции, каждая из которых работала от своей динамо-машины.
Главная кольцевая магистраль электросети, распределительный и турбогенераторные постоянного тока (branch breakers) отсеки в основном располагались на палубе платформы. Предполагаемые повреждения в этом районе затронули главную распределительную, турбогенератор №3, проход для кабелей с левой и правой стороны носового котельного отделения и проход для кабелей с правой стороны носового машинного отделения. Отсеки турбогенераторов №№1 и 2 в носовой части не имеют видимых повреждений, но два водонепроницаемых отсека в корму от них были повреждены, так что, вероятно, снабжение их было прервано.
Похоже, снабжение турбогенератора №4 также было прервано из-за предполагаемого повреждения кабелей с обоих бортов носового котельного отделения. Аварийное электроснабжение в носовой части палубы платформы, весьма вероятно, также было повреждено. В общем, после боя с “Кормораном” любое электрическое оборудование в нос от энергетической установки не действовало. То же можно сказать об отсеках над носовой секцией энергетической установки: они были так повреждены, что едва ли там уцелело какое-нибудь электрооборудование.
[При выходе из строя турбинной установки (и прекращения подачи в нее пара) корабль лишался энергии на время, необходимое для запуска аварийных генераторов. После восстановления аварийного питания вырабатываемая мощность падала в три раза, что не обеспечивало даже самых необходимых нужд. Неминуемые перегрузки могли привести к отказу и резервной системы].
После небольшой перестройки систем все четыре динамо-машины могли работать на энергообеспечение кормовой части корабля. Основной задачей было поддержание энергоснабжения тех систем, которые требовались для управления кораблем и для борьбы с повреждениями.

Чтобы контролировать дифферент корабля, требовалось определить, какие отсеки затоплены, и взять под контроль затопление. Возможно, что кормовые погреба были специально затоплены во избежание их перегрева. Носовые снарядные погреба были открыты морю из-за торпедного попадания. Затопить снарядный погреба 102-мм пушек едва ли было возможно из-за повреждения отсека, в котором размещались клапаны затопления.

Посты борьбы за живучесть в основном располагались в носовой части, куда было больше всего попаданий. Потери среди их персонала должны были быть очень большими. Во время боя люди должны были больше спасаться от снарядов и огня, чем бороться за живучесть корабля. Хотя попаданий ниже ватерлинии не было обнаружено, палуба платформы пострадала от попаданий снарядов, пробивших нижнюю палубу. Отсеки, которые были важны для борьбы за живучесть, включая насосную станцию, центральный пост и электрораспределительную, были повреждены.

Спасательные средства во время боя с “Кормораном” были разбиты. Спасательные плоты были изрешечены осколками. Кран для спуска шлюпок поврежден. Катера почти наверняка были сбиты за борт и затонули еще во время боя, так как их шлюпбалки повреждены попаданиями снарядов.

Провода радиостанций располагались на мачтах и между ними. Вероятно, они были оборваны осколками снарядов. На радиооборудование также могло повлиять сотрясение при взрыве торпеды.

Отредактированно Леонид (21.10.2014 14:27:52)

 

#21 02.04.2009 13:45:39

Леонид
Гость




Re: Повреждения крейсера "Сидней" в бою 19 ноября 1941 года

После боя
После боя “Сидней” находился в тяжелом положении. Корабль был охвачен пожарами и окутан дымом. Вероятно, в действии остались только кормовые отсеки энергетической установки, обеспечивавшие движение, электроснабжение, работу противопожарных и водоотливных средств. Дым мог затруднить работу в этих отсеках, но их нельзя было покинуть, не оставив корабль без управления и средств борьбы за живучесть. В кормовом котельном отделении располагались две дизельные динамо-машины, пригодные для выработки электроэнергии. Электрораспределительные системы в нос от носового котельного отделения и над ним были повреждены. Из-за повреждений и людских потерь в этих местах весьма маловероятно, что здесь была проложена аварийная проводка и восстановлено электричество.
Маловероятно, что попытки борьбы за живучесть предпринимались в носовой части. Уцелевшая часть команды пыталась управлять кораблем из кормовой секции энергетической установки и рулевого отсека, обеспечивая работу электросистем и борьбу с пожарами, помощь раненым. Пока корабль был на плаву и мог управляться, они имели больше шансов выжить.

 

#22 02.04.2009 13:52:14

Леонид
Гость




Re: Повреждения крейсера "Сидней" в бою 19 ноября 1941 года

Гибель “Сиднея”
Почему “Сидней” в конце концов затонул.
Проведенный анализ показал, что носовая часть корпуса, вероятнее всего, отделилась только после гибели корабля при его погружении на морское дно.
Обзор литературы и последующие рассчеты показали, что водонепроницаемые переборки в начале XX века делались таким образом, чтобы выдерживать пластическую деформацию под давлением воды, оставаясь водонепроницаемыми. Однако в случае повреждений, пробоин или трещин, в этих переборках, они разрушались под наружным давлением. Это могло привести к трагическим результатам.
Обломки “Сиднея” и “Корморана” на морском дне разделяет 21,7 км. Поскольку рейдер потерял ход еще в 19.00, очевидно, “Сидней” проделал этот путь со скоростью около 5 узлов, пока не был потерян из виду около 23.00. В это время он должен был тоже остановиться. В последние часы он шел в юго-восточном направлении. Ветер был южным и юго-западным. То есть направление волн было перпендикулярно курсу “Сиднея”. Были просчитаны два варианта возможного состояния “Сиднея” после боя. В первом учитывались только видимые повреждения корпуса от торпедого и снарядных попаданий. Во втором принимались во внимание возможные осколочные повреждения, а также повреждения от внутренних взрывов. Также анализ включал различные направления волны относительно борта “Сиднея”, которые сильно влияли на время, в течение которого он мог оставаться на плаву, и состояние моря (от 3-х до 4-х баллов).
Торпедная пробоина сама по себе не могла привести к гибели корабля. Он получал дифферент на нос, но сохранял достаточную плавучесть. Все остальные пробоины были выше ватерлинии. При дифференте корабля, возникшем из-за погружения носовой части, некоторые из них входили в воду, и открывали воде доступ внутрь корабля. Анализ показал, что, если волнение моря оставалось в пределах 3 баллов, корабль мог оставаться на плаву от 4 до 12 часов. Это зависело от направления движения корабля относительно ветра. Однако корабль раскачивало волнами, и при определенных обстоятельствах он мог накрениться так, что уже не выправился бы.
При ухудшении состояния моря уменьшалось и время, в течение которого корабль оставался на плаву. В обоих сценариях оно составляло от 2 до 4,5 часов. К финальной гибели “Сиднея” могли привести несколько факторов. Во-первых, качка. Корабль раскачивался под ударами волн, и это вызывало дополнительные затопления через пробоины, расположенные выше ватерлинии. Во-вторых, возможное разрушение водонепроницаемых переборок. Это приводило к поступлению воды в корабль, увеличивая крен и уменьшая остойчивость. Поскольку доказательств разрушений переборок нет, при анализе это повреждение не учитывалось.
Точно неизвестно, затонул ли “Сидней” носом вперед или сначала перевернулся из-за потери остойчивости. Поскольку тяжелые башни остались на своих местах, было признано наиболее вероятным, что полностью корабль не перевернулся. Другой вероятный сценарий его гибели таков, что при крене борт вошел в воду, и корабль не смог выпрямиться, но переворота при этом не произошло. Есть также два варианта, при которых сначала под воду ушла носовая часть. В первом это произошло в процессе медленного заполнения ее водой, во втором – из-за внезапного разрушения одной из переборок, когда корабль тонул быстрее.
Обе части корабля оставались вместе перед его гибелью. Некоторые отсеки были заполнены воздухом, особенно в почти не поврежденной кормовой части корабля, пустые или полупустые топливные цистерны, водонепроницаемые отсеки, например, в двойном дне вокруг машинных и котельных отделений и другие нетронутые помещения. Сильное наружное давление воды, возникшее при стремительном погружении корабля, вызвало коллапс этих помещений. Верхняя палуба в корме была вдавлена внутрь почти до уровня нижней палубы. Корпус в корме также сильно пострадал от этой причины. Большинство компрессионных повреждений могло случиться примерно в 30 метрах от поверхности воды. Поток воды сорвал мачты “Сиднея”, и их обломки упали на палубу. За мачтами вскоре последовали более тяжелые предметы: трубы, верх мостика и башенка Директора. С палубы были смыты остатки шлюпок. Еще рядом с поверхностью вода, заполнившая носовую оконечность, согнула и оторвала ее от корабля, части бортовой обшивки, палубы и переборки были также погнуты и отломлены. Форма этих обломков была причиной того, что они погружались с иной скоростью, чем весь корпус, и они могли ударить корабль, вызвав новые повреждения. Торпедные аппараты были сорваны и упали на дно среди массы прочих обломков.
Большая часть этих повреждений случилась на первых 200 метрах. К тому времени большая часть корабля была, возможно, заполнена водой. Поскольку “Сидней” продолжал погружаться, он выровнялся и, вероятно, получил дифферент на корму, поскольку передняя часть корпуса создавала большее сопротивление. Во время затопления главная часть корпуса имела небольшое движение вперед. Это видно из расположения корпуса относительно тех частей корабля, которые были смыты за борт первыми. На глубине 2,5 км поле из обломков довольно компактное.
Вероятно, корма ударилась о дно первой, получив новые повреждения, после чего корпус немного продвинулся вперед. Это видно из того, что валы винтов слегка выдвинуты из корпуса.

 

#23 02.04.2009 13:54:09

Леонид
Гость




Re: Повреждения крейсера "Сидней" в бою 19 ноября 1941 года

2

О повреждениях почти все. Можете дать мне медаль :)

 

#24 02.04.2009 14:24:40

Леонид
Гость




Re: Повреждения крейсера "Сидней" в бою 19 ноября 1941 года

По ссылке, данной уважаемым PrEugen, нашел интересный документ. Написан в оправдание командира "Сиднея" Джозефа Барнетта. Авторы - Уоррен и Жиль Уиттакер - подвергают сомнению существующую версию боя. Они считают, что командир "Сиднея" не мог приблизиться к "Корморану" на 1 км, потому что: 1. это запрещали инструкции Адмиралтейства. 2. он знал о присутствии рейдера в этих водах и говорил, что обязательно найдет его. Уиттакеры считают, что Детмерс ввел в заблуждение командование союзников. Аргументы такие: 1. нестыковки в его показаниях, данных в разное время, и в показаниях членов команды. 2. на приготовление к бою 150-мм орудий требовалось не 15 секунд, а 2-3 мин (ссылка на показания бывшего артиллериста "Корморана"), а за это время "Сидней" успел бы расстрелять рейдер с близкой дистанции - ведь его орудия были направлены на немцев. На самом деле, утверждают авторы, Детмерс поднял белый флаг и согласился сдаться, а когда "Сидней" подошел к нему вплотную, выпустил торпеду из подводного аппарата левого борта (об этом оружии рейдера австралийцы, пристально наблюдавшие за палубами и надстройками рейдера, не знали). Это подтверждает матрос "Корморана" Ганс Линге, который утверждал, что "Сидней" сначала обошел вокруг "Корморана" (что было возможно, только если бы немцы остановили машины, показывая, что сдаются), и первая торпеда по нему была выпущена из подводного аппарата, а не из спаренного надводного. Бой начался с внезапного взрыва торпеды в носовой части "Сиднея", и это помешало австралийцам своевременно ответить. Поскольку открытие огня после поднятия белого флага является военным преступлением, Детмерс и его офицеры скрыли это в своих показаниях, сказав, что они сначала подняли германский флаг, потом выпустили торпеды и открыли артиллерийский огонь. Опять же, по мнению Уиттакеров, на все это требовалось 2-3 минуты - слишком долго, достаточно, чтобы "Корморан" был уже потоплен "Сиднеем"

Отредактированно Леонид (02.04.2009 14:25:32)

 

#25 02.04.2009 15:21:20

Pr.Eugen
Гость




Re: Повреждения крейсера "Сидней" в бою 19 ноября 1941 года

Леонид написал:

Оригинальное сообщение #51081
О повреждениях почти все. Можете дать мне медаль

Дадим...

 

Board footer